Как добиться помощи свыше

Канун Шабос главы «Вайейцей»
8 кислева 5780 года / 6 декабря 2019 г.

Несколько дней назад я смотрел видео, на котором видно, как я шел рядом с Ребе, когда он вернулся с похорон г‑жи Хаи Познер, жены раввина Шолома Познера. И сегодня я хочу кратко рассказать вам о жизни этой замечательной семейной пары.

75 лет назад, в 1943 году, предыдущий Любавичский Ребе, рабби Йосеф-Ицхок Шнеерсон, послал раввина Шолома и Хаю Познер основать еврейскую школу и иешиву в Питтсбурге, где не было ни одного еврейского учебного заведения. Незадолго до этого там хотели создать свою иешиву евреи из Кливленда (не хасиды), но им это не удалось. И вот появился раввин Шолом Познер, который почти не говорил по-английски, с поручением от Ребе основать первую еврейскую школу в городе. Чтобы создать школу, нужны были ученики, поэтому рав Шолом ходил из дома в дом, уговаривая родителей отдать им своих детей, чтобы он воспитал их праведными евреями и хорошими американцами. Люди думали, что он с Луны свалился, однако после больших усилий ему удалось набрать пять учеников разных возрастов, и он открыл школу. Первый учебный год закончился с 27 учениками, а второй начался уже с 35‑ю. В те трудные дни он получил письмо ободрения от предыдущего Ребе, в котором говорилось: «Написано: «Сеявшие в слезах пожинать будут с радостью» (Теѓилим, 126: 5). Главы иешив — это сеятели, а я — в слезах, я проливаю слезы, чтобы семена их прижились наилучшим образом и дали необычайные всходы». К 1950 году в школе уже учились около ста учеников. И сегодня это учебный комплекс, в котором работают детский сад, средняя школа для девочек и иешива для мальчиков, а питтсбургская хабадская община насчитывает несколько сотен семей!

Я хочу рассказать вам о некоторых случаях из жизни рава Познера, чтобы вы поняли, что это за человек.

В первые годы школа размещалась в частном трехкомнатном доме. Однажды в подвале вспыхнул пожар, учитель немедленно вывел всех учеников и вызвал пожарную службу. Когда пожарные приехали и спустились в подвал, то обнаружили, что он сам уже погасил огонь.

Как-то у автобуса, который забирал детей в школу, прокололось колесо. После того, как механик починил колесо, рав Познер спросил его, сколько это стоит, но механик ответил, что это пожертвование, которое он хочет дать на иешиву. Однако рав Шолом настаивал на том, что заплатит. Тогда механик ответил, что это стоит 16 долларов. Раввин достал пригласительный билет на обед заведения, который стоил сто долларов, вручил ему и сказал: «Теперь вы должны мне 84 доллара сдачи…»

В 1975 году в городе началась забастовка общеобразовательных школ. Раввин опубликовал во всех газетах заявление о том, что каждый еврейский ребенок, который придет, будет принят на этот период в еврейскую школу бесплатно. Сто двадцать детей присоединились к школе. Руководство было вынуждено добавлять учителей, расширять классы и улаживать беспорядок, вызванный таким наплывом учеников. Но через месяц, когда учеба в общеобразовательных школах возобновилась, шестьдесят учеников остались учиться в еврейской школе. Этот, на первый взгляд несколько опрометчивый, шаг принес большое подкрепление для школы.

* * *

В начале нашей сегодняшней недельной главы «Вайейцей» мы читаем о сне Яакова. Наш праотец покидает родительский дом в Беер-Шеве и отправляется в Харан. По дороге он останавливается на ночлег, и в эту ночь ему снится сон, тот самый знаменитый сон, который все знают. Во сне он увидел: «И вот лестница поставлена на землю, а вершина ее достигает небес; и вот ангелы Б‑жьи восходят и нисходят по ней» (Брейшис, 28: 12). А что символизирует лестница? Есть пословица, которая гласит «Нет лифта для достижения успеха, к нему надо подниматься по ступеням лестницы, своими ногами». Это также верно и в отношении духовности: лестница Яакова учит нас, что для того, чтобы достичь небес, нужно преодолевать ступень за ступенью. Нет коротких путей! Наша еврейская жизнь — прежде всего, исполнение заповедей. Ступень за ступенью, одна мицва за другой, еще один урок Торы, еще одно зажигание субботних свечей… Так создается еврейское самосознание. Оно не возникает само собой во время короткого путешествия по Израилю. Еврейское самосознание — это состояние души, которое укрепляется с каждой исполненной евреем заповедью.

Придя в Харан, наш праотец Яаков создал дом Израиля: женился и родил детей. Поэтому в конце нашей главы, когда мы читаем, что он возвращается в Эрец-Исроэль, Тора говорит нам: «И Яаков шел своим путем, и встретили его ангелы Б‑жьи» (Брейшис, 32: 2). Любавичский Ребе в одной из своих бесед приводит слова из книги «Зоѓар» о том, что по дороге в Харан Яаков видел ангелов только во сне, а возвращаясь в родные края, он удостоился увидеть ангелов наяву. Все потому, что между уходом и возвращением он основал дом Израиля — будущее еврейского народа. Ребе говорит, что когда еврей выполняет свою миссию в этом мире — создает еврейскую семью, делится своими знаниями по иудаизму с другим евреем, — то он удостаивается не только того, чтобы видеть ангелов во сне, но и того, что ангелы приходят к нему наяву и предлагают помощь. То есть, Всевышний заботится о том, чтобы у него были помощники и сподвижники во всем, что ему необходимо. Ребе говорит, что когда еврей работает над тем, чтобы духовно возродить еще одного еврея и еще одного, тогда покровительство сверху выглядит таким образом, что ангелы приходят к нему сами, он не должен искать и стараться, потому что свыше ему предлагают помощь и сопровождение в его работе и удовлетворении всех его потребностей не во сне, а наяву.

Подобно тому, как наш праотец Яаков пришел в Харан с пустыми руками, и, несмотря на это, создал большую еврейскую семью и разбогател, рав Познер приехал в Питтсбург без гроша и с помощью всех ангелов, пришедших ему на помощь, основал там «еврейское царство» Хабада. Точно так же каждый из нас должен идти шаг за шагом в иудаизме, от одной заповеди к другой, пока мы все не достигнем настоящего еврейского царства — с приходом нашего праведного Мошиаха, да раскроется он вскоре, в наши дни!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (729 КБ).

Благодаря за прошлое, думать о будущем

Канун Шабос главы «Вайейцей»
8 кислева 5779 года / 16 ноября 2018 г.

Хочу поделиться с вами поучительной историей, которую как-то услышал. На одном крупном мясокомбинате в США группа рабочих начинала свою смену в три часа ночи и заканчивала в четыре часа дня. Однажды после работы, когда они все вместе вышли и стали садиться в автобус, развозивший их по домам, заводский охранник подбежал к ним и спросил, где задержался еще один рабочий из их смены: «Я не видел, чтобы он выходил через проходную». Они оглянулись и заметили, что их коллеги действительно нигде нет. Тогда кто-то из них забежал внутрь и обнаружил, что этот человек оказался закрытым в огромном холодильнике, где хранилось мясо! Он вошел туда незадолго до конца смены, чтобы положить ящики с продукцией, а дверь захлопнулась. Если бы он остался там на ночь, то, несомненно, замерз бы… Спасшийся от неминуемой смерти рабочий взволнованно обнял охранника и спросил, как тот заметил его пропажу? Ответ этого простого человека поразил всех: «Каждое утро, входя на фабрику, вы не забываете сказать мне «Доброе утро», и каждый вечер, когда уходите, вы обязательно говорите «Спасибо». Со временем я понял, что не могу жить без этого выражения вашей благодарности. Я ежедневно жду ее, потому что вы даете мне ощущение, что я существую и занимаюсь важной работой. Сегодня вечером, когда все вышли, и я не услышал вашего «спасибо», я понял, что с вами что-то случилось…»

Я уже не первый раз обращаюсь к теме выражения благодарности. Не секрет, что гораздо приятнее иметь дело с людьми, которые знают, как сказать «спасибо». Человек, умеющий искренне благодарить, всегда получает больше! Более внимательное отношение, более качественное обслуживание, его больше ценят окружающие. Так это проявляется и в отношениях между людьми, и перед лицом Всевышнего. Есть много заповедей и благословений, которые касаются выражения благодарности. Тора не раз говорит о том, что тот, кто умеет благодарить и ценит то, что получает, в дальнейшем получит еще больше. Например, рассказывая о заповеди бикурим — первых плодов: когда принесший первинки заканчивал произносить благодарения за все хорошее, раздавался голос с Небес, который произносил: «Так же, как вы принесли первые плоды в этом году, так вы и удостоитесь принести их в следующем году».

В нашей сегодняшней недельной главе «Вайейцей» мы читаем о первом человеке в истории, который произнес слово «спасибо». Он не воспринял добро, сделанное ему, как само собой разумеющееся, и повел себя, как искренне благодарный человек. Это было столь драматическое событие, что наш народ по сей день носит связанное с этим моментом имя.

Когда наша праматерь Лея родила своего четвертого сына, она сказала: «Сей раз возблагодарю Г‑спода!» Потому нарекла ему имя Йеѓуда» (Брейшис, 29: 35). Лея понимает, что получила гораздо больше, чем ей было положено. У Яакова было четыре жены, и они должны были родить ему двенадцать сыновей — основателей колен Израиля. Следуя простой логике, Лея должна была иметь только трех сыновей. Когда она удостаивается родить четвертого сына, ее охватывает беспредельная радость, и она горячо и трепетно благодарит Всевышнего за оказанное ей благодеяние. Во имя этой благодарности всех нас называют иудеями, потомками Йеѓуды. Потому что это имя образовано от глагола леѓойдойс — «благодарить». Еврей — это тот, кто умеет быть благодарным. Он не принимает жизненные блага и удачи, как должное, но знает, что есть кто-то, кто решил дать ему это добро.

Однако в случае с Леей происходит нечто неожиданное, потрясающее читателя до глубины души. Приведенный выше стих заканчивается ремаркой, не вызывающей ничего, кроме удивления: «И перестала рожать». После четырех последовательных родов Лее перестает везти, и она больше не беременеет. Этому невозможно не удивляться: разве так Святой, благословен Он, отвечает тем, кто благодарит Его?! Более того, за этими словами Торы слышится жесткая критика Леи, как будто она совершила ужасную ошибку! И возникает вопрос: что же Лея сделала не так?

Одно из объяснений, написанных Ибн-Эзрой, а также другими комментаторами Торы, утверждает: ошибка Леи состояла в том, что она благодарила Всевышнего за прошлое, но не просила ничего для будущего. Еврею запрещено довольствоваться тем, что у него есть, ибо тогда он не сможет вырваться вперед. Резкое предупреждение Торы состоит в том, что еврей не должен останавливаться, не должен соглашаться только на то, чего уже достиг, ему следует просить и планировать следующие достижения.

Рабби Шмуэль Рабинович, раввин Стены плача, рассказывал, что у него есть друг в Канаде по имени Джерри Графштейн, сенатор-ветеран канадского парламента. Несколько лет назад Графштейн позвонил рабби Рабиновичу и пригласил его на свой 80‑летний юбилей. В то время раввин не мог покинуть Израиль. Тогда сенатор попросил благословить его по телефону и сказал, что сейчас он начинает новый проект с огромными финансовыми вложениями по распространению газет на китайском и японском языках. Рабби Рабинович задумался. Сенатор спросил, почему он молчит, и раввин ответил, что не знает, что сказать восьмидесятилетнему человеку, который начал огромный проект. Сенатор в ответ рассказал ему такую историю: «Почти каждое десятилетие моей жизни заканчивалось для меня сложным кризисом, когда я с трудом мог вставать с постели. Я спрашивал себя: что я сделал в своей жизни? И отвечал, что другие сделали намного больше… Достигнув пятидесятилетия, я впал в такую тяжелую депрессию, что не смог продолжать свою привычную жизнь. Моя жена убедила меня пойти на аудиенцию к Любавичскому Ребе. Когда я встретился с ним, то не стал рассказывать ему прямо о своем состоянии. Однако Ребе, обладавший большой чувствительностью, понял мое горе и поинтересовался, что меня беспокоит. Услышав о моих проблемах, он спросил, знаю ли я Танах. Я ответил, что немного знаю. Ребе спросил меня, кто был величайшим лидером в истории еврейского народа, и сам же ответил: «Моше-рабейну, — и продолжал: — А знаете ли вы, в каком возрасте Моше встал во главе народа?» Я не знал, и Ребе сказал: «В восемьдесят лет! Как восьмидесятилетний старик смог взять на себя столь огромную задачу — возглавить такой не простой во всех отношениях народ, как евреи? Ему это удалось потому, что он никогда не оглядывался назад, смотрел только вперед. Он не спрашивал себя: «Что я уже сделал?», но постоянно задавал себе вопрос: «Что мне предстоит еще сделать?». А пока человек смотрит на то, что еще он должен сделать, он остается молодым. Когда он оглядывается назад, он стареет». Престарелый сенатор закончил свою историю такими словами: «Я праздную свой 80‑й день рождения, и это для меня возможность исполнить указание, данное мне Любавичским Ребе тридцать лет назад…»

То, что Ребе требовал от еврейских лидеров, он требовал и от себя и своих посланников. Каждый раз, когда Ребе говорил «спасибо» кому-нибудь из посланников и благословлял его за хорошие новости, Ребе спешил добавить задание и требование на будущее. Этому учит каждого из нас и наша сегодняшняя недельная глава: смотреть вперед, видеть то, что мы еще не сделали, и определять то, что мы должны делать дальше, с Б‑жьей помощью!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (722 КБ).

Стоять «на позиции Исроэля»

Канун Шабос главы «Вайейцей»
9 кислева 5777 года / 9 декабря 2016 г.

Приближается Ханука, светлый праздник, в который еврейская гордость находит наилучшее выражение. Мы зажигаем свечи на ханукие и располагаем ее у окна или двери так, чтобы весь мир увидел, что мы верим в Б‑га и соблюдаем Его заповеди. В соответствии с указанием Любавичского Ребе, посланники устанавливают ханукальные светильники в общественных местах, на главных площадях городов по всему миру. Эти ханукии, конечно, не заменяют личного светильника, который евреи зажигают у себя дома. Их цель — предать ханукальное чудо наибольшей огласке. В первые годы зарождения этой традиции во многих штатах Америки посланники встречали противодействие, как правило, со стороны представителей реформистских общин, которые утверждали, что это противоречит закону о разделении религии и государства. Однако Верховный суд США вынес два решения по этому вопросу и постановил, что, в соответствии с законами о свободе вероисповедания и о свободе слова, налагается абсолютный запрет на выступления против установки ханукальных светильников на всей территории Соединенных Штатов. И в самом деле, сегодня в дни Хануки в центре всех больших американских городов возвышается большой и красивый девятисвечник. Более того, и в каждой стране, в каждом городе, где работает посланник Хабада, на главных площадях все восемь дней праздника горит величественный ханукальный светильник, распространяя свет и тепло еврейских душ. Ханука с гордостью празднуется на просторах всего земного шара.

* * *

В последние недели мы читаем историю жизни нашего праотца Яакова. Он вышел из утробы матери, «рукою своей держа за пяту Эйсава» (Брейшис, 25: 26). Комментаторы считают, что это само по себе чудо, что у младенца, который еще не родился, могут быть силы за что-нибудь держаться. Но почему на самом деле он держит Эйсава за пятку? Ответ напрашивается сам: Яаков пытался задержать рождение Эйсава, так как хотел появиться на свет первым. Он полагал, что первородство принадлежит ему. Раши в своем комментарии на указанный стих объясняет: «По праву схватил его, чтобы удержать и не дать выйти первым, потому что Яаков был зачат первым, а Эйсав — вторым. Убедись в этом на примере трубки с узким отверстием. Положи в нее два камешка один за другим. Вошедший первым выйдет последним, а вошедший последним выйдет первым. Итак, Эйсав, зачатый последним, вышел первым, а Яаков, зачатый первым, вышел последним. И поэтому Яаков хотел удержать его, чтобы родиться первым, равно как первым был зачат, чтобы ему разверзнуть материнскую утробу и по праву владеть первородством».

Итак, Яаков считал, что первородство принадлежит ему, но он не пошел к Эйсаву и не сказал ему об этом. Однажды, когда Эйсав пришел домой усталый и голодный и попросил брата дать ему чечевичную похлебку, Яаков совершил «переворот». Он предложил Эйсаву сделку: первородство в обмен на суп из чечевицы. Так обходным маневром Яаков получил первородство.

Прошло более шестидесяти лет. Яаков услышал, что его отец Ицхок собирается дать Эйсаву благословения, которые он получил от Авраѓама. Яаков знал, что благословения на самом деле полагаются ему, потому что он был зачат первым, однако ему не хватило мужества, чтобы пойти к Ицхоку и рассказать ему историю о «продаже первородства», указать отцу, что тот ошибается, и сказать ему, что Эйсав не идет по пути Авраѓама и Ицхока. Так как Яаков — это миролюбивый человек, который старается любой ценой обойти прямые столкновения, он не в состоянии встать перед Ицхоком и все ему рассказать. Поэтому он снова пытается пойти обходным путем, соответствующим его имени. Яаков маскирует себя под Эйсава, приходит к отцу с едой и заявляет: «Я… Эйсав — твой первенец. Я делал так, как ты говорил мне. Поднимись же, сядь и поешь от добычи моей, чтобы благословила меня твоя душа» (Брейшис, 27: 19). И на самом деле он получил благословение, но как он его получил?! Его отец Ицхок говорит об этом так: «Пришел брат твой с хитростью и взял твое благословение» (там же, стих 35). Когда Эйсав хочет убить его, Яаков не готов противостоять ему лицом к лицу и убегает в Харан. Там он договаривается со своим дядей Лаваном: «Буду служить тебе семь лет за Рахель, твою дочь младшую» (Брейшис, 29: 18). Когда обнаруживается, что Лаван обманул его, Яаков не прогоняет Лею, а подает в суд на Лавана за обман и нарушение условий соглашения. Однако как только Лаван предлагает ему работать еще семь лет, чтобы получить в жены Рахель, он снова поддается обману и работает еще семь долгих лет…

Даже после того, как он прожил 22 года в доме Лавана, когда у него есть большая семья, состоящая из четырех жен, одиннадцати сыновей и дочери, а также несметные богатства, Яаков все еще боится прийти к своему тестю и прямо заявить ему: «Пришло время мне вернуться в Землю Израиля!» Вместо этого он ждет подходящей возможности, чтобы сбежать. Яаков осуществляет задуманный побег, когда Лаван уезжает из дому по своим делам. Тора рассказывает: «А Лаван пошел стричь свой мелкий скот… И похитил Яаков сердце Лавана-арамейца тем, что не поведал ему, что бежит он» (Брейшис, 31: 19, 20).

И точно так же, придя в Землю Израиля и услышав, что Эйсав вышел ему навстречу с армией в четыреста человек, Яаков очень испугался и послал брату большой выкуп. Яаков думает: «Сниму гнев с лица его даром, который идет пред моим лицом, а затем увижу его лицо; быть может, он поднимет мое лицо» (Брейшис, 32: 21). Он надеется умилостивить брата дарами, чтобы тот простил его.

Затем наступает роковая ночь: «И остался Яаков один. И боролся некто с ним, до восхода зари» (Брейшис, 32: 25). В ночь перед встречей с Эйсавом Яаков был вынужден в первый раз открыто вступить в борьбу. Невозможно было избежать прямого столкновения, не смог Яаков идти «в обход» и пришлось иметь дело со злом и противостоять ему лицом к лицу. Затем случилось невероятное: «И увидел, что не одолевает его». Ангел-покровитель Эйсава увидел, что не может победить Яакова. «И сказал он: «Отпусти меня, ибо взошла заря». Но Яаков отказался и сказал: «Не отпущу тебя, пока меня не благословишь». Тогда ангел сказал ему: «Не Яаков будет имя твое, но Исроэль; ибо ты боролся с Б‑жьим ангелом и с людьми и преодолел» (Брейшис, 32: 27–29).

До этого дня его имя было Яаков, от корня эйкев — «обходящий, находящийся сзади, на запятках». Каждый мог унизить его, многие пытались растоптать его гордость, и он покорно терпел это. Теперь на него смотрят по-другому, ибо он стал тем, кто боролся с ангелом и победил его. Это уже не тот Яаков, который боится противостояния с врагом или противником, а Исроэль — ки сорито, от слова «победа», над ангелом и людьми. Поэтому, когда Эйсав пришел с четырьмя сотнями воинов, чтобы бороться с ним, он встретил совершенно другого человека. Это был не тот его брат, который всегда любой ценой избегал конфронтации, не «Яаков, человек бесхитростный» (Брейшис, 25: 27), а «Исроэль», который проявил силу и смог одолеть даже ангела! Эйсав понял, что не имеет смысла противостоять ему, и поэтому изменил свои намерения и побежал, чтобы обнять брата.

Чему это нас учит? Все евреи иногда ведут себя как Яаков, а иногда — как Исроэль. Многие из тех, кто начинает соблюдать кашрут, вначале, отправляясь с друзьями в ресторан, стесняются в этом признаться и придумывают разные отговорки о том, что стали вегетарианцами и не едят мяса, или плохо себя чувствуют, или только что поели, поэтому сейчас есть не хотят. Почему? Потому что они не хотят вступать в открытое противоборство и с кем-то спорить… Еврей, который только начал соблюдать Субботу, получив приглашение пойти на концерт вечером в пятницу, скажет, что у него много работы и нет времени, чтобы выйти с друзьями, хотя реальная причина заключается в том, что он празднует Субботу со своей семьей. Потому что ему не хочется услышать в ответ упреки и насмешки. Именно поэтому каждый еврей, вставший на путь тшувы, будет во что бы то ни стало пытаться избежать конфронтации и конфликтов по поводу своего отношения к иудаизму. Но потом наступает момент, когда у него нет другого выхода, кроме как встать и открыто заявить, что он стал религиозным евреем, и теперь не стоит приглашать его в некошерный ресторан, а также на дни рождения в Шабос, и никто не будет обижаться на то, что он не отвечает на телефон в субботу и т. д., и т. п. И вдруг он обнаруживает, что даже «Эйсав» выбирает верную линию поведения и спешит обнять и поцеловать его от всего сердца.

Каждый из нас время от времени стоит на позициях Яакова, пытаясь избежать конфликтов, связанных с исполнением заповедей. Но бывают времена, когда мы встаем на позиции Исроэля: поднимаем голову и гордимся своей принадлежностью к иудаизму.

Любавичский Ребе на фарбренгене в Ту биШват 5743 (1983) года сказал: фактически подтверждается, что когда сыны Израиля ведут себя в соответствии с указаниями Торы, с позиции «величия Яакова», не обращая внимания на другие народы мира, но действуют прямо и открыто так, что даже другие народы видят это, — народы мира не только не могут навредить им, не дай Б‑г, а наоборот: благодаря этому они будут помогать сынам Израиля во всех их делах. Так давайте же будем всегда вести себя именно так!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (737 КБ).

Работа на всю жизнь…

Канун Шабос главы «Вайейцей»
8 кислева 5776 года / 20 ноября 2015 г.

Дорогие читатели! Я только что вернулся со съезда шалиахов (посланников) Любавичского Ребе, который проходил в Нью-Йорке. В этом году, как и в предыдущие годы, на форум приехало около пяти тысяч (!) человек со всего мира. Многообразие условий, в которых работают посланники, поражает. Были на съезде шалиахи из благополучных развитых стран и из стран, терпящих бедствия. Из стран, где идут войны, и из стран, где звуки «взрывов» слышны только во время праздничных фейерверков. Из стран, большинство жителей которых составляют люди с черной кожей, и стран, большинство жителей которых белокожие. Были посланники, в чьих городах есть еврейские школы, и те, чьи дети учатся в еврейской школе в Интернете. Посланники, работающие в состоятельных общинах, и такие, которым едва хватает на пропитание. Были те, кто начал свою миссию 60 лет назад, и те, кто стал шалиахом в этом году. Были посланники, чьи родители уже умерли, исполняя эту миссию, и они продолжают семейную традицию, и те, кто лишь сравнительно недавно приблизился к иудаизму — с помощью других шалиахов Ребе. Посланники, которые родились в странах, где сейчас работают, и те, кто приехал в совершенно незнакомые места и впервые услышал язык страны, только выйдя из самолета. Были посланники, которые удостоились видеть Ребе, молиться рядом с ним и участвовать в фарбренгенах, которые он проводил, и те, кто видел Ребе только на видео и изучал его учение только по его книгам… И все же у этих 5000 посланников со всего мира есть много общего. И главное, что их объединяет, — это, конечно же, то, что все они, с Б‑жьей помощью, будут посланниками всю свою жизнь. Как говорят в Хабаде: «Мы пришли в посланничество с билетом в один конец…» Они не передумают, их не остановят никакие трудности, ни войны, ни финансовые проблемы, ни сложности в деле образования детей. Для этих людей нет ничего, что могло бы помешать им выполнить миссию Ребе и оказать каждому еврею духовную и физическую помощь!

* * *

В сегодняшней недельной главе «Вайейцей» мы читаем о том, что наш праотец Яаков покинул Землю Израиля и спустился в Харан. Согласно еврейскому закону, еврею, живущему в Эрец-Исроэль, запрещено ее покидать. Рамбам пишет: «Запрещено выезжать навсегда за пределы Земли Израиля. По трем причинам разрешается выезд на время: чтобы изучать Тору, жениться и ради спасения от преследований неевреев, а затем обязан вернуться…» («Мишне-Тора», «Законы царей», 5: 9). В данном случае Яаков не нарушал закон, потому что покинул страну по указанию своего отца Ицхока, сказавшего ему: «Встань, иди в Падан-Арам, в дом Бетуэля, отца твоей матери, и возьми себе оттуда жену из дочерей Лавана, брата матери твоей» (Брейшис, 28: 2). Он пришел в Харан, встретил возле колодца Рахель, дочь своего дяди Лавана. И полюбил Яаков Рахель, и сказал Лавану, что будет служить ему семь лет за Рахель, чтобы тот отдал ему свою дочь в жены. Лаван согласился, но по прошествии семи лет обманул Яакова, отдав вместо Рахели свою старшую дочь Лею. Когда Яаков пришел к нему и спросил: «Почему ты обманул меня?», Лаван сказал, что готов отдать ему Рахель, если он согласится работать на него еще семь лет…

Четырнадцать лет минуло, Яаков выполнил свои обязательства перед Лаваном, следовательно, он мог уже уйти из Харана и вернуться в Землю Израиля. Поэтому Яаков говорит своему тестю: «Отпусти меня, и пойду я на место мое и на землю мою» (Брейшис, 30: 25). Однако Лаван попросил Яакова остаться, и он прожил в Харане еще шесть лет. Затем в большой семье начались антисемитские выступления сыновей Лавана, которые заявили, что Яаков получил все свое богатство благодаря их отцу. Атмосфера в доме Лавана изменилась. Но и этого не было достаточно для того, чтобы убедить Яакова покинуть Харан. Только после того, как Всевышний явился ему и сказал: «Возвратись на землю твоих отцов и на родину твою, и Я буду с тобой» (Брейшис, 31: 3), Яаков решил уйти.

Возникает вопрос: почему Яаков не оставил Харан при первой же возможности, сразу после того, как он выполнил свои обязательства перед тестем, то есть, после четырнадцати лет? Почему он задержался еще на шесть лет? Существует ѓалоха, которую не все знают. Рамбам пишет: «Как запрещено покидать Эрец-Исроэль, так запрещается и выезжать из Вавилонии в другие земли» («Мишне-Тора», «Законы царей», 5: 12). Когда народ Израиля был изгнан из своей страны после разрушения Первого Храма, Ирмияѓу пророчествовал: «В Вавилон будете приведены, и там будете находиться» (Ирмияѓу, 27: 22). То есть, евреи будут в Вавилоне до тех пор, пока Сам Всевышний не спасет их из изгнания. Раши (комментарий на Талмуд, трактат «Ксубойс», 111а) объясняет, почему так должно быть: «Потому что есть там иешивы, распространяющие Тору». Как только в Вавилоне образовалась еврейская община, это место стало считаться в какой-то степени святым, подобным Земле Израиля, и поэтому запрещено еврею его покидать. Любавичский Ребе добавляет, что это верно для любого места в мире, которое имеет еврейскую общину. Еврейские мудрецы считали, что «каждое место, отличающееся мудростью и страхом греха, подобно Земле Израиля».

Этой точки зрения придерживался и Ребе, который требовал от общинных лидеров и раввинов не покидать места, где они служат, потому что от них зависит жизнь общины, и их отсутствие негативно на нее повлияет. Ребе считал, что они не могут уйти с поля боя, и неоднократно повторял, что раввин, оставивший свой пост и бежавший в Израиль, может считаться дезертиром, который сбежал с войны за еврейское самоопределение и самосознание.

В этом отношении интересна история рава Моше Розена, который был посланником в Румынии в период господства там коммунистов. В 1961 году на аудиенции у Ребе рав Моше сказал, что думает подняться в Израиль. Ребе рассказал ему о том, что предыдущий Любавичский Ребе, рабби Йосеф-Ицхок Шнеерсон, очень опечалился, когда был вынужден покинуть Россию. Так что, раз ему выпала возможность действовать за «железным занавесом», то он непременно должен там оставаться. Прошло десять лет, рав Розен снова пришел к Ребе и сказал, что хочет уехать в Израиль. А когда Ребе снова призвал его остаться, он спросил: «Когда же я смогу вернуться домой?!» Ребе ответил: «Поговорим об этом, когда вы достигнете моего возраста». Ребе тогда было восемьдесят лет, а раву Розену всего семьдесят. Прошло десять лет, раву Розену исполнилось восемьдесят, и он снова пришел с тем же вопросом. Ребе, которому через несколько месяцев должно было исполниться девяносто лет, опять попросил его остаться. Таким образом рав Розен прослужил раввином в Румынии до последнего дня своей жизни.

По той же причине наш праотец Яаков не оставил Харан. За четырнадцать лет своего вынужденного пребывания там он создал из своей собственной семьи еврейскую общину. Сам Лаван признал: «Благословил меня Г‑сподь ради тебя» (Брейшис, 30: 27). Лаван под влиянием Яакова начал верить в Б‑га. При таких обстоятельствах Яаков не должен был оставлять это место. Он ушел из Харана только тогда, когда Всевышний повелел ему вернуться в Израиль.

Есть поговорка, которая гласит, что посланник Ребе — как гвоздь без шляпки, который можно забить, но никак не удастся вытащить. Так что, мои дорогие друзья, мы здесь с вами тоже «застряли» на всю жизнь. Давайте, по крайней мере, сделаем все так, чтобы с удовольствием проводить отведенное нам Всевышним время!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (836 КБ).

Не только финансы и экономика…

Канун Шабос главы «Вайейцей»
6 кислева 5775 года / 28 ноября 2014 г.

Братья Натан и Исидор Штраус были одними из самых богатых и известных американских евреев, прославившихся на рубеже XIX–XX веков не столько своим состоянием, сколько общественной деятельностью и благотворительностью. Почти во всех начинаниях они были вместе. Вместе управляли торговой империей Macy’s, вместе отдыхали и путешествовали. Но если старший, Исидор, был больше занят общественными делами и даже стал на короткое время конгрессменом, то младший, Натан, посвятил себя филантропии и развитию здравоохранения. Создав на собственные деньги около трех сотен станций пастеризации молока в десятках городов США, он добился десятикратного снижения смертности среди грудных детей — позднее было подсчитано, что его старания спасли жизни почти полумиллиона американских младенцев! Именно благодаря своей деятельности Натан был направлен президентом США в 1911 году представлять страну на международном конгрессе по защите грудных детей, проходившем в Берлине, а на следующий год — на конгрессе по борьбе с детским туберкулезом в Риме. Братья отправились в Европу вместе, взяв с собой жен. Оказавшись в Риме, Натан, разделявший идеи сионизма, решил посетить и Палестину.

В то время Земля Израиля не была туристическим раем, как сегодня. Цветущая весенняя Палестина заворожила американцев своей природой и в то же время потрясла нищетой и неустроенностью. В ужасе смотрели братья на единоверцев, страдавших от болезней, голода, бедности, жадных чиновников турецкого правительства и набегов бедуинов…

Через неделю Исидор сломался. «Сколько еще верблюдов, лачуг и иешив ты хочешь мне показать?! — с раздражением обратился он к брату. — Нам пора домой!» Однако Натан неожиданно отказался уступать властному голосу старшего брата. Именно из-за увиденных трудностей ему захотелось остаться, чтобы понять, чем реально можно помочь.

— Мы должны задержаться еще, — запротестовал он. — Посмотри, как много работы здесь предстоит еще сделать. Им нужна наша помощь. У нас ведь есть на это средства. Не можем же мы отвернуться от нашего народа!

— Ну, так дадим им еще денег, — начал раздражаться брат. — А я хочу уехать отсюда! Наше место в Америке!

Но Натан прекрасно понимал, что одними деньгами здесь не обойтись. Живущим в тяжелых условиях палестинским евреям нужны были не столько деньги, сколько деловые навыки, инициатива, идеи — словом, все то, что отличало братьев Штраусов, одних из самых преуспевающих бизнесменов Америки.

Не договорившись, братья, в конце концов, решили разделиться. До возвращения домой, в Америку, Исидор с женой вернулся в Европу, чтобы завершить там свои дела. А Натан со своей женой остался в Палестине, обещав, что обязательно догонит брата в Лондоне. Отправив брата, Натан полностью окунулся в жизнь ишува (так называли тогда еврейское население Палестины). Он разъезжал по стране, жертвуя большие суммы денег на общинные нужды.

В конце марта пришла телеграмма от брата. Исидор писал, что забронировал билеты для всех на новом, фантастически красивом лайнере, отплывающем в начале апреля в Америку. Но Натан с женой едва успели бы на него, даже если бы покинули Палестину сразу по получении телеграммы. В Лондон они прибыли лишь через два дня после того, как лайнер с Исидором Штраусом и его женой на борту покинул порт. Это был не просто пароход, пересекавший Атлантику, а только что спущенный на воду, самый большой и известный в мире пассажирский лайнер, краса и гордость британского флота — «Титаник»… А три дня спустя Натан вместе с миллионами жителей планеты узнал страшную весть: столкнувшись с айсбергом, «Титаник» пошел ко дну. Среди погибших были и Исидор и Ида Штраус…

Убитый горем Натан, скорбя о брате, постоянно возвращался к мысли о том, что задержка в Палестине спасла его от смерти. Он вернулся в Страну Израиля, посвятив оставшиеся два десятилетия своей жизни возрождению еврейского государства. Вместе с женой Линой они основали школу для девочек, медицинские пункты помощи детям, естественно, взяв на себя все финансирование. Они вложили огромные суммы в борьбу с малярией, трахомой, легочными заболеваниями, в социальные программы для бедных. В итоге Натан Штраус пожертвовал на ишув две трети своего огромного состояния.

В 1928‑м, за три года до смерти, Натан Штраус узнал, что в песчаных дюнах к северу от Тель-Авива собираются заложить новый город. Он взял на себя финансирование проекта. В его честь город назвали Нетанией.

* * *

В нашей недельной главе «Вайейцей» описывается неудержимое желание Яакова вернуться в Ханаан. И, в конце концов, преодолев все трудности и препятствия, наш праотец действительно возвращается на свою родину.

Глава начинается с того, что Яаков покидает Беер-Шеву и направляется в Харан. Семь лет работал Яаков на Лавана, чтобы жениться на Рахели, но дядя не сдержал обещания и обманом женил его на Лее. Возмущенный Яаков потребовал от Лавана дать ему в жены Рахель, и тот согласился — но не раньше, чем зять пообещал отработать еще семь лет.

Итак, прошло четырнадцать лет, у Яакова родились одиннадцать сыновей и дочь, и он решил, что пора возвращаться домой к отцу. Он обращается к Лавану: «Отпусти меня, и пойду я на место мое и на землю мою» (Брейшис, 30: 25). Однако Лаван просит его остаться в Харане, ибо чувствует, что все его успехи в делах связаны с Яаковом. «Гадал я и знаю: благословил меня Г‑сподь ради тебя» (там же, стих 27). И объясняет Раши слова Лавана: «Гаданием я узнал, что обрел благословение благодаря тебе. Когда ты пришел сюда, у меня не было сыновей… Теперь есть». Яаков внял его просьбе и остался в Харане. Прошло еще шесть лет, и Яаков заметил, что отношение к нему родственников изменилось: «И услышал он речи сынов Лавана: «Забрал Яаков все, что у отца нашего, и из того, что у отца нашего, составил он все это богатство» (Брейшис, 31: 1). Они считали, что только благодаря Лавану Яаков достиг в Харане богатства и успеха.

Ситуация нам очень знакома, не правда ли?! Наши враги всегда утверждают, что все деньги, которые есть у еврея, он украл у неевреев. И хотя Лаван не сказал ему ни слова, Яаков заметил, что тот самый Лаван, который умолял его остаться и доверял ему свое материальное благосостояние, вдруг стал не очень приветлив с ним: «И увидел Яаков лицо Лавана, и вот он с ним не так, как вчера и третьего дня» (Брейшис, 31: 2). Яаков понял, что Харан — уже не то место, где ему стоит жить, и что он должен как можно скорее вернуться в Землю Израиля.

Из предыдущего опыта Яаков знал, что Лаван не позволит ему покинуть Харан и возведет на его пути многочисленные преграды. Так что он выждал удобный момент, когда Лаван уедет из дома, быстро собрался и отправился в дорогу вместе со всей своей большой семьей (согласитесь, не так просто убежать, когда ты должен увезти с собой четырех жен и двенадцать детей, вместе со всеми овцами и крупным рогатым скотом, которые были у Яакова). Через несколько дней, когда стало известно о бегстве Яакова, Лаван погнался за ним, смог его догнать и начал упрекать его, говоря: «Почему ты тайно бежал, и похитил ты у меня, и не поведал ты мне? Я отпустил бы тебя с радостью и пением, с тимпаном и с лирой» (Брейшис, 31: 27).

Подобную историю мы читали на прошлой неделе в главе «Тойлдойс». Ицхок поселился в Граре и с успехом занимался там рытьем колодцев и земледелием. Вот что говорит по этому поводу Тора: «И великим стал муж, и возвеличивался все больше, пока не стал чрезвычайно великим. И были у него стада мелкого скота и стада крупного скота, и хозяйство большое; и завидовать стали ему филистимлян» (Брейшис, 26: 13, 14). И Авимелех не постеснялся прогнать Ицхока: «Уходи от нас, ибо ты окреп у нас премного» (там же стих 16).

Ицхок ушел и стал жить в Беер-Шеве. И вдруг к нему приехал Авимелех с большой делегацией! Ицхок спрашивает их: «Почему вы пришли ко мне? Ведь вы меня ненавидели и отослали меня от себя!» (Брейшис, 26: 27). Еще одна знакомая ситуация! Сначала евреев просят приехать в страну, чтобы восстановить экономику, потому что все знают, что евреи обладают развитым умом и деловой хваткой. А когда они начинают слишком преуспевать, то им начинают завидовать и утверждают, что евреи сделали деньги на горбах местных жителей, и затем высылают их из страны. После нескольких лет отсутствия евреев экономика падает, и их опять зовут ее поднимать…

Двое моих родственников работают посланниками Любавичского Ребе в Китае, где законом разрешены пять религий, к которым иудаизм не относится. Следовательно, в этой стране запрещено жить в соответствии с нормами и правилами иудаизма и исполнять заповеди Торы. Вместе с тем, китайцы понимают, что евреи хорошие предприниматели, деловая инициатива которых пойдет на пользу их экономики. И для того, чтобы привлечь евреев в Китай, там дают разрешение посланникам Хабада на открытие синагог, кошерных ресторанов, микв и других религиозных учреждений. Однако лишь при условии, что всем этим будут пользоваться только туристы, а не местные жители. Теперь нас в Китае любят. Но что будет через несколько лет, когда тысячи евреев приедут туда жить?!

Из этого становится понятно, почему Лаван преследовал Яакова и почему Авимелех вернулся к Ицхоку, после того как изгнал его из своей страны. В ответ на упрек Ицхока Авимелех говорит: «Не раз видели мы, что был Г‑сподь с тобой» (Брейшис, 26: 28).

После того, как Ицхок покинул Грар, его жители заметили, что лишились высокодуховной личности, человека, который был для них моральным ориентиром, в присутствии которого другие чувствуют себя немного ближе к Б‑гу, больше людьми и меньше рабами золотого тельца. Духовность — это то, что все народы ищут у евреев.

Наше предназначение — жить в Харане и Граре, в США и Китае, в Украине и повсюду в мире. Но наша цель — не столько управлять финансами и укреплять экономику, сколько нести народам слово Б‑жье. Мы должны поведать им, что есть Владыка Вселенной, научить их доверять Ему, любить Его и трепетать перед Ним. Нам необходимо убедить их в том, что каждый человек, даже нееврей, должен молиться Всевышнему. Мы должны раскрыть перед ними понятие покаяния, чтобы они осознали, что «есть всевидящее око и всеслышащее ухо, и все людские поступки учтены на Небесах» («Пиркей овойс», 2: 1).

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (852 КБ).

Два пути к миру и согласию

Канун Шабос главы «Вайейцей»
5 кислева 5774 года / 8 ноября 2013 г.

Среди множества хасидских историй есть одна, непосредственно связанная с нашей недельной главой «Вайейцей»: однажды на фарбренгене Алтер Ребе (рабби Шнеур-Залман из Ляд) сказал:

— Лехаим! Да поможет нам Всевышний в материальном и духовном!

— Почему вы упомянули материальное раньше духовного? — спросили его.

— Так сказано у нашего праотца Яакова, — отвечал Ребе. — Сначала он просил о материальном («И даст мне хлеб… и платье…») и лишь затем — о духовном («И будет Г‑сподь мне Б‑гом»).

— Но можно ли сравнивать «материальное» Яакова с нашим?!

— А можно ли сравнить с нашим его «духовное»? — ответил Алтер Ребе вопросом на вопрос, добавив: — Я согласен с вами, что «материальное» Яакова отличается от нашего, и совершенно очевидно, что у нашего праотца «духовное» преобладало над «материальным», но все-таки он решил поставить «материальное» впереди «духовного»!

В этой истории речь идет о стихах в начале нашей недельной главы. Яаков просыпается на горе Мория после своего чудесного сна, в котором фигурировала «лестница, поставленная на землю, а вершина ее достигает небес; и вот ангелы Б‑жьи восходят и нисходят по ней». В этом пророческом сновидении наш праотец получил благословения Всевышнего и подтверждение, что Б‑г выполнит то, что обещал Авраѓаму и Ицхоку. Проснувшись, Яаков в благоговейном трепете дает обет: «Если будет Б‑г со мною и хранить меня будет на этом пути, которым я иду, и даст мне хлеб, чтобы есть, и платье, чтобы облачиться, и я возвращусь с миром в дом отца моего, и будет Г‑сподь мне Б‑гом, то камень этот, который я положил постаментом, будет Домом Б‑жьим» (Брейшис, 28: 20–21).

Одно из условий исполнения этого обета — просьба Яакова к Всевышнему, чтобы Он помог ему благополучно возвратиться в отцовский дом: «И я возвращусь с миром в дом отца моего». Яаков хочет не просто вернуться из Харана на родину, он хочет вернуться «с миром» — бешолом. Алтер Ребе в своей книге «Тора ор» объясняет, что бешолом можно трактовать и как бейс шолом — «два мира» (буква бейс имеет числовое значение 2): два пути к миру, два способа достижения мира.

И действительно, существует два способа привести противные стороны к взаимному согласию, единодушию, мирному сосуществованию. Первый способ — «насильственный мир». Он используется в ситуации, когда одна из сторон превосходит другую в силе и могуществе, и у слабой стороны нет другого выбора, кроме как принимать условия или мнение сильной. Второй способ — «добровольный мир». Достижение этого более справедливого и возвышенного мира возможно при полном взаимном согласии, на основе выработки общих принципов без принуждения извне. Это мир как результат полного взаимопонимания и стремления к консенсусу с обеих сторон.

Когда Яаков, прежде чем идти в Харан, в дом Лавана-арамейца, говорит, что он хочет «вернуться с миром в дом отца своего», имеется в виду достижение мира обоими этими способами: чтобы Лаван отпустил его с миром не только по принуждению внешней силы, но и по собственному желанию, стремясь установить мирные отношения со своим зятем.

…В еврейской истории есть замечательный пример достижения согласия посредством этих двух способов. Речь идет о работе верховного еврейского суда мудрецов — Санѓедрина. В нем заседал 71 судья, и каждый из них имел свой подход, свое понимание вопроса (показательно, что Ѓалоха постановляет в случае, когда членами суда были пары отец-сын или учитель-ученик, их мнение засчитывать, как мнение одного человека, ибо их образ мышления совпадает). При выработке ѓалохического постановления, чтобы приходить к единым решениям, члены Санѓедрина, имевшие в процессе обсуждения другие точки зрения, после голосования присоединялись к мнению большинства в соответствии с заповедью Торы «следовать за большинством».

Как достигался такой консенсус? Одни судьи, оказавшись в меньшинстве, понимали, что у них нет выбора, кроме как подчиниться закону Торы и перейти на сторону большинства. Это был вынужденный мир, навязанный им, достигнутый под давлением сильной стороны. Другие, осознав, что решение принято в соответствии с мнением большинства, пытались по иному взглянуть на свою позицию, обдумывали свое решение еще раз и приходили к выводу, что это мнение действительно правильно. Так что мир, достигнутый в результате этого пересмотра, можно считать гораздо более совершенным, ибо он является следствием согласия бывших противников.

Приведем еще один пример применения обоих способов достижения мира и согласия. Когда два еврея встречаются, один говорит: «Шолом алейхем!», а другой отвечает: «Алейхем шолом!» В этой традиционной форме приветствия и ответе на нее есть несколько деталей, вызывающих недоумение. Почему один человек обращается к другому, используя форму множественного числа, дословно — «мир вам»? Хотелось бы также прояснить, почему отвечающий использует обратную форму, переставляя слова приветствия местами.

Может показаться, что ответ на второй вопрос очень прост: мол, это известная черта еврейского характера, заставляющая нас, даже вопреки логике, противоречить ближнему, сделать что-то наоборот, но на самом деле у этой перестановки слов в ответе есть более глубокое объяснение — как и у использования формы множественного числа.

Когда встречаются вместе два еврея, то мы имеем дело с двумя мнениями, а два — это уже много. Поэтому о них говорят во множественном числе — алейхем, и их надо привести к единому мнению, к миру — шолом. «Шолом алейхем!» — приветствие первого еврея, который, понимая, что столкнулся с другим мнением, заявляет со своей стороны о готовности к миру и согласию. Но это предложение мира исходит от одного человека, того, кто поздоровался первым. Если бы другой еврей ответил на приветствие теми же словами, то не было бы с его стороны никаких доказательств того, что он сам готов заключить мир. Эта формула ответа не обязательно может означать, что он выражает свое собственное мнение и личное стремление к заключению мира и достижению консенсуса. Может быть, что он только соглашается с первым и подтверждает его мнение, но это не доказывает, что он сам хочет мира… Отвечая же на приветствие «Алейхем шолом!», он выражает и свое собственное полное согласие на достижение мира, который будет более совершенным и возвышенным.

Просьба Яакова о благополучном возвращении в дом своего отца подразумевала именно стремление нашего праотца к такому совершенному миру, и она была исполнена Всевышним в полном объеме. В конце главы мы читаем о том, что Лаван преследует Яакова, чтобы навредить ему, но, в конце концов, примиряется с ним — сначала по принуждению, а затем по добровольному согласию. Сначала «явился Б‑г Лавану во сне ночном, и сказал ему: «Берегись, не говори с Яаковом ни доброго, ни худого» (Брейшис, 31: 24). При встрече с зятем Лаван прикидывается обиженным любящим отцом и тестем. Он сам признается, что вынужден примириться с зятем: «Есть у меня силы сделать тебе зло, но Б‑г отцов ваших сказал мне вчера: «Берегись!..» Это было вынужденное примирение для Лавана, мир, навязанный ему превосходящей силой Всевышнего. Однако позже мирный процесс переходит на более возвышенную стадию, ведущую к совершенному миру. Лаван, в свою очередь, проявляет стремление к миру и предлагает Яакову: «И ныне пойдем, заключим союз, я и ты…» (Брейшис, 31: 44).

Желание каждого еврея заключается в том, чтобы Всевышний помог нам установить мир в среде еврейского народа. Тот самый совершенный и возвышенный мир, которого хочет Б‑г и в котором мы сами хотим жить между собой, каждый еврей с каждым евреем. И тогда, несомненно, наступит мир между нами и всем миром, о котором мы упоминаем каждый день в молитве: «Устанавливающий мир в высотах Своих, Он пошлет мир нам и всему Израилю. И скажем омейн

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (1,13 МБ).