Глава 92

Дружелюбное отношение короля Рудольфа к Мааралу. – Диспут Маарала с кардиналами. – Победа, сопряженная с опасностью. – Маарал в Познани. – Р. Моше – глава еврейской общины веком позже. – Его сын р. Шнеур-Залман.

Когда р. Моше, прадедушка основателя Хабада, был избран в 452 году (1692 г.) главой тогдашней знаменитой познаньской еврейской общины, исполнилось ровно сто лет со времени пребывания в течение года в Познани славного предка р. Моше – Маарала. Он тогда прибыл в Познань в связи с необходимостью временно оставить Прагу, где он занимал пост раввина и где его почитали евреи и неевреи. Принудило Маарала временно оставить Прагу следующее:

В Праге сидел тогда на троне король Рудольф II. Он был свободомыслящим человеком и потому не очень-то поддавался влиянию духовенства. Он выказывал евреям свое большое расположение и особенно почитал Маарала, который был частым гостем в королевском дворце. Король часами беседовал с Мааралом и очень наслаждался его умом и знаниями. Они дискутировали по целому ряду весьма важных вопросов как религиозного, так и светского характера.

Равнодушное, а возможно – отрицательное отношение короля к христианской религии враги евреев приписывали именно тому, что он дружил с Мааралом. По этому поводу обратилось католическое духовенство к папе римскому с просьбой, как-нибудь повлиять на короля, – обратить его на путь набожности и заинтересовать католической церковью.

В 320 году (1560 г.) прислал папа в Прагу трех кардиналов. Для этой миссии он выбрал самых важных лиц из среды своих кардиналов. Их задачей было поставить королю на вид его безбожие и добиться у него большей заинтересованности в католицизме. Им следовало также найти средство оторвать короля от Маарала, влияние которого на короля, как передавали папе, было «вредным».

Кардиналам было поручено организовать в королевском дворце в Праге открытый диспут с Мааралом по вопросам религии и на глазах короля «пригвоздить Маарала к позорному столбу» и таким образом убедить Рудольфа, что пражский раввин попросту невежда. Не впервые имели католические духовные лица диспуты с еврейскими вождями. Папа был уверен, что его отборные кардиналы несомненно победят Маарала.

Король Рудольф выслушал папских посланцев с усмешкой. Он был уверен, что Маарал разобьет в пух и прах все их доводы. Поэтому он сразу же дал свое согласие на проведение этого диспута. Он был рад такому диспуту, надеясь, таким образом, публично отхлестать самонадеянных кардиналов. Он хотел привлечь на этот диспут побольше публики, наиболее важных людей страны. Он разослал курьеров по всей стране и пригласил на диспут высших церковников и дворян. Если уж организовать публичный диспут, то пусть это будет грандиозным спектаклем, который запомнился бы надолго.

С согласия обеих сторон были назначены писари для записи каждого слова участников диспута с тем, чтобы впоследствии никто не смог заявить, что диспут был проведен в какой-то части неправильно.

Диспут продолжался десять дней. Кардиналы засыпали Маарала градом вопросов. На каждый из них Маарал дал верный ответ. Когда десять дней диспута прошли, всем стало ясно, что Маарал победил своих противников. Кардиналы были бы рады свести весь диспут на нет, лишь бы не разнеслось повсюду, что они были разбиты. Но король Рудольф настоял, чтобы протокол, который писари вели с большой точностью, был утвержден и подписан обеими сторонами. У кардиналов не было выбора. В протокол было занесено каждое слово, произнесенное как ими, так и Мааралом. Они ничего не могли отрицать. После того, как протокол был подписан кардиналами и Мааралом, утвердил его король своей печатью, и этим вопрос был исчерпан. Теперь знали уже все, что кардиналы потерпели поражение.

Известие о большой победе Маарала распространилось по всей стране и достигло папы римского.

Старший из трех кардиналов, на которого папа возложил свои надежды на победу над еврейским руководителем, принял свой провал очень близко к сердцу. Он посчитал это не только личной неудачей, но и как удар по своей вере. Он не смел показаться перед глазами папы. Он заперся в одном из помещений церкви и не хотел никого видеть, не хотел жить больше на белом свете. Вскоре нашли его в его келье повесившимся. От стыда и горя он лишил себя жизни. Это придало диспуту еще больше веса. Церковники были угнетены. Король Рудольф улыбался про себя и молчал. Но Маарал очень переживал от всего этого. Он добился победы, которая могла очень дорого обойтись евреям. Его личная судьба мало его беспокоила. Он хорошо знал, что именно теперь священники его не пощадят. Они никогда не простят ему его победы над кардиналами. Они, наверное, будут изыскивать средства отомстить ему. Тогда он решил оставить на время Прагу, пока этот «инцидент» не забудется.

Три года провел Маарал на чужбине, переезжая с места на место. Тогда-то он провел один год – 352 год – в Познани. На время отсутствия Маарала в Праге он оставил своим заместителем своего сына р. Бецалела. Он ему наказал обращаться за советами к своей ученой матери Перле во всех затруднительных случаях, что доказывает, как велика была ученость Перлы и как высоко ценил ее Маарал.

Во время своего нахождения в Познани организовал там Маарал кружок по ежедневному изучению Мишнайот. Он завел памятную книгу («пинкас»), куда он занес ряд соответствующих постановлений, а также имена участников кружка по изучению Мишнайот. С тех пор такие сцециальные кружки по изучению Мишнайот были организованы и организуются по сей день во всех еврейских общинах. Вот почему столетняя годовщина нахождения Маарала в Познани была отмечена познаньской общиной с участием всех раввинов, руководителей ешивот и всеми жителями города во главе с гаоном р. Иеуда-Лейбом, избранным в этом году главой общины.

Сын р. Моше, р. Шнеур-Залман, отличался с самого детства своими большими способностями. Его дед р. Иеуда-Лейб был его воспитателем; он изучал с ним Тору в течение многих лет, особенно он изучал с ним этику. Р. Иеуда-Лейб скончался в 464 году (1704 г.) в возрасте 93 лет.

Когда р. Шнеур-Залману исполнилось 16 лет, он отправился в Гродну, в Литве, учиться в местной ешиве и провел там пять лет. Оттуда он поехал в пражскую ешиву и остался там два года. В 472 году (1712 г.) он женился на ученой Рахели, дочери р. Баруха-Батлана.

Пока р. Шнеур-Залман находился у своего богатого отца р. Моше, у него не было недостатка в чем-либо. Но позже, когда всем пришлось оставить Познань и перебраться в Польшу, он начал терпеть нужду.

Придерживаясь того мнения, что женщин не следует обучать Торе, растил р. Шнеур-Залман свою дочь Девора-Лею невеждой, несмотря на то, что его жена Рахель была очень даже ученой. Сама Рахель, хотя и не придерживалась взгляда своего мужа в этом вопросе, уважала его желание не обучать дочь Торе.

Когда Девора-Лея выслушала объяснения своей матери обо всем этом, она поняла почему так случилось, что ее мать ученая, а вот она, Девора-Лея, вынуждена довольствоваться подхваченными здесь и там крохами знаний.

Но Рахель увидела теперь, как велико желание ее дочери изучать Тору, и она решила начать заниматься с нею тайно, без ведома ее мужа


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .