Глава 65

Князь Радзивил и его товарищ. – Тора Баал-Шем-Това. – Запечатанный конверт. – Радзивил в Горках.

Раскрытие тайны хассидим местечка Горки произошло неожиданно, случайно, благодаря удивительной истории с «Французом», получившим в дальнейшем прозвище «Р. Песах-Француз», и одним из членов польской княжеской фамилии Радзивилов.

Местечко Горки находится на землях, принадлежавших некогда князю Радзивилу, имя которого было Бенедикт. Земли эти включали большие леса и много деревень и местечек. Хотя эти земли составляли большое достояние, показывался в них Бенедикт весьма редко. Он находился в основном во Франции, где он и вырос. Во Франции он с самого своего детства дружил со своим ровесником по имени Пьер Луи. Сомнительно, знал ли князь Радзивил, что Пьер Луи происходит от евреев. Сам Пьер Луи уже забыл об этом. Его отец, офранцуженный еврей, воспитал его гоем.

Своей наружностью, как и манерами и воспитанием был Пьер Луи настоящим французом. Он особо пришелся по сердцу князю Радзивилу уменьем хорошо пожить и был поэтому отличным товарищем для польского князя. В дальнейшем Бенедикт породнился путем женитьбы с истинно-русской княжеской семьей Дмитровых, владевшей огромными имениями в различных частях России и дворцами в Москве. После свадьбы обосновался Бенедикт в имениях родных жены. Не желая расставаться со своим другом Пьером Луи из Франции, привез его князь Радзивил с собою в Россию и мало-помалу руссифицировал его. Для того, чтобы привязать потомка евреев к России, он его женил на русской женщине, дочери одного из управляющих дмитровскими имениями. Теперь могли Бенедикт и его друг Пьер Луи продолжать свою веселую жизнь. Они вместе проводили время в Москве и совершали путешествия по Франции и другим странам, где они наслаждались жизнью богатых помещиков-гуляк.

Так протекли годы. Пьеру Луи было уже 55 лет. Его русская жена умерла. Став «свободным» человеком Пьер Луи с новой энергией бросился прожигать жизнь, как подобает богатому дворянину. Будучи товарищем князя Радзивила, он имел для этого все возможности. Несомненно, ему и не снилось, что его жизнь когда-нибудь потечет по совсем другому руслу, что он вернется в лоно еврейского народа, ампутированным членом которого он до этого был.

Местечко Горки, как упомянуто, было окружено большими лесами, которые начал посещать время от времени Бенедикт для охоты. Вначале это случалось редко, но затем он начал наезжать туда регулярно дважды в году – зимою и летом. Он прибывал туда не один, конечно. Его сопровождала большая свита, среди которых был также и Пьер Луи, игравший здесь главную роль. Князь Радзивил без него и шагу не делал. Перед охотой и особенно – после нее, устраивались грандиозные гулянки, как и подобает таким высокопоставленным прожигателям жизни. На эти гулянки приглашались помещики всего округа. Гульбища продолжались две-три недели подряд.

Пьер Луи отличался как на охоте, так и на гулянках настолько, что князь Радзивил и все приглашенные гости смотрели на него с большим уважением. Понятно, что никто из них не знал, что этот бравый забулдыга является еврейским отпрыском

Евреи местечка Горки, которым приходилось видеть князя Радзивила и его свиту во время их наездов, также не подозревали, что обрусевший француз Пьер Луи – еврей.

Между тем случилось следующее:

Р. Ниссан (отец зятя добромысльского кузнеца, р. Ицхак-Шаула), который, как известно, был тайным хассидом, совершил очередную поездку в Межибуш к Баал-Шем-Тову.

Перед его отъездом из Межибуша обратно домой позвал его Баал-Шем-Тов к себе и сказал ему:

– Написано: «Спускающиеся на кораблях в море, производящие дела на больших водах» (Теилим, 107:23). Слово «ани я» в этом стихе можно перевести двояко: ания – корабль и ания – вопль. «Спускающиеся на кораблях» – это души, спускающиеся с небес, чтобы находиться в человеческом теле. Тело человека подобно морю. Как море скрывает все, что внутри него, точно так же скрывает тело человека Б-жественную душу, которая в нем. О душах, спускающихся с небес, говорится как о «спускающихся в море», ибо имеются два вида «понижений»: для тех, которые пускаются по морю и для душ, соединяющихся с человеческим телом. Некоторые уходят в море на кораблях, – это те, жизнь которых ясна и определенна; они живут среди евреев, могут изучать Тору и выполнять мицвот. Это «мореходы» счастливые. Другое дело мореходы, попавшие в беду. Их корабль тонет и они вынуждены спасаться, кто как сумеет. Подразумеваются души, попавшие в отдаленные места, далекие от евреев и еврейства. Для таких заблудших душ нужны «производящие дела на больших водах», т. е. люди действия, чтобы их спасти и вернуть к евреям и еврейству, вновь связать их с еврейской средой, от которой они оторвались по ряду причин.

Р. Ниссан внимательно и с большим почтением слушал слова Баал-Шем-Това, но не мог уловить к чему цадик клонит. В то же время Баал-Шем-Тов хотел именно сейчас быть хорошо понятым и точным. Он тут же объяснил р. Ниссану, что он имел в виду своими словами. Он имел в виду обрусевшего друга князя Радзивила – Пьера Луи. Он сказал р. Ниссану, что этот Пьер Луи – еврей, его настоящее имя – Песах-Цви, по имени дедушки его матери, который был большим талмудистом и Б-гобоязненным человеком.

От Баал-Шем-Това, перед которым не было тайн, узнал р Ниссан также, что этот Пьер-Луи был с самого рождения полноценным еврейским сыном, – его мать выполнила над ним акт обрезания, происвоила ему еврейское имя по имени своего дедушки и имела в виду воспитать его евреем.

Отец же Пьера Луи был богоотступником и пошел другими путями. Он сам отошел от еврейства и воспитал своего сына в нееврейском духе.

У Баал-Шем-Това было для р. Ниссана определенное поручение относительно этого Пьера Луи. Он подал ему запечатанный конверт и сказал:

– Наступает зима. Радзивил заявится к вам охотиться в лесах вокруг Горок. Как обычно, будет с ним и его еврейский друг Пьер Луи. Так вот, я хочу, чтобы на следующий после их прибытия день ты, Ниссан, открыл конверт и прочел записку, которую я туда вложил. Тогда ты будешь знать, что тебе следует делать.

Чтобы не было никаких недомолвок, сказал ему Баал-Шем-Тов, что после того, как он, Ниссан, тайный горковскии хассид, откроет конверт и прочтет записку, он должен выполнить все, что в этой записке указано. Он должен также явиться к Пьеру Луи и сказать ему ясно то, что он знает и сам, а именно, что он еврейского происхождения, что его еврейское имя – Песах-Цви, по имени дедушки его матери. Если ему это будет непонятно, пусть он, Ниссан, объяснит ему, что Пьер – это Песах, а Луи – Леви, потому что он левит.

– Если же Пьер Луи не захочет выслушать тебя, – предупредил его Баал-Шем-Тов, – то посещай его каждый день во время его пребывания в Горках с князем. Выполняй при этом все то, что написано в записке в запечатанном конверте.

Он ему наказал также никому не рассказывать обо всем этом.

Нет нужды говорить, что р. Ниссан, который выполнил уже много поручений Баал-Шем-Това, в том числе немало весьма рискованных, пламенно обещал выполнить все, что святой цадик и вождь от него потребует. Баал-Шем-Тов заверил его, что он преуспеет в выполнении этого поручения.

Когда р. Ниссан вернулся из Межибуша в Горки, была уже середина месяца кислее. В местечке готовились к прибытию князя Радзивила и его свиты на охоту. Эта охота, во время которой в местечке кишело господами всех видов с их свитами, была для жителей Горок источником хороших доходов Лавочники и торговцы запасались различными товарами для приезжих

Князь Радзивил имел обыкновение проводить в местечке день-другой до охоты, чтобы дать большой обед соседним помещикам, сопровождавшим его затем на охоту в ближайших лесах. После охоты проводились большие гулянки во дворце недалеко от Горок. После этих гулянок в Горки вновь прибывал князь в сопровождений неизменного друга Пьера на день-другой, а затем они уезжали в Москву Во время нахождения в Горках они всегда останавливались у ксендза.

В ту зиму, после охоты, случилось вот-что: князь Радзивил, сопровождаемый, как обычно, Пьером Луи, прибыл в дом ксендза. Переступив через порог, Радзивил зацепился ногой обо что-то и упал При этом висевший на поясе князя пистолет выстрелил и пуля попала ему в живот. Радзивил остался лежать, потеряв сознание и истекая кровью Поднялась суматоха Князя всегда сопровождал его личный врач, чтобы быть готовым ко всякого рода случайностям на охоте Врач сразу же принял все необходимые меры, чтобы остановить кровотечение, но безуспешно. Князь исходил кровью Поднялась температура; положение больного стало критическим. Отчаявшись, выслал врач верховых в соседние города доставить оттуда других врачей. Он не решился рисковать жизнью князя Раненый лежал, сильно страдая.

На евреев в Горках этот случай произвел удручающее впечатление; евреи были в большой тревоге за жизнь князя, который относился к ним хорошо. Он вообще был добросердечным человеком. Евреи собрались в синагогу молиться за больного вельможу.

Р. Ниссан почувствовал, что теперь время открыть конверт, который вручил ему Баал-Шем-Тов, и прочесть записку, вложенную туда основателем нового пути – хассидут.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .