Глава 90

Кардинал берет верх. – Евреи вынуждены слушать христианских проповедников. – Маарал заклинает евреев жертвовать собой, но не отступиться от своей веры.

Несмотря на то, что король Фердинанд был против требования изгнать евреев из его королевства; несмотря на открытую защиту евреев обоими принцами Фердинандом и Максимилианом, настоял все же глава католической церкви на издании этого варварского декрета. Он заявил, что это безусловное требование папы, известного своей ненавистью к евреям. Это означало также, что путем этого массового изгнания можно будет заиметь не только еврейское добро, но и много еврейских душ для христианства. Рассчитывали и на это.

Король был бессилен противостоять этому. Его сыновья также ничего не могли делать, чтобы приостановить это несчастье. Вопрос состоял теперь только в том, какой срок назначить для изгнания из страны евреев. Было решено, что этот срок будет не больше, чем двухгодичный.

По требованию священников было также решено обязать евреев в течение этих двух лет посещать костелы, чтобы слушать проповеди ксендзов. Руководителям еврейских общин было запрещено препятствовать евреям присутствовать на этих проповедях. Это было подготовкой к предстоящему крещению еврееа

Вскоре еврейские общины получили этот злополучный декрет. С большой болью в душе восприняли евреи указ, обязывающий их посещать церкви и слушать проповеди ксендзов; эго удручало их больше, пожалуй, чем весть об угрожающем им через два года изгнании из Богемии, Моравии и Силезии, – королевства Фердинанда Первого.

Когда глава пражской еврейской общины получил этот декрет, он сразу же передал его Мааралу. Правительство потребовало также от евреев в следующее же воскресенье всем явиться в церкви слушать проповеди священников.

Маарал велел немедленно созвать общее собрание всех мужчин, женщин и детей. Собрание должно было состояться на синагогальном дворе сразу же после первого миньяна следующего утра. Была разослана молодежь по всему городу, чтобы объявить евреям, что никто: ни мужчины, ни женщины и даже дети не должны отсутствовать на этом собрании. Пока никто еще не знал, в чем тут дело, для какой цели собирают евреев. Но все уже чувствовали, что вопрос, по-видимому, очень серьезный, ибо до этого в Праге такого массового собрания еще не было. Ночью изготовили и установили на синагогальном дворе биму, и когда народ начал собираться рано утром, на всех напал страх. Эта бима свидетельствовала о том, что речь идет о чем-то совершенно необычайном.

Как только в Большой синагоге закончили молиться первым миньяном, открылись двери синагоги, и первым вышел оттуда Маарал. Он был одет в талет и тефилин. В руке он нес свиток Торы. За ним следовали глава общины р. Мордехай Майзел, тоже одетый в талет и тефилин и тоже со свитком Торы в руке. В таком порядке вышли из синагоги оба других раввина города и рош-ешива. Все они поднялись на б им а. На народ напал страх. Что все это означает? – спрашивали друг друга. Долго ждать ответа не пришлось. Голос Маарала раздался первым.

– Слушай, Израиль, Б-г наш, Б-г единый! – крикнул Маарал с большим энтузиазмом.

Народ разразился плачем. Можно было догадаться уже, что речь идет о большом несчастье. Расплакались также Маарал и другие окружавшие его лица, – раввины и руководители общины. Когда народ несколько успокоился и утих, сказал Маарал следующее:

– Слушайте, евреи. Этим возгласом «Шема Исраель!» победили наши предки греков, пожелавших уничтожить еврейскую религию и осквернить наш Бет-Амикдаш. С этим «Шема Исраель» бросались евреи в огонь и в бой против их врагов и жертвовали собой во славу Его святого имени. Пусть же этот призыв «Шема Исраель» зажжет пламя самопожертвования также и в наших сердцах и даст нам силу и мужество устоять в выпавших на нашу долю испытаниях.

Маарал продолжал:

– Народ, среди которого мы живем, относится к нам дружелюбно. Король и члены правительства, – дружественно к нам настроенные люди. Но, к сожалению,-у нас сильный враг в лице католического духовенства. Священники выступают против детей Авраама, Ицхака и Яакова.

Затем прочел Маарал королевский декрет, обязывающий евреев являться в церкви слушать проповеди священников, причем никто из еврейских руководителей не вправе этому помешать

Узнав, о чем тут речь, народ вновь разразился плачем. Теперь рыдания «достигли небес», женщины падали в обморок, пожилые евреи заливались слезами. Когда все наплакались вдоволь, призвал Маарал всех соблюдать тишину. И вновь разнесся его голос:

– Давайте же перестанем плакать и не будем показывать слабость, – сказал он. – Давайте все, и стар и млад, мужчины и женщины, покажем нашу твердость и самопожертвование. Пред лицом этих трех свитков Торы дадим все клятву, что никто из нас не пойдет слушать проповедей священников, а если потащут в церковь силой, заткнем уши. Согласны ли вы все с этим и готовы ли дать такую клятву?

– Клянемся, клянемся! – воскликнули все в один голос. – Клянемся нашими жизнями и жизнями наших детей! Мы никогда не будем слушать проповедей священников о вере.

Тогда Маарал велел всем повторять слово в слово вслед за хазеном, провозгласившим:

– Слушай, Израиль, Б-г наш. Б-г единый. Да будет благословено имя преславного царства Его во веки. Б-г – есть Превечный!

Протрубили в рог. Коаним построились в ряд и подняв руки кверху благословили всю еврейскую общину. Покончив с этим, составил Маарал совместно с другими раввинами и руководителями общины петицию к королю с просьбой отменить жестокий декрет. В петиции было указано, что запрещение руководителям общины удержать евреев от посещения церкви противоречит их прямым обязанностям. В петиции доводится до сведения короля, что евреи поклялись не изменять своей вере. Таким образом, королевский декрет приведет к тому, что евреи вынуждены будут отдавать свои жизни ради защиты своей веры. Следствием этого будет жуткая трагедия всей общины. Петиция настаивает поэтому на отмене декрета.

В тот же день Маарал в сопровождении руководителей общины посетил принца Фердинанда и выразил протест против нахальства церковников, начавших уже проникать в еврейские кварталы, оскорбляя евреев и их веру. Это привело уже к стычкам.

Евреям оказывали помощь сами их соседи-христиане, которые не могли смотреть на безобразное поведение церковников. Были случаи, когда свящнники силой были удалены с еврейских улиц. Священники воспользовались этим, считая это подходящим моментом для возведения напраслины на евреев. Но местное христианское население защищало своих соседей-евреев и содействовало аресту нарушителей порядка, церковников. Так оно продолжалось изо дня в день. Священники, считавшие, что с течением времени им удастся крестить много евреев, сильно ошиблись. Они ничего не могли добиться. Вопреки декрету, обязывающему евреев являться в церкви слушать проповеди священников, ни один еврей туда не заглянул. Священники наняли хулиганов и послали их по еврейским улицам силой тащить евреев в церкви. Но когда вопреки их желанию приводили евреев в церковь, они затыкали уши и не слушали слов проповедников. Священники хотели показать, что они все же умеют ловить еврейские души. Они это даказали, – им действительно удалось крестить евреев, но не больше трех человек. Кто же они были, эти три еврея? Один из них был вот уже пятнадцать лет умалишенным. Другой был полоумным с самого дня рождения, а третий – известным пьяницей, валявшимся постоянно пьяным на улице. На то, чтобы завлечь этих трех неполноценных евреев в лоно христианства, истратили священники целое состояние, и они вынуждены были признать, что евреев нельзя крестить ни добровольно, ни силой.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .