Выход от себя

Песах — это исход. Личный Песах — это личный исход. Откуда? — из себя.
Да, можно вылезти из шкуры, прыгнуть выше головы и вообще выйти «от себя». Но условие успеха этого исхода — осознание: я сегодняшний ничем не обязан себе вчерашнему. Никакой «я» не держит меня из прошлого. Потому что прошлого вообще не существует. Мы его выдумываем. А позволять своим собственным выдумкам держать себя — совсем непасхальное поведение.

Как проводить пасхальный седер (видеоурок)

https://mjcc.ru/news/kak-provodit-pashalnyiy-seder-poshagovaya-instruktsiya/

Отворяя Всевышнему сердца и двери

Канун Песах, 14 нисона 5778 года / 30 марта 2018 г.

Несколько лет назад были найдены и опубликованы воспоминания ребецн Ханы, матери Любавичского Ребе. В этих воспоминаниях рассказывается о тех днях, когда ее муж рабби Леви-Ицхок Шнеерсон, отец Ребе, был главным раввином города Екатеринослава (название позже — Днепропетровск, сейчас — Днепр), о годах его ссылки в Казахстане и о последнем периоде ее жизни (после смерти мужа и отъезда из СССР) рядом с ее великим сыном в Бруклине. Редактор нашей газеты реб Цви-Ѓирш Блиндер (zvikab) удостоился перевести воспоминания ребецн Ханы с идиша на русский, чем значительно обогатил летопись жизни Любавичских Ребе для русскоязычных евреев.

В одной из глав воспоминаний ребецн Хана рассказывает о том, что ее муж имел обыкновение в первую ночь праздника Песах, после завершения Седера, запираться в своей комнате и читать Шир ѓаширим — «Песнь песней». «Оттуда, — пишет ребецн, — обычно в это время доносились такие рыдания, на которые далеко не каждый способен. Словами же их описать просто невозможно… Помнится, после одного из Седеров двое гостей слушали, как мой муж читает Шир ѓаширим, стоя у дверей его кабинета. Один из них сказал мне, что никогда не слышал ничего подобного и никогда не забудет услышанного. Второй добавил, что если бы даже мой муж произносил эти тексты еще две ночи, он все равно не устал бы его слушать!»

Почему рабби Леви-Ицхок плакал, читая Шир ѓаширим? Что вызвало у него такое волнение? Известно, что «Песнь песней» — история любви мужчины и женщины. Однако это не просто любовная история, а метафорическое описание отношений между Б‑гом и еврейским народом. Всевышний — Возлюбленный, а народ Израиля — Его подруга-невеста. Вся книга описывает, как двое возлюбленных ищут друг друга.

Второй стих в пятой главе начинается со слов: «Я сплю, но мое сердце бодрствует». Любавичский Ребе объясняет в одной из своих бесед, что этот стих — символическое описание времени изгнания. Народ Израиля в голусе духовно спит, а когда человек спит, у него практически отключаются зрение и слух. Он не видит руки Всевышнего, не слышит гласа Б‑жьего… В общем, изгнание подобно темной ночи: вы не можете видеть дорогу, вы не знаете, где находится дверь, а где — окно. То же самое чувствует духовно потерянный еврей: передвигаясь наощупь, он не знает, что такое правильный путь, а что неправильный. Он находится в изгнании. А затем царь Шломо продолжает в том же стихе: «Голос! Стучится друг мой: «Отвори мне, сестра моя, подруга моя, голубка моя, чистая моя». Возлюбленный — Б‑г стучит в дверь еврея, просит и умоляет: «Отвори мне!». Всевышний взывает хотя бы немного приоткрыть дверь, чтобы можно было увидеть хоть какое-то проявление еврейской души. Но «подруга» — народ Израиля отвечает: «Я скинула одеяние свое, как же одену я его?! Омыла ноги мои — как же замараю их?!» (Песнь песней, 5: 3).

Тора и мицвойс сравниваются с едой и одеждой. Тора уподобляется еде, хлебу. Когда человек ест что-то, это становится его плотью и кровью, частью его самого. То же самое происходит, когда человек учит Тору: она становится частью его, он отождествляет себя с посланием Торы. Заповеди подобны одеждам: когда человек надевает какую-то одежду, она тоже становится его частью, и, более того, одежда показывает, кто такой человек, но только пока он в нее облачен. Врач носит белый халат, а судья — черную мантию, но в тот момент, когда они снимают эту одежду, они выглядят, как обычные люди, и одежда больше не влияет на них. То же самое можно сказать о заповедях. Надевая тфилин, еврей соединяется со Всевышним, и каждый, кто его видит, знает, что он взывает к Нему. Но как только еврей снимает тфилин, он снова становится, как и все остальные люди. Подруга говорит своему возлюбленному: «Я скинула одеяние свое, как же одену я его?!» Народ Израиля признается: «Я снял свои еврейские одежды и не использовал их столько лет, пока не забыл, как их надевают. Более того, меня никогда не учили тому, как накладывать тфилин, как обернуться в талес…» Есть на свете евреи, которые ни разу не видели Пасхального Седера в отцовском доме. Они полностью отрезаны от еврейской традиции. Разве можно ожидать от них, что они откроют дверь, когда Б‑г стучится к ним?! Они даже не знают вообще, как открывается эта дверь, как начать вести себя как еврей.

Всемогущий, даже получая такой ответ, не обескуражен. В следующем стихе говорится: «Возлюбленный мой простер руку свою сквозь отверстие в двери…» (Песнь песней, 5: 4). Святой, благословен Он, из огромной любви к еврею делает отверстие в «железном занавесе», отделяющем народ Израиля от своего Небесного Отца. Всевышний проявляет такую сильную любовь к еврею, что вызывает у него необыкновенное волнение: «…и нутро мое взволновалось о нем» (там же). Создатель пробуждает в еврее тоску по тому иудаизму, о котором он даже ничего не знает. Он знает только одно — что он еврей, и это пробуждает в нем страстное желание воссоединиться со Всевышним. Творец делает в сердце каждого еврея, как бы далек тот ни был от иудаизма, отверстие, маленькую дырочку, как след от укола кончика иглы. Через эту дырочку Б‑г освещает Своей великой любовью еврейское сердце, и это пробуждает в нем такое стремление к иудаизму, что даже самый далекий от него еврей ищет возможность присоединиться к Пасхальному Седеру.

В другой своей беседе Любавичский Ребе добавляет, что Всевышний стучит не только в дверь еврея, который потерял связь с иудаизмом или у которого с самого начала не было никакой связи с ним. «Стук в дверь» получают и те евреи, кто умеет «носить еврейскую одежду» — соблюдает заповеди. Как добропорядочные евреи, мы любим отмечать Песах в семейном кругу, молиться в синагоге, где мы хорошо себя чувствуем, и общаться с такими же, как мы, людьми. Нам хорошо живется. Но Ребе говорит: «Голос! Стучится друг мой…» — это Святой, благословен Он, стучит в дверь и напоминает нам, что мы тоже не можем расслабиться и сидеть в кресле за столом Седера в душевном спокойствии. Всевышний говорит нам: «Помни, что за твоей дверью есть еврейский ребенок, который совершенно ничего не знает о своем еврействе, его родители не делают Седер, возможно, потому что они не знают или не хотят, это не имеет значения. Однако в этом нет вины самого ребенка». Вы должны отложить все свои важные дела, даже если вы заняты спасением мира от глобального потепления или чем-то вроде этого. Б‑г просит: «Отвори мне!» Значит надо открыть дверь, выйти на улицу и искать того мальчика или девочку, которые не знают, что они евреи, привести их к себе домой и пригласить за пасхальный стол.

На Песах у нас принято открывать дверь для пророка Элияѓу, но можно сказать, что мы делаем это еще и для того, чтобы напомнить себе и каждому еврею, что наша «дверь» всегда должна быть открыта. Тогда Святой, благословен Он, в милости Своей будет так же поступать и с нами: когда мы придем и постучим в Его дверь, то тоже найдем ее открытой.

Веселого и кошерного Песаха всем нам!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (1,03 МБ).

Напоминание

Друзья-евреи! По изначальному закону весь хамец — даже гамур — подводится под битуль! Даже мидерабанан то, что не съест собака — полная фигня. Хрен с ней, с уборкой, спокойствие дороже!

Осветить мир светом Торы и заповедей

Канун Шабос главы «Цав»
7 нисона 5778 года / 23 марта 2018 г.

Песах — праздник свободы, мы все это знаем. Сыны Израиля покинули Египет, и в следующую пятницу вечером мы будем праздновать этот Исход вместе со всеми евреями. Но есть еще одно очень важное событие в истории еврейского народа, которое также произошло в эти дни, однако о нем помнит гораздо меньше людей.

В Книге Йеѓошуа рассказывается о вступлении народа Израиля в Землю обетованную. После смерти Моше, Йеѓошуа был назначен руководителем народа. На десятый день месяца нисон, за четыре дня до Песаха, он приказал коѓенам взять Ковчег Завета и выйти в путь. «И было, когда народ двинулся от шатров своих, чтобы перейти Иордан, и священники, несущие Ковчег завета, — впереди народа, то лишь только несущие ковчег дошли до Иордана и ноги священников, несших ковчег, погрузились в край воды, — остановились воды, текущие сверху, встали одной стеной… а текущие к морю Степному, Мертвому морю, совершенно пресеклись… И стояли священники, несшие Ковчег завета Г‑сподня, на суше среди Иордана прочно. И весь Израиль переходил по суше, доколе весь народ не закончил переходить Иордан» (Йеѓошуа, 3: 14–17). Как Моше-рабейну после Исхода из Египта рассек Красное море, так и Йеѓошуа остановил воды реки Иордан. На следующий день, одиннадцатый день месяца нисон, народ Израиля с удивлением узнал, что «сказал Г‑сподь Йеѓошуа: «Сделай себе ножи кремневые», — но не для того, чтобы идти на войну. Всевышний повелевает: «И опять обрежь сынов Израиля, во второй раз» (Йеѓошуа, 5: 2).

Что имеется в виду, когда говорится «во второй раз»? Разве одного раза было недостаточно? Тора тут же приводит ответ: «Весь же народ вышедший был обрезан, а весь народ, родившийся в пустыне, в пути по выходе из Египта, не был обрезан» (там же, стих 5). Здесь мы обнаруживаем нечто ужасающее: все поколение, которое родилось в пустыне в течение сорока лет, не было обрезано! На первый взгляд, не совсем ясно: как первая заповедь, данная первому еврею, нашему праотцу Авраѓаму, не была исполнена его потомками в пустыне, и это после дарования Торы?!

Наши мудрецы, да будет благословенна их память, приводят две причины, объясняющие, почему в пустыне не совершали обряд брис-мило. Первая — это опасность делать обрезание в дороге. Сыны Израиля пускались в путь и останавливались по знаку Всевышнего, и никогда заранее не знали, когда им снова нужно будет отправиться в дорогу. Опасно было обрезать младенца, если надо было бы тут же трогаться в путь (Талмуд, трактат «Йевомойс», 71б). Вторую причину приводит Раши: «Все 40 лет, когда они были в пустыне, совсем не дул освежающий северный ветер и не было у них удобного дня для обрезания». Оказывается, в пустыне не дул северный ветер, который заставлял солнце сиять и приносил выздоровление, поэтому опасно было делать обрезание. А не дул он для того, чтобы не раздувать Облака Славы.

Только колено Леви оставалось верным этой заповеди в пустыне. Об этом говорит Раши в своем комментарии на стих: «и Твой завет хранили» (Дворим, 33: 9): «Это завет относительно обрезания: что касается рожденных в пустыне, евреи не делали обрезания своим сыновьям, а они, левиты, сами были обрезаны и делали обрезание своим сыновьям». И поэтому Г‑сподь повелел Йеѓошуа обрезать всех, шестьсот тысяч человек за один день. «И сделал себе Йеѓошуа ножи кремневые, и обрезал сынов Израиля у холма Аралот» (Йеѓошуа, 5: 3). «И когда весь этот народ полностью был обрезан, оставались они на своем месте в стане до их выздоровления» (там же, стих 8). После этого Всемогущий сказал: «Ныне Я снял с вас посрамление египетское. И названо это место именем Гилгал до сего дня» (там же, стих 9).

Но до сих пор неясно, что означает «и опять обрежь сынов Израиля, во второй раз», что понимается под словами «второй раз»? Раши говорит: «В ночь их Исхода из Египта обрезали большую общину, и это было во второй раз». В мидраше сказано: «Сынов Израиля не просили сделать обрезание в Египте, и все они пренебрегли исполнением этой заповеди в Египте, кроме колена Леви… Что сделал Всевышний? Он призвал Моше и сказал ему: «Иди и обрежь их!» — но многие из них не приняли обрезания». Тогда Б‑г велел Моше приготовить барашка и послал все ветра во всех направлениях, которые раздували аромат этого барашка. Когда евреи попросили Моше попробовать мясо барашка, потому что очень вкусно пахло, он им отвечал: «Надо сделать обрезание, и тогда — можно будет попробовать…» Сразу же они дали себя обрезать» («Шмойс рабо», 19: 6).

Следовательно, мы узнаем из этого, что проблемы с совершением обрезания начались еще в Египте, где большинство сынов Израиля не исполнили эту заповедь, по-видимому, из-за влияния египетской культуры, в которой это не было принято. И поэтому «сказал Г‑сподь Йеѓошуа: «Ныне Я снял с вас посрамление египетское». Все это произошло на следующий день после вступления сынов Израиля в Землю обетованную, 11 нисона. И сразу после этого рассказывается: «И стояли сыны Исраэля станом в Гилгале, и совершили пасхальную жертву в четырнадцатый день месяца вечером в степях Иерихонских» (Йеѓошуа, 5 10).

Точно то же самое произошло и сорок лет назад, во время Исхода. «В десятый день этого месяца пусть возьмут себе каждый по агнцу» (Шмойс, 12: 3). Десятого числа месяца нисон они выбрали ягненка, чтобы совершить пасхальное жертвоприношение. Однако Всевышний немедленно повелел: «Вот установление о пасхальной жертве… никакой необрезанный не должен есть от нее» (там же, стих 48). Таким образом, операция по обрезанию в Египте началась 11 нисона. Правда некоторые упрямцы ждали до тех пор, пока не почувствовали запаха жареного мяса пасхальной жертвы, но многие евреи сделали обрезание, как только услышали повеление о нем.

11 нисона — это день рождения Любавичского Ребе. Интересно, что это тот день, когда народ Израиля совершил обрезание, покидая Египет, и день второго обрезания евреев перед вступлением в Землю обетованную.

Кроме того, мы узнаем здесь очень интересную вещь. Царь Давид говорит: «Уклоняйся от зла и делай добро» (Теѓилим, 34: 15). Это значит, что когда человек хочет совершить тшуву, он должен отдалиться от зла, и только после этого можно начать говорить с ним о том, как «делать добро». Учение хасидизма предлагает новый подход в этом вопросе: правильный путь — начать с «творения добра». Не имеет никакого смысла заниматься злом, не нужно говорить с человеком о том, чего не нужно делать. Наоборот, необходимо поощрять человека выполнять заповеди, а затем, следуя по этому пути, он избавится от зла. Как говорит Любавичский Ребе: «Не нужно заниматься злом, ведь если прибавлять к свету, тогда зло будет устранено в любом случае».

Эту идею подтверждают два события, которые произошли 11 нисона с разницей в сорок лет. Любавичский Ребе утверждает, что брис-мило символизирует нечто позитивное, установление союза с Б‑гом, «делай добро». Принесение в жертву ягненка в Египте символизировало уничтожение египетского идола, который также являлся идолом многих израильтян. Это означало «уклонение от зла». Конечно, Моше должен был повелеть им сначала прекратить поклоняться идолам, и только тогда присоединиться к Б‑гу. Но на самом деле он приказал им сначала сделать обрезание и только потом убить идола, потому что, как только человек соединяется со Всевышним, все остальное перестает иметь для него какое-либо значение. Об этом и говорит Любавичский Ребе, предлагая добавлять света, а тьма-зло тогда рассеется сама собой.

Этот подход, предлагающий начать с «делай добро» и не беспокоиться об «удаляйся от зла», родился 11 нисона, при исходе из Египта. В этом суть метода Ребе, который родился 11 нисона. Ребе любил повторять слова своего предшественника, рабби Йосефа-Ицока Шнеерсона: «Чтобы разогнать тьму, нет необходимости в палке, нужно зажечь маленькую спичку, и тьма исчезнет сама… Немного света развеет много тьмы».

Лучший подарок, который мы можем сделать Ребе в честь его дня рождения, который выпал в этом году на вторник будущей недели, — это наши добрые дела. Осветим мир свечой заповеди и светом Торы, и тогда тьма исчезнет сама!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (717 КБ).

Хлеб веры и выздоровления

Канун Шабос главы «Ваикро»
29 адора 5778 года / 16 марта 2018 г.

На севере Израиля жил выходец из Марокко, еврей по имени Йеѓуда Бен-Шошан. У него была единственная дочь, которая появилась на свет после десяти лет бездетного брака, благодаря благословению Любавичского Ребе, переданному через хабадского шалиаха (посланника) раввина Шмуэля Азимова. В возрасте десяти лет девочка начала жаловаться на сильные головные боли. Врачи провели обследование и выявили у ребенка опухоль головного мозга. Единственный совет, который получили обезумевшие от горя родители, — лететь в Бостон и там провести консилиум о возможности операции. В Америке врачи предложили родителям два варианта: сделать операцию, благополучный исход которой они не могли гарантировать, или оставить все, как есть, но тогда девочке останется жить не более, чем полгода. Йеѓуда отправился в Нью-Йорк и попросил аудиенции у Ребе. Он был очень взволнован и, войдя в кабинет Ребе, расплакался. Ребе посмотрел на него и сказал:

— Наш закон велит с приходом месяца адор увеличивать веселье и радость. А вы поступаете наоборот. Кто позволил вам принести сюда печаль?!

Убитый горем отец не понимал, что от него требуется. Ему даже показалось, что Ребе шутит над его горем. Он воскликнул:

— Ребе! Речь идет о жизни моего единственного ребенка! — и опять заплакал.

Ребе снова взглянул на него и решительно сказал:

— Вы надеетесь спасти свою дочь тем, что в адор приносите в мой кабинет слезы и отчаяние?!

Йеѓуда понял, что Ребе не шутит, и сказал, что готов стать веселым. Но как?

— Веселиться в адор следует не потому, что не надо обращать внимание на неприятности, — объяснил Ребе, — а потому, что неприятности переворачиваются. Все переворачивается!

Произнося последние слова, Ребе сделал сильное движение обеими руками слева направо и повторил, почти прокричал по-французски:

— Переворачивается! Все переворачивается!

Он окинул посетителя еще раз своим проникновенным взглядом и добавил:

— Да услышим мы хорошие вести!

Йеѓуда не помнил, как вышел из кабинета Ребе, но, оказавшись в приемной, он вдруг осознал, что не выяснил у Ребе главного — делать ли операцию дочери? Войти к Ребе еще раз было невозможно. Он написал записку, и Ребе передал через секретаря, что он уже ответил ему на все вопросы на аудиенции. Йеѓуда был очень растерян. У него не было уверенности, что Ребе ответил на его вопрос. Он позвонил секретарю Ребе и спросил его, не имеет ли Ребе в виду свои слова «все перевернется». Он настаивал на том, что ему нужен четкий ответ. Секретарь перезвонил и передал ему слова Ребе: «Если он все-таки спрашивает, пусть посоветуется с третьим врачом, врачом-другом, и сделает, как тот скажет». Йеѓуда лишь намного позже понял весь смысл происходящего.

Третий врач посоветовал операцию, но когда они вскрыли голову ребенка, обнаружилось медицинское чудо: опухоль исчезла. Однако сама операция имела тяжелые последствия: девочка не могла говорить. Песах они остались праздновать у родственников в Флэтбуше, а на «трапезу Мошиаха» в последний день праздника Йеѓуда отправился на фарбренген к Ребе. Во время одного из перерывов между беседами Ребе позвал его и, дав два куска мацы, сказал:

— Маца — это хлеб веры и хлеб выздоровления. Одну пластину дайте дочери, пусть маца станет для нее хлебом выздоровления. А вторую съешьте сами, и пусть она станет для вас хлебом веры. Дочь не должна страдать из-за вашей недостаточно глубокой веры.

Потом, когда он подошел за кос шель брохо (глотком вина из бокала, над которым произносилось благословение после еды), Ребе улыбнулся и сказал:

— Песах, месяц нисон — это время веры. Сегодня марокканские евреи отмечают Мимуну — день веры, а на следующей неделе начинается месяц ияр, месяц выздоровления. Так пусть же у вас укрепится вера, а ваша дочь полностью исцелится. Но выздоровление вашей дочери не должно задерживаться из-за того, что ваша вера недостаточно глубока. Пусть «все перевернется» — сначала наступит выздоровление, а потом укрепится вера.

Йеѓуда Бен-Шошан до сих пор не знает, что пришло раньше, его вера или исцеление дочери. Но в тот вечер, вернувшись домой, он увидел дочь такой, какой она была до болезни…

* * *

На эту Субботу выпал рош-хойдеш месяца нисон, месяца, когда мы отмечаем праздник свободы — Песах. И это хороший повод поговорить сегодня о значении праздника. Несколько лет назад в газете «Нью-Йорк таймс» появилась статья об еврее, который участвовал в Пасхальном Седере, где ему предложили попробовать мацу, выглядевшую не так, как та, которую он всегда ел до этого. Это была маца шмура (дословно — «сохраняемая»), маца ручной работы. На первый взгляд она показалась ему немного подгоревшей, но когда он попробовал эту мацу, ее вкус ему очень понравился. Впервые он обнаружил, что у мацы есть особый вкус, поэтому он спросил себя по подобию вопроса из Агады: «Чем эта маца отличается от всех других?» И поскольку по профессии он был шеф-поваром, то решил разобраться, что придает этой маце столь прекрасный вкус.

Он отправился в пекарню в Бруклине, где пекли мацу шмуру. Он был очень впечатлен эффективностью работы пекарни, где с момента замеса теста и до окончания выпечки проходило даже меньше положенных по закону восемнадцати минут. Но, как и все другие виды мацы, шмура была изготовлена только из муки и воды, без каких-либо других добавок. Потом ему рассказали, что в этой пекарне пекут мацу, охрана которой от соприкосновения с водой начиналась еще на поле. Ему стало известно, что есть раввин, который контролирует пшеницу с момента жатвы до помола — постоянно. Поэтому он решил исследовать весь процесс, возможно, где-то он найдет причину, по которой маца шмура более вкусна. В летний месяц ов, в особенно жаркий день, он отправился на одно из полей, с которого собирается пшеница для выпечки этой мацы.

Дни жатвы такой пшеницы всегда очень напряженные, потому что, если задержаться на несколько часов, то может начаться дождь, пшеница намокнет и может стать непригодной для изготовления мацы. А если пшеница будет собрана слишком рано, она может иметь слишком высокий процент влажности, и, следовательно, будет недостаточно сухой для хранения до помола и выпечки, которые пройдут через несколько месяцев. Он встретился с хозяином поля, который рассказал ему, что несколько дней назад они собрали часть пшеницы. Раввин пришел, чтобы проверить зерно, нашел признаки того, что оно начало прорастать, и забраковал весь урожай. Фермер-нееврей был разочарован, но согласился с раввином, так как за эти годы научился ценить его большой опыт в определении сроков уборки пшеницы. Он рассказал, что раввин обычно шел по полю, пробовал зерна пшеницы и сразу же мог решить, имеют ли они подходящую для жатвы влажность… Обычно фермеры спешат собрать пшеницу, а затем сушат ее в специальной машине, потому что оставлять ее на стеблях слишком рискованно, но сушка в машине приводит к некоторой потере вкуса. Когда речь идет о Песахе, у них нет такой возможности, потому что раввин не позволяет им сушить пшеницу машиной.

Наш шеф-повар вместе с фермером ждал послеобеденных часов этого жаркого дня, а затем пришел раввин. Он поднялся на комбайн, и показал, где именно собирать урожай, а где колосья пшеницы были слишком влажными и поэтому их не жать. После окончания работ шеф-повар спросил раввина, согласен ли тот с тем, что законы жатвы пшеницы не только оберегают от хомеца, но и делают мацу более вкусной. Раввин настаивал на том, что это не имеет никакого отношения к вкусу мацы и делается исключительно для того, чтобы уберечь ее от заквашивания. Так что у мацы шмуры нет никакой особой «приправы»!

Написано в Торе: «И берегите пресные хлебы» (Шмойс, 12: 17). Из этого наши мудрецы сделали вывод, что мы должны оберегать мацу, чтобы она не превратилась в хомец. Однако здесь начинается спор о том, с какого момента мы должны ее охранять: со времени помола или сбора урожая. Наиболее строгие считают, что ни одна капля воды не должна попадать на пшеницу с момента жатвы!

Кроме того, еще один смысл слова «берегите» — это требование кавоно лешем мицва, то есть, намерения исполнить именно эту заповедь. Для этого нужно соблюдать некоторые условия. Все работы должны делаться евреями старше возраста бар-мицвы, на которых можно полагаться, что их намерением будет исполнение заповеди. Каждый, кто когда-либо посещал мацепекарню, видел, как перед каждым действием те, кто имеет дело с мацой, провозглашают: «Лешем мацойс мицво — во имя заповеданной мацы». Это напоминает то, как при изготовлении пергамента для тфилин или мезузы еврей должен сказать: «Во имя заповеди тфилин» или «Во имя заповеди мезузы», — подчеркнув таким образом намерение исполнения этих мицвойс. Те, кто печет мацу, должны делать это с намерением исполнения заповеди о маце.

В маце шмуре сочетаются два особых качества: она сохраняется от лишней влажности с момента сбора урожая, а также изготавливается вручную, то есть с обязательным намерением пекарей в течение всего процесса выпечки исполнить эту заповедь. Уникально в этой маце то, что это единственная пища, которую еврей ест в качестве мицвы. Нет другой еды, которую мы готовили бы, приговаривая «во имя заповеди». Еврей, носит цицис, накладывает тфилин, прикрепляет на свою дверь мезузу, читает Свиток Торы, при изготовлении которых говорят «во имя заповеди». Но маца — единственная мицва, которую человек ест и которая становится его кровью и плотью. Поэтому, вкушая мацу, мы должны помнить, что это не только пресный хлеб без закваски, но и святая пища, которую во время существования Храма использовали для хлебных жертвоприношений. Это был «хлеб Б‑га», который обладал особой святостью, поэтому на мацу произносили благословение, как перед вкушением мяса жертвенного животного. В наши дни, хотя у мацы нет такой же святости жертвы, она остается единственной пищей, которая сама по себе является заповедью, и мы произносим особое благословение «на поедание мацы». Есть евреи, которые имеют обыкновение целовать мацу, как это делают с другими предметами, связанными с мицвойс.

Любавичский Ребе объясняет в своем комментарии к Агаде, что маца называется лехем эмуна — «хлеб веры», потому, что когда еврей ест мацу, это само по себе дает ему укрепление веры. Сама маца становится «кровью и плотью», даже без намерения исполнить заповедь она способствует укреплению веры. Ведь, поедая мацу, мы поглощаем «святость». Кроме того, мацу называют «хлеб выздоровления», что означает, что она обладает способностью излечить человека.

Ребе призывал хасидов поделиться мацой шмурой с как можно большим числом евреев, так как то, что еврей ест эту мацу, укрепляет его веру в Б‑га, а также исцеляет его от всех физических и духовных недугов. Когда мы будем есть в этом году мацу в ночь Седера, лучше всего есть как можно больше мацы шмуры, потому что, во-первых, она более вкусна, а во-вторых, и это главное — она придает нам силу в вере и исцеляет нас от всех болезней.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (785 КБ).

Сегодня — третий день.

http://nomen-nescio.livejournal.com/1090586.html

Куда исходить будем?

Песах я обдумываю заново каждый год. Как и все праздники. Ясно, что это выход из несвободы к свободе.
Для поколения Исхода значение этих слов было самым простым: сегодня нас заставляют работать, а завтра никто ничего не заставит делать. А после Исхода — облом! Во-первых, с рабской работой исчез и рабский паёк, а во-вторых, появилась новая несвобода: законы, которые передавал Моше, ограничения, движения и остановки по команде. Поэтому так много раз звучало «назначим главу и вернёмся в Египет».
Для евреев эллинистических времён значение было простым: когда-то мы были рабами, а теперь — лично свободные люди, имеющие право служить Богу как нам угодно.
Для евреев времён Мишны главным была надежда: как освободил нас Бог из того рабства, так и из этого горького изгнания освободит. То же значение сохранилось на протяжении почти двух тысяч лет.
А в новые времена — во-первых, изгнание перестало быть таким горьким, во-вторых, стало возможным вообще его «отменить», растворившись в окружающем народе и зажив припеваючи, а в-третьих, евреи вернулись на свою землю и основали своё государство, вплоть до появления идеи «коллективного Мессии», шаги которого-де слышны в шуме тракторов на израильских полях… Чего ждать? Чем нам плохо? Откуда и куда нужно исходить? Не собираться же, в самом деле, за пасхальным столом только ради консервации коллективной памяти, глупо как-то.
Поэтому уже двести лет еврейские мудрецы напряжённо ищут внутренний, вечный смысл Песаха.

Итак, выход из несвободы к свободе. В свете сказанного выше, несвобода эта внутренняя и свобода — тоже внутренняя. Ну, что такое внутренняя несвобода, на первый взгляд ясно: общественное мнение, стремление равняться на общину, привычки, лень, устоявшиеся представления… Но вот незадача: если мы всё это сбросим, много ли от нас останется? Ведь наши привычки и представления, собственно, и образуют нас почти целиком. Ну достигнем мы свободы-от. А какова будет наша свобода-для?
Некоторые говорят, что внутри нас сидит «еврейская искра», которая, если её освободить от общественных норм и устоявшихся представлений, моментально с радостью заживёт по Шулхан аруху и обычаям нашей общины. Только вам это не кажется ли оксюмороном?
Если же так не думать, то выход из несвободы к свободе, собственно, сводится к старому-престарому «Познай самого себя». А на такую задачу пасхального вечера явно не хватит, да и жизни может не хватить.

Зачем нужны подарки от врагов?

Канун Шабос главы «Цав»
11 нисона 5777 года / 7 апреля 2017 г.

В 2010 году в США вышла в свет книга Мусаба Хасана Юсефа «Сын ХАМАСа» (на английском языке в литературной обработке Рона Бракина), в которой он рассказывает историю своей жизни и критикует политику ХАМАСа, обвиняя движение в расизме и убийстве невинных евреев и арабов. Мусаб — сын шейха Хасана Юсефа, одного из лидеров движения ХАМАС в Иудее и Самарии. Он был одним из самых важных тайных агентов в истории Государства Израиль. В списках ШАБАКа Мусаб числился под условным именем «Зеленый принц» (по цвету знамени ислама и родственным связям с шейхом).

Мусаб родился в 1978 году в деревне Эль-Джения близ Рамаллы. Он был старшим сыном в семье. Во время первой интифады Мусаб бросал камни и бутылки с зажигательной смесью в солдат ЦАЃАЛа и израильских граждан. В 1996 году, когда ему было 18 лет, он был арестован по подозрению в хранении оружия и заключен в тюрьму в Израиле. Во время своего заключения получил предложение сотрудничать с израильскими спецслужбами в Иудее и Самарии. По его словам, он начал ненавидеть ХАМАС, потому что видел, как эта организация использует страдания гражданского населения для достижения своих целей. В результате, он решил сотрудничать с ШАБАКом по идеологическим соображениям, чтобы попытаться предотвратить убийство невинных людей. Работа Мусаба на израильскую службу безопасности началась в 1999 году и продолжалась до его эмиграции в США в 2007‑м. В течение этих лет он был постоянным помощником своего отца, часто встречался с Ясиром Арафатом, Марваном Баргути и многими другими руководителями ХАМАСа и ФАТХа. Мусаб был одним из самых ценных информаторов службы безопасности Израиля. Благодаря ему удалось нейтрализовать несколько террористических ячеек, десятки террористов-смертников и предотвратить множество терактов, в том числе и попытки убийства высокопоставленных израильских деятелей. Предоставляемые Мусабом сведения всегда были точны и надежны. Он выполнял очень важную и полезную для Государства Израиль работу, которая высоко ценилась руководителями ШАБАКа…

* * *

Рассказанная история имеет определенное отношение к тому, что происходило во время Исхода евреев из Египта. После того, как сыны Израиля съели мясо пасхальной жертвы, в полночь египтян настигла десятая кара — казнь первенцев. Тора говорит, что «был великий вопль в Египте, ибо нет дома, в котором не было бы умершего». Фараон поднялся ночью, призвал Моше и Аѓарона и сказал: «Поднимитесь, выйдите из среды моего народа». И не только фараон, но и египтяне «силою понуждали народ, чтобы скорее выслать их из земли» (Шмойс, 12: 30–33). Но евреи не спешили уходить, так как должны были исполнить еще одно указание Всевышнего, переданное им Моше. Перед тем, как покинуть Египет, сыны Израиля «испросили у египтян вещей серебряных, и вещей золотых, и одежд» (там же, стих 35). И тут произошло чудо: «И они давали им, предупреждая просьбу, и опустошили они Египет» (там же, стих 36). Раши в своем комментарии на этот стих говорит: «Даже то, чего у них не просили, давали им». Еврей говорил: «Дайте то-то и то-то». Ему отвечали: «Бери два и уходи». И мидраш подчеркивает «Не успевали попросить, как они уже давали им» («Мехильта рабби Ишмоэля», глава 13). Более того, египтяне давали так много, что сыны Израиля уже не хотели брать. Как сказано в Талмуде: «Это было им обузой» (трактат «Брохойс», 9б). Евреи просто не могли столько унести!

Как получилось, что все египтяне стали задаривать евреев? Ответ на этот вопрос Тора повторяет трижды. «И Г‑сподь придал милость народу в глазах египтян» (Шмойс, 12: 36). Всевышний раздобрил сердца египтян, и они полюбили сынов Израиля. Те самые египтяне, о которых в начале Книги Шмойс (1: 12) сказано: они настолько ненавидели еврейский народ, что «постыла им жизнь». Как объясняет Раши: «Сыны Израиля были для них шипами в глазу». И вот совершенно неожиданно египтяне начали испытывать любовь к евреям. Вряд ли такое изменение могло произойти естественным путем. Вспомним, что уже тогда, когда Г‑сподь открылся Моше в горящем кусте терновника в первый раз, Он предрек: «И дам милость этому народу в глазах египтян, и будет: уходя, не уйдете с пустыми руками» (Шмойс, 3: 21).

В те трудные дни, когда народ Израиля стонал под игом египетского рабства, Всевышний предвещает Моше, что приведет к тому, чтобы египтяне изменили свое отношение к евреям. И они действительно настолько полюбили сынов Израиля, что сами отдавали им свои богатства, даже больше, чем те могли принять.

Любавичский Ребе спрашивает: «Почему Всевышнему было столь важно, чтобы египтяне давали евреям подарки добровольно, что Он придумал это чудо?» По природе своей люди не любят расставаться со своим имуществом. А в данном случае произошло нечто совершенно сверхъестественное: те самые египтяне, которые ненавидели сынов Израиля, возлюбили их и настаивали, заставляли принимать подарки. В конце концов, во время казни тьмой евреи могли забрать все имущество, и никто не помешал бы им. Тем не менее, Создатель настоял на том, чтобы египтяне отдавали все сами по собственной воле. Ребе объясняет, что цель спасения из Египта заключалась не только в том, чтобы евреи вышли на свободу, но и в том, чтобы египтяне признали это и помогли им. Те самые люди, которые выступали против сынов Израиля и поработили их, должны были сами поверить в существование Всевышнего: «И узнают египтяне, что Я — Г‑сподь» (Шмойс, 14: 4). И именно Б‑г есть Тот, Кто хочет, чтобы евреи покинули Египет, и дает египтянам право помочь народу Израиля служить Творцу.

В истории сына ХАМАСа мы видели, как изменились его взгляды и как он начал заботиться о благе еврейского народа. Слава Б‑гу, это не единственный пример таких положительных изменений. Время от времени появляются люди, которые осмеливаются открыто выступить в поддержку народа Израиля. Будем молиться, чтобы в скором времени все наши ненавистники полюбили еврейский народ! Потому что нам недостаточно победить наших врагов, но, как мы видели в истории Исхода из Египта, следует превратить их в главных сторонников народа Израиля и земли Израиля. И это приведет нас к полному и окончательному Избавлению.

Веселого и кошерного праздника Песах всем нам!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (1,16 МБ).

Зачем нужны подарки от врагов?

Канун Шабос главы «Цав»
11 нисона 5777 года / 7 апреля 2017 г.

В 2010 году в США вышла в свет книга Мусаба Хасана Юсефа «Сын ХАМАСа» (на английском языке в литературной обработке Рона Бракина), в которой он рассказывает историю своей жизни и критикует политику ХАМАСа, обвиняя движение в расизме и убийстве невинных евреев и арабов. Мусаб — сын шейха Хасана Юсефа, одного из лидеров движения ХАМАС в Иудее и Самарии. Он был одним из самых важных тайных агентов в истории Государства Израиль. В списках ШАБАКа Мусаб числился под условным именем «Зеленый принц» (по цвету знамени ислама и родственным связям с шейхом).

Мусаб родился в 1978 году в деревне Эль-Джения близ Рамаллы. Он был старшим сыном в семье. Во время первой интифады Мусаб бросал камни и бутылки с зажигательной смесью в солдат ЦАЃАЛа и израильских граждан. В 1996 году, когда ему было 18 лет, он был арестован по подозрению в хранении оружия и заключен в тюрьму в Израиле. Во время своего заключения получил предложение сотрудничать с израильскими спецслужбами в Иудее и Самарии. По его словам, он начал ненавидеть ХАМАС, потому что видел, как эта организация использует страдания гражданского населения для достижения своих целей. В результате, он решил сотрудничать с ШАБАКом по идеологическим соображениям, чтобы попытаться предотвратить убийство невинных людей. Работа Мусаба на израильскую службу безопасности началась в 1999 году и продолжалась до его эмиграции в США в 2007‑м. В течение этих лет он был постоянным помощником своего отца, часто встречался с Ясиром Арафатом, Марваном Баргути и многими другими руководителями ХАМАСа и ФАТХа. Мусаб был одним из самых ценных информаторов службы безопасности Израиля. Благодаря ему удалось нейтрализовать несколько террористических ячеек, десятки террористов-смертников и предотвратить множество терактов, в том числе и попытки убийства высокопоставленных израильских деятелей. Предоставляемые Мусабом сведения всегда были точны и надежны. Он выполнял очень важную и полезную для Государства Израиль работу, которая высоко ценилась руководителями ШАБАКа…

* * *

Рассказанная история имеет определенное отношение к тому, что происходило во время Исхода евреев из Египта. После того, как сыны Израиля съели мясо пасхальной жертвы, в полночь египтян настигла десятая кара — казнь первенцев. Тора говорит, что «был великий вопль в Египте, ибо нет дома, в котором не было бы умершего». Фараон поднялся ночью, призвал Моше и Аѓарона и сказал: «Поднимитесь, выйдите из среды моего народа». И не только фараон, но и египтяне «силою понуждали народ, чтобы скорее выслать их из земли» (Шмойс, 12: 30–33). Но евреи не спешили уходить, так как должны были исполнить еще одно указание Всевышнего, переданное им Моше. Перед тем, как покинуть Египет, сыны Израиля «испросили у египтян вещей серебряных, и вещей золотых, и одежд» (там же, стих 35). И тут произошло чудо: «И они давали им, предупреждая просьбу, и опустошили они Египет» (там же, стих 36). Раши в своем комментарии на этот стих говорит: «Даже то, чего у них не просили, давали им». Еврей говорил: «Дайте то-то и то-то». Ему отвечали: «Бери два и уходи». И мидраш подчеркивает «Не успевали попросить, как они уже давали им» («Мехильта рабби Ишмоэля», глава 13). Более того, египтяне давали так много, что сыны Израиля уже не хотели брать. Как сказано в Талмуде: «Это было им обузой» (трактат «Брохойс», 9б). Евреи просто не могли столько унести!

Как получилось, что все египтяне стали задаривать евреев? Ответ на этот вопрос Тора повторяет трижды. «И Г‑сподь придал милость народу в глазах египтян» (Шмойс, 12: 36). Всевышний раздобрил сердца египтян, и они полюбили сынов Израиля. Те самые египтяне, о которых в начале Книги Шмойс (1: 12) сказано: они настолько ненавидели еврейский народ, что «постыла им жизнь». Как объясняет Раши: «Сыны Израиля были для них шипами в глазу». И вот совершенно неожиданно египтяне начали испытывать любовь к евреям. Вряд ли такое изменение могло произойти естественным путем. Вспомним, что уже тогда, когда Г‑сподь открылся Моше в горящем кусте терновника в первый раз, Он предрек: «И дам милость этому народу в глазах египтян, и будет: уходя, не уйдете с пустыми руками» (Шмойс, 3: 21).

В те трудные дни, когда народ Израиля стонал под игом египетского рабства, Всевышний предвещает Моше, что приведет к тому, чтобы египтяне изменили свое отношение к евреям. И они действительно настолько полюбили сынов Израиля, что сами отдавали им свои богатства, даже больше, чем те могли принять.

Любавичский Ребе спрашивает: «Почему Всевышнему было столь важно, чтобы египтяне давали евреям подарки добровольно, что Он придумал это чудо?» По природе своей люди не любят расставаться со своим имуществом. А в данном случае произошло нечто совершенно сверхъестественное: те самые египтяне, которые ненавидели сынов Израиля, возлюбили их и настаивали, заставляли принимать подарки. В конце концов, во время казни тьмой евреи могли забрать все имущество, и никто не помешал бы им. Тем не менее, Создатель настоял на том, чтобы египтяне отдавали все сами по собственной воле. Ребе объясняет, что цель спасения из Египта заключалась не только в том, чтобы евреи вышли на свободу, но и в том, чтобы египтяне признали это и помогли им. Те самые люди, которые выступали против сынов Израиля и поработили их, должны были сами поверить в существование Всевышнего: «И узнают египтяне, что Я — Г‑сподь» (Шмойс, 14: 4). И именно Б‑г есть Тот, Кто хочет, чтобы евреи покинули Египет, и дает египтянам право помочь народу Израиля служить Творцу.

В истории сына ХАМАСа мы видели, как изменились его взгляды и как он начал заботиться о благе еврейского народа. Слава Б‑гу, это не единственный пример таких положительных изменений. Время от времени появляются люди, которые осмеливаются открыто выступить в поддержку народа Израиля. Будем молиться, чтобы в скором времени все наши ненавистники полюбили еврейский народ! Потому что нам недостаточно победить наших врагов, но, как мы видели в истории Исхода из Египта, следует превратить их в главных сторонников народа Израиля и земли Израиля. И это приведет нас к полному и окончательному Избавлению.

Веселого и кошерного праздника Песах всем нам!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (1,16 МБ).

Эш назг

Точка Недавно родилась такая идея: к трём способам уничтожения хамеца — сжечь, развеять по ветру и бросить в море — можно прибавить четвёртый: бросить в жерло Ородруина.

Еврейская загадка

Какой момент пасхального седера ясно показывает нам, что по сравнению с эпохой Мишны наша маца — неправильная?

Сослучайное и присослучайное 2017-02-10 08:19:20

Хороший комментарий к рассечению моря. https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=10155076043733184&id=793028183&refid=52&_ft_=qid.6385452386150935863%3Amf_story_key.2069814232196215381%3Atop_level_post_id.10155076043733184

Почему не благословляют на чтение пасхальной агады?

Собрал Авишай Натан Майтлис, краткий пересказ
Этот вопрос задал Абудархам, сравнив агаду с мегилат Эстер, на чтение которой благословляют.
Рашба: это заповедь, у которой нет предела, «кто больше рассказывает об Исходе — достоин похвалы», её невозможно выполнить до конца.
Тшувот ѓа-Рош, 24: заповедь помнить об Исходе нужно выполнять определёнными действиями, а не просто рассказом.
Бсамим рош, 196: не благословляют на заповеди, представляющие собой просто слова, да ещё не установленного порядка (в отличие от ѓалеля, например). Поэтому же не благословляют на исполнение заповеди благословлять после еды.
Маѓараль (Гвурот Ѓашем, 4:62): наоборот, главное в рассказе об Исходе — усвоение этого, а на заповеди, суть которых — ментальный процесс, не благословляют.
Хатам Софер (Торат Моше на Песах, стр. 25): нам нужно представлять себе, как будто мы сами выходим из Египта, а в начале процесса мы ещё не вышли и благословлять не можем, подобно тому как гер благословляет не перед окунанием, а после. Так что благословение на ѓагаду — это «ашер геалану» в конце её.
Хесед ле-Авраѓам (тиньяна, 54): не благословляют на заповедь благотворительности потому, что она связана с отрицательным: «не переведётся у тебя нищий». Так же и здесь: то, что мы рассказываем об Исходе — лишь потому, что до сих пор не осуществилось пророчество «в те дни не будут более говорить: жив Господь, выведший евреев из Египта, но будут говорить: жив Господь, выведший евреев из страны северной и из всех стран, куда Он забросил их».
Сфат Эмет (Песах, 5640 г.): это же естественная заповедь, «сихлит», диктуемая здравым смыслом, тот, кому сделали добро, должен благодарить, а на такие заповеди не благословляют. Кли хемда к главе Ваэра: по этой же причине рассказывать об Исходе обязаны и женщины, хотя это заповедь, связанная со временем.

Быстро распечатывайте!

Иезекииль Трагик, «Исход». Перевод Зои Барзах.
https://www.academia.edu/24659555/%D0%98%D0%B5%D0%B7%D0%B5%D0%BA%D0%B8%D0%B8%D0%BB%D1%8C_%D0%A2%D1%80%D0%B0%D0%B3%D0%B8%D0%BA_%D0%98%D1%81%D1%85%D0%BE%D0%B4_

Сослучайное и присослучайное 2016-04-22 09:30:06

Прекрасная анимация Нины Палей — Let My people go. Особенно когда Луис… то есть Аѓарон вступает с соло на шофаре…
http://www.israelvideonetwork.com/the-most-creative-way-you-will-ever-see-the-story-of-passover/

Сослучайное и присослучайное 2016-04-22 08:45:48

Видимо, пост первенцев был придуман, чтобы оправдать ситуацию, при которой 14 нисана всё равно ничего не едят: в былые времена практически единственной едой (кроме мяса, которое есть у немногих, и овощей, которых весной всё равно нет) был хлеб, 14 нисана хамец есть уже нельзя, а мацу ещё нельзя.

Две стороны одной монеты

Канун Песаха
14 нисона 5776 года / 22 апреля 2016 г.

Несколько лет назад, пришедший в наш дом гость увидел на книжной полке рамку с долларом, полученным мной от Любавичского Ребе. Так как гость не знал об обычае Ребе давать доллар на цдоку и благословение, он спросил: «Неужели у вас тоже принято вешать на стену свой первый заработанный в жизни доллар? Я знаю людей, которые делают это в своем офисе, как постоянное напоминание о том, с чего все началось. Даже тогда, когда они становятся миллионерами, они не забывают свои первые шаги на этом пути и всегда остаются скромными и непритязательными…» Конечно, я объяснил ему, почему Ребе связывал свои благословения с долларами на цдоку. Но самое интересное заключается в том, что обычай, о котором он упомянул, — повесить в рамочке на стене магазина или офиса первый заработанный доллар, чтобы он был все время перед глазами, — имеет глубокие корни, уводящие нас во времена Танаха!

Мидраш («Брейшис рабо», 39) рассказывает: «И стало известно имя Давида в каждой стране». Царь Давид, как и каждый правитель, отчеканил свою монету, но в отличие от других, он не поместил на ней свой портрет. С одной стороны царь Давид приказал изобразить посох и суму пастуха, а с другой стороны — башню своего царского дворца. Давид был простым пастухом, а затем по воле Всевышнего был возведен в цари, как сказано: «И от дойных овец и коз привел его пасти Яакова, народ Его, Израиль, наследие Его» (Теѓилим, 78: 71). И поэтому он решил этой монетой постоянно себе напоминать о том, с чего начался его путь в цари.

Мордехай тоже чеканил монеты в подобном стиле, продолжает мидраш: «Сказано в Свитке Эстер (9: 4): «Велик Мордехай в царском дворце, и имя его известно во всех странах». Он отчеканил монету: на одной стороне — рубище и пепел, а на другой — золотая корона». Мордехай хотел напомнить себе и своим современникам, что прежде чем стать наместником царя, он одел рубище и посыпал голову пеплом, и сделал он это потому, что весь народ Израиля, не дай Б‑г, мог быть уничтожен… Мордехай хотел, чтобы евреи никогда не забывали об этих страшных днях и не принимали хорошие времена, как само собой разумеющееся. Они должны всегда помнить, что может быть иначе, и это пробудит в их душах благодарность Творцу за его милосердие.

Однако этот способ хорош для того поколения или того человека, который сам прошел через все эти испытания. Вполне достаточно напомнить ему, что произошло, потому что он почувствовал это, так сказать, на собственной шкуре. Но для представителей будущих поколений недостаточно увидеть изображение рубища и пепла, чтобы почувствовать все беды и страдания, которые пережил Мордехай! Современный человек слышал историю о спасении в Пурим, он читает ее каждый год в Свитке Эстер, но он не испытал это на собственном опыте, поэтому трудно требовать от него почувствовать то, что чувствовали тогда евреи. Единственный способ понять, что другой человек чувствует — это испытать это на себе. Как бы вы ни были чувствительны к страданиям другого, вы не будете в состоянии понять его до конца. Поэтому за день до Пурима установлен Пост Эстер. Для того чтобы еврей с воодушевлением мог благодарить Б‑га за чудо Пурима, он должен прочувствовать лично то, что случилось с сынами Израиля в те дни. То, что мы соблюдаем пост один день перед праздником, дает нам возможность хотя бы немного почувствовать ту скорбь, что испытывали наши предки тринадцатого адора, когда они боролись со своими врагами. И тогда мы действительно может радоваться и благодарить Б‑га за чудо Пурима.

Талмуд (трактат «Таанис», 30б) говорит, что «каждый, кто скорбит о Иерусалиме, удостоится увидеть его в радости». Это не означает что тот, кто не скорбит, будет наказан и не увидит его возрождения. Просто тот, кто не страдал от уничтожения Храма, не будет радоваться, когда придет спасение, потому что не испытывал ни в чем недостатка во время его разрушения. И только тот, кто чувствует недостаток, может оценить степень его восполнения — отстроенный Иерусалим и Храм.

И то же самое мы обнаружим в обычаях Песаха. В Седер мы едим мацу и моройр (горькие травы). Мацу — потому что у наших предков не успело подойти тесто, когда они были изгнаны из Египта. Тем самым маца напоминает нам хорошую сторону Исхода. Но наряду с этим мы едим моройр, чтобы помнить о том, насколько горька была жизнь в египетском рабстве. Видно, что для того, чтобы почувствовать и оценить вкус спасения, мы должны сами попробовать всю горечь изгнания. Не достаточно, чтобы нам рассказали, это надо почувствовать самому, и поэтому каждый должен сам есть горькие травы.

Кроме того, Ѓилель установил, что моройр кладут на мацу и едят их вместе. И это вполне соответствует символике монет Давида и Мордехая. С одной стороны сума и посох, а с другой — царская башня, с одной стороны рубище и пепел, а с другой — золотой венец. Так и здесь: маца с одной стороны и горькие травы — с другой в одном и том же «бутерброде». Только так можно по-настоящему оценить и поблагодарить Всевышнего за чудо Исхода.

В чем же заключается назидание для нас? Мы живем в эпоху изобилия. С момента Исхода ни одно поколение евреев не жило при столь благоприятных политических и социальных условиях. Мы должны благодарить Всевышнего за то, что у нас есть. Однако трудно почувствовать, что такое хорошо, если мы никогда не чувствовали, что нам чего-то недостает. Как говорит известная пословица: «Сытый голодного не разумеет». Возможно, именно поэтому в последние годы в мировой экономике появилось так много проблем, становившихся все серьезнее и серьезнее, и это привело к тому, что многие люди оказались в сложном финансовом положении. Возможно, все это случилось для того, чтобы мы больше ценили добро и милосердие Всевышнего. Следовательно, сегодня мы обратимся к Творцу и скажем, что уже получили хороший урок и действительно ценим Его к нам расположение, и всегда будем благодарны за все, что Он для нас делает. Это очень важно: Любавичский Ребе часто приводил пример царя Хизкияѓу, который не захотел всенародно воспеть славу Всевышнему и вознести благодарность за все чудеса, ниспосланные ему Творцом, и поэтому не стал Мошиахом (Талмуд, трактат «Санѓедрин», 94а).

Возблагодарим Всевышнего и мы удостоимся Его благословения на то, в чем мы нуждаемся. И главное — удостоимся самого важного великого благословения, прихода Мошиаха, в ближайшее время, в наши дни. Омейн!

С праздником!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (1,16 МБ).

Сослучайное и присослучайное 2016-04-21 00:55:20

На Песах положено задавать вопросы: «чем отличается эта ночь от всех других ночей». Лучший вопрос такого рода я читал в интернете несколько лет назад: «А почему евреи празднуют Песах? У нас-то — понятно, а у вас кого распяли?»

Сослучайное и присослучайное 2016-04-20 09:29:16

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=10209301026069113&set=a.1060964690801.2011525.1426448495&type=3
Рав Каневский нюхает канабис и произносит благословение.
Вердикт р.Зильберштейна (его шурина): поелику речь идёт о листьях, а не о семенах, и в контакт с зерном они не входят, это не китниот и никакой пасхальной проблемы в канабисе нет.

Еврейская загадка

Какой элемент пасхального Седера свидетельствует о его принципиальном, декларируемом феминизме?

Видеть или показывать?

Мишна: В каждом поколении обязан человек видеть (לראות) себя, как будто он вышел из Египта.
Мидраш Танаим, Дварим, гл. 6: «…обязан человек показывать себя (להראות), как будто он вышел сейчас из египетского рабства».
Рамбам (Законы хамеца и мацы, 7:6-8) цитирует именно Мидраш Танаим: «показывать себя (להראות), как будто он вышел сейчас из египетского рабства».
Рамбам и Мидраш Танаим — о заповеди облокачивания и трапезе свободных. Мишна — о внутреннем ощущении.
***
Все вы знаете, что порядок седера повторяет порядок греческого симпозиона: все возлежат, перед ними приносят и уносят столы, слуга бегает между ними (обсуждение, с кем он считается евшим и может ли он выполнить заповедь, если хватает куски вприкуску на ходу).
А знаете ли вы, что в начале каждого симпозиона поднимали бокал за богов и отливали часть на землю? Теперь вы понимаете, откуда взялся кидуш на вино в начале субботней и праздничной трапезы? И почему стакан кидуша должен быть именно полным (Брахот, 51а)?

Предпасхальный совет — очевидное

Несколько минут в день почитайте умных людей в ЖЖ и ФБ, или умные книжки — о сути Песаха. Подготовьтесь. Через несколько дней выходим из Египта, а мы ещё ни в одном глазу.
Напоминаю, что переживание Исхода не заключается в чистке потолков и перетряхивании книг. Оно заключается в самоанализе и нахождении внутреннего Египта. А если при этом в книге заваляется крошка или на плите будет потёк — хрен с ними, их собака не ест и они аналогичны результату «развеивания хамеца по ветру», как предлагает уничтожать его Мишна. Не путайте уничтожение хамеца с генеральной уборкой. Да и вообще, все печеньки под диваном вы отмените в процессе «битуль хамец» вечером четырнадцатого нисана и приравняете к праху земному. В крайнем случае найдёте вы печеньку в Песах — а она уже «отменена», вы объявили её «не-едой», и выбросите её в общественный мусорный ящик. Для того-то и нужны поиски хамеца перед Песахом: «вдруг найдёт красивую булочку у него возникнет аппетит». Сядьте, почитайте Агаду с комментариями: на Седере до этого не доходят руки. У вас родится мысль, запишите её и расскажите на седере и на трапезе на следующий день.
А в холь ѓа-моэд подумайте о рассечении Тростникового моря: вам о нём рассказывать в Седьмой день, последний йом-тов.

Сослучайное и присослучайное 2016-04-17 14:41:27

Понятно, что на седере нужно пить четыре бокала и есть первый кезаит мацы (и афикоман) облокотившись. Понятно, что если съели мацу без облокачивания, нужно есть снова, и то же относится как минимум к питью второго бокала. Но если и этого не сделали — нас выручает р.Элиэзер бен р.Йоэль ѓа-леви (Раавья), законы Песаха, ч.2, п. 525: «А в наши дни в наших местах свободные люди не возлежат, поэтому пусть сидит как привык». И так же Рааван.

Пасхальные хумрот этого года

В этом году замечены следующие новые хумрот:
- рекламируются карпы, не евшие хамеца (до Песаха не евшие)
- кашерование контактных линз
- забота о том, чтобы мацу выпекали только евреи, не имеющие смартфонов, ибо только таковые могут считаться благочестивыми евреями.
А у вас какие новости?