Глава 84

Город Краков. – Удивительная история. – Коен, пожелавший жениться на разведенной. – Старый раввин, противопоставивший себя князю и бишофу.

Когда учитель Маарала и его товарища р. Шеломо Лурье гаон р. Ицхак Клубер умер в 298 году (1538 г.), решили они и другие ученики уехать из Познани в Краков, – в город Торы тех времен. Пять лет провел Маарал в Кракове. Три года он учился вместе со своим товарищем р. Шеломо, ставшим в дальнейшем известным ученым под именем Мааршал, и два года он занимался вместе с р. Моше, сыном р. Исраеля, Исерлишом, который позднее стал известен под именем Рамо.

О Кракове Маарал отзывался впоследствии с энтузиазмом. Он говорил, что никогда еще не видел такого города, где так почитали и любили талмидей-хахамим. Мясники, водоносы и дровосеки Кракова, – даже они были большими талмудистами. Отношение людей друг к другу в Кракове было редкостное по своей дружественности. Краков был образцом Торы и возвышенных душевных качеств. Там учили как нигле, так и нистар.

На базаре в центре Кракова находилась тогда круглая площадь величиной в тридцать локтей в радиусе, окруженная каменной оградой. Уже тогда говорили, что' этой ограде 160 лет. Об этой огражденной площади говорили, что там некогда раскрылась земля и поглотила мужчину и женщину на глазах множества народа. Эта удивительная история, судя по рассказам, заключалась в следующем:

Было это в 5123 году (1363 г.). В Кракове был принят на должность раввина гаон р. Ицхак, который был изгнан из Германии вместе с другими евреями. Краков принадлежал тогда одному из польских князей. Управляющим землями князя был немецкий еврей из семьи коанов по имени Шеломо Зелигман, легкомысленный и греховный человек. Этот Шеломо изменил свое еврейское имя на Зигмунд. К тому еще он нарушал святость субботнего дня, ел трефное и вообще делал все, что евреям запрещено. И вот этому грешнику понравилась одна краковская женщина, разведенная жена. Несмотря на то, что коену воспрещается жениться на разведенной, потребовал Зигмунд от краковского раввина р. Ицхака повенчать его с разведенной. Понятно, что раввин отказался от этого, пытаясь разъяснить грешнику, что на это имеется явный запрет Торы. Зигмунд нахально заявил в ответ, что он готов отказаться от чести принадлежать к когорте коаним, лишь бы жениться на избраннице его сердца. При этом он предупредил раввина, что если он не исполнит его желание и не совершит обряд венчания, то он с этой женщиной уедет в другой город и они поженятся там. Тогда раввин позвал к себе эту женщину и ее родных, – весьма почтенных жителей города, – и наказал им ни в коем случае не допустить, чтобы совершилось такое безобразие. Если, упаси Б-же1, это будет сделано, то он женщине объявит анафему. Родные разведенной женщины, имевшие торговые дела с Зелигманом, совсем не прочь были заиметь его членом своей семьи. Они начали приводить раввину свои «доводы» в доказательство необходимости обойти закон. Сам Зелигман, считавший себя очень влиятельным лицом, вскипел гневом от такого упорства раввина, особенно, когда раввин велел объявить в синагоге во всеуслышание свое предупреждение разведенной не сметь выходить замуж за коена Зелигмана. В результате всего этого разделился Кракоэ на два лагеря. Талмудисты и Б-гобоязненные евреи вообще были, как и следовало ожидать, на стороне раввина. Богатые же родные разведенной и им подобные люди, искавшие всегда и во всем «разрешительные» стороны, были на стороне Зелигмана, не выпуская при этом из виду, надо предполагать, заслужить этим его расположение и на этом подработать.

Зелигман, между тем, не сидел сложа руки. Будучи важным лицом у польского магната, имениями которого он управлял, он рассказал своему принципалу всю эту историю, подстрекая этого гоя против «фанатичного» и «упорного» раввина, не пожелавшего сделать такую «мелочь» – - повенчать коена с разведенной. Князь вызвал раввина, постаравшись, чтобы при нем присутствовал также бишоф. Бывший уж в преклонном возрасте раввин явился к князю в сопровождении одного из членов правления краковской общины. Князь пожелал знать, почему раввин против того, чтобы такая любящая друг друга пара, как Зелигман и разведенная, поженились. Раввин объяснил князю суть закона, запрещающего коену жениться на разведенной женщине, и добавил, что этот закон не зависит от чьего-либо желания или нежелания, – закон есть закон. Выслушав раввина, обратился князь к бишофу с вопросом, считает ли он, что раввин прав и действительно ли есть такой закон в Торе, запрещающий коену жениться на разведенной. Бишоф, который был заклятым антисемитом, ответил, что в Торе Моисеевой действительно имеется такой запрет, но раввины могут, по его мнению, если они этого желают, разрешить то, что запрещено Торой, и наоборот, – запретить то, что Тора разрешает. Мудрецы Талмуда всегда так делали, – захотелось Бишофу показать свою «осведомленность» в еврейских вопросах.

Тогда выступил р. Ицхак вторично и опроверг утверждения бишофа, что будто бы раввины могут разрешить то, что в Торе запрещено, и запретить то, что разрешено.

– Когда Всевышний дал Моше-рабену Тору, – объяснил раввин, – все было записано. Но к этой писаной Торе Всевышний добавил много разъяснений и комментариев уст.но. Эти разъяснения и комментарии передавались также устно из поколения в поколение на протяжении сотен лет до времен мудрецов Талмуда, которые наконец их записали.

– Так что, – утверждал раввин, – Тора письменная и Тора устная представляют собою не разные вещи, а дополняют друг друга.

Тогда начал Бишоф задавать раввину небрежным тоном коварные вопросы, стремясь смутить престарелого раввина и поставить его в смешное положение в глазах князя. Раввин, который был хорошо знаком с выходками антисемитов, не растерялся. Он был достаточно умен и эрудирован в «море» Талмуда, чтобы уметь ответить на все вопросы бишофа. К тому же раввин хорошо знал, как отвечал на подобные вопросы в свое время великий ученый Рамбан, у которого было много диспутов со знаменитыми христианскими церковниками. Раввин говорил спокойно и четко, его ответы бишофу были ясные и умные. Хотя он выступал при помощи переводчика, все получилось весьма впечатляюще. На князя слова раввина произвели большое впечатление. Но зато вскипел гневом бишоф. Его сердило то, что раввин, не разговаривавший на языке князя, все же сумел произвести на вельможу такое сильное впечатление своими большими знаниями. Он начал ругать раввина и евреев вообще.

Раввин и теперь остался спокоен и невозмутим, хотя в душе он сильно переживал оттого, что он вынужден выслушивать столько незаслуженной брани. Он напомнил бишофу, что вообще-то ему следовало бы говорить о евреях и еврействе с большим уважением по принципу: «не плюй в колодец, из которого пьешь». Христиане, говорил раввин, не только черпали из еврейского колодца, но и сам их законодатель происходит от евреев.

Тут уж бишоф совсем вышел из себя.

– Ты, антихрист! – раскричался он, обращаясь к раввину, – Ты смеешь при мне хулить нашего бога? А кто был ваш Моше?!

– Моше, – ответил спокойно раввин, – был рожден, как и все смертные люди. У него был отец Амрам и мать Иохевед. Он родился седьмого адара в 2368 году после с. м. Он жил 120 лет и скончался седьмого адара 2488 года после с. м.

– Как видно, ты очень силен в знании дат рождения и кончины Моше, – пытался бишоф подтрунивать над раввином.

– Все евреи знают это, – не потерял раввин присутствия духа, – ибо с тех пор, как мы существуем как народ, это передается нам из поколения в поколение.

– А что в отношении христианского бога? – пожелал бишоф поймать его на слове.

– Есть только один Б-г для всех, – ответил раввин и начал приводить доказательства не только из еврейских, но и из христианских источников.

Бишоф убедился уже, что он проиграл. Раввин был сведущ даже в христианской литературе больше его, высокого христианского церковника.

Здесь вмешался уже князь. Хотя он хорошо знал, что в диспуте взял верх раввин, он не хотел все же, чтобы бишоф должен был признать себя побежденным. Он прекратил дискуссию и вернулся к вопросу о Зелигмане и разведенной. Тоном человека, который смотрит на раввина сверху вниз, заявил ему повелительно князь:

– Пусть будет по-твоему, что Тора запрещает женитьбу коена на разведенной. Но поскольку Зелигман отказывается от почтенного звания коена, приказываю, чтобы ты совершил обряд венчания и дал ему спокойно жить с женщиной, избранницей его сердца.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .