Глава 75

Необузданные в своем гневе случане готовы выполнить свою угрозу. – Р. Адам Баал-Шем рассказывает о себе. – Слуцкая цитадель дала трещину.

Число фанатиков-ревнителей в Слуцке было слишком велико, чтобы их неистовый призыв могли заглушить немногочисленые голоса людей разумных, советовавших достойно обращаться с гениальным гостем, маскирующимся р. Адамом Баал-Шемом из Ропшицы.

Ревнители, в сердцах которых горело пламя ненависти к каббалистам и нистарам, кричали, что этот гость, раз он один из «секты» каббалистов и нистарим, должен быть отнесен к разряду «злодеев во Израиле», по отношению к которым не должно быть никакой пощады. В Слуцке никогда не относились предупредительно к тем, которые были приняты за каббалистов и нистаров. Поэтому и этот гость, несмотря на его гениальность, не заслужил лучшего к себе отношения. Ревнители упорствовали и не хотели пускаться ни в какие суждения по этому вопросу. Никто не мог уже влиять на них. В своей необузданной ярости они были готовы на наихудшее

У общинного здания, где квартировал гость, собралась толпа. Стало шумно и тревожно. Наиболее фанатичные из среды собравшихся кричали уже в голос, что надо проучить гостя так, чтобы он надолго это запомнил. Нашлись нахальные, потерявшие головы парни, которые бросились к дверям комнаты гостя, готовые взломать дверь, чтобы выволочь гостя наружу и избить его, как самого подлого негодяя. Не было никого, кто мог бы силой удержать или переубедить этих неистовых ревнителей. Они открыли дверь, но, заглянув внутрь комнаты, остались на месте, пораженные и безоружные. Гость стоял, облаченный в талит и тефилин, и с большой сосредоточенностью молился. Он был так сильно углублен в молитву, что, по всей видимости, совершенно, не знал о всей этой суматохе вокруг него, не слышал шума и не видел возбужденной, клокотавшей толпы. Оторопь напала на нападающих. Никто не посмел наложить руку на гостя во время его такой одухотворенной молитвы

– Давайте подождем пока он помолится, – шопотом передали они друг другу, уже не столь решительно.

Молитва гостя продолжалась несколько часов. Р. Адам Баал-Шем вознесся в другие, неземные миры, а на улице в это время все бурлило, кипело и шумело. Парнишки, а также неистовые люди постарше не жалели оскорбительных слов в адрес гостя. Но его талит и тефилин защищали его сейчас от гнева толпы. Наконец гость закончил молитву. Теперь только он, не разоблачаясь, сел учить свой ежедневный урок, как он это делал всегда. И вот донеслись из комнаты его сладкозвучные мотивы, которыми он сопровождал свое учение. Ревнители оиять оказались бессильными что-либо предпринять против гостя. Но их гнев все еще не остыл. Теперь их сердило уже то, что они ничего не могут поделать с ним, заплатить ему то, что он, по их мнению, «заслужил».

В этот момент появилось несколько знаменитых талмудистов Слуцка, тоже известные своей фанатичностью в борьбе с каббалистами. Они вошли в комнату цадика и, не ожидая, пока он закончит учебу, спросили его, действительно ли он является каббалистом и членом группы ни старое? Пусть скажет правду. Гость не отрицал. Он смело заявил, что он принадлежит к группе нистарим и является учеником Баал-Шема из Замоща, р. Иоела. Что это он и есть р. Адам Баал-Шем и является заместителем р. Иоела, – этого он не открыл. Видимо, он не видел нужды в этом. Он оторвался от книги, встал и вместе с слуцкими талмудистами вышел на улицу, где кишело гневными ревнителями, ждавшими только удобного момента, чтобы броситься на этого «злодея во Израиле».

Парнишки встретили р. Адама громкими оскорблениями. Цадик остался стоять спокойно и невозмутимо. Он начал говорить перед толпой без аффекта и очень дружелюбно. В его словах проскальзывала даже нотка жалости к толпе. Вначале шум был слишком велик, чтобы можно было его слышать. Но вскоре его голос преодолел шум, и можно было слышать следующие его слова:

– С вашей точки зрения, – говорил он медленно и спокойно, – вы, конечно же, правы. По правде говоря, вы заслуживаете похвалу за твердое отстаивание того, что вы считаете истиной. Вы люди последовательные, у вас нет двуличия, это высокое качество. Когда я был молод, я также был таким, как вы. Это было тогда, когда я учился в ешиве гаона р. Шеломо-Шемуеля в Полоцке. Как известно, р. Шеломо-Шемуель был выдающимся учеником р. Шаммай-Зунделя, сына р. Пинхас-Зелига, гаона из Шпайера, который выступал против Баал-Шема из Вирмайзы, р. Элияу. Его сын р. Шемуель-Зундель, а затем мой учитель р. Шеломо-Шемуель были также большими противниками каббалистов и нистаров. Я был одного мнения с моими учителями, а потому – заклятым врагом каббалистов и нистаров. Но я остерегался грешить языком и произносить своими устами оскорбительные и ругательные слова.

Гость остановился, по-видимому, чтобы бросить взгляд на притихшую толпу и проверить насколько его слова оказывают действие на слушателей. Все затаили дыхание. Никто не смог понять, на что намекает гость и как он закончит свое выступление.

– С течением времени, продолжал оратор, – я пришел к заключению, что, как мой учитель, так и все другие, воевавшие против каббалистов и нистаров, ошиблись. Мне было тогда ЗЗ года. Я пошел учиться в ешиву р. Иоела Баал-Шема из Замоща. В этой ешиве я проучился пятнадцать лет. Я изучал там каббалу и стал членом группы нистаров. Теперь вы знаете все, что дано знать обо мне. Вы, собравшиеся здесь, в большинстве своем еще молоды. Еще слишком рано вам иметь правильное суждение по этому важному вопросу. Но придет время, когда вы наберетесь ума и найдете истину. Что касается меня, – заключил р. Адам, – то Ваши сегодняшние ругательные слова дороже мне того почета, которого вы мне оказали вчера.

Это выступление произвело на слушателей большое впечатление. Никто уже не посмел рта раскрыть против цадика. Господствовала мертвая тишина. Гость вернулся в свою комнату. Через час он был уже готов с палкой в руках и котомкой за плечами оставить Слуцк

Талмудисты города, люди постарше, чувствовали, что против гостя была допущена вопиющая несправедливость. Начали просить гостя остаться еще на некоторое время в городе. Но гость не дал себя уговорить. Он ушел из Слуцка. Вместе с ним ушли еще два десятка евреев. И только тогда дознались, что все эти люди – нистарим, проводившие свою работу втайне в самом Слуцке и в районе города, насаждая науку каббалы и обучая образу поведения нистаров. Это были те нистары, которые и подготовили приход гостя, р. Адама Баал-Шема, в Слуцк. Это они открыли всем, что этот гость, «1 не желавший сам назвать себя, был не кем иным, как р. Адамом Баал-Шемом из Ропшица. Он не рядовой нистар, – объясняли они, – а руководитель группой нистарим, заместитель Баал-Шема из Замоща. Это тот, кто впоследствии передал руководство всем движением р. Исраелю Баал-Шем-Тову, основателю хассидизма. Это известие произвело в Слуцке фурор. Еще ни разу местным ревнителям не пришлось встретиться лицом к лицу с таким нистаром, как р. Адам Баал-Шем. Встреча с ним была очень впечатляющей. Все это событие совершило в Слуцке переворот. Многие жители Слуцка смягчили теперь свое прежнее отношение к каббалистам и нистарям, – они ведь собственными глазами видели одного из них, одного такого, который покорил их своей гениальностью и праведностью. Они слушали от самого р. Адама, что в молодости он сам был противником каббалистов и нистарим. Он затем убедился, что был неправ. Ревнителям Слуцка было над чем поразмыслить. Им следовало, по меньшей мере, глубже вникнуть в этот вопрос и не действовать так опрометчиво, вслепую. С другой стороны, нашлись и такие «перестраховщики», которые еще яростнее выступали против каббалистов и нистаров. Они чувствовали себя теперь «обманутыми», больше того, – как будто их «высекли». Слуцк и теперь остался той же цитаделью противников каббалистов и нистарим, но уже не столь непоколебимой. Р. Адам Баал-Шем своим посещением не взял эту «крепость», но она дала все же трещину. В округе отзвук на визит р. Адама Баал-Шема в Слуцк был еще сильнее. Там находились, как нам уже известно, многие бывшие ученики ешивы р. Баруха Вьязненского, и если они не были воспитаны каббалистами и нистарами, – р. Барух остерегался, чтобы не дознались о его принадлежности к каббалистам и нистарим, – они все же были готовы принять эту науку и со временем стать последователями р. Адама Баал-Шема. Таким образом, р. Барух Вьязненский выполнил весьма важную задачу, – подготовить Слуцк и его окружение к восприятию учения каббалы, а затем будущего пути хассидут р. Исраеля Баал-Шем-Това.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .