Глава 111

Диспут возобновлен, – Условия р. Моше. – Еврейские студенты возвращаются в еврейство.

Наконец пришло из Ватикана сообщение, которого бывший глава познаньской еврейской общины р. Моше ждал. Установлен день возобновления диспута между р." Моше и кардиналами. Прерванный диспут будет теперь возобновлен на совсем других условиях, чем до этого. Вместо того, чтобы против одного р. Моше выступало три десятка кардиналов, выступят только три оппонента. Но теперь р. Моше набрался уже мужества и указал на несправедливое к нему отношение со стороны католических руководителей. Во-первых, он заявил, что ни в коем случае не согласится проводить диспут в зале папского дворца, известного как «Зал священных картин». Р. Моше сообщил, что, собственно говоря, он с самого начала поставил условием освободить его от необходимости находиться во время диспута в окружении крестов. Он потребовал даже, чтобы сами кардиналы не имели крестов на груди в это время. И с этим согласились. Почему же решили теперь проводить диспут именно в этом зале?

Это требование очень разгневало кардиналов. Как это так? Допустима ли такая неслыханная наглость со стороны еврея? Нашлись и на этот раз фанатики, потребовавшие строго наказать еврея за это. Р. Моше следовало наказать, так, чтобы он знал, как надо уважать католическую церковь и ее руководителей. Дело чуть было не дошло до того, чтобы совсем отменить диспут и наказать р. Моше по его заслугам. Однако кардиналы в конце концов одумались и, посоветовавшись между собой, решили уступить требованию р. Моше и в этом. Диспут был перенесен в одну из комнат библиотеки Ватикана.

Этим дело еще не кончилось. Кардиналы хотели начать диспут в пятницу. Р. Моше заявил, что в пятницу он сможет участвовать в диспуте только до определенного послеобеденного часа, так, чтобы у него осталось достаточно времени на подоготовку к субботе.

Тогда назначили диспут на ранние часы в пятницу. Представитель кардиналов выступил с речью, в которой он пытался объяснить необходимость проведения настоящего диспута. Это нужно для того, чтобы доказать всему миру, что евреи слепы, если они придерживаются своей ветхой веры и не переходят в христианство. У р. Моше было возражение также и против того, чтобы первое слово было предоставлено католикам. Он сказал, что следовало бросить жребий, кому выступать первым, и он потребовал такой жеребьевки. Затем выдвинул р. Моше и ряд других требований по порядку ведения диспута. Кардиналы посчитали это наглостью со стороны еврея. Некоторые из них были за то, чтобы совсем отказаться от диспута с таким «наглецом» и объявить, что еврей был побежден. Были и такие рьяные защитники католицизма, которые вновь потребовали наказать р. Моше. Но более спокойные среди кардиналов нашли все же, что требования р. Моше справедливы. Поднялся резкий спор между самими кардиналами. Наконец решили продолжить диспут и предоставить слово р. Моше.

Р. Моше говорил три часа подряд. Ясной речью и сильной логикой он доказал правильность еврейской религии, истинность Моше и его Торы. Одновременно он показал лживость христианской религии, не основанной на вере в единого Б-га, а на «триединстве».

Хотя католикам было очень неприятно слушать речь р. Моше, они все же вынуждены были признать, что он блестяще доказал в своей превосходной речи свои большие знания. Очень сильное впечатление произвело выступление р. Моше на еврейских студентов и учителей академии наук Ватикана. Большинство из них находилось под сильным влиянием церкви или были вообще чужды еврейству.

Влияние, оказанное р. Моше на виленского юношу Гедалья-Моше Гордона, которого он спас от крещения в самый последний момент, распространилось также и на других еврейских юношей. Р. Моше это доставило огромное удовлетворение. Он чувствовал себя вообще очень удрученным диспутом в целом и условиями, в которых ему пришлось вести этот диспут. Он боялся, что именно то большое впечатление, которое он произвел на слушателей как христиан, так и евреев, вызовет гнев Ватикана и там попытаются мстить за это евреям. С другой стороны, р. Моше доставил большое удовольствие тот факт, что он произвел такое большое впечатление на еврейских профессоров и студентов, тем самым добившись, что они все стали набожными и крепче сплотились вокруг своей веры и своего народа. Их руководителем стал Гедалья-Моше Гордон из Вильны, который из кандидата в выкресты стал теперь сильнейшим баал-тешува (покаявшимся). Человек большой эрудиции в Талмуде и в светских науках, он стал теперь душой еврейских юношей.

Примечательным явление оказался тот факт, что эти молодые евреи, родители которых были уже евреями только наполовину, почти ассимилированными, вдруг начали писать своим родителям письма совсем в другом духе, чем раньше, – в истинно еврейском духе. Родители удивились: откуда взялось все это? Именно в Ватикане их сыновья вдруг пропитались иди ш кайт! Многим родителям это доставило радость. Но были и такие родители, которые «кусали себе губы». Они сами были далеки от евреев и еврейства; они стояли уже по ту сторону барьера. Одна такая семья жила в Швеции. Она была настолько пропитана духом, чуждым еврейству, что ей недоставал только формальный переход в христианство, а на это у нее не хватило духа. Сын был послан учиться в Ватикане в надежде, что он там в конце концов крестится, и, таким образом, будет стерта последняя черта, отделяющая еще эту семью от христианского мира. А тут начинают вдруг поступать от сына письма, отдающие еврейским духом. Он откровенно писал, что стал соблюдать заветы Торы; он счастлив, что он, наконец, познакомился с еврейством и его истинным духом. Родители были поражены. Их постигло «несчастье». Они хотели, чтобы сын крестился, протоптав тем самым дорожду для них самих к нееврейскому миру. И что же оказывается? Сын начинает говорить с ними языком набожного, преданного своей вере еврея! Отец написал сыну длинное письмо, укоряя его в «неразумности». Разве не знает он, какую ненависть он вызовет у гоим своей приверженностью к еврейству. Он, отец, надеялся ведь, что он, его сын, крестится, и вдруг такой неожиданный оборот! Оторвавшийся от своего народа шведский еврей заключил: ты, мой сын, навел «беду» на себя и на нас, твоих родителей. Но сын не остался у отца в долгу. Он спокойно, но твердо напомнил ему, что Тора действительно требует от сына оказывать почтение родителям, не считаясь с их материальным или духовным состоянием, и он действительно готов так поступать. Но это не означает, что он даст уговорить себя в делах веры. Именно в Ватикане, сообщал он, свело его Провидение с людьми, которые открыли ему глаза и дали возможность сделать различие между истиной и ложью. Наконец посоветовал сын отцу ликвидировать все свои Дела, продать свое недвижимое в Швеции и перебраться в Амстердам, в Голландию, который был тогда набожным еврейским городом. Он, сын, изучавший медицину, тоже приедет туда после окончания образования и будет практиковать врачом. В Швецию он не хочет возвращаться; он не хочет видеть потерявших еврейский облик тамошних евреев, к кругу которых принадлежит и их семья, а также враждебно относящихся к евреям самих гоим там.

Родители этого «взбунтовавшегося» юноши далеко еще не были убеждены в правильности совета сына. Но сын их твердо решил поступать по-своему. Получив звание врача, он не вернулся домой к родителям. Он обосновался в Амстердаме и женился там на дочери известного, всеми уважаемого жителя, талмудиста и богача. Вскоре он приобрел в Амстердаме известность как врач и Б-гобоязненный человек. Его родители тоже перебрались затем в Амстердам и по примеру сына вновь вернулись в еврейство.

Нечтс подобное произошло также с еврейским студентом Антони Ясиновским, родом из Варшавы. Он был сыном настолько чуждых еврейству родителей, что они даже не совершили акта обрезания над их сыном. Чета Ясиновских тоже ожидала, что их сын крестится и, таким образом, явится «мостом» для них, по которому они перейдут из еврейского лагеря в лагерь гоим. По той или иной причине не хватило у родителей духа «разменять монету». Антони изучал точные науки и должен был решить, оставаться ли ему по окончании образования в Италии, куда переберутся затем его родители и подобно ему перейдут в христианство, или лучше вернуться ему в Польшу, и там им всем вместе креститься.

Но Антони оказался одним из покаявшихся студентов. Он совершил над собой обрезание и начал знакомиться с еврейством. Родителям он об этом не писал. Он довольствовался тем, что писал о малозначительных вещах. Только лишь после того, как он закончил свое образование, он вдруг сообщил родителям в Варшаву, что он обрезал себя и его имя теперь Авраам, а не Антони. У него тоже был свой план: вернуться в Польшу, но не в Варшаву, а в Краков, который был тогда городом Торы и Б--гобоязненности. Родители были как громом поражены, но они ничего не могли поделать. Авраам Ясиновски обосновался в Кракове как еврей. Он стал профессором точных наук в академии князя Радзивила и женился на девушке из очень почтенного еврейского дома. Так было и с другими студентами. Р. Моше чувствовал, что он свою миссию в Риме уже выполнил. Он намеревался теперь уехать в Лондон по своим делам. В Риме ему хотелось приобрести различные античные вещи и целые их коллекции и затем перевезти их в Лондон. Между тем он узнал, что о его победе над кардиналами стало известно самому папе, который повелел издать специальный документ с перечислением всех преимуществ христианства над иудаизмом. Это заставило р. Моше подумать, не стоит ли и евреям издать подобный документ, чтобы убедить евреев и неевреев в вечной истинности еврейской религии.

Вместо того, чтобы ехать в Лондон, поехал р. Моше в Мантую, Италия, – известный тогда еврейский город, – и вместе с тамошними крупными талмудистами составил упомянутый документ, который, как он чувствовал, следовало издать, чтобы опровергнуть все аргументы христианства против иудаизма.

Одновременно закончил свое образование студент Гедалья-Моше, сам написавший труд о религии, в котором он доказал истинность еврейской религии. У Гедалья-Моше Гордона из Вильны была теперь возможность занять должность профессора. Судя по сделанным ему предложениям, он должен был остаться в Риме.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .