Извозчик

(The Coachman)

I

Это странная, но правдивая история о большом ученом, который в старости стал извозчиком, потому что ... Но позвольте мне рассказать все с самого начала.

Его звали Иосиф, и жил он в небольшом городке Бешенковичи в Белоруссии. Иосиф провел много лет, погруженный в изучение Талмуда, и стал известен далеко за пределами своей общины. Его жена сама справлялась с продуктовой лавкой, чтобы муж мог полностью посвятить себя учебе и чтобы у него оставалось время учить молодежь. Само собой разумеется, что Иосиф учил всех бесплатно.

Будучи уже далеко не молодым человеком, Иосиф часто ходил пешком в город Лиозно, чтобы увидеть великого Ребе этого города, Рабби Шнеура Залмана[1], послушать его публичные выступления и наставления. Он стал одним из его самых верных последователей.

Однажды, когда Иосиф пришел попрощаться с Ребе, тот спросил его, знает ли он наизусть один из шести трактатов Мишны.

«Я привык повторять все шесть трактатов Мишны наизусть в течение месяца, так что за год я повторяю их двенадцать раз, помимо других моих занятий» – ответил Иосиф.

'Это великая привычка, – сказал Ребе. – В Мишне содержатся буквы Нешамы (Души). Учить Мишну очень полезно для души. Что касается твоей души, то тебе лучше быть извозчиком, чем Рабби».

Иосиф ушел от Ребе ошеломленный. По правде говоря, он и не собирался становиться Рабби, но никогда в жизни не приходило ему в голову, что он будет извозчиком! Тем не менее, он знал, что Ребе – человек святой, и его словами пренебрегать нельзя.

По возвращении домой, однако, Иосиф совершенно позабыл слова Ребе. Он снова начал учиться и учить.

Прошло десять лет, и имя Иосифа становилось все более и более известным.

II

Однажды делегация видных евреев из города Лепла, не такого уж далекого, пришла к Иосифу и попросила его стать их Рабби и духовным лидером общины. Иосиф уже готов был согласиться, но вдруг в его сознании всплыли слова Ребе: «Для твоей души лучше стать извозчиком, чем Рабби».

«Ребе действительно пророк, – подумал Иосиф, – и пришло время поступать по его совету».

Без каких-либо колебаний Иосиф отказался от предложенной чести, но не сказал о причине отказа.

Однако, когда дело дошло до принятия решения о его будущем, Иосиф обнаружил, что не так-то просто выполнить совет Ребе. Он, известный ученый, вдруг начнет править лошадью и телегой в свои преклонные годы! Почему? Это ведь абсурдно! Люди подумают, что он тронулся.

Несколько дней Иосиф мучился, взвешивая все за и против. Наконец он набрался храбрости и отправился на базарную площадь, где останавливались все извозчики. Когда он приблизился, извозчики приветствовали его с большим почтением и предлагали отвезти его, куда он хочет.

«Нет, друзья мои. Я не собираюсь никуда ехать. Я просто пришел, ммм. . . познакомиться с вашей профессией» – робко сказал Иосиф.

Извозчики обменялись удивленными взглядами и взглянули на Иосифа, размышляя, правильно ли они его поняли.

«Не подобает вам, Рабби Иосиф, насмехаться» – сказал наконец один из них.

«Но я не насмехаюсь» – ответил Иосиф, опустив глаза.

Извозчики, однако, все еще не верили ему. Некоторые из них подумали, что он потерял рассудок. И все же один из них подошел к Иосифу и сказал серьезна «Идем со мной в конюшню, Рабби Иосиф, и л научу тебя нашему делу».

Иосиф пошел за ним. Извозчик показал ему, как запрягать лошадь, смазывать колеса и все остальное. Бедный Иосиф был совсем не готов к этому. Он весь вымазался и чуть не потерял глаз, когда лошадь хлестнула его хвостом по лицу.

Грязный и угнетенный вернулся Иосиф домой. Вымывшись и переодевшись, он отправился в синагогу на Минху, после которой должен был давать обычный урок по Талмуду. Все смотрели на него сочувственно.

Придя домой в этот вечер, он заметил, что глаза его жены красны от слез. Ей должно быть рассказали обо всем. Иосиф пошел в свою комнату и тоже заплакал. Наконец он решил последовать совету мудрецов и поделиться с женой своими трудностями. Он рассказал ей, почему он пробовал научиться быть извозчиком.

Его жена, нисколько не огорчившись, ответила почти весело: «Если святой Ребе посоветовал тебе это, так в чем же дело? Завтра я продам свои драгоценности, чтобы ты смог купить себе лошадь и карету».

Какое-то время Иосиф в изумлении смотрел на нее. Ее деловитость, простая вера и полная уверенность в словах Ребе лишили его дара речи. Иосиф чувствовал себя пристыженным, и угрызения совести заполнили его сердце. Все его сомнения исчезли, и он принял окончательное решение. На следующий день он купил лошадь и карету.

III

Однажды Иосиф ехал в город Сенна с грузом товаров. Пришла ночь, и он решил остановиться на ближайшем постоялом дворе. Хозяином его был еврей, и Иосиф чувствовал себя там, как дома. Через некоторое время на постоялый двор приехал граф Барзейков со своей свитой и тоже решил провести там ночь. Однако, когда до ближайшей деревни дошла весть о его прибытии, местный священник пришел и пригласил его к себе в дом. Граф не мог отказаться от приглашения и последовал за священником. Управляющий графа, еврей, остался на постоялом дворе, намереваясь на следующее утро отправиться в Сенну.

Иосиф сидел за Талмудом, и когда он закончил учебу и закрыл Гемару, хозяин представил его управляющему, чье имя было Соломон Гамецкий.

«Очень хорошо, господин, – сказал Иосиф. – Я с удовольствием отвезу вас в Сенну завтра утром».

«В какое время?» – спросил Гамецкий.

«После молитвы» – был ответ.

Ты можешь молиться сколько хочешь, – сказал Гамецкий зло. – А мне нужно отправиться рано утром, и я должен знать точное время, когда встать, чтобы успеть помыться и позавтракать без спешки».

«... и помолиться» – сказал ему Иосиф.

«Держи свои молитвы про себя» – проворчал Гамецкий.

«Как еврей может говорить подобным образом? – упрекнул Иосиф своего будущего клиента. – Как еврей может жить без молитвы? А как насчет святой мицвы одевать Тфилин? Некоторые ученые считают, что Тфилин – это в действительности две Мицвы в одной!».

Соломон Гамецкий не сказал ничего. Приказав хозяину достать ему другую карету на пять часов утра, он ушел, не сказав «Спокойной ночи».

Иосиф тоже ушел после вечерней молитвы и ужина. В середине ночи он, однако, встал опять, чтобы прочитать Хацот (ночную молитву), как он привык делать.

Звук молитвы нарушил ночную тишину.

Управляющий вдруг проснулся и сел в постели, прислушиваясь. Голос был знакомый, и в какой-то момент он подумал, что это был голос его умершего отца. Гамецкий вспомнил, каким добрым и уважаемым евреем был его отец, и как он тоже поднимался среди ночи, чтобы помолиться в точно такой же манере, как этот извозчик.

Иосиф молился и молился, и его мольбы и просьбы были такими волнующими, что управляющий сидел как очарованный. Он сейчас ясно вспомнил свою юность, которая прошла перед его глазами, как на экране. Он видел своего любимого отца, уважаемого и набожного человека, которого так же как и Рабби их общины почитали за знания и благочестие. Он вспоминал восхитительную жизнь, спокойную и гармоничную, которую он вел в те дни, пока не встретил этого ужасного парня, который сбил его с толку и уговорил убежать из дома... Будьте уверены, он сделал себе «прекрасную карьеру»; он подружился с графом и стал его личным секретарем и управляющим; они вместе кутили и веселились, но он знал, что его духовная жизнь пуста. Его душа жаждала чарующей еврейской среды, в которой он вырос...

Стук в дверь вывел его из задумчивости. Гамецкий заметил, что его щеки мокры от слез, бессознательно льющихся по лицу. Он вытер их быстро и спросил: «Да? Кто это?'

«Ваш новый извозчик здесь, господин» – ответил хозяин постоялого двора.

«Я не поеду с ним. Заплатите ему как следует. Я подожду Иосифа» – сказал Гамецкий.

Он оделся и пошел одолжить Таллит, пару Тфилинов и сидур у хозяина и вернулся в свою комнату молиться. Никогда в своей жизни он не молился с таким чувством. Он принял решение, что с этого момента станет соблюдающим евреем всем своим сердцем и душой.

Эта встреча с Иосифом стала поворотной точкой в жизни Гамецкого.

Соломон Гамецкий не вернулся на свой прежний пост. Он попросил графа принять его отставку, и она была ему дана. Он стал лучшим другом Иосифа; вместе они учились и вместе ходили в Любавичи, где сын Старого Ребе, заменил своего отца на посту духовного лидера.

Когда Иосиф посетил Ребе в следующий раз, тот сказал ему: «Мой отец говорил мне, что ты выполнил свою миссию, для которой он сделал тебя извозчиком. Теперь уже больше нет надобности, чтобы ты оставался им. Я назначаю тебя духовным лидером Бешенковичей».

Рабби Иосиф продал свою лошадь и карету и потом много лет руководил своей общиной в Бешенковичах, дожив до глубокой старости. Он никогда не сожалел о тех трудных годах, когда он правил лошадью, потому что был счастлив помочь этому потерянному еврею вернуться к своей вере и к своему народу.



[1] Рабби Шнеур Залман – автор книг Тания» и «Шулхан Арух ХаРав», основатель движения Хаббад

 

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру