" />

Хасидское слово

Первый Предыдущий (Random) Следующий Последний

Во время одной из своих поездок по местечкам Подолии остановился раби Элимелех из Лиженска на постой в доме бедного ремесленника. Хозяин был польщен и обрадован честью, выпавшей на его долю, разумеется, приготовил для гостя постель и пригласил его присоединиться к семейной трапезе. Р. Элимелех увидел, что еды на столе не хватит даже для детей ремесленника и отказался кушать:

– Спасибо, но мне врач не позволяет. Позже ученики спросили у него:

– Учитель, разве можно лгать?!

– Я сказал чистую правду: Рамбам (великий раввин, бывший также знаменитым врачом), запретил гостю принимать участие в трапезе, если еды недостаточно даже для семьи хозяина.

В словах Яакова: «Если Вс-вышний даст мне хлеб, чтобы есть, и одежду, чтобы одеться...» – трудно не заметить «лишние слова». Разве непонятно, что хлеб едят, а одежду надевают?! Раби Хаим из Цанза так комментировал этот стих:

– Даже обращаясь к Всемогущему, нужно соблюдать чувство меры, просить благословения в разумных пределах. Поэтому и говорит Яаков: я не прошу столько хлеба, чтобы можно было в него одеться, и столько одежды, чтобы ее можно было есть.

– Сейчас, в изгнании, пророческий дар достается людям куда легче, чем в годы, когда в Иерусалиме стоял Храм.

Чему это можно уподобить? Некий царь был свергнут с престола, изгнан из своей страны и был вынужден скитаться в чужих землях. Приходилось ему останавливаться на ночлеги в бедных крестьянских домах. Хоть и ел он скверную пищу, а спал на жесткой постели, хорошо было у него на душе от того, что принимают его «по-царски». И он оказывал бедным хояевам знаки внимания, которых редкие вельможи удостаивались у него при дворе.

Так и с нами поступает царь царей царствующих, ведь и Он сейчас в изгнании.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру