Подарок для Ребе

בס"ד

Залман Рудман

Адмур аЗакен

Подарок для Ребе

Стр. 47

В те дни рабби Шнеур Залман жил в городке Лиозно, и его все называли «Магид (проповедник, наставник) из Лиозно». Неподалеку оттуда жил один из его хасидов – который был меламедом в хедере, и денег, которые он зарабатывал – ему едва хватало на жизнь.

Это произошло в студеную зимнюю ночь. Со стороны двери дома меламеда послышался стук. Он подошел, чтобы открыть дверь, и нашел там человека, который почти что замерз от холода. Меламед поспешил ввести его в дом. Поднес ему горячее питье, и печенья, выпеченные его женой.

Потом он предложил гостю подняться на печь, для того, чтобы согреться и заснуть. Своих детей, которые спали там до прихода гостя, меламед послал в другой угол дома, куда менее теплый.

С рассветом гость поднялся со своего ложа на печи, и пошел своим путем. Маленькие дети поспешили вернуться на печь, где было так тепло и приятно. К своему удивлению, они обнаружили там мешочек, полный золотых монет. Взволнованные и радостные, дети побежали рассказать своим родителям о сокровище, которое они обнаружили.

«Конечно же, гость скоро вернется, чтобы забрать обратно свои деньги!» - поспешили родители остудить воодушевление своих детей. Пока что меламед и его жена спрятали мешочек в потайном месте. Прошли часы и дни, прошли недели и даже месяцы, и неизвестный гость так и не вернулся, чтобы забрать свои деньги.

Меламед имел обыкновение всегда спрашивать у Ребе, всякий раз, когда в его жизни возникал вопрос или сомнение. «Что мне следует делать с мешочком монет, которые оставил неизвестный гость?» - спросил меламед у рабби Шнеур Залмана.

- Вс-вышний увидел твою стесненность, и решил послать тебе сокровище – ответил Ребе после некоторого раздумья. Ребе продолжил: «гость не вернется, чтобы забрать его, ибо это был не обычный прохожий, а посланник Высшего Провидения. Деньги принадлежат тебе».

Вместе с тем, Ребе посоветовал меламеду скрыть от людей секрет своего внезапного обогащения. «В ближайшие месяцы продолжай работать меламедом, и продолжай жить скромно и просто, в точности, как ты жил до сих пор» - указал Ребе.

Через некоторое время меламед снова пришел к Ребе, чтобы спросить, как ему следует вести себя далее. «Сними квартиру и магазин в городе» - предложил ему Ребе. «Купи ткани у главного поставщика и продавай их. Через год, когда, с помощью Вс-вышнего, ты будешь иметь успех, и увидишь благословение в своих делах, вернись ко мне, и я научу тебя, как вести себя далее».

Меламед сделал, как сказал ему Ребе, и у него было большое благословение в магазине тканей, который он открыл. Ровно через год он снова предстал перед Ребе.

«В следующем году не покупай больше тканей от местного поставщика, но поезжай в Витебск, для того, чтобы самому выбрать ткани для своего магазина», сказал Ребе. «Потом продай ткани торговцам тканями в Лиозно. - «Так ты сможешь заработать больше, без того, чтобы платить лишние деньги посредникам».

***

Прошел еще год, и меламед, который за это время превратился в обеспеченного и известного торговца тканями, снова пришел к Ребе – спросить его совета. После непродолжительного размышления Ребе ответил и сказал: «Ведь торговцы тканями в Витебске покупают свой товар в Москве. Поезжай сам в Москву, и закупи там большое количество тканей. Когда ты вернешься из Москвы – ты сможешь распространить свой товар среди торговцев тканями в Витебске и Лиозно.

Исполнив слова Ребе, хасид стал одним из самых больших и богатых торговцев тканями во всей области.

Через некоторое время хасид-торговец снова вернулся к рабби Шнеур Залману, и рассказал ему про свои коммерческие успехи, благодаря Ребе за все благословения, которые он ему дал. Рабби Шнеур Залман посмотрел на хасида добрым взглядом, и сказал: «Если так – слушай внимательно. Московские торговцы покупают ткани в Кенигсберге, который, как известно, славится своими тканями. Поезжай же ты тоже в Кенигсберг, и покупай товар из первых рук. Потом продашь его торговцам Москвы, Витебска и Лиозно».

Торговец сделал, как сказал ему Ребе, и его успехи росли ото дня ко дню. С тех пор и далее торговец приходил к Ребе, чтобы получить его благословение перед каждой поездкой в Кенигсберг.

***

Однажды, перед тем, как хасид поехал за товаром в Кенигсберг, Ребе сказал ему: «Ты ведь так много ездишь в Кенигсберг, и ты никогда не привез мне оттуда никакого подарка?!»…

Хасид понял слова Ребе буквально и смутился. «Правда» - спросил он самого себя со смущением – «как же это так, что до сего дня я не нашел возможности привезти Ребе какой-нибудь подарок?». В сердце он уже решил, что по возвращении из своей поездки в Кенигсберг, он привезет с собой Ребе дорогой подарок.

И действительно, приехав в Кенигсберг, торговец поспешил в большой ювелирный магазин, и купил для Ребе дорогой и блестящий подарок – красивую табакерку, сделанную из чистого золота.

По дороге домой торговец проходил мимо Лиозно, и вручил Ребе подарок. «Большое спасибо», «Большое спасибо» - сказал ему Ребе – ты действительно, привез мне замечательный подарок. Но не это я имел в виду».

Торговец почувствовал себя смущенным и разочарованным. Ребе долго смотрел на замечательную табакерку, и ощупывал ее с любовью своими пальцами. Потом посмотрел на хасида, и спросил: «Скажи мне, пожалуйста, когда ты находишься в Кенигсберге, ты посещаешь иногда театр»?

Вопрос Ребе застал хасида врасплох. Как Б-гобоязненный хасид, его нога никогда не ступала на порог театра, и даже мысль об этом не приходила ему в голову. Но он также знал, что слово, выходящее из уст Ребе – свято. Он понял, что здесь есть какая-то тайна, и промолчал.

В следующую свою поездку в Кенигсберг хасид пошел в городской театр. О приобрел самый дорогой билет на ближайшее представление. В назначенное время он зашел в зал, и занял свое место. Кресло было мягким и удобным, и торговец, уставший с пути, быстро погрузился в глубокий сон.

Представление завершилось, а он все еще спал на своем кресле, пока не подошел к нему театральный сторож, и не разбудил его. Он внимательно посмотрел на хасида.

- Откуда ты? – спросил сторож.

- Из России, - ответил торговец.

- И откуда из России?

- Из Лиозно – ответил хасид.

- Знаешь ли ты рабейну Залменю? – спросил сторож.

- «Да» - ответил торговец, удивленный неожиданным вопросом и также его стилем. Он сразу понял, что сторож имеет в виду рабби Шнеур Залмана.

«Если так – передай ему привет от меня» - попросил сторож.

«И как тебя зовут»? - поинтересовался торговец.

- «Карл» - был ответ.

***

Когда хасид вернулся в Лиозно, он рассказал Ребе о странной встрече с Карлом, театральным сторожем. Лицо Ребе засияло от радости. «Да, это тот подарок, который я хотел получить» - сказал он хасиду.

Прошло немного времени, и хасид снова пришел к Ребе, перед тем как отправиться в очередную поездку в Кенигсберг. Ребе благословил его и пожелал успеха. За секунду до того, как он вышел из кабинета, Ребе открыл ящик своего стола, и вынул из него запечатанный конверт. Ребе протянул его торговцу и сказал – "Когда ты приедешь в Кенигсберг, передай этот конверт как он есть театральному сторожу. И когда ты завершишь все свои дела в городе, и захочешь вернуться домой – вернись к нему и забери у него конверт обратно.

Торговец так и сделал. Сразу же, как только он приехал в Кенигсберг, он пошел в театр, и передал Карлу сверток, который послал с ним Ребе. Через несколько дней, когда хасид собирался вернуться домой, он вернулся к сторожу, чтобы получить от него сверток назад. На лице сторожа читалась разочарование. "Ты уверен, что твой Ребе сказал тебе забрать ее у меня?" – спросил. "Именно так наказал мне" – ответил хасид извинительным тоном.

Вся эта история виделась ему странной и покрытой тайной. Но в особенности хасид удивился, что сверток выглядел закрытым и запечатанным, как будто бы вообще его не открывали.

И действительно, только собираясь вернуть сверток в руки хасида, театральный сторож снял с него упаковку и открыл. Посылка заключала страницы, написанный рукой Ребе. Это были строки святой книги Тания, которая в те дни еще не была напечатана.

Сторож начал быстро листать страницы. "Ах, ах, ах!" – воскликнул он с изумлением, "какая высокая мудрость, какой дух пророчества! Настоящий дух пророчества!"

Потом сторож сложил страницы, и вернул их в упаковку. Он приблизил их с дрожью к своим устам, и горячо поцеловал их. После этого он отдал упаковку хасиду и сказал: сейчас, после того, как я изучил писания рабейну Залменю, и нашел в них столь возвышенные откровения тайн Торы, я уже не знаю, какие новые откровения остались до прихода Мошиаха!"

***

Кем был этот таинственный театральный сторож? Действительно ли "Карл" – это его настоящее имя? Почему Алтер Ребе послал ему рукопись Тании?

Были хасиды, которые предположили, что театральный сторож – был одним из 36 скрытых праведников поколения; его работа, так же как и его имя Карл, были, в сущности, прикрытием для его истинной сущности и имени; Ребе послал к нему рукопись Тании, для того, чтобы получить его "аскама" (разрешение на издание); лишь после того, как Карл, скрытый праведник, изучил эти страницы и похвалил их – Ребе решил напечатать Танию, и начать распространять по всему миру.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .