Сделать все для будущего

Канун Шабос главы «Пинхос»
23 тамуза 5778 года / 6 июля 2018 г.

Три года назад в Англии в возрасте 106 лет умер британский филантроп сэр Николас Джордж Уинтон (я уже упоминал о нем недавно в одной из своих статей, но сегодня хотел бы рассказать его историю подробнее). В чем секрет его долголетия? Он не был известен, как человек, употреблявший исключительно здоровую пищу или предпочитающий подольше поспать, но дожил до глубокой старости. В Талмуде вопрос о том, что способствует продлению жизни человека, задавали еврейским мудрецам-долгожителям. Однако при этом совсем не имелось в виду то, какие витамины они принимают или сколько часов в день они тренируются. Речь шла о том, какое доброе дело они сделали, чтобы заслужить долголетие.

Николас Уинтон родился в 1909 году в Англии у еврейских родителей — выходцев из Германии, носивших фамилию Вертхайм. Поселившись в Англии, его родители перешли в христианство и сменили свою фамилию на Уинтон. Николас получил традиционное английское образование, и начал работать брокером на бирже. В конце 1938 года, когда Уинтон готовился отправиться в отпуск, ему позвонил друг, который в то время работал в организациях по оказанию помощи беженцам в Праге, и рассказал о сложившейся там ситуации. Этот телефонный звонок изменил всю его жизнь. Уинтон отправился в Прагу и увидел тысячи евреев, бежавших от нацистского террора и находившихся в лагерях беженцев. Ситуация была очень сложная, и он решил, что хотя бы детей нужно спасти.

Он обратился к правительствам многих стран с просьбой принять детей-беженцев, но все отказались, в том числе и США. В то время Великобритания тоже не принимала еврейских иммигрантов, однако после «Хрустальной ночи» было принято постановление, разрешающее въезд евреев в возрасте до 17 лет, при условии, что любой проситель убежища может доказать, что у него есть место, где остановиться в Англии, и пятьдесят фунтов на обратный билет после окончания войны. Уинтон составил список из сотен детей, которые были в Праге, с фотографией каждого ребенка. Через газетные объявления он находил для них приемных родителей в Англии: семейные пары приходили к нему домой, Уинтон спрашивал, ребенка какого возраста и пола они хотели бы усыновить. Затем он показывал фотографии детей, и они выбирали того, кого хотят.

Несколько лет назад одна пожилая женщина рассказала журналистам, что помнит, как однажды ее отец вернулся домой и объявил, что хочет усыновить еврейского ребенка. Ее мать возразила: «Замечательно, что ты хочешь спасти весь мир, но мы не можем себе этого позволить в нашем материальном положении!» Отец ответил: «Мы усыновим ребенка, и все будет в порядке, мы справимся». Вскоре после этого он принес домой фотографии двух девочек и сказал своей дочери выбрать, кого она хотела бы себе в подружки. Она выбрала одну из девочек, которую они действительно потом удочерили.

Дети приезжали поездом на вокзал в Лондоне и ждали, пока их приемные родители придут за ними. Однажды случилось так, что несколько мальчиков прождали на вокзале с 7 утра до полуночи, и никто за ними не пришел. Водитель такси подошел и спросил их, не голодны ли они. Он отвел их в кафе, покормил, а оттуда забрал их ночевать к себе домой, хотя сам жил в однокомнатной квартире. На следующий день он помог им найти их приемных родителей. Много лет спустя Николас Уинтон говорил, что английский народ, усыновив этих детей, проявил замечательные примеры доброты и заботливости, причем большинство тех, кто вызвался помочь детям, сами были не очень зажиточными людьми.

До начала войны Уинтон организовал отъезд 669 детей из Праги на восьми поездах. Девятый поезд, на котором должны были уехать около 250 детей, должен был отправиться в путь 3 сентября 1939 года, но 1 сентября началась война, и немцы не позволили этому случиться. Почти все дети из последнего поезда погибли в Холокосте. Большинство спасенных детей никогда больше не видели своих родителей…

Интересно, что во время войны Николас Уинтон сам поступил на службу в британскую армию. После возвращения с войны он женился, но никогда и никому, даже своей жене, не рассказывал о том, что сделал. Он не поддерживал связь с оставшимися в живых детьми, а просто продолжал жить, как будто ничего не случилось. Пятьдесят лет спустя, в 1988 году, его жена нашла записи Уинтона с фотографиями всех спасенных детей и фамилиями усыновивших их семей. После этого пражская деятельность Уинтона получила широкую известность. Удалось связаться со многими из спасенных детей. Трогательную встречу этих людей с их спасителем организовал телеканал Би-би-си. В последующие годы было проведено много памятных мероприятий, посвященных «Киндертранспорту». Было установлено два памятника Уинтону. Он был награжден почетными орденами и званиями Британии и Чехии. Тем не менее, израильский «Яд вашем» не признал его «праведником народов мира», потому что это звание дается только тем, кто рисковал своей жизнью, спасая евреев.

Почему же Николас Уинтон никогда никому не рассказывал о своем подвиге? Ведь если «спасший одну душу спасает целый мир», то тот, кто спас 669 душ, тем более достоин почета. В последние годы было установлено, что от спасенных им детей произошли более шести тысяч потомков. Почему он не хотел об этом рассказывать?! Ответ на этот вопрос можно найти в одном из его интервью. Уинтон сказал, что провел несколько встреч в Англии с разными людьми, которых он пытался подтолкнуть к оказанию помощи ближним, но был разочарован. Он утверждал, что бо́льшую часть времени они говорили о прошлом и уделяли очень мало времени настоящему и будущему. Он процитировал одного философа, который однажды сказал, что «единственное, чему нас учит прошлое, это то, что мы ничему не научились из прошлого». Уинтон всегда хотел иметь дело с настоящим и даже больше — с будущим, он хотел изменить этот мир…

* * *

В нашей сегодняшней недельной главе «Пинхос» мы читаем о назначении Йеѓошуа бин-Нуна новым руководителем народа Израиля. «И сказал Г‑сподь Моше: «Взойди на эту гору Аварим и посмотри на землю, которую Я дал сынам Израиля» (Бамидбор, 27: 12) — потому что Моше не войдет в Эрец-Исроэль. А затем Г‑сподь повелел ему: «Возьми себе Йеѓошуа бин-Нуна, мужа, в котором дух, и возложи руку твою на него» (там же, стих 18). И далее: «И сделал Моше, как повелел Г‑сподь ему, и взял он Йеѓошуа, и поставил его пред Элазаром-священнослужителем и пред всей общиной. И возложил он руки свои на него, и дал ему повеление, как говорил Г‑сподь через Моше» (там же, стихи 22–23). Но если мы зададимся вопросом, когда Моше действительно поднялся на гору, то обнаружим, что это было гораздо позже, о чем свидетельствует Книга Дворим: «И говорил Г‑сподь Моше в тот самый день так: «Взойди на эту гору… Нево, которая на земле Моава, что пред Иерихоном, и узри землю Ханaaн, которую Я даю сынам Израиля во владение. И умри на горе, на которую ты восходишь, ибо издали увидишь ты землю, но туда не придешь» (Дворим, 32: 48–50).

А несколькими стихами ранее Тора рассказывает: «И пришел Моше, и говорил все слова этой песни во услышание народу, он и Ѓошеа бин-Нун» (Дворим, 32: 44). И Раши говорит: «То была суббота парная: власть была отобрана у одного и передана другому». Это означает, что Моше назначил Йеѓошуа своим преемником 7 адора, в день своей смерти. Почему же Тора упоминает об этом назначении в середине главы «Пинхос»? И, может быть, можно сказать, что в конце Книги Дворим Моше рассказывает молодому поколению, вступающему в Землю Израиля, историю пребывания их предков в пустыне: и о разведчиках, и о грехе золотого тельца. Новое поколение тогда еще частично не родилось, а те, кто родился, были очень молоды, и поэтому Моше рассказывает им все, чтобы они знали и учились, чего нельзя делать. Но рассказ о прошлом сынов Израиля в пустыне Тора предваряет сообщением о будущем народа Израиля, повествуя о том, кто станет следующим его руководителем. И только после того, как этот вопрос будет правильно рассмотрен, можно начать рассказывать о прошлом.

Урок, который мы должны извлечь из этого, абсолютно ясен. Музеи и фильмы о Холокосте очень важны. Но прежде всего мы должны позаботиться о том, чтобы вырастить будущее поколение, которому мы могли бы рассказать нашу историю. Позаботиться о еврейском воспитании и образовании. Мы должны обеспечить, чтобы наши дети воспитывались и учились в самых лучших детских садах, школах и университетах. Мы должны сделать все для будущего народа Израиля, а затем не забывать заботиться и о прошлом…

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (819 КБ).

Глава Торы “Пинхас”: Законное беззаконие

Бывает, что хочется порой то ли кисленького чего-нибудь, то ли убить кого-то… С Истиной в башке и копьем в руке — может ли человек поставить себя над Законом? Или сам Закон на самом деле — это хоть и не дышло, но гораздо больше чем просто буква…

(Лекция р-на Эли Когана; записана 07.17.2008, отредактирована 07.09.2009)

Кликните на стрелку, чтобы прослушать лекцию. Чтобы скачать MP3 файл, кликните Download левой кнопкой, либо же правой и выберите “Save Target As…”

Человек живет не для себя…

Канун Шабос главы «Пинхос»
20 тамуза 5777 года / 14 июля 2017 г.

На прошлой неделе был йорцайт моего тестя, раввина Моше Гринберга. Когда четыре года тому назад он был готов покинуть этот мир, члены его семьи пережили целый ряд маленьких чудес, из рассказов о которых можно было бы составить целую книгу. Несмотря на то, что дети р. Моше живут со своими семьями в разных уголках мира, от Аляски до Китая, почти все они смогли чудесным образом приехать и стоять у смертного одра моего тестя в его последние минуты. Сестра моей жены, живущая в Германии, рассказала, что компания «Эль-Аль» задержала отправление рейса на Тель-Авив, чтобы она смогла подняться на борт самолета и вовремя приехать в Израиль. Мой шурин, проживающий на Аляске, сменил три самолета, чтобы успеть вовремя. Другой мой шурин, проживающий в городе Солон, штат Огайо, приехал в аэропорт Ла-Гуардия, Нью-Йорк, в понедельник в два часа дня, а в четыре часа он должен был вылететь в Израиль из аэропорта Ньюарк, штат Нью-Джерси. Моя жена успела долететь из Нью-Йорка, где она гостила в то время, до Одессы. В одесском аэропорту мы отпраздновали день рождения одной из наших дочерей, а через час она вылетела в Израиль. Так почти все дети р. Моше были рядом с ним в последние минуты его жизни. Я приехал через час после похорон, но был с членами семьи во время шивы (семидневного траура по умершему).

Есть много семей, члены которых живут очень близко друг к другу, но часто бывает так, что в критические моменты они оказываются далеко. В случае семьи Гринберг Б‑жественное провидение вмешалось и позаботилось о том, чтобы дети р. Моше из разных уголков земного шара были рядом с умирающим отцом. Очевидно, что пути Г‑сподни неисповедимы, но, в данном случае Провидение действовало в соответствии с природными законами жизни человека. Совершенно естественно, что родители хотят, чтобы их дети жили рядом с ними, чтобы они имели возможность наслаждаться общением со своими внуками. И родители по праву заслуживают этого. Ибо они много сил отдали на то, чтобы родить и вырастить этих детей. Они не спали по ночам, когда ребенок плакал, потому что у него резались зубы или болели уши. А затем, когда дети росли, некоторые из них создавали немало более серьезных проблем для родителей… Тот, кто вырастил детей, хорошо знает, о чем именно я говорю. Поэтому, когда дети, наконец, выросли и сами стали родителями, наступает время оплаты долга за тяжелый родительский труд первых двадцати лет детской жизни. Так что все родители хотели бы жить рядом с детьми и внуками и получать душевное отдохновение от общения с ними. Это правда, и это вполне легитимно. Но мой тесть, да будет благословенна его память, и моя теща, да продляться ее дни, были сделаны из другого материала. Они воспитали своих детей таким образом, чтобы те захотели присоединиться к армии посланников Любавичского Ребе. Они сами всегда показывали детям пример человека, который живет не для себя, а для того, чтобы помогать другим. Мой тесть постоянно думал о том, как он может помочь другому еврею стать еще более евреем.

Мы все знаем, какая напряженная обстановка царит в каждом еврейском доме накануне Песаха. Все заняты подготовкой к Седеру, суетятся на кухне, возле праздничного стола, готовят нарядную одежду, вспоминают, что забыли купить что-то очень необходимое… Но я помню, что в канун Песаха мой тесть выходил из дома и ехал в медицинский центр «Тель ѓаШомер», чтобы раздать мацу больным евреям, не имевшим возможность провести праздник вместе с семьей. Я слышал эти истории от тех, кто был с ним рядом во время этих посещений. Они рассказывали о приятном сюрпризе, который озарял радостью лица людей, когда подходили к их постели, давали им мацу и желали скорейшего выздоровления и веселого праздника. Невозможно описать счастье и слезы в глазах тех евреев, которые остались в одиночестве в больнице в ночь Седера!

А на Хануку мой тесть, исполняя поручение Ребе, посещал воинские части и базы Армии обороны Израиля, чтобы зажечь вместе с солдатами ханукальные свечи и разделить с ними радость праздника. «Нормальные» люди пытаются сделать все, чтобы провести праздник со своими семьями. Если они находятся в другой стране, то заранее заботятся о том, чтобы на Хануку вернуться к своим детям. Но р. Моше оставлял свое теплое гнездо и преодолевал большие расстояния, чтобы принести радость тем молодым солдатам, кто не смог отметить праздник со своими родителями. Поэтому, когда его собственные дети выросли, он и моя теща поощряли их намерения стать посланниками Любавичского Ребе. Они были рады услышать, что один из братьев моей жены хочет поехать с посланнической миссией на Аляску, хотя в те дни даже в Хабаде нашлись люди, которые с удивлением спрашивали его, что он потерял на земле эскимосов. Когда мой шурин Шолом решил стать посланником в Китае, даже некоторые члены семьи думали, что это уже слишком большое самопожертвование. Но родители поощряли его и гордились его решением.

Так поступали и поступают не только р. Моше и его жена. В наше время тысячи молодых пар отправляются с посланнической миссией в очень отдаленные места, и родители, которые вырастили и воспитали их, отпускают их, отлично понимая, что они будут видеть своих внуков только по Скайпу и их дети не будут рядом, когда они постареют и будут нуждаться в поддержке… Откуда они берут душевные силы отказаться от того, чтобы дети жили рядом только для того, чтобы они распространяли иудаизм среди евреев во всем мире? Ответ на этот вопрос можно найти в нашей сегодняшней недельной главе «Пинхас». Всевышний сообщил Моше, что он останется в пустыне и не удостоится подняться в Землю обетованную: «Взойди на эту гору Аварим и посмотри на землю, которую Я дал сынам Израиля. И увидишь ее, и приобщишься к народу своему…» (Бамидбор, 27: 12, 13). Затем мы встречаем очень необычный оборот. Как правило, в Торе мы знаем выражение «и говорил Г‑сподь Моше так». Эти слова встречаются в Торе 175 раз. Однако здесь мы читаем нечто другое: «и говорил Моше Г‑споду так» (Бамидбор, 27: 15). На этот раз Моше говорит Б‑гу, и это один из четырех случаев, когда не Всевышний просит или приказывает Моше, а сам Моше обращается с просьбой к Создателю (комментарий Раши на стих Бамидбор, 12: 13).

Что бы сделал обычный человек, услышав грустную весть о том, что он не войдет в Землю Израиля? Конечно, первым делом он постарался бы убедить Творца изменить приговор и умолял хотя бы похоронить его в Земле обетованной, если не смог бы убедить Б‑га привести его туда живым. Но Моше слеплен из другого теста, поэтому первое, что он сделал, не касалось его личных дел, но было связано с заботой о народе Израиля. Моше попросил Всевышнего: «Да поставит Г‑сподь, Б‑г духов всякой плоти, мужа над общиной, который выйдет пред ними и который войдет пред ними, и который выведет их и который приведет их, и да не будет община Г‑сподня как овцы, у которых нет пастуха» (Бамидбор, 27: 16, 17). Он ни на секунду не задумался о том, как грустно и сколь несправедливо то, что должно произойти с ним самим. Моше думал о других, он заботился о своем народе, которому нужен был достойный руководитель, чтобы вступить в Землю обетованную.

Любавичский Ребе в одной из своих бесед спрашивает о том, почему Моше был настолько озабочен этим вопросом. Разве Сам Всевышний не знал, что Израиль нуждается в лидере? Разве не Сам Творец убедил Моше встать во главе народа Израиля? И если это так, то так же, как сорок лет назад Б‑г позаботился об этом, Он будет заботиться о них и на этот раз. Почему Моше должен вмешиваться в решения Создателя? Ребе объясняет, что после греха золотого тельца Моше увидел, что все изменилось. Сначала Всевышний отдалился от народа Израиля, сказав Моше: «А теперь иди, веди народ, куда Я говорил тебе; вот, Мой ангел пойдет пред тобою» (Шмойс, 32: 34). Моше вынужден был поставить условие: «Если Ты Сам не пойдешь, не выводи нас отсюда» (там же, 33: 15), и только тогда Творец, в конце концов, смягчился в Своем отношении к сынам Израиля. Так что опасения о том, что после смерти Моше произойдут изменения в руководстве Б‑га народом Израиля, были вполне обоснованы. Поэтому Моше молился и просил Всевышнего, назначить руководителя народа Израиля.

Моше учил нас тому, что человек должен ставить интересы ближнего, своей общины, своего народа выше личной выгоды. И с тех пор «Моше-рабейну каждого поколения» (в нашем поколении — Любавичский Ребе) показывают нам пример и напоминают, что человек живет не для себя, и наше предназначение — «создать жилище для Всевышнего в нижних мирах» («Мидраш Танхума», «Носой, 7: 1; приводится в 36‑й главе «Тании»).

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (705 КБ).

Человек живет не для себя…

Канун Шабос главы «Пинхос»
20 тамуза 5777 года / 14 июля 2017 г.

На прошлой неделе был йорцайт моего тестя, раввина Моше Гринберга. Когда четыре года тому назад он был готов покинуть этот мир, члены его семьи пережили целый ряд маленьких чудес, из рассказов о которых можно было бы составить целую книгу. Несмотря на то, что дети р. Моше живут со своими семьями в разных уголках мира, от Аляски до Китая, почти все они смогли чудесным образом приехать и стоять у смертного одра моего тестя в его последние минуты. Сестра моей жены, живущая в Германии, рассказала, что компания «Эль-Аль» задержала отправление рейса на Тель-Авив, чтобы она смогла подняться на борт самолета и вовремя приехать в Израиль. Мой шурин, проживающий на Аляске, сменил три самолета, чтобы успеть вовремя. Другой мой шурин, проживающий в городе Солон, штат Огайо, приехал в аэропорт Ла-Гуардия, Нью-Йорк, в понедельник в два часа дня, а в четыре часа он должен был вылететь в Израиль из аэропорта Ньюарк, штат Нью-Джерси. Моя жена успела долететь из Нью-Йорка, где она гостила в то время, до Одессы. В одесском аэропорту мы отпраздновали день рождения одной из наших дочерей, а через час она вылетела в Израиль. Так почти все дети р. Моше были рядом с ним в последние минуты его жизни. Я приехал через час после похорон, но был с членами семьи во время шивы (семидневного траура по умершему).

Есть много семей, члены которых живут очень близко друг к другу, но часто бывает так, что в критические моменты они оказываются далеко. В случае семьи Гринберг Б‑жественное провидение вмешалось и позаботилось о том, чтобы дети р. Моше из разных уголков земного шара были рядом с умирающим отцом. Очевидно, что пути Г‑сподни неисповедимы, но, в данном случае Провидение действовало в соответствии с природными законами жизни человека. Совершенно естественно, что родители хотят, чтобы их дети жили рядом с ними, чтобы они имели возможность наслаждаться общением со своими внуками. И родители по праву заслуживают этого. Ибо они много сил отдали на то, чтобы родить и вырастить этих детей. Они не спали по ночам, когда ребенок плакал, потому что у него резались зубы или болели уши. А затем, когда дети росли, некоторые из них создавали немало более серьезных проблем для родителей… Тот, кто вырастил детей, хорошо знает, о чем именно я говорю. Поэтому, когда дети, наконец, выросли и сами стали родителями, наступает время оплаты долга за тяжелый родительский труд первых двадцати лет детской жизни. Так что все родители хотели бы жить рядом с детьми и внуками и получать душевное отдохновение от общения с ними. Это правда, и это вполне легитимно. Но мой тесть, да будет благословенна его память, и моя теща, да продляться ее дни, были сделаны из другого материала. Они воспитали своих детей таким образом, чтобы те захотели присоединиться к армии посланников Любавичского Ребе. Они сами всегда показывали детям пример человека, который живет не для себя, а для того, чтобы помогать другим. Мой тесть постоянно думал о том, как он может помочь другому еврею стать еще более евреем.

Мы все знаем, какая напряженная обстановка царит в каждом еврейском доме накануне Песаха. Все заняты подготовкой к Седеру, суетятся на кухне, возле праздничного стола, готовят нарядную одежду, вспоминают, что забыли купить что-то очень необходимое… Но я помню, что в канун Песаха мой тесть выходил из дома и ехал в медицинский центр «Тель ѓаШомер», чтобы раздать мацу больным евреям, не имевшим возможность провести праздник вместе с семьей. Я слышал эти истории от тех, кто был с ним рядом во время этих посещений. Они рассказывали о приятном сюрпризе, который озарял радостью лица людей, когда подходили к их постели, давали им мацу и желали скорейшего выздоровления и веселого праздника. Невозможно описать счастье и слезы в глазах тех евреев, которые остались в одиночестве в больнице в ночь Седера!

А на Хануку мой тесть, исполняя поручение Ребе, посещал воинские части и базы Армии обороны Израиля, чтобы зажечь вместе с солдатами ханукальные свечи и разделить с ними радость праздника. «Нормальные» люди пытаются сделать все, чтобы провести праздник со своими семьями. Если они находятся в другой стране, то заранее заботятся о том, чтобы на Хануку вернуться к своим детям. Но р. Моше оставлял свое теплое гнездо и преодолевал большие расстояния, чтобы принести радость тем молодым солдатам, кто не смог отметить праздник со своими родителями. Поэтому, когда его собственные дети выросли, он и моя теща поощряли их намерения стать посланниками Любавичского Ребе. Они были рады услышать, что один из братьев моей жены хочет поехать с посланнической миссией на Аляску, хотя в те дни даже в Хабаде нашлись люди, которые с удивлением спрашивали его, что он потерял на земле эскимосов. Когда мой шурин Шолом решил стать посланником в Китае, даже некоторые члены семьи думали, что это уже слишком большое самопожертвование. Но родители поощряли его и гордились его решением.

Так поступали и поступают не только р. Моше и его жена. В наше время тысячи молодых пар отправляются с посланнической миссией в очень отдаленные места, и родители, которые вырастили и воспитали их, отпускают их, отлично понимая, что они будут видеть своих внуков только по Скайпу и их дети не будут рядом, когда они постареют и будут нуждаться в поддержке… Откуда они берут душевные силы отказаться от того, чтобы дети жили рядом только для того, чтобы они распространяли иудаизм среди евреев во всем мире? Ответ на этот вопрос можно найти в нашей сегодняшней недельной главе «Пинхас». Всевышний сообщил Моше, что он останется в пустыне и не удостоится подняться в Землю обетованную: «Взойди на эту гору Аварим и посмотри на землю, которую Я дал сынам Израиля. И увидишь ее, и приобщишься к народу своему…» (Бамидбор, 27: 12, 13). Затем мы встречаем очень необычный оборот. Как правило, в Торе мы знаем выражение «и говорил Г‑сподь Моше так». Эти слова встречаются в Торе 175 раз. Однако здесь мы читаем нечто другое: «и говорил Моше Г‑споду так» (Бамидбор, 27: 15). На этот раз Моше говорит Б‑гу, и это один из четырех случаев, когда не Всевышний просит или приказывает Моше, а сам Моше обращается с просьбой к Создателю (комментарий Раши на стих Бамидбор, 12: 13).

Что бы сделал обычный человек, услышав грустную весть о том, что он не войдет в Землю Израиля? Конечно, первым делом он постарался бы убедить Творца изменить приговор и умолял хотя бы похоронить его в Земле обетованной, если не смог бы убедить Б‑га привести его туда живым. Но Моше слеплен из другого теста, поэтому первое, что он сделал, не касалось его личных дел, но было связано с заботой о народе Израиля. Моше попросил Всевышнего: «Да поставит Г‑сподь, Б‑г духов всякой плоти, мужа над общиной, который выйдет пред ними и который войдет пред ними, и который выведет их и который приведет их, и да не будет община Г‑сподня как овцы, у которых нет пастуха» (Бамидбор, 27: 16, 17). Он ни на секунду не задумался о том, как грустно и сколь несправедливо то, что должно произойти с ним самим. Моше думал о других, он заботился о своем народе, которому нужен был достойный руководитель, чтобы вступить в Землю обетованную.

Любавичский Ребе в одной из своих бесед спрашивает о том, почему Моше был настолько озабочен этим вопросом. Разве Сам Всевышний не знал, что Израиль нуждается в лидере? Разве не Сам Творец убедил Моше встать во главе народа Израиля? И если это так, то так же, как сорок лет назад Б‑г позаботился об этом, Он будет заботиться о них и на этот раз. Почему Моше должен вмешиваться в решения Создателя? Ребе объясняет, что после греха золотого тельца Моше увидел, что все изменилось. Сначала Всевышний отдалился от народа Израиля, сказав Моше: «А теперь иди, веди народ, куда Я говорил тебе; вот, Мой ангел пойдет пред тобою» (Шмойс, 32: 34). Моше вынужден был поставить условие: «Если Ты Сам не пойдешь, не выводи нас отсюда» (там же, 33: 15), и только тогда Творец, в конце концов, смягчился в Своем отношении к сынам Израиля. Так что опасения о том, что после смерти Моше произойдут изменения в руководстве Б‑га народом Израиля, были вполне обоснованы. Поэтому Моше молился и просил Всевышнего, назначить руководителя народа Израиля.

Моше учил нас тому, что человек должен ставить интересы ближнего, своей общины, своего народа выше личной выгоды. И с тех пор «Моше-рабейну каждого поколения» (в нашем поколении — Любавичский Ребе) показывают нам пример и напоминают, что человек живет не для себя, и наше предназначение — «создать жилище для Всевышнего в нижних мирах» («Мидраш Танхума», «Носой, 7: 1; приводится в 36‑й главе «Тании»).

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (705 КБ).

Кто «ревнует» за сыновей Израиля

Канун Шабос главы «Пинхос»
23 тамуза 5775 года / 10 июля 2015 г.

У меня есть очень близкий друг — раввин Михоэль (Мики) Гальперин, с которым мы вместе учились в иешиве в Израиле, а затем у Любавичского Ребе в Нью-Йорке, и вот уже четверть века поддерживаем хорошие дружеские отношения. Его родители, рабби Шабтай и ребецн Эстер, были первыми посланниками Любавичского Ребе в Бразилии, куда они приехали исполнять свою миссию в 1961 году. Родители супруги раввина Гальперина, ребецн Мины-Эстер, рабби Залман и Шифра-Шула Кейзин, с 1953 года посланники Ребе в штате Огайо. Я хочу поделиться с вами историей, которую рассказал мне Мики. Она поразила меня до глубины души, и я до сих пор нахожусь под ее впечатлением, преклоняясь перед величием человека, о котором я хочу написать сегодня.

Мать Мики, ребецн Мина-Эстер, в 2001 году очень тяжело заболела. Она доблестно сражалась с болезнью в течение длительного времени. В конце своей жизни она была госпитализирована в медицинском центре в Германии. Вот что рассказал мне Мики:

— В последние дни она была очень слаба, и у нее даже не было сил говорить по телефону. Если ее отец звонил ей, она просила сказать, что сама перезвонит ему, когда почувствует себя лучше. В последнюю пятницу ее жизни, за два дня до смерти, несмотря на слабость, она попросила передать отцу, что хочет поговорить с ним. Нам сразу стало понятно, что это будет их последняя беседа. У нее не было уже сил держать телефонную трубку, и она попросила, чтобы я приложил трубку к ее уху. Услышав, что отец говорит, что-то очень важное, она сделала мне знак приложить ухо к трубке, чтобы мы оба могли услышать сказанное ее отцом. (Рабби Залману Кейзину тогда было уже под 90; в 1998 году от подобного заболевания умер его единственный из семи детей сын — рабби Йосеф-Ицхок Кейзин, создатель главного хабадского сайта Chabad.org).

Вот что сказал ее отец (мой дедушка): «Дорогая моя дочь! Ребе всегда говорил нам о том, что мы должны радоваться жизни. В этой радости есть источник великого благословения на все блага, которые мы должны и хотим получить из рук Всевышнего». Он замолчал на мгновение (не забывайте, что речь идет о пожилом еврее, который потерял сына и обращается к умирающей дочери), а затем продолжил: «Как ты думаешь, говоря об этом, Ребе имел в виду, что мы должны веселиться и танцевать на свадьбе наших детей? В такие минуты наша радость естественна. Ребе говорил о таких тяжелых ситуациях, как сейчас, когда все кажется совершенно безнадежным, когда нет никаких причин для радости. Поэтому, моя дорогая, я желаю тебе полного выздоровления и много радости! Гут Шабос!

Именно такими словами попрощался со своей дочерью старый еврей, любавичский хасид и посланник, праведник. Меня бросает в дрожь, когда я пишу эти строки!

В эти дни отмечается йорцайт раввина Кейзина, и по этому случаю я хочу поведать еще одну историю из жизни этого замечательного человека.

Сразу после окончания Второй мировой войны было достигнуто соглашение между Советским Союзом и Польшей о возвращении всех польских граждан, бежавших в Россию от фашистской оккупации. В то время, как вы знаете, в СССР правили коммунисты, объявившие религию вне закона. Каждого, кто был замечен в распространении Торы, занимался шхитой, делал обрезания или исполнял другие заповеди, осуждали и отправляли на долгие годы в исправительно-трудовые лагеря. И в дополнение к этому никто не мог покинуть страну! Весь Советский Союз превратился в одну большую тюрьму…

Хасиды Хабада самоотверженно боролись за сохранение еврейской традиции и исполнение заповедей. Они и их семьи очень много страдали. Услышав, что граждане Польши могут покинуть Россию, они решили воспользоваться этой возможностью и по поддельным паспортам уехать из СССР. Конечно, это было очень опасно в то время и при том режиме. Мы, живущие сегодня в условиях демократической свободы, не способны даже представить себе тот страх, который испытывали те, кто на это решились. Надо было хранить все в строжайшем секрете и, кроме того, пришлось подкупать чиновников, выдававших паспорта, и пограничников, чтобы те не слишком внимательно проверяли имена и фотографии и т. д., и т. п. Сотни хабадских семей выехали тогда из СССР через Польшу. Во главе организации всей этой конспиративной системы стояла мать раввина Кейзина, которую называли «Моме Сара» (ребецн Сара Каценеленбоген). К большому сожалению, она сама не смогла уехать. Поддельные паспорта, которые она приготовила для себя и своей семьи, были выписаны на пожилую полячку с дочерью и внуками. Однако в последний момент в пограничный город, где они находились, приехала мать Любавичского Ребе, ребецн Хана Шнеерсон. Так как не было никакой возможности добыть для нее дополнительный поддельный паспорт, «Моме Сара» отдала ей свой. Так ребецн Хана уехала из России вместе с дочерью и внуками Сары Каценеленбоген, старшей из которых и была четырехлетняя Мина-Эстер, мать Мики Гальперина. Самой «Моме Саре» так и не удалось покинуть СССР. Вскоре после этого она была арестована и погибла в советской тюрьме.

Как было сказано выше, чтобы пересечь границу, нужно было много денег. Знаменитый хасид Мендел Футерфас пришел к рабби Кейзину с просьбой одолжить деньги для одной из групп, собиравшейся выезжать. Он пообещал от имени хасидов Хабада вернуть эти деньги, когда они покинут Россию и доберутся в Соединенные Штаты. Рабби Кейзин одолжил ему 500 долларов (огромная сумма в те дни и тем более в Советском Союзе!), но попросил написать расписку, подтверждающую заем. На столе лежала газета, и рабби Мендел, недолго думая, оторвал кусочек от чистого края газетного листа и написал на нем расписку, подписав ее своим именем.

Рабби Кейзин с женой и детьми покинули Россию по поддельным паспортам и в конце концов приехали в Соединенные Штаты. А рабби Менделу (как и матери раввина Кейзина) не удалось выехать из СССР. Он пытался спасти так много евреев, что попал в поле зрения НКВД, был арестован, осужден и много лет провел в лагерях. В 1965 году он вырвался, наконец, из России, и в 1975‑м приехал в Кливленд, чтобы собрать пожертвования для русских евреев. Конечно, он был рад встретиться с рабби Кейзиным, который показал ему маленькую мятую бумажку и сказал: «Вы помните, что около тридцати лет назад в СССР я дал вам взаймы 500 долларов и до сих пор не получил их обратно?» Рабби Мендел, конечно, вспомнил эту историю и ответил: «Жаль, что я не взял тогда 1000 долларов — мы смогли бы спасти еще больше евреев!» И на этом их разговор закончился. Прошел год, и рабби Мендел вернулся в Кливленд собирать пожертвования для русского еврейства. Он снова встретился с рабби Кейзиным, который снова напомнил ему о займе, и добавил, что долги надо возвращать! На этот раз рабби Мендел вытащил 500 долларов и отдал их рабби Кейзину, а тот в ответ вернул ему расписку — тот самый скомканный газетный обрывочек, который хранил в течение более чем тридцати лет. Рабби Кейзин, да будет благословенна его память, взял эти пять сотен долларов, добавил к ним еще значительную сумму денег из своих средств и отдал их рабби Менделу в качестве пожертвования…

* * *

На этой неделе мы читаем о двух каноим (ревнителях за Творца). Недельная глава «Пинхос» рассказывает о героическом поступке Пинхоса, сына Элазара, сына Аѓарона-коѓена, а Ѓафтора, которую обычно читают после этой главы, — о пророке Элияѓу, который тоже «возревновал» за Всевышнего. Но интересно, что реакция Б‑га на их заступничество была совершенно противоположной. Пинхоса Создатель причисляет к стану коѓенов, хвалит и награждает: «Посему скажи: вот, даю Я ему Мой завет мира» (Бамидбор, 25: 12). А Элияѓу за то же самое ревнительство был освобожден от «должности» пророка — Всевышний назначил на его место Элишу. Казалось бы, непонятно, почему Пинхос получил Б‑жественное благословение, а Элияѓу был наказан?

Возможно, разница между Пинхосом и Элияѓу в мотивах их действий? Пинхос увидел, что мор распространяется среди сынов Израиля, и, спасая свой народ, подверг свою жизнь опасности, самоотверженно пошел на риск, доказывая свою любовь и преданность Создателю. «И Всевышний сказал Моше, говоря: «Пинхос, сын Элазара, сына Аѓарона-коѓена, отвратил гнев Мой от сынов Израиля, вступившись за Меня среди них…» (Бамидбор, 25: 10–11). Элияѓу тоже заботился о Творце, много сделал для возвеличивания Имени Всевышнего. Он бежал от преследователей на гору Синай, спрятался в пещере и сокрушался пред лицом Б‑га, что народ Израиля не исполняет заповеди Торы и перестал делать обрезание…

Пинхос заботился о сынах Израиля, а Элияѓу — о Всемогущем. Говоря словами «Мехильты»: «Элияѓу потребовал уважения к Отцу и не почтил сына… Б‑г сказал ему: «Я не хочу твоего пророчества». Создатель любит тех, кто «ревнует» за сыновей Израиля, кто заботится о других евреях. Рабби Кейзин и его мать были «ревнителями», подобно Пинхосу. Они подвергали себя опасности, готовы были отдать свою жизнь, чтобы спасти другого еврея. Творец предпочитает именно такое ревнительство, ибо такой человек не только любим Б‑гом, но также любим и Его созданиями.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (901 КБ).

Не сосредотачиваясь лишь на духовном

Канун Шабос главы «Пинхос»
13 тамуза 5774 года / 11 июля 2014 г.

После того как душа Баал-Шем-Това покинула этот мир, его ученики обратились к рабби Цви, сыну праведника, с просьбой занять место отца. К всеобщей радости, рабби Цви согласился принять на себя руководство хасидами. В течение года он старательно исполнял функции Ребе. Но на следующий день после йорцайта (годовщины смерти) отца рабби Цви обратился к собранию хасидов: «Сегодня мне явился отец, он сказал мне, что Шхина (Б‑жественное присутствие) переместилась из Меджибожа в Межирич, и по решению Небесного суда я должен передать руководство движением рабби Дов-Беру». Наступила тишина. С удивлением следили хасиды за тем, как рабби Цви снял с себя свои белые одежды и возложил их на рабби Дов-Бера, Магида из Межирича.

Покорность и смирение рабби Цви были достойны восхищения. Известно, что многие великие люди не очень охотно отказывались от своей главенствующей роли и не спешили оставлять свои руководящие посты, а сын Баал-Шем-Това легко отказался от руководства, устраняя себя полностью перед новым лидером!

В тот день Магид из Межирича встал во главе движения хасидизма, которое под его руководством получило широкое распространение и пустило глубокие корни в еврейских общинах Восточной Европы…

Наша сегодняшняя недельная глава «Пинхос» начинается с описания вознаграждения, полученного Пинхосом от Всевышнего: «И говорил Г‑сподь Моше так: «Пинхос, сын Элазара, сына Аѓарона-священнослужителя, отвратил ярость Мою от сынов Израиля тем, что возревновал Моей ревностью среди вас, и не истребил Я сынов Израиля ревностью Моей. Потому скажи: вот Я даю ему Мой завет, завет мира. И будет ему и потомству его после него заветом священнослужения вечного за то, что возревновал он за Б‑га своего и искупил сынов Израиля» (Бамидбор, 25: 10–13).

За то, что в своем рвении за Г‑спода Пинхос убил грешников на месте и тем самым отвратил гнев Всевышнего от сынов Израиля, он удостоился коѓенства на вечные времена (то есть он сам и его потомки во всех поколениях обрели право осуществлять служение в Храме).

Почему только Пинхос получил такую награду, а Моше, который также много раз защищал сынов Израиля от гнева Г‑спода, все же остался лишь левитом и не удостоился, чтобы его сыновья унаследовали его величие?

В продолжении нашей недельной главы, когда Б‑г сообщает Моше, что он должен покинуть этот мир: «И приобщишься к народу своему также и ты, как приобщился Аѓарон, брат твой» (Бамидбор, 27: 13), — Моше обращается к Всевышнему с просьбой назначить другого руководителя вместо него: «Да поставит Г‑сподь, Б‑г духов всякой плоти, мужа над общиной, который выйдет пред ними и который войдет пред ними, и который выведет их и который приведет их. И да не будет община Г‑сподня как овцы, у которых нет пастуха» (там же, стихи 16, 17). Раши объясняет, что Моше-рабейну хотел, чтобы его сыновья встали во главе народа. Однако эта просьба Моше не была исполнена, Б‑г назначил вместо него Йеѓошуа бин-Нуна.

Нам предстоит разобраться и понять, почему Пинхос получил столь большое вознаграждение всего лишь за один самоотверженный поступок, а Моше, который многократно ходатайствовал за евреев перед Б‑гом и спасал их от неминуемого уничтожения, не стал коѓеном, не вошел в Землю Израиля и ничего не оставил в наследство своим родным сыновьям.

Дело в том, что прослеживается существенная разница между тем, как действовал Моше, защищая сынов Израиля перед лицом Всевышнего, и подвигом Пинхоса. Моше смирял гнев Создателя молитвой с просьбами о том, чтобы приговор, вынесенный евреям за их грехи, был отменен или смягчен. Пинхос отвел гнев Б‑жий своими собственными решительными действиями: «возревновал он за Б‑га своего и искупил сынов Израиля». И самоотверженный поступок Пинхоса привел к изменению поведения самих евреев: они ступили на путь раскаяния, и это отвело от них гнев Всевышнего — прекратился мор, от которого успели погибнуть 24 тысячи человек.

Разница между Моше-рабейну и Пинхосом проявляется в общем характере и целях их служения.

Задача Моше — нести Б‑жественный свет в этот мир. Талмуд рассказывает: «Когда Моше родился, весь дом наполнился светом» (трактат «Сота», 12). По природе своей свет не борется с тьмой, не меняет реальности мира темноты, не противостоит злу. Он освещает, и тьма отступает, уступая ему в любом случае. Роль Моше заключается в том, что он получил Тору на горе Синай от Всевышнего и передал ее народу Израиля. «Тора есть свет» — и, благодаря этому Б‑жественному свету, все плохое изгоняется из этого мира.

Пинхос же непосредственно сталкивается со злом и борется с тьмой материального мира. Он находится внизу, на том месте, где происходит святотатство, и делает попытку очиститься от скверны. Пинхос возвышает сынов Израиля из тьмы мира и способствует изменению их сознания к лучшему.

Моше действовал на духовном уровне, в то время как Пинхос совершил физические действия. Моше готов был отдать свою душу за народ Израиля. После греха золотого тельца Моше обращается к Б‑гу со словами: «Если же не простишь ты народ этот, то сотри имя мое из Книги Твоей» (Шмойс, 32: 32). Он жертвует величием своей души ради народа Израиля. В то же время Пинхос подвергал свою жизнь опасности, решившись спасать народ Израиля. В Талмуде говорится, что колено Шимона требовало отмщения крови своего главы, и Пинхос только чудом спасся (трактат «Санѓедрин», 82).

Моше нес свет, действовал на духовном уровне, не боролся с тьмой. Его заступничество за сынов Израиля совершалось посредством вознесения молитвы к Б‑гу, который прощал свой народ в заслугу праотцов и самого Моше, независимо от духовного состояния и положения. Пинхос, имея дело со злом, с телом, с материальным миром — смирил гнев Всевышнего таким образом, что заложил изменения в сознании самих евреев.

Когда искупление народа Израиля осуществляется с помощью молитвы, когда прощение приходит свыше, в мире становится светлее, но он не очищается, в нем не происходит никаких изменений. Когда излияние света прекращается, мир остается таким, каким он был до этого. Во время дарования Торы действительно остановилось осквернение, причиненное человечеству грехом Древа познания, но когда завершилось излияние Б‑жественного света дарования Торы, еврейский народ совершил грех золотого тельца и осквернение вернулось.

Если искупление приходит через чреду внутренних изменений, происходящих среди народа Израиля, тогда мир очищается и возвышается. Это существенные, постоянные изменения, которые затрагивают духовное состояние народа, и оно становиться устойчивым, не подверженным никаким падениям. И Пинхос получил в награду коѓенство, передающееся по наследству, поскольку с его поступка началось раскаяние народа, которое и способствовало постоянному изменению. А так как именно Пинхос принес в мир это вечное изменение, то и награду он получил вечную, которая останется «для него и потомства его после него».

Чему учит нас подвиг Пинхоса? Некоторые евреи предпочитают сосредоточиться на мире духовности, заниматься только изучением Торы и молитвами, и не взаимодействовать с реальным миром. Они живут на духовном уровне и не хотят соприкасаться с внешним миром, помогать ближним, чтобы добиться изменений в них. Эти евреи должны знать, что их подход не верен, потому что не жизнеспособен. Когда человек занимается исключительно духовными вопросами — он на самом деле пребывает в возвышенном состоянии. Но когда он опускается в реальный мир, то нет никаких гарантий, что он будет оставаться на том же духовном уровне и не поддастся разрушительному влиянию этого мира. Поэтому человек обязан наряду с заботой о своей душе и духовной жизни взаимодействовать с окружающей средой, с миром, обращать свое внимание на того, кто немного ниже его духовно, посвятить ему свое время и силы, чтобы подтолкнуть его к живительным для каждой души изменениям.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (1,08 МБ).

Чудеса: одно большое или много маленьких?..

Канун Шабос главы «Пинхос»
20 тамуза 5773 года / 28 июня 2013 г.

Во времена Мишны жил рабби Пинхос бен Яир — известный праведник, удостоившийся многих знамений и явных чудес. В Талмуде рассказывается, как однажды он отправился собирать пожертвования для исполнения заповеди выкупа пленных. Ему преградила путь глубокая река, а моста поблизости не было. Обратился рабби Пинхос к реке: «Расступи свои воды и дай мне пройти — я иду исполнить заповедь выкупа пленных». Ответила река: «Ты идешь выполнить волю своего Господина (выкупить пленных), а я — своего, приказавшего мне течь здесь. Ты может выполнишь, а может и нет — я же непременно выполню». — «Если ты сейчас не расступишься, — пригрозил рабби своенравной реке, — я сделаю так, что воды твои навсегда остановят свое течение!» Река сразу же расступилась, и рабби Пинхос бен Яир продолжил свой путь.

Интересна и поучительна также история об осле рабби Пинхоса, которую приводит как Вавилонский, так и Иерусалимский Талмуд. В варианте Вавилонского Талмуда (трактат «Хулин», 7а) рассказывается, что однажды рабби Пинхос бен Яир в очередной раз отправился выкупать пленных. По дороге он остановился в одной гостинице, где его ослу положили овес. Однако тот не притронулся к пище. Овес провеяли, но и тогда осел к нему не прикоснулся. Очистили от камней и прочих примесей — он не ел и после этого. Сказал рабби Пинхос бен Яир тем, кто кормил осла: «Может быть, вы не отделили десятины?» Отделили десятину — и осел стал есть. Тогда рабби сказал: «Этот осел желает исполнить волю своего Создателя, а вы хотите накормить его непригодным?!» Талмуд добавляет, что осел рабби Пинхоса бен Яира «пошел по пути устрожения», так как использование плодов земли, от которых не отделили десятину, в случае кормления животного допустимо.

В Иерусалимском Талмуде (трактат «Дмай», 1: 4) рассказывается, что однажды ночью грабители украли осла рабби Пинхоса. Они прятали его у себя три дня, и все это время он ничего не ел. Через три дня они решили вернуть его хозяину, сказав: отошлем его, чтобы не умер у нас. Вывели они его, пошел он своей дорогой, пришел к воротам своего хозяина и начал кричать. Сказал рабби Пинхос своим домочадцам: «Откройте этому несчастному, который уже три дня ничего не ел», — и велел им накормить осла. Принесли ему овса, но он не захотел кушать. Когда рассказали об этом рабби Пинхосу, он спросил, что это был за овес. Сказали ему: дмай (плоды Земли Израиля, в отношении которых нет уверенности, что от них отделили труму и маасер), который по закону в пищу животному разрешен. Спросил рабби Пинхос: «А вы отделили десятину?» Сказали ему: «А разве не так ты учил нас, учитель: тот, кто берет для посева, для корма скоту, муку для выделывания кожи, масло для свечи, масло, чтобы смазывать им сосуды, свободен от дмай?!» Ответил рабби Пинхос: «Что делать с этим несчастным, который устрожает на себя больше, чем нужно?!» Отделили десятину, и осел поел.

Эти истории породили знаменитое высказывание: «Если первые (люди прежних поколений) — как ангелы, то мы — как люди, а если первые — как люди, то мы — как ослы. И не такие, как осел рабби Пинхоса бен Яира!»

Рабби Пинхос воспитывал в своих учениках положительные качества и наставлял их на путь достойного поведения, прививал осмотрительность, чистоту, аскетизм, смирение и благочестие. Качества эти являются ступенями, которые следуют одна за другой, пока последняя из них не приводит к руах ѓакойдеш — духу пророчества. Когда ученики спросили однажды рабби, смогут ли они творить такие же чудеса, он ответил: «Когда вы будете абсолютно уверены, что не сделали ничего плохого, ни одному еврею не причинили зла, никогда никого не унижали и не смущали, — сможете и вы творить чудеса, как и я».

…Наша сегодняшняя недельная глава названа в честь другого Пинхоса — внука Аѓарона-первосвященника. Талмуд (трактат «Санѓедрин», 82) говорит, что когда он убил Зимри бен Салу, «произошло с Пинхосом шесть чудес». В то же время мидраш утверждает, что произошло двенадцать чудес (в любом случае, расхождения между Талмудом и мидрашами заканчиваются утверждением, что чудес случилось много). А в трактате «Брохойс» (лист 56) имя Пинхоса неожиданно возникает в главе, которая посвящена сновидениям и их толкованиям. Талмуд подробно описывает все виды людей, растений, животных, различные события, которые человек может увидеть во сне, и объясняет в чем их смысл и значение. Там, в частности, говорится: «Если увидишь во сне Пинхоса — будет тебе чудо, если слона — несколько чудес, много слонов — чудо из чудес» (на иврите игра слов: «слон» — пиль, «чудо» — пеле).

Это утверждение вызывает ряд вопросов. Во-первых, мы узнали из Талмуда и мидраша, что с Пинхосом произошло шесть или двенадцать чудес (при этом здесь используется слово нисим — «чудеса», множественное число), а в толковании снов указывается только на одно чудо (пеле, единственное число). Во-вторых, почему тот, кто видит во сне слона, животное, к тому же — нечистое, удостоится нескольких чудес, а тот, кто увидит во сне Пинхоса, праведного еврея, самоотверженного героя, о котором Всевышний говорит: «Пинхос… отвратил гнев Мой от сынов Израиля, вступившись за Меня среди них» (Бамидбор, 25: 11), — удостаивается только одного чуда?!

На иврите есть несколько слов для обозначения событий и явлений, которые выходят за рамки законов природы и привычных нам представлений, — то есть, того, что принято называть по-русски чудом. Но наиболее употребительные из них два — нес и пеле, причем каждое имеет свой оттенок значения. Нес, кроме «чуда», означает еще и «знамя», «штандарт». Между этими двумя понятиями есть некоторая связь. Так же, как знамя возвышается над толпой, так и чудо или знамение — это нечто, выходящее за рамки естественного хода событий и законов природы, как бы нарушающее их. То, что является исключением, которое только подтверждает правило (в этом случае — законы природы). Пеле — это событие, которое вызывает удивление (плия), поскольку не укладывается в рамки привычных для человека представлений, даже если оно может иметь вполне удовлетворительное объяснение.

Существует также категория явлений (нифлаойс), которые воспринимаются как чудеса даже по сравнению с «обычными» чудесами (нисим). Так сказано о чудесах конца времен в сравнении с египетскими чудесами: «Подобно дням твоего исхода из Египта, Я явлю тебе чудеса — нифлаойс — в конце времен» (Миха, 7: 15). Смысл этого стиха в том, что, хотя в дни Исхода происходили великие чудеса, в будущем будут такие «исключительные» чудеса, которые превзойдут даже те, что сопровождали наш Исход из Египта.

Пеле — это совершенно другой вид чудес, чем нес, это поведение, которое имеет полностью чудесное происхождение. Это не легкая прогулка по естественной дороге с маленькими исключениями — чудесами (нисим). Чудо здесь становится образом жизни. Обычное повседневное поведение является полностью сверхъестественным.

Шесть или двенадцать чудес, которые произошли с Пинхосом, не были чередой следующих друг за другом чудес. Они не были шестью или двенадцатью «исключительными» по своей природе событиями, а выражали образ жизни Пинхоса, который был, по существу, удивительным человеком и вел сверхъестественный образ жизни. Это и отразилось в различных чудесах, которые случились с ним, когда он убил Зимри бен Салу. Поэтому тот, кто видит Пинхоса во сне, не удостоится нисим, не увидит череду чудесных событий. Он увидит явление совсем другого порядка, с гораздо более возвышенным содержанием — пеле.

Нес происходит с человеком, который ведет естественный образ жизни, но иногда удостаивается чуда, временного освобождения от пут действительности, после чего снова возвращается к нормальному образу жизни. Нисим — это «количественное» определение возможности преодолевать законы природы. Многочисленные отклонения от естественного образа жизни. Жизненный путь Пинхоса был не таков, поэтому тот, кто видит его во сне, видит чудо совершенно иного «качества».

Далее Талмуд говорит, что тот, кто видит во сне слона или слонов, удостоится «чудес» или «чуда из чудес». То, что здесь употреблено множественное число, подтверждает, что эти люди ведут обычный образ жизни, который изредка нарушается необычными событиями. Это означает, что между чудесами они возвращаются к рутине жизни, что и не удивительно. В то время как с человеком, который видит Пинхоса во сне, происходит только одно чудо. Одно бесконечное чудо, которое начинается и не заканчивается. Сущностью его образа жизни становится чудо. Повседневная жизнь превращается в совершенно сверхъестественную.

Смысл жизни человека состоит в последовательном соблюдении законов Торы и исполнении заповедей. Каждый день еврея должен начинаться с цдоки, молитвы, изучения Торы. Такой порядок жизни является «естественным» для еврея, и лишь иногда ему необходимо чудо (нес), выход из рутины жизни. От него требуется самопожертвование, самоотверженность. Для этого он напрягается, мобилизует свои скрытые душевные силы, вырабатывает новую линию поведения, сверхъестественного, чудесного для него.

Пинхос был человеком иной сущности. Ему не нужно было напрягаться, чтобы пробудить в себе готовность к самопожертвованию во имя Всевышнего. Он был «чудотворцем», и в этом состояла суть его поведения и образа жизни, у него совершенно не было личных желаний. Пинхос стал орудием для исполнения воли Всевышнего, и в результате, естественно, совершил самоотверженный героический поступок, когда это потребовалось. Постоянная готовность к самопожертвованию (месирус нефеш) — это было для Пинхоса естественное и привычное состояние.

Если бы Пинхос сомневался в том, что должен отдать свою жизнь, чтобы поразить мечом Зимри бен Салу, если бы он тогда спросил совета у мудрецов, то получил бы отрицательный ответ (поскольку таких указаний открыто не дают). Но Пинхос был человеком, который, как сказал о нем Всевышний, «ревновал Моей ревностью». Он был удивительным человеком, не имеющим своей реальности, но полностью посвятившим себя Б-гу. И поэтому отношение к нему Небес тоже было «чудодейственным.» Всевышний наградил Пинхоса: «Вот Я даю ему Мой завет, завет мира. И будет ему и потомству его после него заветом священно служения вечного» (Бамидбор, 25: 12, 13).

Статус коѓена, с одной стороны, по природе своей переходит по наследству от отца к сыну. С другой стороны — это особая святость, уникальный духовный уровень, который гораздо выше, чем у всего народа Израиля. Это «природа над природой», природное наследование наивысшей духовности, повседневная жизнь, ставшая чудом — нес. Или, точнее, чудо — пеле.

Пинхос, благодаря тому, что природа его характера была сверхъестественной, был чудотворцем, за что он и удостоился звания коѓена путем «природы над природой». Мы должны брать с него пример и безмерно, безгранично отдаваться служению Творцу. И таким образом мы сможем удостоиться чуда, которое мы все ждем и на которое надеемся: «подобно дням исхода из Египта… чудеса в конце времен». Дай Б-г, чтобы это произошло совсем скоро!

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (904 КБ).