Беаалойсехо

Эта недельная глава начинается с того, что Б-г дает Аарону заповедь зажигать светильники храмовой Меноры. Что символизируют менора и процесс ее зажигания? И какой пример являет служение Аарона? Эти темы раскрывает беседа.

ЛЮБОВЬ ААРОНА

Аарон, обязанности которого как Первосвященника описаны в этой недельной главе, был известен своей любовью ко всем творениям. В Пиркей Овойс (2:12) приводится наставление Гилеля: «Учись у Аарона: цени мир и стремись к миру, люби ближних своих и приближай их к Торе». Чем отличается образ жизни человека, являющего высший пример распространения духовного света Торы? Тем, что он не ждет, пока стоящие во тьме выйдут на свет, но сам идет к ним. Аарон шел, по словам Гилеля, к «ближним своим» – то есть и к тем, у кого нет никакой иной заслуги, кроме той, что они являются творениями Всевышнего (Тания, ч.I, гл.32). И тем не менее он «приближал их к Торе», а не приближал Тору к ним. Он не упрощал, не шел на компромиссы с требованиями Торы, опуская ее на уровень этих людей. Аарон не снижал Тору, он возвышал людей.

ЗАЖИГАНИЕ СВЕТИЛЬНИКОВ

На это дело жизни Аарона намекает глава нынешней недели, которая начинается с заповеди: «Когда будешь зажигать, (буквально – поднимать, возвышать) светильники, то к лицевой стороне меноры да обратят свет эти семь светильников» (Бемидбар, 8:2).

Светильники Меноры в Храме символизируют еврейскую душу: «Свеча Г-споду – душа человеческая» (Притчи, 20:27). И семь ветвей меноры олицетворяют собой семь типов еврейской души (см. Ликутей Тора). Задачей Аарона было возвысить каждую душу, выявить Б-жественное, заключенное в каждом еврее и скрытое в его подсознании.

Мудрецы пытались объяснить, почему в приведенном стихе Торы использовано слово «беаалойсехо» «возвышать», вместо более очевидного «зажигать» или «освещать». И они пришли к выводу: стих этот означает, что Аарон должен был зажигать светильники «до тех пор, пока пламя не начнет подниматься самостоятельно» (Сифри на Ваикро, 24:2; Шабос, 21а; см. Раши на Бемидбар, 8:2).

Духовным достижением Аарона было не только то, что он воспламенял души еврейского народа, но и то, что он поднимал их на такой уровень, когда они сами начинали светить. Он не просто обзаводился учениками, людьми, которые зависели от его вдохновения, но прививал им любовь к Б-гу, которую они могли поддерживать уже без его помощи.

ТРИ ПРАВИЛА

Есть три правила, которые действительны в отношении Меноры, в Мишкане и в Храме (Йома 24б; Рамбам, Законы Биас Бейс а-Микдош, гл. 9):

1) Светильники мог зажигать человек, даже не будучи коэном;

2) Однако только коэн мог подготавливать светильники: наливать в них масло и вставлять фитили;

3) Менору можно было зажигать только в храмовом Святилище.

При соблюдении этих правил происходит духовное пробуждение, возжигание светильника души.

Во-первых, распространение света Торы – удел не одних лишь священников или немногих избранных. Эта задача возложена на каждого еврея как право и как обязанность. Слова Гилеля «учись у Аарона» обращены к каждому.

Но только коэн может выполнить подготовительную работу. Велик соблазн решить, что для еврея, приближающегося к жизни по законам Торы, цель оправдывает средства; что мы можем по собственной инициативе идти на уступки ради того, чтобы вызвать ответный отклик. Но именно с этим связано предупреждение, гласящее, что не каждый человек способен решать, какие именно толкования и какие средства воздействия можно применять. Это решение за коэном.

Что есть коэн? Во времена Храма, когда евреи впервые обрели собственную землю, у коэнов не было своего удела. «Б-г будет его уделом» – это единственное, чем коэн обладал. В этом его святость. Говоря словами Рамбама, «не только колено Леви, но любой человек из любого места, душа которого возжелает... отделиться и стать перед Г-сподом и служить Ему» (Законы Шмита Вэйовел, 13:13) – он и только он является учителем, за которым мы должны следовать.

А место, где должны зажигаться светильники, находится в Храме. Есть уровни и нюансы святости. Храм не единственное святое место, но особая задача зажечь пламя не могла быть выполнена ни в каком ином месте, где святость меньше. Мы должны пробудить дух в себе и в других до максимально возможного уровня святости.

СЕМЬ ВЕТВЕЙ

Менора в Храме имела семь ветвей, олицетворяющих семь типов еврейской души. Есть люди, которые служат Б-гу своими любовью и добротой (Хесед), служение некоторых – в их страхе и строгости (Гвура), есть и такие, кто синтезирует и то, и другое (Тиферес). Всего существует семь путей служения Б-гу, и каждый еврей идет по одному из них, соответствующему его личному призванию. Но общее у всех этих путей одно: все они исполнены огня Торы. В них пламя любви и свет правды, которые освещают Святилище изнутри и оттуда озаряют весь мир.

У Храма была существенная особенность: его окна были широкими и узкими одновременно, о чем мудрецы говорят: «Они были широкими снаружи и узкими изнутри, ибо Я (Б-г) не нуждаюсь в свете» (Менохос, 86б; Ваикро Раба, 31:7). В отличие от других зданий, окна которых сделаны для того, чтобы пропускать свет внутрь, Храм был построен так, чтобы светом, зажженным в нем, освещать весь окружающий мир.

Источником этого света были светильники – души евреев. И хотя каждая из душ уникальна и обладает своими особыми талантами, необходимыми для служения именно этого человека, все они объединены тем, что являются источниками света.

В этом общая цель жизненных усилий каждого еврея – принести свет Торы в мир. Средства могут быть разными– одни достигают этого благодаря строгости, другие благодаря любви. Но для тех, кто избрал путь любви, цели и средства совпадают: их цель – свет, и способ ее достижения – тоже свет. Таков был путь Аарона: «Люби мир, и стремись к миру, люби людей и приближай их к Торе». И таков был путь великих лидеров движения Хабад: возжигать дремлющее пламя еврейских душ везде, где бы они ни находились, предпочитая быть с ними рядом, нежели над ними. Быть добрыми скорее, чем суровыми, и тем самым приводить весь наш народ к Торе.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .