2

В книге «Эц хаим», раздел 8, глава 6 сказано, что Малый Лик и его Жена[1] поворачиваются лицом друг к другу[2] лишь благодаря заповедям, исполняемым действием, и причина этого в том, что добрые дела человека приводят к высшему единению[3].

Почему для этого необходимы заповеди, исполняемые именно действием? Объяснение этому можно найти в той же книге, раздел «Ман умад», где написано, что для того, чтобы Аба и Има соединились, необходимо вначале поднять маим нуквим Жены Малого Лика[4], а маим нуквим Жены принадлежат области действия[5], как написано об этом там же, гл. 1 раздела «Ман умад». Добрые дела иносказательно называются «удалением терниев», ибо они очищают внешний аспект Жены — сферу действия — от «клипот», покрывающих ее[6]. Это происходит благодаря тому, что заповеди возносят добро из сферы действия к его источнику в святость мира Ацилут[7], который представляет собой добро, уже очищенное от всяких примесей[8]. И сказанное там, что Адам очищал сферу действия не только исполнением заповедей, но и посредством молитв, не противоречит сказанному выше о необходимости именно действия, так как при молитве человек шевелит губами, и [Талмуд считает] это действием, ибо молящийся расходует при этом энергию обитающей в плоти и крови человека витальной души, происходящей из «клипат нога»[9].

Эти искры святости, извлекаемые из «клипат нога» в мире Асия, поднимаются в мир Йецира посредством имени Бан[10], из мира Йецира — в мир Бриа, оттуда — в мир Ацилут, как об этом написано в разделе «Ман умад», глава 2, пункт 7.

Из сказанного выше станет ясно, что мысль не может оказать никакого влияния на миры, ибо невозможно привлечь из высших сфирот семя мудрости, которое побудит Малый Лик и Жену к соединению[11], без того, чтобы вознести туда маим нуквим. — святые искры царей[12], заключенных в «клипат нога». Причина этого в том, что высшие сфирот по природе своей стремятся не воздействовать на низшие миры, они желают «питаться молоком своей матери»[13], как написано в «Эц хаим», раздел «Ман умад», глава 2.

Следует также рассмотреть сказанное в книге «Зогар». глава «Пкудей», стр. 244б. Там говорится, что наряду со служением Всевышнему молитвой, произносимой вслух, существует служение, состоящее в созерцании высших миров — путем концентрации мысли на глубинном смысле молитвы и единении высших сфи-рот. Это служение доступно тем, кто способен восходить в созерцании со ступени на ступень — до бесконечности. Это не противоречит сказанному выше, что служение невозможно без вознесения маим нуквим посредством речи и действия, ибо в этом случае сами душа, дух и высшая душа становятся маим нуквим[14] при самопожертвовании во имя Торы и во время молитвы «Нефилат апаим»[15].

К отрывку второму

В учении р. Ицхака Лурии описано, как в начале творения Б-жественная сущность раскрывалась во всей ее полноте и тем самым не оставляла места для какого-либо конкретного существования. Затем Всевышний ограничил Свое проявление; это описывается образно как возникновение Пустоты, т. е. возможности конкретного бытия в безбрежном океане света — проявлении Б-жественной полноты. Далее говорится, что эту Пустоту пронзил луч света — из универсума возможностей Всевышний избрал конкретное бытие, которое Он осуществит. Этот луч света (в терминах лурианской школы — «линия» или «нить» света) есть Б-жественный замысел или план всего, что будет осуществлено впоследствии. Он именуется Древним Адамом (Древним Человеком), ибо основная идея, которой подчинен весь замысел, — это идея человека, наделенного свободой воли и исполняющего волю Всевышнего.

Можно сказать, что предназначение человека — это установление единства как в себе самом, так и во всем мире, причем не «врожденного», запрограммированного в природе вещей единства, но свободного единства, состоящего в слиянии своей свободной воли с волей Всевышнего. Для того, чтобы такое служение стало возможным, сначала был создан мяр Единства, затем мир Разобщенности, затем мир, несущий в себе как начала всеединства, так и начала разобщенности.

Эти миры эманировал из своей сущности Древний Адам, ибо главный замысел в процессе осуществления дает жизнь частным идеям, каждая из которых воплощается на отдельном этапе осуществления замысла. Каждая эманация света связана с определенным именем Всевышнего, ибо все Его имена — не что иное как Его проявление в сотворенных мирах. Имя, состоящее из четырех букв — «йод», «гей», «вав», «гей», — отражает четыре основных этапа в распространении света. «Йод» — символ связанного со сфирой Хохма сокращения и ограничения — первого условия распространения света — представляется в виде точки: на этом этапе свет не имеет никакой конкретной формы. «Гей» — последующее оформление и детализация света — сфира Бина. «Вав» — вертикальная линия, символизирующая переход света с высших уровней на низшие. И еще раз «гей» — распространение на низшем уровне. Таким образом, тетраграмматон символизирует распространение света вообще. Частные проявления обозначаются этим именем с различными огласовками.

Когда свет проявляется в какой-либо оболочке, его обозначают тетра-грамматоном, в котором каждая буква заменена ее названием. Такая форма называется милуй — «дополнение» имени. Свет, соответствующий дополнению, относится к свету, обозначаемому самим именем, как название вещи к ее сущности. Особую важность имеют четыре варианта дополнения тетраграм-матона, которые обозначаются по их гиматриям. Не вдаваясь в детали этих обозначений, основанных на развитой в Кабале символике букв и чисел, отметим несколько моментов. «Йод» во всех четырех дополнениях неизменен. Это связано с тем, что высшая сфира Хохма не претерпевает принципиальных изменений на всех этапах творения мира. Далее, в имени Ав на каждом из уровней присутствует буква «йод», т. е. все аспекты порождаемого им мира (см. ниже) проникнуты светом мудрости и высшего единства. В имени Саг на некоторых уровнях присутствует «йод», на других «алеф». «Алеф» представляет собой как бы две буквы «йод», разделенные косой чертой, т. е. символизирует отделение низшей, ограниченной мудрости от высшей, бесконечной. Таким образом в имени Саг (точнее, в мире, порождаемом им) имеет место дисгармония между различными аспектами: сосуды (представляемые в основном буквой «вав») ограничены, а свет — безграничен. Имя Бан отражает состояние святости после того, как разбились сосуды. Буквы (кроме первой) удвоены: свет покинул сосуды, и в них остался только низший уровень его, непосредственно связанный с сосудами и повторяющий их. В имени Ма все три уровня содержат букву «алеф», таким образом гармония между светом и сосудами восстановлена. Имя Аб дает начало миру Акудим — «связанный» мир, где все сфирот связаны воедино, в одном сосуде. Имя Саг дает начало миру Некудим — «мир точек», где каждая сфира представляет собой изолированную точку, ибо сфирот не взаимодействовали друг с другом; все их бытие сконцентрировалось на стремлении к источнику света. Это стремление превозмогло силу притяжения сосудов, и свет вырвался из них. Он слился со своим источником, а сосуды, лишившись света, связывавшего их с источником, дали начало обособленному, отпавшему от Б-га бытию. Затем возник мир Брудим — «пестрый мир», где каждая сфира включает в себя множество оттенков, ибо сфирот взаимодействуют друг с другом и взаимовключаются; мир Восстановления — в этом мире выделяется мужское и женское начало, сфирот выстраиваются по трем линиям: «правая линия» — распространение света; «левая линия» — ограничение света; «средняя линия» — синтез двух предыдущих; сфирот из «точек» преобразуются в «лики»; возникает единение сфирот.

В результате того, что человек на земле исполняет заповеди, эта система сфирот охватывает все большие области мироздания и все более интегрируется. Исполнение человеком своего предназначения приводит к тому, что все миры, включая наш земной мир, не потеряв своего конкретного бытия, достигнут тем не менее всей полноты единства с; Творцом; единства, которое никогда до того не осуществлялось даже в высших мирах, включая самый мир Ацилут — мир единства.

[1] В мире Тикун (Восстановления) между десятью сфирот существуют многообразные связи и взаимодействия. В результате этих взаимодействий каждая из сфирот приобретает качества, присущие остальным, некоторые из сфирот объединяются друг с другом. Так образуются парцуфим — конгломераты сфирот, каждая из которых содержит в себе многообразие всего спектра сфирот, подчиненное, однако, характеру основной центральной сфиры. Так, из сфиры Кетер возникает парцуф Великий Лик. Высшие уровни сфиры Кетер выделяются в особый парцуф — Лик Предвечного, из сфиры Хохма — Аба, из сфиры Бина — Има, из сфирот, группирующихся вокруг центральной сфиры Тиферет (Хесед, Гвура, Тиферет, Нецах, Год, Йесод), — Малый Лик, из сфиры Малхут — Жена.

Парцуфим были созданы для того, чтобы стало возможным единение сфирот, гораздо более полное и глубокое, чем то, на которое они были способны сами по себе. Используя антропоморфную образную систему, Кабала подразделяет парцуфим на «мужские» и «женские» (доноры и акцепторы) и уподобляет их единение соитию мужчины и женщины. Особое значение имеет единение парцуфа Аба с парцуфом Има и парцуфа Малый Лик с парцуфом Жена. Первое называется «высшим единением», второе — «низшим единением».

Хохма описывается как Б-жественное Ничто, неуловимая искра. Хотя по отношению к сфире Кетер она представляет собой Нечто, происходящее из Ничто, по сравнению с последующими сфирот, однако, ограничения Хохмы столь неуловимы, что она именуется Ничто.

Бина — Има — есть собственно источник всех расположенных ниже сфирот; оплодотворенная Хохмой, она рождает Малый Лик и Жену; Бина называется матерью всей системы сфирот, она является как бы материей, образующей их субстанцию; от Хохмы же исходит только неощутимый исходный импульс.

При соединении Хохмы и Бины Ничто Хохмы приобретает определенность в Нечто Бины и, с другой стороны, Нечто Бины восстанавливает свою связь с Б-жественным Ничто. Это единство Ничто-Нечто творит всё.

Малый Лик — это Б-жественные атрибуты, единые со Всевышним; они неизмеримо выше сотворенных миров, хотя, в отличие от высших сфирот Хохма, Бина и Даат, содержание атрибутов выражает отношение Б-га к миру; можно сказать, что атрибуты существуют для миров, но не в мирах. Этот этап в раскрытии света можно сравнить с внутренней душевной подготовкой к диалогу, к речи, обращенной вовне.

Жена, иначе Шхина, — присутствие Б-га в мирах, речь Всевышнего, которой Он творил миры и с которой обращался к пророкам. Объединение Малого лика и Жены означает объединение трансцендентного света с имманентным, раскрытие его в имманентном свете. Единение ликов может быть более или менее полным. Иногда в нем могут участвовать только внешние аспекты, иногда — также и внутренние.

[2] <![endif]> Лицо (на иврите паним) ассоциируется с пнимиют — глубинными, внутренними аспектами. Под этим подразумеваются Хохма, Бина и Даат — первые три из десяти сфирот каждого лика.

В книге «Эц хаим» говорится о ситуации, предшествовавшей созданию человека. Там описывается процесс образования ликов, восстановление погибшего мира Тогу (Хаоса), мира, где сфирот не взаимодействовали друг с другом. Лики возникали под действием высшего света из руин погибшего мира Тогу; созданные лики объединялись друг с другом, привлекая тем самым новый свет, который восстанавливал все новые области, части разобщения. Так образовались все лики мира Ацилут. В нем последствия гибели мира Тогу полностью преодолены. Однако для очищения миров Бриа, Йецира и Асия необходимо единение Малого Лика и Жены, от которого, как говорилось выше, зависит распространение высшего света в сотворенные миры. Это единение, как и все дальнейшее восстановление, зависит от поступков человека.

Когда Малый Лик и Жена возникли, они представляли собой единый лик, состоящий из двух ликов, соединенных своими оборотными сторонами. Иными словами, внешние аспекты Малого Лика и Жены были единым целым. (Аналогию этому мы находим при создании человека по «образу и подобию» Малого Лика. Как известно, он был создан «двуликим», андро-гином, тело его состояло из тел мужчины и женщины, соединенных спинами.) Чтобы Малый лик отделился от Жены и соединился с ней лицом к лицу, необходимо было, чтобы человек на земле исполнял заповеди действием. Тем самым он вызвал объединение Абы и Имы, которое привело к тому, что на Малый Лик и Жену излился свет высшего разума, который побудил их отделиться друг от друга и соединиться лицом к лицу.

Чтобы понять сказанное, нужно прибегнуть к модели, часто применяемой в хасидизме для иллюстрации учения о сфирот: отношения души и Всевышнего. Когда человек приступает к служению, разум и чувства его далеки от Всевышнего; они устремлены к земному миру. Иными словами, лицом своим он обращен к миру. Вначале человек может подчинить Всевышнему только внешние аспекты своей души, связные мысль, речь, действия, т. е. «обратную сторону» своей души. И по принципу «мера за меру» ему открывается и Б-жественное, Всевышний предстает для него как строгий повелитель, вознаграждающий и карающий. Т. е. человеку открываются внешние аспекты Б-жественного света. Однако постепенно он наполняется светом мудрости. Причем это происходит именно благодаря исполнению им заповедей, а не только в результате изучения тайн Торы и т. д.

Заповеди, исполняемые действием, в этом смысле подобны хлебу — точно так же без пищи тело человека, в том числе его мозг, не может расти и развиваться; сколько ни обучай ребенка, если бы он не взрослел в чисто физиологическом плане, он никогда не достиг бы уровня понимания взрослого. Так и исполнение заповедей питает душу, помогает ей достичь зрелости, подняться до осознания их смысла. Человек освобождается от тяги к материальному миру. Он не должен заставлять себя служить Всевышнему, исполнение Его воли естественно для человека. Так что он служит Ему осознанно, разумом и эмоциями, т. е. как бы поворачивается лицом ко Всевышнему. И Всевышний поворачивается к нему лицом, раскрывает ему глубинный свет мудрости, заключенный в повелениях и запретах. Так соединяется душа со Всевышним лицом к лицу.

[3] Единению ликов Абы и Имы, как говорилось выше.

[4] Всякое единению ликов происходит посредством маим нуквим («женских вод»). Это верно по крайней мере для единения Малого Лика и Жены в период, начавшийся с созданием человека на земле. Как говорилось выше, каждый лик возник из разрушенных сфирот мира Тогу; однако не все аспекты разбившихся сфирот были восстановлены. Те аспекты, которые не были восстановлены, — искры святости, рассеянные среди шелухи, — называются «женскими водами» соответствующего лика. Освобождение этих искр происходит в два этапа. Сначала женский лик (Жена, а точнее ее порождение — человек, с ее помощью) возносит их из области разобщенности ввысь к мужскому лику (Малый Лик), который, в свою очередь, привлекает из высших миров — ликов Абы и Имы — свет мудрости — «мужские воды», которые очищают «женские воды» и возводят их на еще более высокую ступень святости. Эта встреча «мужских» и «женских» вод и есть соединение сфирот.

Иными словами, когда человек подчиняет отпавшее от Б-га бытие земного мира святости и, используя его латентную святость, устремляет его ввысь, это стремление вызывает встречный поток благодати, исходящий от Всевышнего, ибо в преодолении разобщенности воплощается воля Всевышнего, а там, где пребывает Его воля, там пребывает Он Сам. И из соединения этих встречных стремлений возникает совершенное бытие, гармонично соединившее многообразие этого мира с высшим единством.

[5] Четыре лика соответствуют четырем мирам: Аба — миру Ацилут, Има — миру Бриа, Малый Лик — миру Йецира, Жена — миру Асия. Поэтому, когда разбились сосуды, искры, связанные с ликом Жены, оказались в сфере действия, где властвуют силы зла. Чтобы освободить эти искры, недостаточно мысли, как в случае с искрами, принадлежащими другим сфирот, а необходимо именно действие.

[6] Земля часто служит символом лика Жены; другой символ ее — Эден, райский сад. «Всплеск маим нуквим», освобождение искр Жены от шелухи называется «обработкой земли» или «возделыванием сада», которое Всевышний поручил человеку. О ситуации до сотворения Адама говорится: «Б-г не посылал дождя, ибо не было человека, который обрабатывал бы землю». Сказано: «И поместил Б-г человека в райском саду, чтобы он возделывал его и охранял». Одной из основных работ человека в саду было уничтожение сорняков — сил зла, которые получают жизненную энергию от попавших в их власть искр, принадлежащих лику Жены. Эту энергию силы зла могут получать только от низших, внешних аспектов Жены, ибо во внутренних, высших аспектах лика сокрытие света не настолько велико, чтобы допустить существование зла.

[7] . Материальные предметы, с помощью которых выполняется заповедь, речь и действие человека, энергия его тела, силы, которые он вкладывает в исполнение заповеди — все это принадлежит сфере действия. С другой стороны, в каждой заповеди воплощены сфирот мира Ацилут.

[8] Как говорилось выше, все миры и лики возникли из мира Тогу, где в результате разбития сосудов добро было перемешано со злом. Лики мира Ацилут — это добро из мира Тогу, полностью очищенное от примеси зла и воссозданное излившимся свыше светом.

[9] «Клипат нога» — «сияющая оболочка». Если разделить все существующее по его отношению к Б-гу, то святость — это бытие, устремленное к Нему, «клипот тмеот» («нечистые оболочки») — бытие, направленное против Всевышнего, «нога» («сияние») — бытие «нейтральное». Таким образом, «нога» граничит со святостью. У пророка Йехезкеля (1:4) сказано: «И увидел я бурный ветер, и великое облако, и огонь полыхающий, а вокруг него — сияние». Здесь перечисляются области, окружающие святость в порядке от низшего к высшему; бурный ветер, великое облако и огонь полыхающий — три нечистых оболочки, а сияние — «нога». Исполняя заповеди, человек превращает несвятое, будничное в святое, т. е. «поднимает» «нога» к святости.

[10] Автор объясняет, каким образом маим нуквим из мира Асия могут влиять на соединение Малого Лика и Жены в мире Ацилут. Имя Бан связывает святые искры, рассыпанные в мире в результате того, что разбились сосуды, с их источником в Б-жественном свете. Его присутствие проявляется в биту ль йеш — преодолении обособленности бытия, его подчинении святости. Иными словами, это имя — эманация Б-жественной энергии, сообщающая искрам стремление в высь, освобождающая искры от шелухи, скрывающей их и отделяющей от святости. Сначала искры очищаются^ от наиболее грубой шелухи — «нога» мира Асия — и поднимаются в мир Йе-цира; там они освобождаются от более тонкой шелухи — «нога» мира Иецира и т. д. Таким образом, имя Бан порождает «восходящий свет» — движение искр ввысь, вплоть до мира Ацилут. В этом мире искры превращаются в маим нуквим и побуждают Малый Лик соединиться с Женою.

[11] Хотя в мире Ацилут — мире Единения — все лики взаимодействуют друг с другом, для того, чтобы они поднялись на более высокую ступень единства, необходима всякий раз новая эманация высшего света. Так, например, относящиеся к сфере эмоций Малый Лик, в котором преобладает начало доброты, и Жена, в которой господствует начало строгости, не в состоянии полностью объединиться без света высшего разума. Поясним примером: человек может примирить противоположные эмоции только разумом; точно так же тот, кто находится во власти эмоций, нетерпим к чужим мнениям. Можно сказать, что в эмоциях человек ощущает только самое себя («я люблю») или, в крайнем случае, другое как часть себя. Но почувствовать себя частью другого дает возможность только разум.

См. также прим. 4, где объяснен смысл соединения «лицом к лицу» как единства не стихийного, но достигаемого человеком, наделенным свободой воли. А ведь именно разум — тот инструмент, которым человек осуществляет свободу воли.

[12] Семь сфирот мира Тогу (от Хесед до Малхут) именуются царями, царствовавшими в Стране Эдом. Это наименование берет начало из рассказа Торы о царях, царствовавших в Эдоме до того, как воцарился царь из сынов Израиля (Брейшит, 36:31-43). Там перечисляются восемь царей, и о каждом из них сказано: «И воцарился... и умер», кроме последнего, о котором не говорится, что он умер. В Кабале это трактуется следующим образом: семь царей, о которых упоминается, что они умерли, — это символ семи разбившихся сфирот от Хесед до Малхут (высшие три сфирот не были разбиты). Восьмой царь, о котором не сказано, что он умер, — это новая Б-жественная эманация (имя Ма), которая начала восстанавливать разбитые сосуды. В результате этого восстановления, как упоминалось выше, возникает мир Тикун, мир Ацилут. Смысл названия «цари Эдома»: Эйсав (Эдом) вообще — символ хтонического начала, мира Тогу; Яаков, Израиль — мира Тикун. Сфирот называются царями, ибо, как упоминалось выше, между ними не было взаимодействия, более того, каждая из них стремилась быть безраздельной обладательницей Б-жественного света, подобно тому, как «два царя не могут владеть одной короной».

Когда сосуды разбились, наполнявший их свет удалился к своему источнику Внизу остались только немногочисленные искры, подобно тому, как на осколках разбитого сосуда с водой остаются капельки жидкости Все это — осколки сосудов и искры света, оставшиеся в них, — и составляет материальный мир Как известно, мир Тогу стоял на неизмеримо более высокой ступени, чем сменивший его мир Тикун И хотя после отпадения от Всевышнего эта святость превратилась в свою противоположность, все-таки и теперь материальный мир — осколки Хаоса — обладает огромной потенцией святости Поэтому влияние слова и действия человека достигает мира Ацилут и вызывает единение высших сфирот в нем, ибо принадлежащие сфере материального речь и действие реализуют заложенную в ней энергию, источник которой выше мира Ацилут В отличие от этого, мысль принадлежит преимущественно сфере духовного (хотя и имеет некий эфемерный материальный носитель — процессы, происходящие в мозге) и потому не высвобождает энергию мира Тогу Поэтому мысль может подняться лишь в тот мир, который соответствует уровню ее духовности (см прим 5 к первому отрывку), и даже в этом мире она не объединяется со сфирот.

Из сказанного ясно, что мысль не может вызвать единения сфирот, ибо только речь и действие достигают их.

[13] Самая сущность святости сфирот выражается в их стремлении ввысь, ко Всевышнему И чем выше уровень сфиры, тем сильнее это стремление Каждая сфира стремится получать свет из своего источника, от сфиры, стоящей над ней (на языке Кабалы — «питаться молоком матери»), тогда как распространение света сфиры вниз означает удаление ее от Всевышнего, что противно ее природе И только стремление низших сфирот к высшим побуждает их изливать свет вниз Ибо стремление низших миров ввысь пробуждает глубинные аспекты воли Всевышнего, и она превозмогает природу миров, основанную на внешних проявлениях Его воли

[14] Выше, в прим 12, сказано, что душа человека не может превратиться в маим нуквим для высших сфирот, ибо мысль человека, возносящая душу, не может подняться к сущности сфирот мира Ацилут, поскольку сфирот — сущность Б-жественного света и там не место даже для малейшей обособленности А ведь даже чистейшая любовь, лишенная всякой примеси эгоизма, предполагает существование личности любящего, отделенной от личности любимого Исключением являются такие праведники, которые могут «подниматься в созерцании со ступени на ступень до бесконечности», их души полностью преодолевают обособленность своего бытия в самоотречении и превращаются в маим нуквим для сфирот мира Ацилут

[15] Самоотречение, полное объединение самой сущности души со Всевышним является конечной целью и высшим смыслом изучения Торы, в этом же состоит глубинная цель молитвы «Нефилат апаим» Как объясняется в главах 4 и 5 первой части Тании, при изучении Торы человеческий разум объединяется с мудростью Всевышнего «единением непостижимым, сравнимого с которым и подобного которому не найти в сфере материального». Это относится ко всякому, кто изучает Тору. Тот же, кто изучает Тору не ради самосовершенствования и даже не ради познания высшей мудрости, а делает это абсолютно самоотверженно ради того лишь, чтобы осуществить цель Всевышнего, которую Тот преследовал, открыв Тору человеку и мирам, удостаивается слияния сущности его души с сущностью Торы — бесконечным светом.

Подобно этому, в молитве «Нефилат апаим», произнося слова «Тебе, Г-сподь, возношу я душу свою», молящийся ощущает себя как тот, кто жертвует жизнью во имя Всевышнего, в этот момент его душа достигает полного единства со Всевышним, единства, которое ничто не в силах разорвать.

Произнесение молитвы «Шма Исраэль» создает возможность для единения. Оно образует в самых глубинах души лишь стремление к единению, готовность слиться со Всевышним, однако одной этой молитвы недостаточно, чтобы стремление реализовалось. И если после молитвы человек не переходил к таким формам служения, которые реализуют это стремление, единение прерывается, и душа вновь осознает себя автономной сущностью, какой была до молитвы, а не частицей Б-жественного. Это происходит по причине того, что и во время душевного порыва все проявления души (интеллект, эмоции и т. п.) не изменились в сущности, а лишь были захвачены этим порывом.

В связи с этим в лурианской Кабале упоминается следующая медитация: в начале молитвы человек должен мысленно повергнуть себя в глубины смерти, преисподней (нефилат апаим, букв, «падение ниц»), чтобы его душа собрала затерянные там искры святости и затем вознесла их вместе с собой ко Всевышнему. (В трудах лурианской школы отмечается, что эта медитация доступна только тем, кто достиг высокого духовного уровня; в противном случае, если душа не достигла описанной выше степени единства со Всевышним, погружение в сферы смерти может быть опасно для души.) Таким образом, при «Нефилат апаим» человек возносит «женские воды» из сферы смерти, зла. См. ниже, в четвертом отрывке, о том, что хотя и существует возможность «возносить воды», не прибегая к речи и действию, все-таки предназначение миров во всей полноте достигается именно исполнением заповедей речью и действием.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру