Об уступках науке

МИР И БЛАГОСЛОВЕНИЕ!

Ваше письмо пришло ко мне с опозданием, а мой ответ такте задержался из-за праздника Пурим. Решение вопроса о публикации моего письма от 25 Элула 5731 года я оставляю на Ваше усмотрение, правда, с одним условием: я бы не хотел, чтобы кто-либо из читателей неправильно истолковал –даже неумышленно – какую-то часть этого письма, если она будет опубликована вне контекста.

Возможно, уместно еще раз подчеркнуть главные моменты:

1. Те люди, хотя и движимые лучшими побуждениями, которые интерпретировали отрывки Торы иначе, чем освященная веками традиция, поступали так только потому, что заблуждались, полагая, будто концепции Торы (о возрасте мира и т.д.) противоречат науке.

2. Апологетическая литература, по крайней мере ее значительная часть, созданная в результате этого ошибочного мнения, исходила из принципа, что допускаемая словесная уступка науке не представляет опасности, если она способствует повышению преданности евреев Торе и заповедям.

3. Б основе этого подхода лежала ошибочная убежденность, что научные «выводы» категоричны и абсолютны.

4. Между прочим, некоторое объяснение этому отношению к науке можно найти в том факте (как это отмечалось в моем предьщущем письме), что Тора оказывает науке больше доверия, чем сама современная наука. Это очевидно из правила Галохи о том, что запрет нарушать субботний покой теряет силу в случае, когда, по мнению врача, речь идет о жизни человека. Можно назвать много других аналогичных правил.

5. Однако решающим обстоятельством является то, что последние достижения йауки привели к радикальному изменению ее оценки самой себя, четкому определению границ своих возможностей. Поэтому сейчас в науке нет ничего категоричного, принцип причинности

заменен принципом -вероятного следования событий» и т.д.

6. Более того, современная наука считает, что научные суждения и описания не обязательно «представляют» вещи такими, какие они есть в действительности.

7. Наука требует эмпирической проверки: «выводы» считаются «научными», если они проверены экспериментально. Этого нельзя сказать о выводах, относящихся к явлениям, происходившим в условиях, которые неизвестны человечеству и никогда не могут быть проверены.

8. В связи с изложенным нет оснований считать, что наука (в отличие от некоторых людей, занимающихся наукой) может утверждать что-либо определенное о происходившем в далеком прошлом, на заре истории. Соответственно нет надобности искать новые интерпретации Торы, чтобы согласовать их с наукой, как уже было сказано в начале письма.

9.Что касается Вашего специального замечания о Шабес Брейшис[2], то вызывает удивление попытка некоторых интерпретаторов представлять шесть дней творения как эру даже без упоминания о противоречивости такого взгляда тексту «Гета»[3]. Хорошо известно, как педантична Галоха по отношению к «Гету», текст которого начинается недвусмысленным указанием даты «от сотворения мира».

Говоря словами Мегилы[4], «есть один народ... и его законы отличаются от законов всех других народов». Дай Б-г, чтобы подобно тому, как в те дни, наш народ чувствовал справедливую гордость за свою единственность и не делал попыток приспособить свои законы, обычаи и взгляды к законам, обычаям и взглядам тех народов, среди которых он был «рассеян и разбросан», чтобы и в наши дни каждый еврей проявил бы тот же отважный дух, основывающийся на той же Торе, ибо «эта Тора не будет изменена или заменена другой», как гласит один из тринадцати догматов веры, сформулированных нашими мудрецами.



[1] Письмо, адресованное редактору одного из американских научных журналов.

[2]Шабес Брейшис – Первая Суббота года.

[3] Гет – бракоразводный документ.

[4] Мегила – история Мордехая и Эстер, которую читают в праздник Пурим.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру