Глава 2

Р. Биньямин спасает Любавич от грабителей. – Тайна его скрытой силы. – Его друг сапожник Вольф. – Новоприбывший. – НИСТАР слушает рассказы о сотворенных им чудесах.

Смело, но осторожно действовали напавшие на Любавич грабители. Это было первой попыткой со стороны разбойников, терроризировавших весь район вокруг, ворваться в это еврейское местечко. Первый дом, который они избрали для нападения, находился на окраине местечка. По-видимому, разбойники не хотели слишком рисковать. Поэтому они решили напасть на этот дом, зная, что там сейчас нет никого, кроме одной тринадцатилетней еврейской девочки.

Войдя в дом, разбойники начали забирать все, что попадалось им под руку. Девочка, страшно перепуганная, начала кричать и попробовала было прорваться к двери, чтобы выбежать наружу и поднять тревогу.

Но на пути к двери один из разбойников перехватил ее, зажав в свои могучие руки и закрыв ей рот.

Девочка, скромная еврейская дочь, только теперь поняла какой большой опасности она подвергается и начала бороться всеми своими силами. Она начала царапать лицо своего насильника ногтями, кусаться и брыкаться. Как бы силен разбойник ни был, он почувствовал великую силу честной еврейской девочки, боровшейся самозабвенно за свою девичью честь. Он начал применять против девочки свою дикую силу, осыпая ее ударами кулаков по лицу и по всему телу.

Лицо девочки было залито кровью. Но она напрягала всю свою волю и боролась еще отчаяннее. Освободив свой рот из рук разбойника, она с новой силой начала кричать и звать на помощь.

Возможно, что ее крики заглушил бы ветер и они не дошли бы до соседей. Однако случилось так, что р. Биньямин-коробейник как раз в этот момент появился на этой улочке, как будто некая тайная сила влекла его сюда. Он услышал отчаянный крик еврейской девочки, боровшейся за свою целомудренность. Р. Биньямин тут же открывает дверь, входит в дом и видит происходящее. Девочка бьется в руках разбойника, в то время как его напарник забирает все ценные вещи в доме.

Увидав р. Биньямина, отпускает грабитель девочку, а его товарищ прекращает грабеж. Оба бросаются на пришельца. Они уже знают, что с ним делать.

Дело начало было принимать плохой оборот для р. Биньямина, над которым нависла серьезная опасность. И на самом деле, как может тщедушный, маленький человечек противостоять таким одичалым силачам, какими были эти русские разбойники? Но р. Биньямин не испугался. Он идет навстречу бандитам. Он совсем не перепуган. Он произносит несколько святых слов, известных только каббалистам, и сразу же на разбойников нападает нечто вроде дремы, они растягиваются на полу в глубоком обмороке и не двигаются с места.

Девочка успокаивается. Опасность миновала. Она стоит озадаченная; она не может понять, что именно здесь произошло. Она видит все, что произошло перед ее глазами, но она не представляет себе, что это совершил р. Биньямин при помощи скрытой силы, что р. Беньямин является нистаром. Она, как и всякий любой любавичский житель, считала р. Биньямина честным, набожным, добросердечным евреем, но весьма простым, обыденным человеком, которому нечем хвастать, который не обладает никакими особыми духовными достоинствами, не говоря уже о великом благочестии и обладании скрытыми силами, приписываемыми только каббалистам.

Теперь перед р. Биньямином встала важная задача. Оба разбойника не могли уже больше двинуться с места. Осталось ему еще сообщить о случившемся полицейскому чиновнику в местечке, и оба разбойника были в обморочном состоянии взяты под арест. И только, когда грабители были уже за решеткой, они пришли в себя. Полиция взялась за них и, наделив хорошей порцией плетей, заставила их выдать своих сообщников, прятавшихся в лесу. Был выслан вооруженный отряд и захвачена вся разбойничья шайка. Таким образом, Любавич и весь район вокруг были освобождены от разбойников, долгое время наводивших ужас на все население кругом.

То ли в местечке не знали в точности все подробности об одержанной р. Биньямином победе над разбойниками, то ли вообще не хотели верить, что произошло это благодаря тайной силе р. Биньямина, – как бы то ни было, вся эта история вскоре была позабыта. Приняли это, по-видимому, за весьма обычное происшествие, и никому не пришло на ум приписывать такому простому деревенскому еврею, как р. Биньямин, обладание скрытыми силами тайного цадика.

Перестали уделять внимание коробейнику р. Биньямину еще и потому, что в то время р. Биньямин начал дружить с каким-то евреем, который вдруг появился в Любавиче и на которого никто не обращал никакого внимания, потому что он был всего-навсего простым сапожником и к тому же еще большим бедняком.

Имя этого сапожника было Вольф. Он прибыл со своей женой в Любавич, по его словам, из маленького местечка на Волыни. О том, что его привело в Любавич, он не говорил, и никто этого не знал. И на самом деле, кому какое дело до этого? Мало ли какая судьба занесла этого еврея в Любавич! Хороших заработков он не мог здесь ожидать. Но, видимо, это сапожника Вольфа мало беспокоило.

Ничем особенно Вольф не отличался. Он стал членом кружка читателей Теилим и вместе с другими ремесленниками приходил рано поутру в синагогу читать Теилим перед молитвой. Он записался также в кружок «Поалей цедек», состоявший из ремесленников, изучающих Мишнайот и Эйн-Яаков. Вольф сидел обычно с краю стола и внимательно прислушивался к тому, что читали здесь. Никто не был уверен, что сапожник действительно в состоянии понять то, что изучалось здесь. Но кому до этого дело? Доброе сердце и добрые намерения были у сапожника несомненно. Однако же уделять особое внимание такому простому человеку уж конечно не было нужды. И поэтому мало кто о нем думал.

Время от времени исчезал этот Вольф из Любавича. Его видали уходящим из дома с котомкой на плече и предполагали, что помимо талета и тефилин, а также скудных запасов пищи на дорогу, которыми снабдила его жена, в котомке находились, вероятно, также его сапожные инструменты.

Вольф не показывался в местечке в течение недель. Когда он возвращался домой и его спрашивали, где он был, он отвечал, что обходил деревни и латал крестьянскую обувь,– сапоги и лапти, а временами он наведывался также в помещичьи имения, где имел возможность не только латать старую обувь, но и шить новую.

И вот с этим сапожником подружился вдруг р. Биньямин и даже уходил вместе с ним из Любавича. Он также задерживался в пути столько же времени, сколько и сапожник. Это означало, что они ходили вместе по деревням, они ведь не конкурировали друг с другом, – р. Биньямин продавал различные товары в то время, как Вольф занимался своим ремеслом.

Когда два человека так крепко дружат, положительно никогда не расстаются, значит – они друг друга стоят. Что представлял собою сапожник Вольф, было ясно всем, – он был всего только простым, хотя и честным ремесленником. Значит и р. Беньямин был человеком не более высокого уровня развития. Хотя р. Биньямин и показал себя таким умельцем, вызволившим еврейскую дочь из разбойничьих рук и добившимся уничтожения всей разбойничьей банды, это все же не убедило любавичских жителей, что р. Биньямин – человек, «вылепленный из особой глины».

Прошел год, а то и больше, после случая с разбойниками, и в Любавиче появилась весьма важная личность тех времен. Это был раввин р. Бецалел-Ури из Полоцка, приобретший известность как великий каббалист. Его считали чудотворцем.

Прибыв в Любавич, он поразил местных жителей тем, что начал расспрашивать о р. Биньямине, и при этом выказал по отношению к этому деревенскому коробейнику большое уважение.

– Почему Вы говорите с такой большой важностью об этом Биньямине? – спрашивали раввина-каббалиста.

– Вы, по-видимому, не знаете совсем, что р. Биньямин каббалист, и что силой каббалы он одолел разбойников! – ответил раввин.

Любавичские обыватели слушали эти слова и поражались. Такое им никогда в голову не приходило. Они не верили бы этому, если бы не слышали от такого великого цадика как р. Бецалел-Ури из Полоцка. Теперь уже в истине этой новости не могло быть сомнения.

Но где же р. Биньямин? Начали искать его по местечку и вспомнили, что уже несколько недель нет его в Любавиче. Как обычно, он ушел из местечка в одно время с сапожником Вольфом Что же могло быть общего между ними? Имели ли особое значение их одновременное исчезновение и обоюдная дружба? Собственно говоря, следовало теперь делать заключение, что и сапожник Вольф является нистаром, раз р. Биньямин так с ним близок!

Но р. Бецалел-Ури из Полоцка говорил только о р. Биньямине, а не о Вольфе. Р. Бецалел-Ури искал только деревенского торговца, а не сапожника. Так или иначе, обоих не было сейчас в Любавиче, и никто не мог сказать точно, когда они вернутся домой; этого не знали даже их жены.

Р. Бецалел-Ури имел, очевидно, специальное послание к р. Биньямину, ибо он хотел его найти во что бы то ни стало, и не пытался скрывать это. Видя, что он р. Биньямина не дождется, он тут же оставил Любавич и пустился искать его по свету.

Все это сильно взбудоражило любавичских обывателей. Только и разговору было, что о нистаре и чудотворце р. Биньямине. Теперь уже все ясно видели, что одоление разбойников р. Биньямином было проявлением одного из его чудес. Теперь уже оказывали бы р. Биньямину ту честь, которую он заслужил как святой человек. Но р. Биньямии исчез, и никто не знал, куда он девался.

А в это самое время р. Биньямин продолжал свои скитания по городам и весям. Он прибыл в Добромысль, где никто его не знал и где он никогда бы не открылся. Но вот ему пришлось однажды подслушать разговор евреев в синагоге. Кто-то рассказывал о чудесах, сотворенных не кем иным, как самим им, р. Биньямином. Имя р. Биньямина уже гремело по всей округе. Сам же р. Биньямин находился здесь инкогнито; никто в Добромысле его в лицо не знал.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .