Лошадь и всадник

(The Horse and its Rider)

Это было в марте 1490 года в Испании. Инквизиция, усердно насаждаемая жестоким Торквемадой и его приверженцами яростно обрушилась на евреев. Больше всего это чувствовали марраны – скрытые евреи, которые делали вид, что приняли обычаи своих соседей и в то же время тайно соблюдали Мицвос и Тору.

Приближался Песах, а с ним усиливалась и опасность быть раскрытыми суровой инквизицией. И все-таки, невзирая на это, евреи устраивали Седер в соответствии с требованиями Торы и традициями. Торквемада был осведомлен об этом и собрал своих шпионов за месяц до праздника.

«Многие евреи тайно соблюдают Пасху, – сказал он в своем обычном ядовитом тоне. – Это время, чтобы схватить их и разоблачить». Люди, сидящие вокруг стола, обменялись взглядами. «Мы бы охотно выполнили эту работу, но как ее сделать?' – спросили они.

«Просто, – ответил архивраг евреев. – Наймитесь на работу в еврейские дома. Наблюдайте, чистят ли они дома к празднику, готовят ли специальную пищу, например мацу».

'Разве они настолько неосторожны, что будут делать это так, чтобы кто-нибудь заметил?»

«Конечно они осторожны, – ответил он. – Но если вы станете их друзьями, они перестанут остерегаться и будут доверять вам. Одного намека достаточно, чтобы произвести проверку их домов в ночь на пасху. Для того, кто поймает еврея на этом деле, будет специальная награда».

Люди, казалось, были заинтересованы, особенно в последнем замечании. Дьявольский же священник продолжал: «Когда мы их обвиним в ереси, они будут наказаны, а затем казнены, и их имущество будет конфискована Те, кто донесут нам, получат 10 процентов их богатства, остальное же перейдет церкви».

«Ну и когда мы начнем, – спросили люди в заметном возбуждении. «Прямо сейчас. Начинайте подыскивать работу у евреев. Принимайте любую плату, какой бы низкой она ни была. Позднее ваши потери возместятся!»

Тем временем в соответствии с его ожиданиями многие еврейские дома действительно стали готовиться к празднику.

«Мы должны быть сейчас очень осторожны, – сказал Меир своей жене Хане. – Наши враги знают, что сейчас еврейский праздник и будут искать жертвы, чтобы выдать инквизиции».

Лицо Ханы помрачнело, когда она услышала слова мужа. Известно, что того, с кем это случится, будут пытать и казнят.

«Нет, мы не откажемся от Торы, какие бы враги нам ни угрожали. Хашем проверяет, действительно ли мы верны ему. Если мы пройдем через это испытание, он конечно защитит нас!» – воскликнул с чувством ее муж.

«Да, но мы должны быть осторожны. У Торквемады кругом шпионы» – заметила Хана.

«Мы обсудим это наедине, когда уйдут слуги. Мы ничего не будем делать днем, чтобы не возбуждать их подозрений. Все необходимые приготовления будут сделаны ночью» – ответил отец.

После того, как слуги ушли, семья собралась вместе. Здесь были и дети: Яков 14 лет, Авром 16 лет и Дина 6 лет. «Наши слуги, Альфонсо и Мария,

работают до восьми часов вечера. После этого они уходят. Все специальные приготовления к Песаху должны быть сделаны после этого». «А как насчет уборки дома?» – спросил Яков. «Мы всегда можем сказать, и это правда, что хотим, чтобы у нас дома было чисто круглый год. Они не должны заметить ничего подозрительного».

Так они и стали делать. В течение дня все было, как обычно. А вечером, когда слуги уходили, начиналась работа для Песаха.

Меир и Хана имели все основания полагать, что проведут Песах, как положено. Седер будет проводиться в подвале, в который вела специальная лестница. Лестницу в течение года не использовали, перед ней стоял книжный шкаф. Его сдвинут только на этот случай и затем поставят на место.

Мацу на седер привезет брат Меира, Озер, в подвале дома которого имеется специальная печь. В течение недели семья не будет есть мацу совсем. Однако несмотря на все эти предосторожности, страх оставался.

«Нам придется положиться на Всевышнего, – заметил Меир. – Мы поступаем правильно, и он наверняка защитит нас!»

Семья страшилась бы больше, если бы они знали, что один из слуг, Альфонсо, был шпионом Торквемады. Он завидовал богатству хозяина и решил получить долю этого богатства, как было обещано тем, кто «поймает» евреев. Он подозревал, но все еще не имел доказательств специальных приготовлений к празднику. Подумав об этом, он принял следующий план. Прежде всего он спросит хозяина, не позволит ли он ему работать в его доме. Когда они отклонили это предложение, он не придумал ничего лучшего, как возвращаться в ночное время под предлогом, что он забыл что-то. Он застанет их врасплох, и если они делают что-то неположенное, он поймает их на этом.

Песах быстро приближался, и Хана дала слуге длинный перечень овощей, которые нужно было купить на рынке. Тут были салат и сельдерей для седера. Она покупала эти овощи круглый год, и ей казалось, что это не должно вызвать подозрений. Однако Альфонсо заметил это и насторожился.

«Может быть я как раз ждал этого» – подумал он. Однако служанка Мария, с которой он обсуждая перечень овощей, сказала, что они покупают их круглый год.

Некоторое время у него ничего не получалось, но он надеялся. Он выполнит свой план. Он намеренно оставит что-нибудь из своих вещей, а затем вернется за ними и застанет семью врасплох. Интересно будет посмотреть на их лица, когда он придет. Если они действительно невинны, это будет только выражение удивления. Если же это не так, то на их лицах будет испуг разоблачения. Альфонсо был уверен, что его план сработает. Он оставит поблизости свою лошадь, чтобы поскорее сообщить Торквемаде, а затем поймать их с поличным. Торквемада возможно имел наготове солдат для быстрых действий, если в них будет необходимость.

Пришел Эрев Песах. Семья старалась выглядеть как обычно. Внизу в подвале Хана и Яков накрыли стол для Седера.

Когда Альфонсо спросил, где семья, Меир просто пожал плечами: «Я не слежу за ними каждую минуту. В конце концов они свободные люди». Альфонсо продолжал свое дело. Ему было интересно, где все они, но это казалось не вызвало подозрений. Пришло время слугам покинуть дом. Незаметно для семьи Альфонсо оставил в доме то, что могло быть предлогом для его возвращения.

Наступил Йом Тов. Семья спустилась в погреб для Маарива и Седера. Стол выглядел прекрасно. Блюда и серебряная посуда празднично светились. Все предметы седера были на месте, и семья начала праздник, согласно вековой традиции. Через некоторое время они успокоились и перестали торопиться. Меир объяснял Агаду подробно, и каждый задавал вопросы. Вот Маца, горькие травы, праздничная еда. Затем они начали послеобеденную молитву.

Незаметно для них Альфонсо вернулся. Он приготовился к объяснениям, но дома никого не оказалось. Наверху было тихо! Это было действительно странно. Альфонсо начал ходить по дому. И вдруг он удивился: книжный шкаф был сдвинут со своего обычного места, и за ним он обнаружил секретную дверь! Альфонсо тихо открыл ее и услышал доносящиеся снизу голоса.

Седер подошел уже к Шфох Хамосхо. Меир начал объяснять этот раздел, «Хашем уничтожит всех наших врагов и спасет Израиль». Все начали петь Халель.

Альфонсо напряженно слушал. Это было то доказательство, которого он так ждал. Они проводили Седер в подвале, в который имелся секретный вход, закрытый шкафом. Он решил немедленно броситься к Торквемаде с этой новостью. Эти евреи будут схвачены на месте! Он получит свою долю добычи сегодня! Так как семья была богата, то эта доля будет ощутимой!

Он выбежал из дома – лошадь его была поблизости. Вскочив на лошадь, он погнал ее галопом. Он с трудом сдерживал себя. Если бы он имел крылья! Ему так хотелось побыстрее попасть к Торквемаде!

Тем временем семья не догадывалась об опасности и продолжала петь Халель. Они спели змирос и закончили Седер. Затем все пошли наверх и поставили книжный шкаф на прежнее места

«Давайте поблагодарим Всемогущего за то, что он дал нам возможность отпраздновать его победу над нашими врагами» – сказал счастливый Меир.

«Посмотри, отец, – заметил Яков. – Наружная дверь приоткрыта!»

«Открыта? Это значит, что кто-то вошел, когда мы были внизу! Мы были неосторожны, и наше пение могли услышать!»

Лицо его стало озабоченным.

«Ты думаешь, что нам угрожает опасность? – спросила Хана с явным беспокойством в голосе.

«Это Лейл Шемурим. Хашем наблюдает за нами и защитит нас, как он это делал и раньше» – успокоил ее Меир.

Несмотря на его слова вся семья встревожилась.

«Я очень аккуратно закрыл дверь, – сказал 12-летний Авром. – Как она могла открыться?'

«Ключи могли быть только у Альфонсо, который приходит очень рано утром. А он ушел сегодня раньше».

В то время, когда они говорили об Альфонсо, они и не подозревали, что тот уже несется галопом, чтобы навлечь несчастье на всю семью.

* * *

На следующий день ярко светило солнце. Как обычно, Мария пришла в дом рано утром, но Альфонсо еще не было. Меир удивился этому, потому что раньше такого не случалось.

«Может он заболел» – сказала Мария. Меир решил пойти в дом слуги, узнать в чем дело. Прийдя к нему, он застал плачущую жену Альфонсо.

«А вы разве не знаете, что случилось? С Альфонсо случилось несчастье прошлой ночью» – стенала она.

Меир удивился: Где же это случилось?»

«Недалеко от дома Торквемады. Он скакал на лошади, очень торопился, лошадь его споткнулась и сбросила его! Он ударился головой о скалу!»

Меир вздрогнул при упоминании этого архивражеского имени. «Что он мог там делать ночью?» – спросил он самого себя.

«И как он себе чувствует? – со страхом спросил Меир. За секунду до того, как она ответила, в голове у Меира промелькнула мысль. Он был совершенно уверен, что Альфонсо открыл дверь, подслушал их пение и затем бросился сообщить об этом инквизиции. Если Альфонсо переживет падение, они все погибли.

«Разве вы не слышали? – спросила она, рыдая – Он умер. Он не оправился уже от падения».

Меир выразил свое соболезнование вдове и быстро ушел. Теперь он знал, что они были спасены за миг до катастрофы! Хашем защитил их; он послал своих ангелов, чтобы доносчик споткнулся и упал!

Этой ночью во время второго Седера Меир произнес фразу как бы для себя: «Лошадь и всадника Он сбрасывает в море...»

Меир улыбнулся, видя озадаченные взгляды семьи. Тогда он рассказал подробно о том, что произошло и велел семье поблагодарить Хашема за это чудо , которое он сделал для них во время Песаха и никогда не забывать его.

«Бы видите, – объяснил он. – Это было почти то же чудо, что на Красном Море. Помните ли вы песню, которую Моше и дети Израиля пели после чудесного перехода Красного моря. «Лошадь и всадника Он сбрасывает в море!» И снова Хашем сбросил лошадь и всадника! На этот раз на каменную мостовую. Для того, чтобы освободить нас от жестокого «Фараона». Мы должны действительно ценить, когда Агада говорит.» В ночь Песаха мы считаем, что это как бы мы выходим из Египта, и все чудеса совершаются лично для нас».

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру