Глава 38

Большое влияние Деворы на мужа и на витебских евреев. – Благословения, которые выбрал для себя р. Нахум.

Между отцом и дочерью произошел длительный спор по вопросу о допустимости заочного сватовства с точки зрения Торы. Р. Цадок-Моше, который не был очень большим знатоком Талмуда, мог все же следить за ученой дискуссией, происшедшей между отцом и дочерью, и он был в восторге. Только теперь он мог оценить вполне моральные качества Деворы. Когда он вернулся в Витебск, он рассказал своему принципалу р. Нахуму о редкостной Деворе и уговаривал его поехать в Минск и познакомиться с нею. Р. Нахум согласился; после посещения им Минска сватовство состоялось и они с Деворой сразу же поженились.

По совету р. Цадок-Моше передал р. Нахум все свои дела в ведение Деворы и ей представлялись все бухгалтарские записи. По прошествии нескольких месяцев Девора была уже полностью в курсе всех дел, показав при этом глубокое понимание во всем. Девора выказала большое дружелюбие и доброту свою ко всем служащим, к каждому из них она относилась с большим вниманием, безотносительно, беден он или богат, учен или безграмотен. В то же время она относилась с особым уважением к ученым талмудистам. Своего мужа р. Нахума она очень высоко ценила и всегда говорила о нем с большим почтением. Своим умом и добросердечностью завоевала себе Девора хорошее имя во всем Витебске. Вскоре она уже активно участвовала во всех благотворительных организациях города. Она стала во главе таких организаций, как Общество по оказанию помощи бедным невестам, больным, нуждающимся в одежде и др. Собственный дом р. Нахума выглядел теперь совсем по-иному. Двери дома были всегда открыты для всех; дом этот стал действительно «Домом собрания мудрых».

Теперь только начал р. Нахум сознавать, какое сокровище он приобрел в лице своей жены Деворы, которую он очень уважал. И все же он и теперь не изменил своего прежнего образа жизни и все еще держался вдали от людей. Что касается его дел, то он и раньше ими не интересовался, а теперь он интересовался ими еще того меньше, зная, что Девора следит за ними.

Но Девора хотела, чтобы муж ее имел понятие обо всем, что происходит в его делах. Она пыталась заводить с ним разговор об этом. Она хотела, чтобы он хотя бы заглянул в отчеты. Но р. Нахум заявил, что он никогда не делал этого раньше и. конечно же не сделает этого сейчас, полагаясь во всем целиком на нее.

Деворе это не нравилось. Она завела с мужем дискуссию о том, правильно ли он поступает отдалившись от людей и забросив свои дела. Она указала мужу на наших таннаим и амораим, которые находили время также и для ведения своих дел. И вновь показала здесь Девора свои знания в Талмуде. Она указала своему мужу на рассказываемое в трактате Таанит (9) о р. Даниель-бар-Катине, что он каждый день посещал свой огород, чтобы следить за производимыми там работами. Она приводила р. Нахуму рассказ о рав Аши (Недарим, 62), который передал свой лесной участок язычникам, поклонявшимся огню, разъясняя при этом, что это не связано с идолопоклонством, ибо дрова и без того предназначены быть сожженными. Она называла мужу ряд других таннаим и амораим, которые приобретали достояния или получали их в наследство и не были совершенно оторваны от мира сего. И заключила она известным афоризмом наших мудрецов: «Тора, не сопутствуемая трудом, в конце концов оказывается несостоятельной».

Р. Нахум был в восторге от большой учености жены. В такой степени он не подозревал этого в ней. Но он настоял, что его образ жизни правилен и добавил, что краковский паруш, который был его учителем, комментировал слово «труд» в упомянутом афоризме в том смысле, что речь идет о труде в деле служения Б-гу. Теперь Девора начала чаще вступать в спор с мужем по вопросам Торы. С каждым разом все возрастал восторг р. Нахума. Он не знал, что Девора втайне систематически, изо дня в день, изучает Талмуд и что она, таким образом, уже второй раз проходит все его трактаты.

Между тем Девора сообщила мужу, что она внимательно просмотрела книги, в которых занесены все суммы, розданные на благотворительность на протяжении всех лет. Она протестовала против того, что нигде не было занесено, что р. Нахум соблюдает закон об отчислении десятой части своих доходов на благотворительные цели. При этом она пустилась в мудреную дискуссию о том, как это следует делать по требованию закона.

Р. Нахуму пришлось признать, что он обо всей этой премудрости раньше не подумал и что теперь уже поздно перерассчитывать, чтобы определить, сколько на самом деле следует выделить на благотворительность из его доходов. Девора же заявила, что сделать это можно вполне, ибо книги учета за все годы, истекшие с момента, когда р. Нахум унаследовал огромное состояние своего отца, находятся в полном порядке. Стоило только основательно заняться расчетами, чтобы в точности установить, сколько следует отчислить на благотворительные цели в строгом соответствии с законом.

Девора, бывшая сама хорошим счетоводом, взялась за работу, и в течение нескольких недель подряд сидела и считала. Когда она закончила эту работу, она представила мужу расчет, сколько он обязан отпустить дополнительно средств на благотворительность, и р. Нахум поступил по ее указанию.

В 5414 году разразилась война между Польшей и Россией, которая затронула область между Витебском и Смоленском. Война продолжалась 13 лет. Во время войны витебские евреи разбогатели на поставках провианта и других материалов армии. В 5427 году занял генерал Шереметьев город Витебск и арестовал большинство торговцев города, которых он выслал далеко в Россию. Три года находились сосланные в плену у русских, затем им было разрешено вернуться домой.

Но ни война и никакие другие события не влияли на ход еврейской жизни в Витебске в той мере, в какой оказало влияние на витебчан то, что Девора стала одним из духовных вождей города. Благодаря Деворе начали в Витебске процветать организации благотворительности и Торы. До появления Деворы в Витебске число ученых талмудистов было там невелико. Что касается женщин, то они находились там на весьма низкой ступени духовного развития. Девора, так хорошо знавшая Минск и тамошних женщин, особенно остро чувствовала отсталость витебских женщин.

Р. Нахум, который вообще мало интересовался происходящим вокруг него, вел себя во всем по-прежнему и шел своим обычным путем. Девора поняла, что она своего мужа уже не переделает и что он так и останется уже человеком не от мира сего, оторванным от всего мира. Поэтому, если Девора хотела чего-нибудь достигнуть, ей нужно было делать все самой. Она много занималась и своим образованием. В доме мужа она имела одну из крупнейших библиотек того времени. Это было собрание светских и религиозных книг, переходившее по наследству от отца к сыну в течение многих поколений.

Девора с ее неутолимой жаждой знаний имела теперь перед собой неисчерпаемый источник, откуда она могла черпать новые знания. И она отдавалась часами чтению и учебе в этой огромной духовной сокровищнице мужа, которая была ей дороже его материальных сокровищ.

Одной из поставленных Деворой перед собой задач было поднять духовный уровень еврейских женщин Витебска. Она уже создала различные женские благотворительные общества, в частности, для обеспечения сирот и оказания помощи бедным и больным. Но Девора хотела, чтобы женщины познакомились лучше с вопросами еврейской культуры.

Поэтому при любом представившемся случае, когда она встречалась с женщинами по вопросам благотворительности, она делала им пространные доклады о еврейской культуре, пронизанные сказаниями наших мудрецов За"Л и легендами. Она прилагала усилия, чтобы быть понятой слушательницами и взывать к их сердцам.

При этом Девора пользовалась переводом Хумаша на идиш, так называемым Тайч-Хумашом, и другими книгами на разговорном идише, которые появились тогда из печати, главным образом для женщин. Но всего важнее было то, что Девора привносила в своих лекциях из собственного источника знаний, излагая все это простым, понятным для слушательниц языком. И вскоре у Деворы была уже в Витебске значительная группа женщин, специально отдававшихся изучению различных предметов на языке идиш .Девора была их учительницей и руководителем.

Но Девора заглядывала значительно дальше вперед. Она захотела превратить отсталый Витебск в город Торы и ученых талмудистов. В Витебске была тогда небольшая, малозначительная ешива, большинство учеников которой были местными юношами; только незначительная часть учащихся были иногородними, из близко расположенных местностей. Отношение к ешиботникам было в Витебске совсем иное, чем в Минске, где, как и во многих других еврейских общинах, было в каждом доме по одному или несколько ешиботников на бесплатных харчах; они, как говорили, «кушали дни». Ешиботники, «кушавшие дни», были, таким образом, обеспечены своим дневным пропитанием, столуясь в разных домах в определенные дни недели. У самой Деворы, сначала в родительском доме, затем в доме мужа, всегда содержали, таким образом, нескольких ешиботников в будни, по субботам и в праздничные дни.

С самого раннего детства Девора занималась приготовлением блюд для этих «кушавших дни» ешиботников. Она всегда с большим уважением относилась к этим молодым талмудистам, приходившим к ним столоваться. Девора пыталась даже побеседовать с ними на научные темы, желая показать и свои знания, а главное – услышать от них что-либо новое.

В Витебске о таких вещах не знали. Во-первых, там было слишком мало ешиботников, нуждавшихся в таком образе питания, и во-вторых, там меньше интересовались вопросами помощи просвещению. Поэтому Девора начала сама вводить в практику этот похвальный обычай обеспечения ешиботников питанием по методу «дней». Но таких едоков оказалось в Витебске совсем мало. Тогда Девора решила превратить Витебск в город ученых талмудистов.

Об этом она переговорила с мужем и добилась у него посылки за его счет 5–6 отличников учебы витебской ешивы в известные ешивы того времени –- в Краков и Прагу. Эти молодые люди, по мнению Деворы, явятся по их возвращении с грузом знаний пионерами нового поколения ученых талмудистов в Витебске. Муж Деворы р. Нахум был в этом согласен с женой. Девора добилась у него также посылки специального представителя в Минск, Слуцк, Брест и Вильну выбрать там десять лучших молодых талмудистов и привести их с женами и детьми в Витебск, чтобы они распространяли знания Торы среди витебских евреев.

В качестве своего представителя послал р. Нахум гаона р. Моше, сына его учителя в прошлом р. Екутиель-Залмана из Кракова. Он наказал р. Моше держать втайне от всех, в том числе и от самих избранных для переезда в Витебск ученых, на чей счет они будут содержаться с своими семьями по прибытии сюда. Еще одно условие поставил р. Нахум, – приезжающие молодые ученые должны поселиться в разных частях города и там открыть кружки по изучению Талмуда. Другими словами, они должны стать народными учителями. Если, обусловил также р. Нахум, найдутся в Витебске другие благотворители, которые пожелают платить этим молодым учителям за их педагогическую деятельность, то эти деньги должны передаваться на другие благотворительные цели, учителя же должны содержаться только на его, р. Нахума, счет.

Выполнение данного р. Моше поручения заняло 8-9 месяцев. Наконец в Витебск прибыли 10 молодых талмудистов. Прибыли одновременно также и другие талмудисты, в том числе и некий р. Эфраим-Симха. Не прошло много времени, и по Витебску стал разноситься голос Торы. Были созданы различные кружки по изучению Торы во всех частях города, и евреи – молодые и пожилые – сидели на уроках и прилежно занимались.

Прошло десять лет с тех пор, как Девора стала женой р. Нахума; за это время в Витебске произошли большие перемены. Сам р. Нахум очень изменился благодаря влиянию Деворы. Он не был уже больше прежним отшельником. Время от времени он проводил беседы с посещавшими его дом талмудистами. Р. Нахум начал даже интересоваться уже своими делами и временами заглядывал в них. А дела его за это время сильно возросли.

Девора же, со своей стороны, имела большие успехи в обучении женщин. Нужно сказать, что это были счастливейшие годы в жизни супругов. Но их счастье было не полным, – у них не было детей. Оба страстно желали иметь ребенка. Особенно переживал от этого р. Нахум. Он начал уже стареть.

Однажды заехал к ним проезжий. Это был известный цадик и каббалист р. Моше-Гершон, ученик гаона р. Элияу, который был в то время известен под именем Баал-Шем из Вирмайзы (Вормса). Много лет обучался р. Моше-Гершон в ешиве чудотворца р. Пинхаса в Фульде, Германия. Этот р. Моше-Гершон заслужил полное доверие р. Нахума, который проводил с ним много времени в беседах по вопросам Торы и попутно открыл ему свои сокровеннейшие сердечные дела. Он ему открылся также в том деле, которое причинило ему столько огорчения, – что он до сих пор не благосовлен дитей.

Р. Моше-Гершон объяснил р. Нахуму, что, вообще говоря, не может человек ожидать, что ему будет дано все, чего бы он ни пожелал в жизни, особенно же не может кто-либо претендовать быть благословленным всемя тремя основными благами: детьми, богатством и долголетием.

– Всевышний благословил Вас богатством и долголетием, – сказал каббалист р. Нахуму, -– поэтому Вам не суждено иметь и третье благо – детей. Если же Вы обязательно хотите иметь детей, Вам придется отказаться от одного из двух других благ, которыми Вы осчастливлены.

На р. Нахума произвели эти слова огромное впечатление, и он уединился на время, чтобы обдумать этот вопрос посерьезнее. Ему теперь предстояло сделать важный выбор. После нескольких дней размышления он пришел к выводу, что он должен отказаться от одного из двух благ, которыми он был осчастливлен, от богатства или от долголетия (р. Нахуму было тогда уже за 60 лет), чтобы быть благословленным ребенком. Р. Нахум сообщил об этом каббалисту, который благословил его исполнением его желания и уехал из Витебска.

Не прошло и года со дня благословения каббалиста, и Девора вдруг почувствовала, что она готовится стать матерью. Она не хотела сообщить об этом мужу, боясь как бы с ребенком, которого она носит под сердцем, не случилось то же самое, что и с детьми первого мужа – преждевременной смерти.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .