Одобрение

известного раввина и хасида, святого
Б-жественного мужа, учителя нашего раби
Мешулама-Зусла из Аннополя[1]

Увидели мои глаза писания этого раввина и гаона, Б-жественного мужа, святого и чистого, зерцала светозарного, и добро, сотворенное им. Всевышний в милосердии Своем дал его чистому сердцу возможность свершить это, дабы указать народу Г-спода Его святые пути. И по обычаю своему не был он намерен печатать эти писания, но так как они распространились во всем народе Израиля, переписанные многократно разными переписчиками, а при множестве различных копий умножилось число ошибок донельзя, он должен был эти писания напечатать. Б-г же просветил разум участвовавших в этом - известного ученостью раввина раби Шалома-Шахне[2], сына раби Ноаха, и известного ученостью раввина раби Мордехая, сына Шмуэля Галеви и они послали печатать эти писания в город Славуту, и за это доброе дело говорю я: да сопутствует им успех и благоденствие! Однако в их сердцах поднялась тревога оттого, что умножились печатающие, и бывает, что более удачливым причиняют они вред и ущерб. Поэтому мы решили дать свое согласие на печатание, дабы никто не осмелился причинить названным печатникам какой-либо ущерб, упаси Б-г, или посягнуть на их право. Всем запрещается печатать эту книгу без ведома названных печатников в течение полных пяти лет, начиная со дня, указанного нами ниже. И на всяком, кто услышит мои слова, почиет благословение, и добро будет ему. Таковы мои слова, единственно для прославления Торы, во вторник, - в день, о котором дважды было сказано, "что это хорошо"[3], в неделю, когда читается глава "Таво", в год 5556 от сотворения мира[4].

Нижайший Мешулам-Зусл из Аннополя

ОДОБРЕНИЕ

известного раввина и хасида, святого
Б-жественного мужа, учителя нашего раби
Йегуды-Лейба Гакогена[5]

Мудрость человека освещает лицо земли[6], [так я сказал], увидев [творение, вышедшее из-под пера] святых рук [его] автора, раввина и гаона, святого, чистого, благочестивого и смиренного, скрытые достоинства которого давно уже стали известны миру - с тех пор, как он заседает в собрании мудрых под руководством нашего господина, учителя и наставника, гаона мира, черпающего воды из колодца живых вод[7]. И теперь возрадуется Израиль[8], ибо святые речения его открываются в этом сочинении, которое будет напечатано, дабы научить народ Г-спода Его святым путям, как каждый увидит сам из сказанного в нем. Тому, что всем доступно и известно, не надобно доказательств, и только, чтобы не случилось что-либо дурное, чтобы не было ущерба напечатавшим, я своей властью предупреждаю, дабы никто не осмелился печатать это сочинение в течение пяти лет, начиная с указанного ниже дня. На всяком, кто услышит мои слова, почиет благословение, и добро будет ему.

Таковы мои слова, во славу Торы сказанные во вторник недели, когда читается глава "Таво", в год 5556 от сотворения мира.

Йегуда-Лейб Гакоген

ОДОБРЕНИЕ

раввинов, да продлятся их годы,
сыновей гаона, автора [этой книги], да будет
благословенна его память и да пребывает
душа его в Эдене

Так как мы решили дать согласие и право на печатание - в память сынам Израиля - слова справдливости и истины, слова Б-га живого, [сочинение] нашего господина, отца, учителя и наставника, да будет благословенна его память, которые были записаны его собственной святой рукой и его словами, которые как угли горящие зажгут огонь в сердцах, дабы их приблизить к Отцу их Небесному; и называется оно "Святое послание", ибо это по большей части письма его святости, которые посылались, дабы учить народ Г-спода, по каким путям идти и какие вершить дела. И так как в нескольких местах своей книги "Ликутей амарим" ["Книга средних" - первая часть "Тании"] он помечает, где искать обоснование его словам, а слова Торы бывают порой скупы, а порой обильны, а также поскольку появились новые части, как "Заключительный трактат", имеющий отношение к некоторым главам, которые он написал во время сочинения книги "Ликутей амарим", и там он входит в тончайшую полемику и глубокий разбор некоторых мест из книги "Зогар", книг "Эц хаим" и "При эц хаим", которые как будто противоречат друг другу, и он вдохновленным разумением, в каждом месте по-своему, приводит их в согласие, как написано в "Ликутей амарим", - мы решили соединить их с книгой "Ликутей амарим" и "Посланием о покаянии", [написанными] его святостью нашим господином, отцом, учителем и наставником, да будет благословенна его память. Посему мы воздвигаем великую преграду и, по закону наших мудрецов, возглашаем отлучение, против которого нет никакого средства, дабы никто не осмелился печатать эти сочинения ни в какой форме и ни по частям в течение пяти лет, начиная со дня, указанного ниже. Одно должно быть известно: к нашему несчастью утеряны рукописи, написанные его собственной святой рукой с большой точностью, так, что не было буквы лишней или недостающей, и осталось только то немногое, что собрано тут и там из копий, распространенных среди учеников, и если найдется ошибка - а "ошибки кто уразумеет?"[9], - надо понимать, что это ошибка переписчика, но смысл остается ясным.

Слова Дова-Бера, сына господина, отца, учителя и наставника моего, гаона и хасида, святого в Израиле, нашего учителя и господина Шнеура-Залмана, да будет благословенна его память, душа его покоится в Ган Эдене;

и Хаима Аврагама, сына господина, отца, учителя и наставника моего, гаона и хасида, святого в Израиле, нашего учителя и господина Шнеура-Залмана, да будет благословенна его память, душа его покоится в Ган Эдене;

и Моше, сына господина, отца, учителя и наставника моего, гаона и хасида Шнеура-Залмана, да будет благословенна его память, душа его покоится в Ган Эдене.

К одобрениям

[1] Друг автора и ученик р. Дова-Бера из Межирича.

[2] Зять автора и отец р. Менахема-Мендла из Любавичей, третьего главы Хабада.

[3] Брейшит, 1:10,12.

[4] 1796 г.

[5] Ученик р. Дова-Бера из Межирича и друг автора.

[6] Ср. Когелет, 8:1.

[7] Намек на имя р. Дова-Бера из Межирича. "Колодец" по-древнееврейски -беэр.

[8] Намек на имя р. Исраэля Баал-Шем-Това.

[9] Тегилим, 19:13.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру