"На нас возложена сейчас историческая миссия"

Журнал "Кфар Хабад", 21 января 2011

Ребе сказал мне: у меня есть три принципа: 1) обращаться к молодежи 2) говорить молодежи всю правду 3) перейти из обороны в нападение

Первым, кто зашел на "йехидус" к после "гисваадус каболас несиюс[1]", на этой неделе 60 лет назад, был писатель, д-р Гершон Кренцлер, которому Ребе согласился дать интервью, в котором он раскрыл свои "будущие планы".

О диаспоре, об "исторической миссии, возложенной на нас", и о пути, каким образом Ребе хотел привлечь также и нерелигиозных евреев к "наступлению" в распространении Торы и еврейства

Из интерьвью д-ра Кренцлера

Диаспора – не есть зло

Первый вопрос, который я задал Ребе, был связан его взглядом на "еврейскую диаспору[2]".

  • Как Ребе относится к самому факту существования "еврейской диаспоры" – к тому факту, что еврейский народ рассеян и не собран весь в одном месте?

Ребе: Было бы ошибкой считать трагедией то, что еврейский народ рассеян, во время изгнания, по всему миру. В действительности – именно тот факт, что евреи не был сосредоточенны в одном месте – это то, что спасало наш народ в течение поколений преследований и погромов. Почему Гитлер представлял самую большую угрозу самому существованию нашего народа? Именно потому, что самые большие еврейские центр в восточной и центральной Европе оказались под его сатанической властью.

Вместе с тем, с другой стороны, концентрация больших групп в одной стране – это то, что позволило создать духовные центры, из которых остальные еврейские общины черпали духовное вдохновление, руководство, и также экономическую помощь.

  • Если так – что же тогда лучше? Концентрация или рассеяние?

Ребе: оба. Наша история, на протяжении всего изгнания, это, по сути, непрекращающаяся цепочка создания и исчезновения таких еврейских центров, то в одной, то в другой стране, из одного края мира до другого его края. Еще перед тем, как солнце еврейства начало заходить в одной стране – оно уже начало восходить в другой стране. Есть здесь, таким образом, как достоинство концентрации, так и достоинство рассеяния.

  • Где мы находимся сейчас в этом историческом процессе?

Ребе: Сейчас, когда крупнейшие центры еврейства в Восточной Европе были разрушены фашизмом и коммунизмом, Америка превратилась в крупнейший еврейский центр, который должен стать источником существования всего еврейского народа. Высшее Провидение приготовило новый дом для Торы и еврейства в этой стране, в США, уже в тот час, когда пожар, уничтоживший самые мощные оплоты еврейства по другую сторону океана, только начал бушевать.

(Ребе особенно подчеркнул)

Еврейство Америки обязано признать святую историческую миссию, которую Высшее Провидение возложило на него, в этот критический момент борьбы еврейского народа за свое выживание. Самый большой центр самых лучших наших сил, находится сейчас в Америке. На нас возложена обязанность руководить более малыми еврейскими общинами в других странах и на других континентах – даже в Эрец Исраэль – которые должны опереться всеми силами на американскую поддержку, чтобы выжить экономически и духовно. То, как будет выглядеть еврейство во всем мире завтра – зависит от активного поведения каждого и каждого еврея здесь, в Америке.

Требуется решительное изменение образа и стратегии мышления

  • И еврейство Америки готово к такой миссии?

Ребе: осознание этой исторической миссии, требует полного изменения в направлении мышления и в направлении деятельности. Она требует переоценки нашего духовного положения. Величие "американского гения" состояло в том, что он смог создать модель нового человека, "пионера", "селф-мэйд-мэн". Это, действительно, позволило раскрыть потенциал, сокрытый в человеке, поскольку эта модель требовала от человека всей его мудрости и всей его сосредоточенности на достижении поставленной цели – до последней капли. Однако, с другой стороны, такое развитие привело американское общество к тому, что  эгоистическим целям и интересам придается слишком много значения. Личные цели стали главным. Лишь в свободное время, полностью благоустроив свой дом и свою карьеру, посвящают немного времени и сил филантропическим и общественным делам. Фактически они (лидеры общин? переводчик) были социальными работниками-любителями в свободное от работы время. Подобный образ жизни характеризует евреев Америки в той же степени, как он характерен для остальных граждан страны.

Это, в точности, та точка, в которой должна произойти коренная переоценка приоритетов. Следует заново нацелить и заново организовать существование еврейства Америки, как в качестве общины, так и в качестве индивидуумов. Прежде всего жизнь должна быть пронизана общественным, общинным сознанием. Чувствовать отвественность и посвящать лучшие силы ради блага всего еврейского народа, и только потом мы можем разрешить себе погрузиться в постижение наших личных целей.

  • Речь идет о коренном изменении.

Ребе: Да. Это, в действительности, основная моя весть еврейству Америки.

Единственный способ, которым еврейство Америки сможет исполнить эффективно и на высоком уровне свою историческую миссию, возложенную на него в этот судьбоносный час – это посредством самопожертвования и самоотвержения ради всего еврейского  народа. Каждый обязан подчинить свои личные, частные, эгоистические интересы и превратиться в "общественного человека"; стать евреем, вся сущность которого – быть "евреем ради общества", вместо того, чтобы быть "частным человеком", сосредоточенным на себе.

Это требует не только исправления и изменения духовного направления – это задача, требующая коренного изменения всей тактики. К сожалению, религиозное, ортодоксальное еврейство, было до сего дня сосредоточенно на стратегии обороны. Его постоянно преследует волнение потерять еще какие-то позиции. Действительно, для этой обеспокоенности были хорошие причины: одна за другой оплоты религиозного еврейства переходили в руки нерелигиозных людей. Но в действительности – если бы ортодоксальные евреи, вместо того, чтобы ждать, пока их заставят обороняться – изначально переходили бы в нападение, и старались бы расширить области своего влияния, и создавать новые укрепления, еще большие и еще лучшие – для еврейства Торы – если бы вели себя так – то положение сегодня было бы совершенно иным, и не-религиозные не властвовали бы, как это происходит сегодня – над всеми аспектами общинной жизни.

Следовательно, ясно, что это урок, который мы должен выучить. Для того, чтобы исполнить наш долг в этот критический час – мы должны взять инициативу в свои руки, и перейти в наступление, "наступательную войну". Эта задача требует, как понятно, большой дерзости, тщательного планирования, четкого видения цели, и также сильной воли и постоянства в исполнении поставленной задачи несмотря на все трудности.

  • Этот "революционный" подход не кажется особенно легким в реализации…

Ребе: да. Но нужно знать, что это не "новый" подход. Это всегда был подход истинного еврейства. Это взгляд вечной Торы на жизнь, и на пути Высшего Провидения. Если бы мы только пересчитывали трудности и взвешивали шансы – нам бы всегда не хватало бы веры и уверенности в правоте нашего пути, и в абсолютной убежденности, что истина – это истина, а справедливость – это справедливость. Нельзя, чтобы какая-то слабость или отсутствие силы и влияния увели нас в сторону от пути, который начертала нам Тора. Нельзя нам пугаться того факта, что только малая часть евреев, собравшихся в этой стране, в США, сознают свою причастность к своей вере и к своей Торе. Мы должны знать только одно: это наша миссия, и мы хотим ее исполнить. Успех – это уже не наше дело; это находится в более высоких руках…

Явление, которого мы должны остерегаться более всего – это превращения еврейства в этакую "банановую республику", и "попечительства", завладевших несколькими лучшими частями еврейства, против распространяющегося явления т.н. "межрелигиозных движений"; против их стремления выходостить религию от ее содержания, так, что наши дети даже не будут знать, евреи ли они или нет.

Это превращение в "банановую республику" гораздо хуже и опаснее даже того явления, о котором я сказал ранее: то, что ортодоксальное еврейство ограничило себя оборонительными тактиками.

Есть принцип "бедняки твоего города – раньше". У нас есть сейчас историческая, критическая миссия, но мы должны знать, что невозможно исполнить возложенную на нас ответственностью перед всем остальным еврейским миром, ответственность построить новые еврейские центры Торы и еврейства в других местах – даже в Эрец Исроэль, если буквально здесь, среди нас, наши братья и сестры тонут.

Более того – у нас нет права учить и управлять другими, если здесь, в нашем доме, в Америке, пренебрегают тем, что мы хотим, чтобы другие делали в других местах…

Я не люблю читать мораль

Ребе: (с улыбкой): я не хочу, чтобы у тебя сложилось впечателние, как будто бы я только морализирую. Это никогда не было путем Любавич – морализаторство. Упрек служит для нас лишь средством пробудить к определенному действию. Каждое слово, которое мы говорим, или к которому мы призываем, должно быть связано с какой-то конкретной целью.

  • И, подытоживая, Ребе оптимистичен?

Ребе: с тех пор, как мы здесь в Америке начали осуществлять этот подход, я могу указать на потрясающие результаты, которые заметны даже среди все расширяющихся кругов не-религиозных евреев.

(Ребе заметил отразившееся на моем лице большое удивление, и сказал): да. Я имею в виду именно нерелигиозные круги. Смотри: Хабад всегда придерживался мнения, что нет ни одного еврея – как бы он ни выглядел и ни считал себя далеким от еврейства – у которого не было бы его "еврейской точки"; какой-то особой заповеди, которую он исполняет – по своей природе или по своей душевной склонности. И эту искру еврейства, эту определенную точку, которая существует и раскрыта в каждом еврее, можно и нужно использовать также для блага всего еврейского народа, и также для личного блага самого этого еврея.

По этой причине Ребе, мой тесть, призвал не только религиозных евреев участвовать в этой "наступлении" – которое он начала с того момента, как он переехал в США 10 лет назад – но он обратился ко всем кругам и ко всем видам евреев; к каждому, кто готов внести какой-то взнос в общее дело, будь то определенный взгляд, определенная способность, определенная возможность, ради этого "наступления", о котором он объявил, ради еврейского воспитания и жизни по Торе.

  • Чтобы также не-религиозные евреи участвовали в "наступательной войне" ради еврейства?

Ребе (погрузившись в глубокое размышление на несколько секунд): Да. Есть нечто, что мы должны признать: в последнее десятилетие, или в последние два десятилетия, еврейский народ понес столь тяжелые потери, что каждый и каждый должен нести на себе двойную ношу.

По этой причине призыв Ребе "к оружию", к переходу в наступление ради еврейства Торы, обращается не только к религиозным евреям; также нерелигиозные евреи призываются участвовать в этой наступательной войне.

  • Но каким образом?

Ребе: Возьми, например, вопрос смешанных браков. Есть не-религиозные евреи, которые из всех 613 заповедей не исполняют ничего, кроме одной заповеди, которую они выполняют: они избегают смешанных браков. Мы сможем использовать таких евреев, призвать их учатсвовать вместе с нами в войне против великого бедствия смешанных браков, разрывающего и уничтожающего большую часть нашего народа. Не всегда важно, кто делает работу. Главное, чтобы работа была сделана. Исполнение мы проверим и измерим в двух плоскостях: чего он смог достичь, объективно, и также как это подействовало на самого занимающегося этой работой человека. Если хочешь – здесь есть еще одно понимание принципа "награда за заповедь – заповедь".

Это, возможно, еще одна причина для оптимизма. Еще одна дополнительная причина, что мы не должны терять надежды, из-за того, что наши силы малочисленны. Ибо, в действительности, наши силы совсем не малочисленны, и многие из тех, о которых можно подумать, что они пропали для еврейства – "апикорсим" – на самом деле совсем не таковы; они лишь нуждаются в каком-то толчке, в каком-то мосте, для того, чтобы найти свой путь назад.



[1] Ребе официально принял руководство движением Хабад в 1951 году, ровно через год после исталкус (смерти) его тестя, рабби Йосеф Ицхака Шнеерсона (в 1950 году).

[2] Поскольку интервью происходило в 1951 году, тогда было весьма распространенно мнение, что "все евреи должны ехать в Израиль". Ребе не был противником алии, но при этом оставался на прагматических позициях: алия – да, но не любой ценой, не ценой разрушения существующих в диаспоре структур. История доказала правоту взгляда Ребе (прим. переводчика).

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру