Чудесное спасение

(A Miraculous Rescue)

Нам уже приходилось рассказывать о жизни евреев в средневековой Франции, много веков назад. Это была тяжелая жизнь – преследования, суровые законы, наветы, жестокость, изгнания, точно так же, как и в других европейских странах во времена этих «темных» веков. К счастью для евреев Франции у них были большие мудрецы и лидеры, такие как Рабби Иехель из Парижа, Раши, Рабейну Яаков Там, Рабби Егуда бен Ицхак Сир Леон и другие большие знатоки Торы, которые освещали еврейскую жизнь в эти трагические дни.

Мы расскажем вам сейчас о трагическом событии, которое потрясло еврейскую общину в старой Франции.

Два христианина пришли к королю и поклялись, что они видели, как христианин вошел в дом еврея. Они долго и настороженно ждали, но обратно человек не вышел. Тогда они решили, что этот человек несомненно был убит евреями. Вскоре появились другие свидетели, которые утверждали, что несколько дней тому назад они подслушали, что этот же еврей и другие вместе с ним замышляли убить христианина.

Услышав это, король приказал схватить обвиняемого еврея вместе с пятьюдесятью другими – самыми известными в еврейской общине.

Такие наветы на евреев в убийстве христиан не были редкими в то время. Самого шаткого свидетельства было достаточно для того, чтобы схватить обвиняемого вместе с лидерами общины. Никакого расследования конечно не требовалось, так как обвиняемые уже заведомо считались виновными и обычно сознавались под пытками.

Случилось так, что, когда эта история начала разворачиваться, на приеме во дворце короля был турецкий посол. Король спросил посла, обвиняют ли в его стране евреев в убийстве не евреев по религиозным мотивам.

«В нашей стране смеялись бы над такими обвинениями и свидетелями и наказали бы их за ложные показания – ответил посол, добавив. – Ведь сразу же видно, что эти обвинения фальшивы. Хорошо известно, что еврейская религия строго запрещает употреблять в пищу кровь, даже кровь животных, не говоря уже о крови человека. Именно по этой причине они вымачивают и солят мясо перед приготовлением для того, чтобы полностью удалить из него кровь. Я даже слышал, что если они находят пятно крови в яйце, то должны выбросить его! Так как же можно верить, что они могут убить человека, чтобы взять его кровь для еды? Это же бессмысленно».

Советникам короля не понравилось то, что они услышали. Боясь, что рассказ посла повлияет на короля, главный советник начал говорить:

«При всем нашем уважении к турецкому послу мы имеем свои законы. Нам безразлично, как относятся к преступникам в Турции точно так же, как нашему турецкому другу безразлично, как это делается у нас. Дело в том, что если наш король проявит милость к обвиняемым евреям, то в стране поднимется буря недовольства!»

Король решил, что не в его интересах выглядеть мягкосердечным другом евреев, и объявил следующий вердикт:

«Если обвиняемые сознаются, то их приговорят к легкой смерти – повешению. Однако если они захотят принять христианство, то их простят и позволят жить как христианам.

Если они и не сознаются, и не примут христианства, то их ждет следующее наказание: каждого из них посадят в бочку, со вбитыми в нее гвоздями и затем ее покатят по улицам, пока еврей не умрет».

Этот вердикт пришелся по вкусу приближенным короля, и глашатаи разнесли его по городу.

Огромная толпа собралась на городской площади, чтобы насладиться зрелищем этой ужасной казни. Евреям также было приказано присутствовать на площади, чтобы они видели исполнение смертного приговора.

Когда осужденных привели на площадь на казнь и связали им руки и ноги, толпа одобрительно зашумела. В углу за толпой стояли евреи, опустив головы, и молча молились, прося спасти их невинных собратьев готовых умереть во имя Всевышнего.

Перед тем, как обвиняемых стали заталкивать в бочки, им сказали в последний раз, что они получат прощение, если примут христианство. Им даже вернут их собственность и позволят мирно жить. Но все осужденные отказались от этого. Рабби сказал:

«Мы невиновны. Как вы можете ожидать от нас, что мы примем религию, которая проливает невинную кровь. Мы умрем евреями, а Г-сподь отомстит за нас».

Затем, повернувшись к своим собратьям Рабби сказал: «Давайте скажем Шма Исроэль и умрем Ал Кидуш Хашем с этими святыми словами на наших устах до самого последнего дыхания!»

По сигналу короля палачи стали заталкивать приговоренных в бочки и забивать крышки бочек. Слышались приглушенные голоса замурованных заживо евреев, читающих Шма, в то время как люди на площади затаили дыхание в предвкушении самого интересного.

Согласно обычаю, король должен был первым покатить бочку, после чего 50 отобранных им французов покатят бочки дальше. Король поднялся и быстро направился к бочке, в которой находился главный обвиняемый. Звук фанфар прорезал воздух и раздались радостные крики толпы. Когда король приблизился к бочке, наступила тишина, глаза всех были устремлены на него.

Король поднял ногу, чтобы толкнуть бочку, но вдруг к всеобщему изумлению он задрожал и упал на землю в смертельном припадке.

В конце концов короля привели в чувство, но он уже больше не мог стоять, так как у него отнялись ноги.

Король понял, что это было ему наказанием небес за то, что он хотел убить невиновных евреев. Он немедленно дал приказ освободить осужденных. Когда они стояли перед ним, поцарапанные, но в общем невредимые, король попросил простить его и помолиться Б-гу, чтобы он проявил милость к нему.

Короля унесли во дворец. Не теряя времени он приказал провести тщательное расследование. И вот, все свидетели признались, что они все придумали. И их приговорили к повешению.

Через несколько дней король поправился так же неожиданно, как и заболел. Но он не забыл наказания Небес и своего чудесного выздоровления и до самой своей смерти не позволял клеветать на евреев в своем государстве.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру