ИЗ ЖИЗНИ ПРАВЕДНИКА

Святой праведник рабби Леви Ицхак, родился в 1740 году в городе Гусаков, в Галиции.[1] Его отец, гаон рабби Меир, известный мудрец в своём поколении, был раввином города. Его мать, рабанит Сара Сосья, вела своё происхождение от самого Мар-шо, который, в свою очередь, происходил от великого учителя ашкеназского еврейства Маарама из Ротенбурга. На протяжении многих поколений этот род славился раввинами, известными мудрецами и праведниками.

Рассказывают, что в день, когда родился рабби Леви Ицхак, святой Баал Шем Тов поставил угощение в своём бейт-мидраше. Во время лехаима он сказал: сегодня большая радость, в мир спустилась великая душа. Ребёнок, который сегодня родился, станет великим Заступником народу Израиля. Традиция рассказывает, что когда душа рабби Леви Ицхака должна была придти в мир, на небесах возникло большое обвинение. Сатан утверждал, что если такая святая душа придёт в мир, то свобода выбора человека отменится, так как под влиянием этой души все евреи сделают тшуву. Небесный суд согласился с этим утверждением и решил, что этой душе будет позволено родиться, но она будет ограничена тремя вещами. Первое: этот человек всю жизнь должен будет нести на себе бремя многочисленных общественных обязанностей и исполнять должность раввина в различных общинах. Второе: долгие годы он будет подвергаться гонениям и преследованиям. Третье: он никогда в этом мире не встретится с Баал Шем Товом. Всё это полностью сбылось в жизни рабби Леви Ицхака. Несмотря на то, что ему было около двадцати лет, когда Баал Шем Тов ушёл из этого мира (в Шавуот 1760 года), различные обстоятельства так и не позволили им встретиться.

В доме тестя

С раннего детства рабби Леви Ицхак был илу ем. Вместо того, чтобы играть со своими сверстниками, он часами сидел над книгами, с жадностью поглощая страницу за страницей. Его голос, с любовью распевающий слова Гмары, слышался до глубокой ночи и рано утром до рассвета. Очень скоро отец вынужден был учить его сам, так как обычные учителя не соответствовали его уровню. Слава о юном мудреце, обладающем глубокими познаниями в Торе и редкими душевными качествами, разнеслась на большое расстояние. Илуя из Ярислова, как его называли по имени соседнего крупного города, стремились заполучить в зятья многие знатные и богатые семейства. В конце концов рабби Леви Ицхака взял зятем за свою дочь Перел рав Исруэл Перец, и он переехал жить в дом своего тестя в город Либертов.

Это был знатный дом, славящийся и учёностью и большим достатком. За столом хозяина собирались выдающиеся талмидей хахамим - как члены семьи, так и те, кого поддерживал хозяин дома. Сам знаменитый рабби Меир Теомим, автор книги «При Мегадим», в период своего раввинства в Либертове неоднократно бывал здесь. В такой атмосфере, свободный от забот о заработке, рабби Леви Ицхак мог всецело отдать себя Торе и служению Всевышнему, поднимаясь в стороне от посторонних глаз по ступеням чистоты и святости.

О его редкой праведности догадывались в этот период немногие. Возможно, даже сам хозяин дома, которому так и не удалось убедить зятя не отвлекаться на заботы о приёме гостей. Несмотря на наличие многочисленной прислуги, рабби Леви Ицхак сам лично ухаживал за каждым из многочисленных гостей дома, заботясь о постели, еде и питье. «Чем я хуже нашего праотца Авраама и почему должен лишаться такой мицвы и ещё платить за это слугам?» - неизменно отвечал он. Но драгоценность долго не скроешь, и после нескольких случаев слухи о необычном зяте рава Переца начали распространяться по городу. Вот один из них. Однажды зимней ночью, когда за окном свирепствовала пурга, рабби Леви Ицхак, как всегда, сидел в синагоге за книгами. Вдруг с криком «Помогите!» туда ворвался взволнованный еврей. Его лошадь, везущая сани с товаром, застряла в снегу. Он, здоровый мужик, не в состоянии был один сдвинуть её с места, а помощи ждать не от кого: лошадь далеко за городом, пурга, поздняя ночь, все спят. Если лошадь погибнет, он лишится заработка. «Не волнуйся, я помогу тебе», - успокаивает его молодой аврех. Он закрывает книгу и, одевшись, выходит за евреем в эту вьюжную ночь... Несмотря на мороз и пургу, лошадь была ещё жива. То, что не удалось хозяину, с лёгкостью сделал рабби Леви Ицхак. От одного его прикосновения лошадь быстро двинулась с места и пошла в сторону города, по глубоким сугробам. В считанные минуты они оказались на улицах города. После этого аврех зашёл в синагогу и, как ни в чём не бывало, сел за свои книги.

Начало нового пути

Перелом в жизни рабби Леви Ицхака наступил с появлением в соседнем городе Ричвол рабби Шмел-ке из Николашбурга, который стал раввином города и открыл там ешиву. Об этом святом праведнике, ученике самого Баал Шем Това, ходили разные слухи. В его ешиве шла напряжённая многочасовая учёба, но, с другой стороны, там долго готовились к молитве и после этого долго молились, тратя на всё это часы драгоценного времени. Странно и непонятно. Рабби Леви Ицхак загорелся сильным желанием познакомиться с этим ближе. Он отпросился у супруги и тестя, который проявил явное недовольство этой поездкой, возможно, с подозрением относясь к новому движению

- хасидизму, - и уехал в Ричвал на две недели. Домой вернулся он только спустя полгода.

Эта поездка полностью изменила жизнь рабби Леви Ицхака. О его возвращении нам известна следующая история. Раздосадованный долгим отсутствием зятя, тесть язвительно спросил его, какие такие новые книги он выучил в этом Ричволе. Рабби Леви Ицхак ответил: я узнал, что Б-г сотворил Небо и Землю. «Ха-ха-ха», - засмеялся тесть, - «И это всё?». Он позвал кухарку и спросил, знает ли она, Кто сотворил Небо и Землю. «Б-г, конечно», - ответила она и ушла к своим кастрюлям. «Нет», - откликнулся рабби Леви Ицхак, - «Она об этом только говорит, а я теперь это знаю!»

В ешиве рабби Шмелке рабби Леви Ицхак всем сердцем воспринял новый путь служения Творцу, став тем, кем мы его знаем - праведником, полным колоссальной любви к Б-гу, Торе и к каждому еврею. На определённом этапе реб Шмелке познакомил его со своим Ребе, святым Магидом рабби Дов Бером из Межрич. С тех пор рабби Леви Ицхак стал преданнейшим учеником Магида, с жадностью впитывающим каждое слово своего Учителя. До нас дошло свидетельство, что у рабби Леви Ицхака была особая тетрадь, где он записывал по памяти все слова, которые удостоился услышать от Магида, включая его будничные разговоры. Много лет он хранил и изучал эти слова, стараясь проникнуть в глубинный смысл сказанного.

Об их знакомстве нам известно следующее. За много лет до этого Баал Шем Тов открыл Магиду, что с одним из своих учеников он познакомится так: перед началом утренней молитвы к нему ворвётся некий молодой человек и будет просить подождать его, не начинать молиться, чтобы он успел сходить в микву. Однажды так и произошло. К Магиду, который собирался начать молитву в своей комнате, дошёл из бейт мидра-ша необычный шум. Выйдя, Магид увидел молодого человека, который умолял подождать его, пока он быстренько сбегает в микву. Встреча Учителя и Ученика, предсказанная за много лет до этого, состоялась.

На раввинском посту

Около 1761 года рабби Шемелке из Николаш-бурга стал раввином города Шинове, оставив своему ученику рабби Леви Ицхаку раввинский пост в городе Ричвол. Как раз в это время его тесть реб Исруэл Перец разорился, и рабби Леви Ицхаку пришлось даже собирать пожертвования на содержание его большой семьи. Время экономического благополучия закончилось, и в возрасте 21 года пришлось рабби Леви Ицхаку согласиться на предложенный ему пост раввина города.

Что нам известно о рабби Леви Ицхаке - раввине? До нас дошло несколько алахических его решений. Но самую большую известность получило его особое отношение к простым, безграмотным евреям. Рабби Леви Ицхак не жалел усилий для того, чтобы приблизить их, общался с ними на улице, заходил в их дома, делая всё, чтобы помочь им в материальном и духовном, относясь к ним как к собственным детям. Особой его заботой была организация уроков Торы для таких евреев. Если не удавалось найти преподавателя, он, раввин города, не останавливался перед тем, чтобы учить их самому, терпеливо объясняя то, что выучил в раннем детстве.

Особое место в жизни нового раввина занимала молитва. У него как будто вырастали крылья, он забывал обо всём на свете, не в силах сдерживать огонь любви, горевший в его сердце. Молитва рабби Леви Ицхака производила неизгладимое впечатление, люди оставляли свои дела, чтобы прийти послушать раввина, когда он молится. Иногда случалось, что, начиная молитву в одном месте зала, он заканчивал её в совершенно другом. Современники говорили, что есть в нём что-то от души самого рабби Акивы, о молитве которого Талмуд говорит то же самое (Брахот 31). Имя рабби Леви Ицхака приобрело широкую известность.

К этому же периоду относится следующая история. Временами рабби Леви Ицхак совершал далёкие поездки, чтобы собрать пожертвования для бедняков города или для устройства свадьбы бедной невесты. Однажды он оказался в городе Прешбург. Там он зашёл в дом раввина города. В этот момент тот был настолько поглощён трудным местом в Талмуде, что не прервал занятия, знаком предложив гостю сесть. Оторвав в конце концов глаза от книги, раввин увидел человека с внешностью мудреца и попросил его помочь в трудном Тосафоте, смысл которого совершенно непонятен. Посмотрев в Тосафот, гость начал с чувством произносить 24 Псалм. Закончив, рабби Леви Ицхак дал ясный и чёткий ответ. Поражённый хозяин сказал, что это просто ответ свыше, и попросил объяснить, в чём смысл произнесения этого Псалма. Рабби Леви Ицхак признался, что ответа он удостоился действительно свыше. Есть 150 авторов Тосафот, душе каждого соответствует один Псалм в книге Теилим. Автору данного Тосафота, который сам явился из высшего мира, чтобы раскрыть его смысл, соответствует 24 Псалм...

Испытания

К сожалению, ни огромные знания, ни праведность не служили рабби Леви Ицхаку защитой от нападок и сплетен разного рода. Со временем они усиливались, лишая его покоя и душевного равновесия. Все его попытки объяснить себя и прийти к согласию ни к чему не приводили. Поэтому, когда в 1765 году рабби Леви Ицхаку был предложен пост раввина города Зелихов, он с радостью согласился переехать туда. Раввином этого города рабби Леви Ицхак был шесть лет. Так же, как и в Ричволе, мы видим две противоположные особенности. С одной стороны, рабби Леви Ицхак пользуется огромной любовью людей. Его гениальность в Торе, искренняя беззаветная служба Творцу, любовь и самопожертвование ради каждого еврея привлекали к нему, делая его общеизвестным во всём еврейском мире. С другой стороны, нестандартность раввина и его популярность вызывали у разных людей зависть и вражду.

Поводом для этой вражды служил также спор, который разгорелся в это время вокруг нового движения - хасидизма. Сплетни, оскорбления и скандалы увеличивались с каждым днём, отравляя рабби Леви Ицхаку жизнь. Дело дошло до того, что в 1771 году он вынужден был в праздник Ошана Раба срочно покинуть город, прихватив с собой только лулав, и искать убежища в доме своего друга Магида из Кожниц. Интересно, что все попытки хасидов, друзей рабби Леви Иц-хака, помочь ему, наказав его противников, ни к чему не привели. Рабби Леви Ицхак неизменно молился о своих врагах, прося для них благополучия и здоровья, чтобы они смогли сделать тшуву.

Сразу после его бегства из Зелихова в этом городе возник сильный пожар. Рабби Леви Ицхак велел передать, что будет просить у Всевышнего, чтобы пожар стих, и пообещал, что он никогда больше не повторится при условии, что его жители будут придерживаться тех постановлений, которые он им дал. И действительно, около ста лет город не знал ни одного пожара. Только в 1865 году, когда руководство общины города решилось изменить некоторые установления рабби Леви Ицхака, в городе вновь возник пожар.

В 1771 году рабби Леви Ицхак становится раввином Пинска, крупного города Литвы. Тот факт, что общины столь разных областей стремились видеть рабби Леви Ицхака своим раввином, говорит о всеобщей его известности.

В Пинске рабби Леви Ицхак столкнулся с новой задачей, с которой ему не приходилось встречаться до сих пор.

В этом крупном городе уже чувствовалось тлетворное влияние аскалы. Некоторые молодые евреи начали оставлять еврейство ради идеи стать такими, как все, влиться в «прогрессивное, цивилизованное содружество народов». Они смеялись над «рутинными, устаревшими» обычаями отцов, пытаясь «просвещать» своих соплеменников.

Именно такой праведник как рабби Леви Ицхак, человек веры, горевший любовью к Б-гу, Торе и к евреям, был подходящим лекарством от этой болезни. Он общался с такими людьми, искал и находил дорогу к их сердцу, возвращал их к тшуве.

Несмотря на отдалённость от своего Учителя, рабби Леви Ицхак стремился поддерживать с ним связь, совершая время от времени поездки в Межрич. Недалеко, в соседнем городе Карлин, жил другой видный ученик Магида святой праведник рабби Аарон Агадоль из Карлина, а также его ученик и преемник рабби Шломо. В это время сопротивление хасидизму разгорелось с новой силой в связи с объявлением очередного херема против хасидов. Весь облик нового раввина города, его связь с Магидом вызывали у противников хасидизма гнев. За ним следили, за его спиной шептались, устраивали скандалы.

Неоднократно рабби Леви Ицхака таскали по судам Торы, заставляя объяснять и доказывать, почему он ведёт себя так, а не иначе. Вот пример одного такого суда, который состоялся, по всей вероятности, в городе Вильно. Спросили его противники, почему он позволяет себе, вопреки обычаю, столь сильно раскачиваться во время молитвы, иногда вплоть до того, что заканчивает молитву не в том месте, где начал. Ведь это неуважение к Царю, перед Которым полагается стоять смирно и в трепете, а не качаться и двигаться из стороны в сторону. Ответил рабби Леви Ицхак, что всё это верно по отношению к царю земному, который занимает только своё кресло, но Всевышний - полна Земля Славы Его, - и в любом месте, где человек ни окажется, он всё равно будет стоять прямо перед Царём.

Много горя пришлось испытать рабби Леви Ицхаку из-за этих войн. Особенно сильным для него ударом было то, что среди гонителей оказывались близкие ему когда-то люди. Так, в Пинске самым непримиримым его противником был некий Авигдор, бывший товарищ, с которым они вместе учились когда-то в молодости. Гонения на рабби Леви Ицхака всё усиливались.

Однажды, когда он отсутствовал в городе, находясь у Магида в Ровно, - возможно, что целью этой поездки было посоветоваться, как поступить в сложившейся ситуации в городе, - его противники решили этим воспользоваться. Они ворвались в дом рабби Леви Ицхака, разгромили и разграбили квартиру, выбрасывая вещи. Рабанит и детей они выгнали прямо на улицу, и с большим трудом им удалось выбраться из города. На должность городского раввина был приглашён другой человек - с тем, чтобы рабби Леви Ицхак не смог больше туда вернуться.

Когда известие об этом происшествии дошло до учеников Магида, они решили, что бездействовать больше невозможно. Они собрали миньян и сделали некое тайное кабалистическое действие, чтобы наказать гонителей рабби Леви Ицхака в Пинске. Как только они закончили, в комнате послышались шаги Магида. Он вошёл, тяжело опираясь на палку. «Жаль, что вы поспешили и не посоветовались со мной», - сказал он, - «но ничего уже поменять невозможно. Сейчас вы потеряли своего учителя. Но одно вы всё-таки выиграли: отныне хасиды будут всегда побеждать своих противников». В том же году, 19 Кислева 1773 года, святой Магид рав Дов Бер из Ме-жерич покинул этот мир.

Бердичев

Рабби Леви Ицхак пережил ещё много тяжёлых лет, познав бедность и скитания с места на место. Но в конце концов время страданий прошло. Летом 1785 года, когда рабби Леви Ицхаку исполнилось 45 лет, он занимает пост городского раввина, возглавляющего раввинский суд, в городе Бердичеве на Украине. С этого момента большой торговый город, известный прежде только своими большими ярмарками, превращается в крупнейший духовный центр еврейства, притягивающий к себе ищущих и жаждущих Слова Всевышнего.

В силу предопределения, все годы рабби Леви Ицхак вынужден был исполнять множество разнообразных общественных обязанностей. Поэтому когда он согласился занять пост раввина города Бердичев, то поставил условие, что его не будут звать на различные собрания руководства общины, кроме тех, на которых обсуждаются новые установления. Однажды его позвали на собрание, где обсуждали следующее предложение: запретить беднякам просить подаяния по домам, а вместо этого назначить им постоянную помощь из общественной кассы. Во время обсуждения рабби Леви Ицхак встал со своего места и удивлённо сказал, что они ведь договорились не звать его на обсуждение постановлений старых. Собравшиеся ответили, что это решение совершенно новое, и никогда раньше оно ещё не обсуждалось. Ответил им рабби Леви Ицхак: «Как же так, это установление широко известно - в своё время точно так же решили жители Сдома, Амо-ры, Эдма и Цвиим!» Понятно, что после этого предложение само сошло с повестки дня.

Сам рабби Леви Ицхак постоянно занимался помощью нуждающимся, лично зная каждого бедняка своего города. И такие евреи, которые в глазах людей выглядели вполне состоятельными и даже богатыми, но на самом деле нуждались в помощи, стыдясь в этом признаться, тайно получали от него помощь. Рабби Леви Ицхак не только сам был примером хесе-да по отношению к обездоленным, но и требовал того же от других. «Каждый обязан делать всё, чтобы облегчить жизнь другому еврею, даже поступаясь ради этого своим личным», - учил он. Чтобы довести это до сознания людей, рабби Леви Ицхак не останавливался перед самыми резкими словами. Перед Песахом он сказал как-то, обращаясь к богачам Бердичева: «Гоим обвиняют нас в употреблении крови христианских детей, которую мы якобы подмешиваем в мацу. Но они ошибаются. На самом деле в мацу подмешана кровь детей еврейских, с которых вы выжимаете все соки, заставляя работать по много часов на выделке мацы и платя им гроши».

На страже справедливости

Рабби Леви Ицхак был главным судьёй города. Есть множество историй о его судах. Вот одна из них. В Бердичеве жил еврей, который решил подработать посредничеством в торговле. Он нашёл двух купцов, имеющих свои дела в соседних городах, и прикинул, что если предложить им обменяться продукцией, то их доходы многократно возрастут. Поскольку он был посредник начинающий, никогда прежде не занимавшийся такими крупными делами, то обратился к посреднику крупному и более опытному, чтобы тот помог сделке состояться, а доход они поделят поровну. Сделка была удачно завершена, и как и предполагалось, прибыль резко возросла. Но крупный посредник обманул начинающего, присвоив весь гонорар себе. Инициатор сделки обратился в суд Торы, и рабби Леви Ицхак, судья города, постановил, что посредник, осуществивший сделку, обязан выполнить договорные условия, разделив гонорар поровну. Прошёл срок, данный судом, но ответчик отказался платить и не являлся больше в суд. Тогда рабби Леви Ицхак сам пришёл к нему домой и сказал следующее: «Ты знаешь, я тоже зарабатываю маклерством». Хозяин дома с интересом посмотрел на него. «Я часто выступаю посредником между евреями и их Небесным Отцом. Есть у евреев «товар»: грехи, ошибки и преступления. И на Небесах тоже есть товар: прощения и искупления. Я часто хожу к евреям, потом на Небеса и обратно, пытаясь уговорить стороны обменяться тем, что у них есть. Но евреи ни за что не соглашаются расстаться со своим «сокровищем», и все мои усилия часто пропадают даром. Только перед Рош Ашана они обычно соглашаются уступить мне. Однажды, когда я в очередной раз уходил с Небес с пустыми руками, меня пожалели и сказали, что любому посреднику полагается гонорар. Я ответил, что не надо мне никакой платы, лишь бы евреи скорее расстались со своими грехами. Сказали мне: «Леви Ицхак, сын Сары Сосьи, тем не менее, тебе полагается плата. Есть тут особая сокровищница - жизни, удачи в детях и парнасы. Она даётся тебе в плату». Сейчас я воспользуюсь тем, что мне принадлежит. Если ты не выполнишь решение суда, я заберу у тебя то, что мне принадлежит». Маклер отказался, заявив, что Ребе просто рассказывает ему сказки. Рабби Леви Ицхак ушёл. После этого маклер тяжело заболел, изо дня в день его состояние всё ухудшалось, и доктора ничем не могли ему помочь. Находясь уже почти при смерти, он согласился подчиниться суду. Только после этого его состояние стало лучше, и он со временем выздоровел.

Украинский Иерусалим

Не будет преувеличением сказать, что с появлением нового раввина, рабби Леви Ицхака, Бердичев становится легендарным городом, еврейской столицей, Иерусалимом Украины, слава о котором сохранилась среди евреев и неевреев до сего дня. С этого момента два понятия: Цадик и его город, рабби Леви Ицхак и Бердичев - слились в единое целое в сознании нашего народа, невозможно вспомнить об одном без другого. Жители Бердичева сумели по-настоящему оценить то сокровище, которое попало к ним в руки. Именно в этом городе рабби Леви Ицхак нашёл преданных, любящих его евреев, видящих в нём не просто своего раввина, а Ребе, Наставника, Учителя и Отца. Именно в Бердичеве солнце рабби Леви Ицхака достигло зенита, засветив в полную свою силу.

В городе постоянно было много людей из разных мест,приезжающих, чтобы учиться у цадика Торе и служению. В центральном Бейт Мидраше, так называемом «Клойзе Ребе», была ешива, где постоянно учились несколько десятков учеников. Рабби Леви Ицхак лично занимался с ними Гмарой со всеми комментариями, проникая на своих уроках в глубину каждого мнения, проясняя его и сопоставляя с другими, разделяя и находя общие точки соприкосновения между разными мнениями и системами объяснений. Вместе с этим, рабби Леви Ицхак старался привить ученикам любовь к Торе, к молитве и заповедям, к евреям, научить их цельному служению, основанному на хасидизме. Там проходили совместные с Цадиком Субботы, которые оставляли у всех его участников неизгладимый след. Вот что пишет об этой ешиве сын рабби Леви Ицхака рабби Меир, в предисловии к своей книге «Кетер Тора»: «Широко известно всем, что мой уважаемый господин, отец и наставник, воспитал тысячи учеников. Он учил с ними Талмуд с комментариями, Алаху, и зажигались их сердца на службу Всевышнему, благословенно Имя Его. Благодаря величию, праведности и святости моего отца и его Торе даже такой низкий человек как я, пепел печной, сумел, соответственно моему низкому уровню, насладиться мудростью его. Я не брал аскаму, согласие на мою книгу, у мудрецов, гаонов и праведников нашего времени, так как уверен, что поскольку всё взято от мудрости моего уважаемого господина, отца и наставника, да продлятся его годы, безусловно с ней будут все согласны...».

Среди выдающихся учеников рабби Леви Ицхака назовём святого Магида рабби Исруэля из Кож-ниц. Хотя он был товарищем рабби Леви Ицхака ещё со времён Магида из Межерич, тем не менее считал себя его учеником, и все годы приезжал к нему учиться в Бердичев. Цадик рабби Авраам Дов из Овру-ча, автор книги «Бат Айн», был его учеником и приводит в своей книге его диврей Тора. Также и цадик рабби Аарон из Житомира, автор книги «Толдот Аарон», будучи его верным учеником, часто цитирует рабби Леви Ицхака в своей книге. Среди учеников Бердического Цадика был гаон рав Авраам Ду-вид из Бучач, автор известных алахических книг «Даат Кдошим» и «Эшель Авраам» на Шулхан Арух. В Бердичеве учились и выросли многие лидеры еврейского народа следующего поколения: цадик рабби Моше Цви из Саврани, цадик рабби Шмуэль из Каменки. Молодой Ружинский Ребе рабби Исруэль, живший в пригороде Бердичева, бывал здесь и получил от рабби Леви Ицхака благословение перед своей свадьбой. Также и автор книги «Меор ва-шемеш» рабби Клонимус Калманн Эпштейн из Кракова, несмотря на то, что являлся учеником святого рабби Элимелеха из Лижанска, связывал всё, чего он достиг, с тем зарядом, который получил маленьким мальчиком, когда спрятался под талес рабби Леви Ицхака во время молитвы.

Тшува

Каждая молитва, слово Торы, каждая выполненная заповедь - это встреча с Самим Творцом мира, которой рабби Леви Ицхак с нетерпением ждал и к которой готовился. У нас не хватит никаких слов, чтобы описать, что представляла из себя его молитва. По свидетельству праведников его поколения, послушать её слетались высшие ангелы и даже возникло особое обвинение на Небесах в том, что не нужен евреям Иерусалимский Храм со службой Первосвященника, так как святой рабби Леви Ицхак с успехом заменяет всё это своей молитвой. Можно лишь сказать, что послушать молитву Ребе из Бердичева было целью, ради которой приезжали в город множество людей. Страстная, проникновенная молитва рабби Леви Ицхака была способна растопить сердце любого грешника. Сохранилось несколько свидетельств об этом. Вот одно из них. Недалеко от Бердичева, в одной из деревень, жил еврей по имени Яник. Другие евреи старались избегать с ним встречи. Давно бросивший еврейский образ жизни, Яник, видя еврея, начинал поносить всё свя-

тое, насмехаясь и проклиная. Поэтому его старались обходить стороной. Однажды в Бердичеве собралась группа хасидов, которые решили возвратить Яника к тшуве. Они втянули его в спор, уверяя что молитва их святого Ребе способна возвратить к тшуве любого, даже такого грешника, как он. Нужно лишь придти и послушать его молитву. Хасиды подзадоривали Яника до тех пор, пока он не сказал, что придёт и всем докажет, чего стоят все их сказки... Яник действительно пришёл, и слава Б-гу, не устроил скандала, молчал, не мешал молитве. Действительно, молитва никак внешне на него не подействовала. Он просто стоял и мрачно молчал. Даже Амида рабби Леви Ицхака, которую тот молился, будучи хазаном, не произвела на него, казалось, никакого впечатления. Но на «Кдуша десидра» он вдруг сломался. Когда рабби Леви Ицхак несколько раз повторил одну и ту же фразу «И придёт на Цион Избавитель и к возвращающимся преступникам в Якове», Яник заплакал как ребёнок и потерял сознание. Так началась его тшува.

Рабби Леви Ицхак из Бердичева вернул Всевышнему множество евреев. Иногда он останавливал человека прямо на улице и начинал говорить с ним, находя слова, способные дойти до сердца. В дополнение к другим своим качествам, рабби Леви Ицхак был человеком большой физической силы и вырваться из его рук в этот момент было невозможно. К каждому он находил особый, индивидуальный подход, говоря ему то, что тот меньше всего ожидал услышать. Грешнику, открыто курящему в Субботу, он говорил, что искренне ему завидует. Если тот сделает тшуву из любви к Б-гу, все его преступления станут заслугами, и тогда заслуг его будет больше, чем у него, у Ребе.

Когда было нужно, рабби Леви Ицхак умел говорить очень нелицеприятные вещи. Однажды в синагоге после молитвы он подошёл к нескольким евреям, протянул им руку и сказал «Шалом Алейхем». И пояснил, что во время молитвы они здесь отсутствовали, поскольку мысленно находились в самых разных местах: кто-то на ярмарке, кто-то дома - а тому, кто только что пришёл, принято говорить «Шалом».

Однажды рабби Леви Ицхак был в дальней поездке. На ночь он остановился у одного еврея, который его лично не знал. Угадав в госте человека важного, хозяин спросил не шойхет ли он. На этой неделе предстоит свадьба и ему потребуется мясо, не мог бы он зарезать корову. Рабби Леви Ицхак ответил, что согласен. Утром он, в свою очередь, попросил хозяина одолжить ему некую сумму денег, чтобы купить себе что-то необходимое. Он обязательно возвратит, как только вернётся домой. Хозяин извинился и сказал: «Но я ведь вас, уважаемый, совсем не знаю, как же я могу одолжить вам такую сумму?» Сказал ему рабби Леви Ицхак: «А почему в то, что я шойхет и умею резать согласно Закону, вы поверили мне, не проверяя? Почему, когда дела касаются кошелька, вы проявляете максимум осторожности, а когда речь идёт о душе, о мицве Творца, проявляете такое легкомыслие? Ведь, на самом деле, всё должно быть наоборот!»

Помощь людям

К Бердичевскому Цадику приезжали множество просителей: люди приезжали получить совет в трудных вопросах, спасение от беды, излечение болезни, помощь с заработком, благословение, утешение в горе

- за всем этим и за многим другим ехали к нему, святому праведнику, любящему каждого еврея и всеми силами стремящемуся помочь и облегчить. Однажды на большую ярмарку в Бердичеве приехали два учёных еврея, чтобы продать свой товар, и так заработать. Ярмарка прошла, но им не удалось ничего продать. Пришли они жаловаться Ребе. Рабби Леви Ицхак ответил им, что есть особая мицва помогать талмидей хахамим. Подняв руки кверху, он сказал: «Владыка миров! Если все покупатели уже закончились, пошли, пожалуйста, для них ангелов». На следующий день, неизвестно откуда, появились какие-то люди и купили сразу всю партию товара.

Разным людям рабби Леви Ицхак давал разные практические советы. Иногда даже предлагал рецепт - ту или иную траву для определённой цели. Некоторым больным он давал свои камеи. В них не было никаких кабалистических надписей, только его имя

- «Леви Ицхак, сын Сары Сосьи».

Любимые мицвот

У рабби Леви Ицхака из Бердичева были свои любимые заповеди, возможности исполнить которые он с нетерпением ждал. В ночь первого дня праздника Суккот он не спал, просто не мог уснуть, с нетерпением ожидая восхода солнца, времени, когда уже можно будет взять в руки лулав - мицву, исполнения которой он ждал целый год. Так же и после недели праздников Пейсах и Суккот он всю ночь не спал, ожидая времени, когда сможет, наконец, наложить тфилин, которого не накладывал уже целую неделю.

Йом Kunyp

К нам дошло удивительное свидетельство об одном Йом Кипуре рабби Леви Ицхака, которое оставил автор книги «Ишуат Яков». Ребе из Бердичева был в поездке, и Йом Кипур застал его в городе Львове. Несмотря на то, что он был гостем, рабби Леви Ицхак без приглашения стал на место хазана и начал молитву «Коль Нидрей». У него был сильный и красивый голос, поэтому никто из молящихся не стал возражать. После «Коль Нидрей» - Маарив, потом Песни восхваления Творцу, согласно обычаю. Даже после того, как все молящиеся разошлись, рабби Леви Ицхак не покинул своего места. Всю ночь он, завернувшись в талит, читал Теилим. С первыми лучами солнца, когда синагога наполнилась, он начал Шахарит, Мусаф, потом Минху, потом Неилу. Несмотря на часы, проведённые без сна, на ногах, на одном месте, он не выглядел усталым, его голос оставался мощным, как в самом начале. Только после Маарива, на исходе Йом Кипура, рабби Леви Ицхак из Бердичева покинул своё место хазана. Автор «Ишуат Яков» решил незаметно для него проследить, что же будет дальше. Рабби Леви Ицхак вернулся в свою комнату в гостиницу и сказал, что душа его жаждет пропитания. Хозяин гостиницы понял и принёс ему в комнату поднос с едой. Рабби Леви Ицхак воскликнул, что имел в виду совершенно не это. Его душа жаждет пропитания, Торы, ведь уже целые сутки он не учил Тору! Он не притронется к еде, пока не поучится, и попросил принести ему трактат «Сукка». Рабби Леви Ицхак с наслаждением стал учить Талмуд, а автор «Ишуат Яков» пошёл спать, падая с ног от усталости. Проучившись всю ночь, на рассвете, рабби Леви Ицхак закончил трактат, закрыл книгу, поцеловал её и пошёл готовиться к утренней молитве. Из поста он вышел, попробовав еду земную, значительно позже, после молитвы.

О себе

В Суккот сукка рабби Леви Ицхака была всегда полна людьми. Даже те, кто обычно были заняты, в эти дни стремились прийти, чтобы иметь возможность поговорить с самим Ребе. В результате, там было очень тесно. Как-то рабби Леви Ицхак сказал, что он должен терпеть всю эту давку у себя в сукке, ведь в будущем, когда праведники с коронами будут восседать в Сукке Левиатана, он тоже захочет протиснуться внутрь. И если кто-то скажет, что ему, человеку низкому и грубому, здесь не место, он сможет возразить, что и у себя в сукке тоже терпел всех.

Что не сделал меня неевреем

Как и сегодня, утренняя молитва в клойзе Бер-дичева начиналась с утренних благословений, которые Ребе произносил громко вслух. Однажды молящиеся заметили, что рабби Леви Ицхак пропустил благословение «Что не сделал меня неевреем». После молитвы, в ответ на вопрос о причине этого, он объяснил, что рано утром, готовясь к молитве, он задумался о Величии Творца Вселенной и низости самого себя. Это его настолько расстроило, что он почувствовал, что у него просто нет душевных сил молиться. Ибо как он, такой низкий и презренный человек, смеет говорить перед Самим Всевышним! Тут он увидел в окне проходящего мимо нееврея. Размышляя о различии между Израилем и народами мира, он почувствовал такую радость, что воскликнул «Благословен Ты, Г-сподь Б-г наш, Царь Вселенной, что не сделал меня неевреем!».

Что есть человек!

В минуту откровения он как-то признался ученикам, что поскольку есть так много книг, написанных о человеческой гордыне, то очевидно это качество существует в людях. Хотя ему лично тяжело даже представить себе, чем же может человек гордиться, ведь жизнь так хрупка и мимолётна, как проходящая тень...

Работа над собой

Каждый вечер, перед сном, он подводил итог прошедшего дня: что сделано хорошего и что плохого. Обычно результат не удовлетворял его. Часто можно было слышать, как он говорил себе:

- Леви Ицхак, до каких пор ты будешь себя обманы-вать, ведь и вчера и позавчера ты говорил то же самое!

- Да, но завтра я постараюсь и,, будет по-другому. Я обязательно исправлюсь!

- Да, но и вчера ты ведь говорил то же самое - и что же? - Так продолжалось много раз, пока рабби Леви Ицхак из Бердичева не убеждался, что действительно раскаялся, и завтрашний день действительно будет другим.

Заступник Израиля

Безусловно, прежде всего, рабби Леви Ицхак из Бердичева известен в нашем народе как великий Заступник Израиля. Подобно отцу, который любуется своими детьми, он не переставал говорить о достоинствах евреев, подыскивая для этого каждый раз новый повод, защищая их перед Всевышним, подчёркивая их заслуги и находя им оправдания. Многие диврей Тора в его книге посвящены тому, чтобы доказать, что, согласно святой Торе, Всевышний просто «обязан» пожалеть Свой народ, спасти его от беды и благословить.

Внутренняя связь с Б-гом рабби Леви Ицхака из Бердичева была постоянной, поэтому обычная встреча и разговор на улице могли закончиться страстной молитвой цадика в защиту своего народа. До нас дошли десятки подобных историй. Вот одна из самых известных защитных речей рабби Леви Ицхака: «Владыка миров! Взгляни на самого простого еврея, с трудом знающего буквы. Если его тфилин упадёт на землю, не дай Б-г, он бросится поднимать его, поцелует его и положит в подходящее место. Почему же Ты не ведёшь себя таким же образом? Ведь Твой народ, Израиль, именуется Твоим тфилином, про который сказано: «Кто уподобится народу Твоему, Израилю, единственному на Земле» (Шмуэль 2, 7), а Ты видишь, он валяется в позоре, в пыли и прахе!» Даже разговор с евреем - нарушителем превращался в оправдание не только для него самого, но и для всего народа. Однажды рабби Леви Ицхак встретил молодого человека с пышными волосами и непокрытой головой. На предложение остричь волосы, так как ермолка на такой причёске не держится и куда-то упала с головы, тот ответил отказом. Тогда Ребе предложил ему денег в обмен на согласие. Тот отказался. Ребе прибавил, тот отказался. Сумма росла ещё и ещё, но обладатель пышной шевелюры стоял на своём. Тогда рабби Леви Ицхак сказал, что обещает ему Грядущий Мир, если тот подстрижётся. Парень согласился. Подняв руки к небу, воскликнул Цадик из Бердичева: «Владыка миров! Взгляни на народ Свой, Израиль. Этот юноша был готов пренебречь целым состоянием, которое я ему предлагал, ради своих волос, а согласился подстричься только ради Будущего Мира, которого он никогда не видел! Посмотри, как велика их вера в Тебя!»

В ответственный момент, когда рабби Леви Ицхак видел, что на над евреями нависло обвинение, он шёл на самые необычные меры, чтобы заработать ещё одну заслугу нашему народу. Однажды под утро, в месяц Элул, вместо того, чтобы отправиться в синагогу на Слихот, он в сопровождении учеников, с корзиной еды пошёл на окраину города в один из кабаков. Там вперемежку, на полу, пьяные после ночи, спали посетители: евреи и неевреи. Рабби Леви Ицхак стал будить их и предлагать им поесть. Неевреи сразу, не поднимая головы, запихивали в рот еду и питьё. Но ни один еврей не притронулся к еде, пока не нашёл воды, омыл руки и произнёс благословение. Именно этой заслуги и добивался цадик. Он поднял руки кверху и воскликнул: «Владыка миров! Посмотри на разницу между евреем и гоем. Даже с похмелья еврею и в голову не придёт есть и пить, пока он не позаботится о своей душе: омоет руки, произнесёт благословения после омовения и на хлеб. А гой бездумно ест и пьёт... А теперь, - добавил, - можно идти на Слихот в синагогу».

Рабби Леви Ицхак из Бердичева так самоотверженно занимался защитой евреев, что само его святое имя стало защитой нашему народу, способной обратить Суд в Милосердие. Так свидетельствуют о нём праведники разных поколений. Рабби Исруэль из Ру-жина, каждый Йом Кипур ночью рассказывал истории про Бердичевского Цадика, говоря, что это способно нейтрализовать обвинения наверху, в их источнике. Его сын, рабби Авраам Яков из Садигуры, прибавлял, что не только имя этого праведника, но даже само название города Бердичев обладает этим свойством. Тот же принцип мы находим у наших мудрецов. Мишна в трактате Йома говорит, что наблюдатель в Храме, сообщая о начинающемся рассвете, говорил: «Освещен весь восток до Хеврона» (Йома 28). Раши объясняет, что слово «до Хеврона» постановили произносить специально для того, чтобы напомнить о заслугах наших праотцов. Адмор Цемах Цедек из Любавичей говорил, что из молитв и слов в защиту Израиля, произнесённых рабби Леви Ицхаком, на Небесах образовался особый дворец заслуг, именуемый «Леви Ицхак, сын Сары Сосьи». Когда еврей молится, говорит Теилим и просит у Всевышнего милосердия к себе в заслугу рабби Леви Ицхака, сына Сары Сосьи, врата этого дворца открываются, и еврей получает спасение от своей беды.

Рабби Леви Ицхак и автор «Тании»

Особая дружба связывала рабби Леви Ицхака со святым праведником рабби Щнеуром Залманом из Ляды, автором «Тании» и «Шулхан Аруха». Начавшись со времён ученичества в доме Магида из Межерич, она продолжалась много лет, не ослабевая, несмотря на расстояние, разделяющее цадиков. Когда рабби Шнеур Залманн издал свой си-дур, рабби Леви Ицхак сделал к нему несколько замечаний, которые были приняты. В конце концов, они сделали общий шидух, поженив своих внуков. В приглашениях на эту свадьбу было написано: «Хула состоится,, такого-то числа, такого-то месяца в святом городе Иерушалаиме. Но если, не дай Б-г, Машиах к этому времени не придёт, она состоится у нас в Бердичеве, в таком-то месте». Это была гигантская свадьба с участием нескольких тысяч гостей. Её веселье, продолжающееся всю ночь до утра, настолько запомнилось людям, что даже сложилась пословица: «Тот, кто не видел этой свадьбы в Бердичеве, не видел радости в своей жизни». Наутро после свадьбы два праведника сказали гостям, что, получив в подарок от Всевышнего такую радость, они просто обязаны отплатить Ему какой-нибудь мицвой. Поэтому они отправляются собирать деньги на приданое бедной сироте невесте, которая скоро должна выйти замуж. Рабби Леви Ицхак, знавший свой город, предложил зайти к местному богачу реб Шраге, который славился щедростью и любовью к мицвот. Всю дорогу рабби Леви Ицхак не уставал расписывать щедрость и замечательные качества реб Шраги. На пороге дома он взял с рабби Шнеура Залмана обещание принимать приветливо любую сумму и не задавать никаких вопросов. Рав Шрага был в восторге, увидев в своём доме двух именитых гостей. Он усадил их на почётные места и не переставал говорить о чести, которая выпала на его долю. В конце разговора он с радостью вручил им.. . пять копеек. Гости поблагодарили его от всего сердца, благословили и, попрощавшись, вышли из дома. Пройдя немного, они услышали, что за ними кто-то бежит. Рав Шрага догнал их, упал на колени и, заплакав, просил простить его за то, что он посмел так оскорбить их, дав им только пятак. Он так умолял их вернуться к нему домой, что им пришлось уступить. Второй раз он дал им рубль. Гости поблагодарили и вышли. И опять рав Шрага побежал за ними, пал на колени и умолял вернуться в его дом. Так продолжалось несколько раз, причём, каждый раз сумма росла. В конце концов, реб Шрага дал им для сироты десять тысяч рублей, и они окончательно ушли.

По дороге назад рабби Шнеур Залман попросил объяснить, в чём смысл этого странного спектакля. Объяснил рабби Леви Ицхак, что реб Шрага действительно очень щедрый хозяин. Но однажды, когда у него дома было важное деловое совещание, к нему в комнату вошёл нищий и попросил подаяние. Реб Шрага был очень занят и, не глядя, дал ему первую попавшуюся под руку монету. Нищий рассердился, бросил её в лицо хозяину, устроил скандал. Обиженный реб Шрага решил для себя, что он сам виноват в том, что распустил своих просителей, поэтому никому он не будет давать более пяти копеек. «Тогда, - закончил рассказ рабби Леви Ицхак, - на Небесах решили, что он недостоин своего богатства и должен его лишиться. Сейчас,, нам удалось отменить этот тяжкий приговор».

В 1799 году рабби Шнеур Залман был арестован по доносу и увезён в Петербург, где содержался в Петропавловской крепости. Перед арестом он успел послать к рабби Леви Ицхаку посланца с просьбой молиться о нём. Несмотря на их многолетнюю дружбу, Бердичевский Ребе не знал имени матери автора «Тании», что необходимо для молитвы. Он открыл Тору и нашёл в ней то, что искал. Его взгляд упал на фразу: «И увидел Яков, что есть продовольствие ( «шевер») в Египте» (Берейшит 42, 1). «Шевер» - это начальные буквы слов «Шнеур бен Ривка». Кроме того, с этого места в Торе начинается рассказ о том, как евреи спустились в Египет и началось рабство. В конце концов, после всех перенесенных страданий именно Египет сделал евреев народом, и они вышли оттуда «с большим богатством». В этом состоял ответ Всевышнего. И, как мы знаем, именно так в последствии и произошло с рабби Шнеуром Залманном.

Кончина

Сразу после Йом Кипура 1810 года семидесятилетний рабби Леви Ицхак тяжело заболел. Силы быстро покидали его, и скоро стало ясно, что конец его близок. Неожиданно в его состоянии наступил резкий перелом, и он выздоровел. Прийдя в себя, рабби Леви Ицхак сказал ученикам, что сегодня должен был быть его последний день. Но он попросил у Б-га ещё жизни, так как очень хотел ещё один раз выполнить любимые им заповеди сукки и четырёх растений. Всевышний Благословенный принял его молитву и подарил ещё несколько дней в этом мире. Но сразу после праздников, 25 Тишрея 1810 года, его святая душа покинула этот мир.

Известие о кончине Бердичевского Цадика быстро разнеслось по всему еврейскому миру. В разных общинах Израиля раввины выступали с речами, говоря об огромной потере, которую понёс наш народ с уходом этого святого праведника, заступника и светоча всего Израиля. Рабби Леви Ицхак из Бердичева похоронен в своём городе, общину которого он возглавлял двадцать пять лет, и с именем которого сросся навеки. На его могиле был воздвигнут большой дом - оэлъ, который с тех пор служит местом паломничества тысяч евреев. В знак своей огромной любви к рабби Леви Ицхаку жители Бердичева решили, что он навечно останется их раввином, и его полный титул «раввин города, возглавляющий суд» не будет более дарован никому. Через некоторое время после смерти Бердичевского Цадика рабби Авраам Иошуа Эшел из Апты, автор книги «Оhэв Исроэль», рассказал следующую историю. Уже давно между ними было договорено, что тот, кто уйдёт из этого мира раньше, будет требовать на Небесах немедленного Избавления Израиля, и не успокоится, пока этого не добьётся. Выполняя обещание, рабби Леви Ицхак из Бердичева отказался войти в Ган Эден, требуя немедленного прихода Машиаха. Тогда всё небесное воинство, вышедшее ему навстречу, начало петь сладостные песни, чтобы он совершенно позабыл об этом мире. «И сейчас, - продолжал Цадик из Апты, - они не прекращают ни на мгновение своего пения, не давая рабби Леви Ицхаку возможности вспомнить о нашем мире. Так будет продолжаться до тех пор, пока Всевышний Благословенный не решит послать нам Машиаха, да произойдёт это скорее, в наши дни!»

Дети

У рабби Леви Ицхака было пятеро детей: три сына и две дочери. Старший, гаон рабби Меир, автор книги «Кетер Тора», умер при жизни отца. По желанию рабби Леви Ицхака диврей Тора его сына, рабби Меира, включены в его собственную книгу «Кду-шат Леви». Второй, рабби Исруэль, был раввином города Пиков. После смерти отца он занял место рабби Леви Ицхака в Бердичеве. Третий сын - рав Дов Бериш. Одна его дочь была женой рабби Йосефа Бинима, - по этой линии семьи рабби Леви Ицхака и рабби Шнеура Залмана, автора «Тании», породнились. Вторая дочь стала женой рабби Натана из Кожниц.

О книге «Кдушат Леви»

Большая часть книг рабби Леви Ицхака из Бердичева, к сожалению, до нас не дошла. Сборник его алахических ответов, «Шут», и книга его Хидушим на Талмуд так и не увидели свет. Не будучи изданными при жизни автора, они сгорели через несколько лет после его смерти во время пожара. Рабби Леви Ицхак издал два своих исследования, посвященные Хануке и Пуриму, назвав эту книгу «Кдушат Леви». Его комментарии к недельным главам Торы были изданы уже после смерти. Наследники объединили в новом издании обе эти книги, назвав их «Кдушат Леви». Согласно воле самого рабби Леви Ицхака, туда были включены также хидушим его сына рабби Меира. Сегодняшние издания «Кдушат Леви» включают и отдельные, собранные из разных других книг, хидушим рабби Леви Ицхака. Сохранились объяснения рабби Леви Ицхака на Мишну, которые печатают во всех современных изданиях.

В последующих поколениях

Значение рабби Леви Ицхака из Бердичева и его книги «Кдушат Леви» для нашего народа неоценимо. Сколько ни скажешь, всё равно приуменьшишь. Даже его святое имя и просто название города Бердичев являются источником особого очарования, которое вызывает даже у далёких от еврейства чувство чего-то доброго и очень хорошего. Восхищение им среди мудрецов и праведников Израиля всех поколений огромно. Знаменитый «Хозе» - Провидец из Люблина -признавался, что шестнадцать лет, которые он удостоился прожить в одном мире с рабби Леви Ицхаком, он каждый день в течение часа благодарил Всевышнего за ту особую милость, которую Он оказал нам, послав в мир эту святую душу. Хасидские праведники рассказывали и рассказывают множество поучительных историй из его жизни, количество которых сравнимо только с историями про самого святого Баал Шем Това. Его книга «Кдушат Леви» выдержала множество изданий и находится сегодня почти в каждом еврейском доме. Без преувеличения можно сказать, что «Кдушат Леви» является одной из важнейших книг иудаизма. О её особенности свидетельствует хотя бы тот факт, что в годы Второй мировой войны, когда чудесным образом спасённые учащиеся польских ешив наладили в Шанхае печатание необходимых им книг, без которых невозможно было обойтись, в их число вошла и книга «Кдушат Леви». Знаменитый рабби Иссар Залман Мельцер, автор «Эвен аэзель», представитель «литовского» направления, говорил, что просто не представляет себе праздник Ханука без «Кдушат Леви». Рахмистривский Ребе рассказывал, что однажды в Радин, в ешиву Хафец Хаима попросились к началу учебного семестра Элул два молодых человека, потомки Цадика из Бердичева. Им отказали из-за отсутствия мест. Услышав об этой истории, Хафец Хаим обратился к руководству ешивы с просьбой их принять. «Тот факт, что среди нас будут находиться потомки рабби Леви Ицхака из Бердичева, поможет нам выстоять в предстоящие Грозные дни» - сказал он.

Дай нам Б-г, чтобы заслуги и Тора святого праведника рабби Леви Ицхака из Бердичева, помогли нам стать лучше, защищали нас, светили и помогали нам в нашей жизни!

Молитва на исходе Субботы

В Святую Субботу рабби Леви Ицхак из Бер-дичева старался разговаривать только на Святом языке, Лашон акойдеш. Эта молитва была первыми словами, которые он по окончании Субботы произносил на языке будничном. Она найдена в его рукописях со следующей припиской:

«Пусть мужчины, женщины и дети говорят эту просьбу на исходе каждой Святой Субботы перед Авдалой з раза. И я уверен, что, безусловно, их будет ожидать удача, ».

"Г-от фын Аврум, ин фын Йицхок, ин фын Янкойв!

Байт дан фолк Исруэл фын олэм бэйзн ин данэм лойб! Аз дэр либэр шобэс койдэш гэйт, аз ды box, ин дэр хойдэш, ин дэр йюр, зол ынз цы-кимэн цы эминэ шлэймэ, цы эминэс хахумэм, цы аавас хавэйрым, цы двэйкэс аБойрэ Борхи, май-ним цы зан бишлошсрэ икурым шелох, ибэгилэ кройвэ бымэйру бэйюмэйни, ибитхийес амэйсэм, ибынвийес Мойше-Рабэйни уловашулэм.

Рибойнэ шел ойлэм, ды быст дох анойсэн лайюэф койех! Гиб Данэ либэ идыше киндэрлах ох койех Дих цы лойбн ин нор Дих цы динэн ин канн ондэрн хулилэ ныт! Ин аз ды вох ин дэр хойдэш ин дэр йюр зол ынз кимэн цы гэзынт ин цы мозл ин цы брухэ вэяцлухэ, ин цы хэйсэд, ин цы бунэ, хайе арихэ имэзойнэ рэвихэ вэсийайту дыш-майю лунэ илэхол Исруэл, вэ ноймар: умэн!»

Транслитерация выполнена р. Э. Басом.

«Б-г Авраама, Б-г Ицхака и Б-г Якова! Храни и спасай Свой любимый народ Израиль, во Славу Тебе, от всего дурного! Когда Святая Суббота проходит, пусть наступающие неделя, месяц и год придут к нам для полной веры, веры в мудрецов, для любви к ближнему и крепкой связи с Творцом, благословенно Имя Его. Чтобы верить в тринадцать основ Твоей веры и в близкое Избавление вскоре, в наши дни, в воскресение из мёртвых и в пророчество Мойше Рабейну, мир ему.

Владыка мира! Ты даруешь усталому силы! Дай же Твоим любимым идише киндерлах, детям еврейским, силы благодарить Тебя, и только Тебе служить, и никому другому, не дай Б-г. Пусть эта неделя, этот месяц и этот год придут к нам для здоровья и удачи, и благословения, и успеха, и для милости, и для детей, для длинной жизни, достатка и Небесной помощи нам и всему Израилю, и скажем Умен».



[1] В конце XVIII века Россия, Австро-Венгрия и Пруссия разделили между собой польское государство Речь Посполитую. Та часть, которая отошла к Австро-Венгрии, называлась Галицией.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .