13 тамуза 5715

בס"ד

Тойрас Менахем

hей

Есть запись слов моего тестя и учителя, Ребе, "запись одного из слушателей", но потом Ребе проверил и исправил стиль, и поэтому – это точная запись – которая была недавно напечатана в конце "Записок об аресте", в качестве приложения. Эта запись публиковалась уже несколько раз, и сейчас была напечатана снова.

И вот что было сказано:

Мы возносим молитву к Вс-вышнему – "да пребудет Вс-вышний, Б-г наш, с нами, как Он был с нашими отцами", хотя мы не можем сравниться с нашими отцами, ибо они были баалей мсирус нефеш бепоал (рисковали жизнью ради веры). И он приводит в пример одного из Ребе. Когда царское правительство потребовало внести изменения в статус раввината и в программу образования, Ребе Рашаб (отец моего тестя и учителя, Ребе) выступал на собрании, на котором присутствовали также представители царской власти, и начало его слов было:

- Не по своей воле мы были изгнаны из нашей страны, и не своими силами мы вернемся в Землю Израиля. Отец наш, царь наш, изгнал нас… и Он, благословенно имя Его, избавит нас…"

И завершил свое выступление, что "только наши тела отданы в изгнание, но не души наши, и над ними ни у кого нет власти. Поэтому, во всем, что связано с вопросами Торы и заповедей, не следует считаться совершенно с изгнанием, и подобно тому, как в то время, когда в руках Израиля была сила, несомненно, не изменяли бы ничего в вопросах религии, подобно этому не следует уступать требованию правительства внести изменения, которые противоречат религии".

Вов

И на первый взгляд, непонятно:

Начало выступления Ребе Рашаба было, что "не по своей воле мы были изгнаны… отец наш, царь наш изгнал нас" – имеет непосредственное отношение к продолжению и завершению его речи: ибо, поскольку сам Вс-вышний отправил нас в изгнание – понятно, что это зависит только от Него, и он решает, что отдано в изгнание, а что – нет. И поскольку лишь тело Он послал в изгнание, но душу Вс-вышний не отправил в изгнание, то само собой понятно, что ограничения изгнания не распространяются на душу.

- Если бы это происходило по воле самого человека – то "у них у всех разные мнения", и возможно, кто-нибудь захотел бы быть именно в изгнании…

Мой тесть и учитель, Ребе, рассказывал историю о двух братьях, один, который был "религиозный", был совершенно нищ, и был меламед, а второй – был чрезвычайно богат, и был "свободный". У бедняка было много дочерей, а у богача – Ребе не рассказал, или у него были только сыновья, которые могли получить приданное, или сыновей тоже у него не было.

Когда подошло время бедняку выдавать своих дочерей замуж – и как было принято тогда за морем[1], что для того, чтобы выдать замуж дочь, требовалось большое приданое, и бедняку и нищему требовалось еще большее приданое, поскольку кроме этого ему нечего было дать – нечего делать, он поехал к своему брату, просить помощи выдать замуж своих дочерей.

Богатый брат был готов помочь с радостью и удовольствием, ибо он хорошо знал достоинства своего бедного брата, но он хотел хотя бы показать ему свое богатство, и поэтому, когда они встретились, он повел его первым делом показывать свои хоромы и дома и т.д.

Бедному брату не оставалось выбора – он должен был терпеть все это… ибо если нет – то, когда он вернется домой – он должен будет терпеть цорес от жены, и еще больше – от дочерей… - Ему ничего больше не оставалось, как расхаживать со своим богатым братом туда и сюда, но было видно по нему, что он совсем не воодушевляется от всех "чудес света", которые ему показывал богатый брат.

Богатого брата это очень опечалило – как же так, он показывает ему один дворец, и еще один, еще больше, еще зал, и еще зал, и еще "игрушку" и т.д. – и тем не менее, это его не "берет". Поворачивается к своему бедному брату и спрашивает: "Ну, что ты скажешь на все это"?

Ответил ему бедный брат: если ты даешь мне денег на "приданое" – хорошо, а если нет – я немедленно еду назад, и жаль потраченного времени!

Говорит ему богатый брат:

И что же со всеми замечательными вещами, которые ты видел у меня?

Говорит ему бедный брат:

Есть одно животное – которое я не хочу называть по имени – все удовольствие которого – лежать в грязи, и грязь - это его еда и пища. Есть у нее лишь одна "проблема": почему она сидит в грязи только по самый нос, а не больше; если бы она вся была в грязи ("по самые уши…") – она бы имела еще больше удовольствия…

И в том, что касается нашего вопроса:

Если бы нам не было сообщено, что Вс-вышний послал нас в изгнание – могло бы быть так, что кто-нибудь будет вести себя как это животное, которое лежит в "грязи", т.е., в состоянии сокрытия и утаения Б-жественности, и огорчено лишь тем, что "грязь" доходит лишь до носа – что это потому, что идея "душа его в ноздрях его" – существует даже до молитвы, т.е., даже без его работы – и он озабочен тем, что грязь не покрывает его выше носа!

Но, когда сообщают, что евреи сами по себе не могут находится в изгнании, и то, что мы находимся в изгнании – это только потому, что Вс-вышний послал нас в изгнание, то само собой понятно, что поскольку душа не отправлена в изгнание – не распространяются на нее ограничения изгнания. –

Но все это касается первой части слов Ребе Рашаба, "не по своей воле мы были изгнаны из земли Израиля"; но все еще не понятно: для чего Ребе Рашаб добавляет, что "не своими силами мы вернемся в Эрец Исраэль"? – Несомненно, что так обстоят дела на самом деле, и это абсолютная истина, но на первый взгляд, это никак не связано с тем, о чем идет речь?

(продолжение следует)



[1] Т.е., среди ашкеназских евреев в Европе

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру