Проникновенье наше по планете

Насколько я знаю, Израиль обогатил мировую кулинарию тремя новыми блюдами, два из которых — порождение послевоенной нехватки продуктов:
- птитим (макароны как псевдо-рис),
- псевдо-печёночный салат из баклажанов,
- бамба.
А есть ли ещё? Общевосточные блюда (хумус, кускус, шварма и пр.), разумеется, не считаем.

Истории братской любви и прощения

Канун Шабос главы «Ваигаш»
4 тейвеса 5775 года / 26 декабря 2014 г.

14 кислева (6 декабря) в возрасте 88 лет ушел из жизни Нафтали Лау-Лави, старший брат бывшего главного раввина Израиля и нынешнего главного раввина Тель-Авива рава Исроэля-Меира Лау. Он был журналист и дипломат, одно время работал генеральным консулом Израиля в Нью-Йорке. При захоронении в его могилу был положен пепел лагеря смерти Треблинка…

Раввин Исроэль-Меир Лау в надгробной речи сказал: «Больно мне за тебя, брат мой, Нафтали, очень ты мил был мне; любовь твоя ко мне была сильнее женской любви. Эти слова из поминального песнопения Давида о Йонатане (Шмуэль II, 1: 26) всплыли в моей памяти в те последние несколько часов, когда стало ясно, что Небеса призвали к себе Нафтали. Впервые я ощутил не только горечь потери брата, (со мной это уже происходило три года назад, когда умер наш старший брат Чико — Йеѓошуа-Йосеф), но на этот раз я чувствую себя полностью осиротевшим.

Я помню, мне было семь с половиной лет, когда моя мать, с которой я был до этого неразлучен, увидев, что фашисты отделяют женщин и детей от мужчин, и, зная, что мужчины имеют больше шансов выжить, подтолкнула меня к Нафтали и велела ему заботиться обо мне. Больше мы никогда не видели свою мать.

Когда нас перевозили в Бухенвальд, Нафтали спрятал меня в мешок и вынес на своих плечах… Я не знаю другой подобной истории… Некоторые люди спрашивают, почему мы тогда не убежали от фашистов? Разве это было возможно для «живых скелетов» в полосатой одежде, больных, раненых?! Предположим, что появилась бы такая возможность, но мой брат Нафтали даже не мечтал об этом. Он знал, что ответственен за жизнь своего младшего брата…

Многие люди знали Нафтали с различных сторон, но для меня он навсегда остается моим спасителем. Вся моя семья, мои дети и внуки — все знают, что они обязаны ему жизнью. Уверен, что скоро также и мои правнуки поймут, что они обязаны своей жизнью Нафтали.

Я помню все семьдесят лет нашей совместной жизни с моим братом Нафтали. Помню, как он пришел вместе со мной к Стене плача молиться Минху за два часа до моего избрания главным раввином Израиля. Тогда мой брат сказал: «Я обещал нашему отцу оберегать мальчика Лолека и обеспечить непрерывность тридцати семи поколений раввинов нашей семьи. Сегодня я покидаю это святое место с чувством облегчения, ибо казавшаяся почти невыполнимой миссия успешно завершена».

Я хочу попрощаться с тобой, мой дорогой брат Нафтали, словами, которые ты сказал мне в Бухенвальде, когда мы не знали, сможем ли увидеться снова. Это было, когда тебя посадили в поезд, с которого ты спрыгнул по дороге. Ты сказал мне через забор, отделявший нас: «Ты, Лолек, большой мальчик (мне было тогда почти восемь). Я хочу сказать тебе правду, я не вижу конца этому аду… Отец ушел, мать и Шмулик тоже ушли (у нас был еще один брат тринадцати лет, который родился между мной и Нафтали). Если случится чудо, и ты останешься в живых, Лолек, и тебя захотят куда-нибудь отправить, проси, чтобы тебя отвезли только в Израиль. И я, не зная ни слова на иврите, повторил: «Эрец-Исроэль». Тогда я спросил тебя, мой дорогой брат: «Почему?» И ты мне ответил: «Потому что в Израиле не убивают евреев». Так что я прощаюсь с тобой словами: «Упокойся с миром в Земле Израиля, да будет тебе пухом земля святого города Иерусалима, мой дорогой!»

* * *

Интересно заметить, что слово слиха, «прощение», мы впервые находим только в Книге Шмойс, в недельной главе «Ки сисо», рассказывающей о грехе золотого тельца. Именно в этой истории Моше просит Творца: «Прости нашу вину и наш грех и возьми нас Себе в удел» (Шмойс, 34: 9). Действительно, Всевышний простил народ Израиля за совершенный грех, и доказательством сего прощения стали вторые Скрижали завета и Йом-Кипур — День Искупления для всех поколений.

В подтверждение этому вспомним, что, когда в Книге Брейшис Г‑сподь говорит, что собирается уничтожить Сдом, Авраѓам не просит Б‑га простить жителей города. Авраѓам пытается убедить Всевышнего в том, что было бы несправедливо погубить праведников вместе с нечестивыми. Он пытается спасти праведников, но просить прощения для нечестивых Авраѓам и не думает. А еще раньше, в рассказе о всемирном потопе, когда Б‑г сказал: «Конец всякой плоти настал предо Мною, ибо наполнилась земля кривдой» (Брейшис, 6: 13), Ноях тоже не попросил у Творца смилостивиться над людьми.

Почему Моше был первым, кто осмелился просить у Б‑га прощения для народа Израиля? Почему Авраѓам, иш хесед («человек милосердия»), вместо того чтобы спорить с Б‑гом о количестве праведников в городе, просто не сказал: «Прости»? И кто знает, может быть, ему это и удалось бы, так же, как Моше. Почему в Книге Брейшис, в отличие от Шмойс, Ваикро и Бамидбор, нет ни одного упоминания слов прощения, помилования или искупления?

Ответ на этот вопрос нам может подсказать наша сегодняшняя недельная глава — «Ваигаш». В Книге Брейшис мы находим много ссор и споров, особенно между братьями и сестрами. Начало этому противостоянию положили братья Каин и Ѓевель, потом были бесчинства поколения, предшествующего потопу, война Авраѓама с пятью царями, грехопадение Сдома и Аморы, противоборство Яакова и Эйсава, действия Шимона и Леви, погубивших жителей Шхема, чтобы спасти честь Дины, — бесконечные ссоры и войны.

История взаимоотношений Йосефа и его братьев — это первый в Пятикнижии пример людей, готовых простить друг друга. Впервые в нашей главе мы узнаем, что человек простил совершенную по отношению к нему страшную несправедливость: старшие братья вместо того, чтобы стать защитой для младшего, продали его в рабство.

В нашем случае, когда Йосеф открывается своим братьям, он не мстит им, он даже не проводит с ними душеспасительные беседы на моральные темы, а наоборот, он примиряется с ними, от всего сердца прощает их и даже не требует признания вины, не ждет ни письменных, ни устных извинений. Йосеф тут же прощает их и даже утешает, говоря: «И вы, вы замышляли против меня зло, Б‑г замыслил то к добру» (Брейшис, 50: 20).

В этом и заключается ответ на вопрос, почему Ноях и Авраѓам не просили Всевышнего простить людей. Ведь чтобы просить у Б‑га простить людей, пришлось бы в первую очередь научиться прощать друг друга. Прежде чем мы не простим друг друга, мы не имеем право просить милости и прощения у Творца. Праведник Йосеф, простив своих братьев, проложил путь для прощения, открыл врата милосердия, и тогда Моше смог и посмел просить Г‑спода простить нас — сынов Израиля.

Любавичский Ребе добавляет, ссылаясь на слова Алтер Ребе, что Йосеф не только простил своих братьев за то, что они с ним сделали, но кроме того, наградил их, отплатив «добром за зло», и потому, мы тоже удостаиваемся такого же отношения Всевышнего к нам («Тания», гл. 12).

Несмотря на то, что мы не сотворили достаточно добрых дел, не делали все, что нам заповедано делать, обращаясь к Б‑гу с просьбой о благословении, и моля Его послать нам в изобилии земные блага, мы можем привести весомый аргумент: вот Йосеф заплатил «добром за зло». Возможно Всевышний, учитывая это, тоже даст нам много добра. Ведь даже если это не то, что мы заслуживаем по праву, то оно полагается нам в заслугу наших святых предков.

Сегодня у нас есть еще один заступник на Небе — Нафтали Лави, который сделал много добра своему брату в самое трудное для них время, ни с чем не считаясь, самоотверженно рискуя своей собственной жизнью. Сегодня, когда мы просим у Б‑га милости для себя, мы можем сказать: «Йосеф платил добром за зло, Нафтали рисковал своей жизнью ради брата, дай и нам Г‑сподь то, что мы просим!»

И мы должны всегда помнить о том, что когда мы отдаем ближнему все, не считаясь и не мелочась, тогда и Творец щедро награждает нас всем, чего мы хотим для себя: детьми, здоровьем, средствами к существованию, благополучием. Так что давайте попробуем получить эти блага и за свои собственные заслуги, а не только за праведную доброту Йосефа и Нафтали.

Загрузить газету в формате PDF вы можете здесь (832 КБ).

Для памяти

Кант говорил о безусловной обязанности всегда говорить правду НЕ в «Основаниях метафизики морали», а в «О мнимом праве лгать из человеколюбия». А то я замучился искать там цитату.
«Правдивость в высказываниях, от которых нельзя уклониться, есть формальный долг человека по отношению ко всякому, сколь бы велик ни был вред, проистекающий от этого для него или для кого-то другого» (О мнимом праве лгать из человеколюбия. И.Кант. Трактаты и письма. М., 1980. С. 232-237)
И пример с убийцей, который спрашивает, дома ли его потенциальная жертва.

Сослучайное и присослучайное 2014-12-25 03:23:06

А в сегодняшней диаспоре еврейское образование ограничивается только «еврейскими» темами, превращаясь в апологетическое, квазирелигиозное обучение, позволяющее своим воспитанникам наслаждаться светской культурой и критическим мышлением только в нееврейской среде.
Бенджамин Харшав, «Язык в революционное время«, М.: Текст, 2008, стр. 85.
Горячо рекомендую эту книгу.