Глава 108

Отношение римских пап к евреям. Гонения в Познани. – История р. Моше нз Познани, – р. Моше в Риме.

Жених и невеста, – иллуй из Чарея р. Иосеф-Ицхак и Девора-Лея, внучка бывшего председателя познаньской общины р. Моше, очень заинтересовались этим еврейским руководителем, который жил на склоне лет в Минске и олицетворял собою «Тору и величие». Добрый кусок всеобщей еврейской истории связан с именем этого р. Моше и с поколениями той семьи, из которой он происходит.

Р. Моше, который был пра-правнуком Маарала из Праги, имел свою собственную благородную родословную. Весь еврейский мир того времени знал о его больших заслугах в деле освящения имени Б-жьего, о чем будет рассказано ниже.

Еще со времен Маарала, и значительно раньше, приходилось евреям в католических странах переносить невероятные страдания. Все несчастья исходили от римских пап и в значительной степени также от правителей и священников в странах, провинциях, городках и городишках с еврейским населением. Для того, чтобы иметь представление о том, что пришлось р. Моше претерпеть от католических фанатиков и почему он вынужден был позже оставить Познань, придется нам вернуться ко времени, предшествовавшему периоду нашего повествования на несколько поколений, когда папы в Риме время от времени издавали злостные декреты, чтобы причинить страдания евреям.

В 329 году (1569 г.) издал папа Пий V вердикт, согласно которому все евреи должны быть изгнаны из стран, находящихся под папским владычеством, за исключением самого Рима и города Анкона. После его смерти в 332 году (1572 г.) папой римским стал Грегор XIII, который разрешил евреям вернуться на свои прежние места. Зато он запретил изучать Тору и вообще соблюдать законы еврейской религии. Особо тяжелым был указ, обязавший евреев приходить по субботам и праздничным дням слушать проповеди священников в специально для этого предназначенных местах. В течение всех двенадцати лет нахождения Грегора XIII на папском престоле он изыскивал всякие способы понуждать евреев слушать священников, надеясь привлечь их этим в христианство. Труднее всего приходилось евреям, проживавшим в метечках и деревнях, где они были малочисленны; с трудом им удавалось прятаться от священников. Последующие папы после Грегора не очень настаивали на выполнении этого наказа и не столь рьяно следили за обязательным посещением евреями мест выступления священников. Но священникам предоставлялось право приходить к евреям и проповедовать о Христе и его чудесах. Особенно обильны были их миссионерские проповеди во время христианских праздников.

Затем задумал Ватикан нечто новое, а именно: он издал указ, чтобы высшее духовенство во всех странах и провинциях организовало время от времени публичные дискуссии между церковниками и евреями. Эти диспуты были чреваты большой опасностью для евреев вплоть до угрозы самой жизни. Священники использовали эти диспуты, чтобы мучить евреев, что зависело, главным образом, от характера священников и от властей, организовавших эти диспуты.

Глава католической церкви познаньской области! живший в то время, как р. Моше возглавлял познаньскую общину, был большим юдофобом. Он, что называется, отравлял р. Моше жизнь. Диспуты, организованные в Познани, проводились по приказанию князя Максимилиана, правителя провинции. Диспуты маскировали собой стремление возводить на евреев напраслину и навлекать на них всякие напасти. Эти нападки на еврейскую общину привели к тому, что р. Моше не смог больше терпеть и был вынужден отказаться от своей почетной должности.

Познань тех времен славилась своими учеными. Евреи старались, чтобы их дети были учеными. То же имело место и у гаона р. Иеуда-Лейба, возглавлявшего городской бет-дин. Он с большим старанием воспитывал своего сына Моше, отдавая его сначала к лучшим учителям, а затем обучая его в ешивах, возглавляемых крупнейшими учеными-талмудистами. Молодой Моше, одаренный большими способностями, очень преуспевал в учебе, далеко опережая в этом своих товарищей. К тому же был р. Моше человеком очень высоких нравственных качеств, выразившихся, в частности, в методичности, спокойствии и твердости характера. Еще будучи ребенком, Моше вел себя как взрослый. Он никогда не сердился и не волновался, никогда не плакал; нечаянно ударившись, не жаловался, как это свойственно детям. Он никогда не жаловался на зубную или головную боль и ничего никогда не требовал, как это бывает у других детей. К трем годам его послали в хедер. Когда Моше подрос и был уже насквозь пропитан Торой, его послали в Падую, Италия, которая была в то время центром Торы, как и светских наук. За все годы учебы он не тратил попусту ни минуты. Он был все время занят изучением святых и светских наук. Даже после свадьбы, когда он включился уже в торговые дела, он не переставал изучать Тору и другие науки. Большая страсть была у р. Моше к естественным и историческим наукам. Он был также крупным лингвистом, в совершенстве владея французским, итальянским, греческим, латинским и рядом других языков. От своего деда р. Шемуеля, внука Маарала, он унаследовал умение разбираться в драгоценностях и владел искусством золотых дел мастера. По своим коммерческим делам приходилось р. Моше бывать в разных странах. Куда бы он ни поехал, он всегда посещал местные библиотеки и изучал обнаруженные им там рукописи. Благодаря широкому знанию языков, он всегда завязывал важные знакомства, где бы он ни был. От своего отца и деда р. Моше унаследовал большое число книг из области Торы, а также и по светским наукам. Он не переставал приобретать новые книги и сделал свою библиотеку одной из величайших и богатейших книгохранилищ своего времени.

В 475 году, когда гонения на евреев Познани со стороны католического духовенства сильно отразились на р. Моше, он отказался от своего поста руководителя общины. Посоветовавшись со своими домочадцами, он решил оставить Познань, тем более, что в то время начали • его донимать также и так называемые «просветители», – евреи, выступавшие против традиционного иудаизма.

Р. Моше готовился оставить Познань таким образом, чтобы никто не знал и даже не подозревал об этом заранее. Официально считалось, что он едет по своим коммерческим делам. В то же время он перевел свое достояние в другую страну с тем, чтобы потом подыскать спокойное местожительство для всей семьи, которая должна была последовать за ним позже. Достояние р. Моше заключалось в золотых вещах, жемчуге, бриллиантах и других ценностях. Он обладал также значительной суммой наличных денег и векселями помещиков, с которыми у него были торговые дела на протяжении многих лет. Перевод своего достояния и книг из Познани заграницу занял у р. Моше больше полугода. Затем он поехал в Прагу, где проживали многие его родственники, потомки Маарала. Оттуда он предпринял поездки в ряд стран. Позже прибыла из Познани в Прагу его семья. Оттуда они перебрались в Польшу и затем достигли Минска, где и осели.

После Праги посетил р. Моше Падую, где он в молодости изучал Тору и светские науки. Вообще были у р. Моше дела в Падуе, но он, все же большинство времени посвящал проведению научных дискуссий в местных сшивах, особенно, когда было о чем дискутировать. С самой его юности, когда р. Моше учился в Падуе, начало распространяться среди ученых Италии учение каббалы. Именно с этим р. Моше не был согласен. Он был большим противником изучения каббалы.

Из Падуи выехал р. Моше в ряд других городов Италии и прибыл наконец в Рим. Там он посвятил свое время посещению Ватиканской библиотеки, богатой книгами и редкими рукописями. Р. Моше произвел большое впечатление на заведующего папской библиотекой, тоже большого ученого. То, что р. Моше был евреем, еще больше импонировало ему. Он рассказал о своем знакомстве с р. Моше кардиналам, и им тоже захотелось познакомиться с этим замечательным евреем, о котором они слышали, что он очень эрудирован в еврейских и светских науках. После нескольких бесед с р. Моше выразили кардиналы желание провести с ним публичный диспут. Поскольку диспут должен был состояться в помещении, где стены обвешаны картинами на христианские темы, а кардиналы носили кресты на груди, то р. Моше поставил условие, чтобы картины и кресты не были видны во время диспута. Это привело кардиналов в ярость. Как это может еврей быть таким наглецом? Это было оскорблением для отцов католической церкви и для всего католицизма в целом. Пытались запугать р. Моше, но безрезультатно. Он объяснил, что поскольку по еврейскому закону запрещено преклонять голову перед крестом, он никак не может согласиться проводить требуемый диспут с кардиналами, имея кресты перед глазами. Несмотря на то, что стойкость р. Моше сильно не понравилась кардиналам, они все же уступили его требованию.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .