Человек, повернувший иудаизм

 

РАББИ ИОНАТАН САКС, Главный раввин Великобритании

Ушел от нас великий лидер, еврейский мир стал менее обширным. История оценит все достижения седьмого Любавичского Ребе рабби Менахема-Мендла Шнеерсона, человека, который изменил религиозный ландшафт еврейской жизни.

Впервые мы встретились в 1968 году. Я, студент последнего курса университета, приехал в Америку, чтобы познакомиться с жизнью евреев и с их интеллектуальными лидерами. Все они произвели на меня большое впечатление, но встреча с Ребе меня потрясла. Во всех случаях вопросы задавал я и получал на них ответы. В интервью с Ребе все происходило иначе. Он стал задавать вопросы мне. Что я делаю для еврейской жизни в Кембридже? Что я делаю для поддержки моих сокурсников-евреев? Вопросы были четкими, конкретными и требовали таких же ответов. Тогда я понял, что все необыкновенное в Ребе не соответствовало тому, что обычно ему приписывали. Этот человек не был заинтересован в воспитании последователей – он страстно желал воспитать лидеров.

Сам он являлся лидером огромного масштаба. Будучи избранным главой Любавичского Движения, он занялся его усовершенствованием в неблагоприятном климате светской Америки. В то время господствовало мнение, что в США ортодоксальность не имеет будущего. Никто еще не нашел способа обеспечить традиционному иудаизму живое присутствие в той Америке, которую называли трейфе медине (некошерная страна). Подобно всем классическим религиозным лидерам, Ребе начал с образования, создал сеть школ и ешив. Затем им было принято решение изменить лицо Л юбавичского Движения и в конечном счете – всего еврейского мира. Он поручил своим последователям провести ряд кампаний за выполнение мицвойс. Было бы трудно найти исторический прецедент героическим усилиям, направленным на возрождение иудаизма в светском обществе И если сегодня существует явление баалейтшува (возвращающиеся к вере) и распространения традиционного иудаизма на тех, кто не исполняет религиозных обрядов, то этим мы практически полностью обязаны Л юбавичскому Движению, к которому впоследствии присоединились многие другие группы в рамках ортодоксальности.

В разговоре со мной в 1978 году Ребе выразил обеспокоенность по поводу того, что в диаспоре ощущается нехватка раввинов, а ешивы не направляют своих выпускников на работу в общины. Он одобрил мое вступление в коллегию раввинов и советовал вовлекать в нее других членов. Ребе оказывал особую поддержку Еврейскому колледжу, сам выдвигал своих учеников в лидеры в как можно более молодом возрасте. Решение передать молодежи руководство Любавичским Движением было сопряжено с определенным риском, но придавало ему силу и энергию, которые трудно найти в религиозном мире. За всей этой деятельностью стоит захватывающая картина. О ней никогда не говорили, но она тем не менее очевидна. Еврейский мир, особенно в Европе, откуда приехал Ребе, был опустошен Холокостом. Евреи вернулись на Землю Израиля, но не вернулись к вере.

В иудаизме физическое и духовное возвращение неразрывно.

В настоящее время оно оказалось разделенным. Именно этот разрыв отмечал и стремился ликвидировать Ребе. В отличие от тех, кто отдавал себя строительству еврейского государства, Ребе сосредоточил свое внимание на восстановлении умонастроения, внутреннего мира евреев. Он руководствовался концепцией, на которой зиждется вера евреев в будущее, – идеей мессианства. В этом он не был одинок. По своей сути каждое преобразование в иудаизме было мессианским. И Ребе использовал эту концепцию в духе классической хасидскои традиции: избавление наступает вслед за рядом малых дел, которые устраняют духовное несовершенство.

Сам Ребе был неутомим в установлении связи между текущими событиями и отрывком из Торы на данную неделю. Его ученики и последователи не упустят из виду того обстоятельства, что он покинул этот мир в начале недели Хукат, на главе Торы, знаменующей печальное предопределение, согласно которому Моше должен был умереть до того, как приведет свой народ в Землю Обетованную. И если Израиль был предназначен для Моше, то эпоха мессианства предназначена для величайших лидеров иудаизма. Это предназначение продвигается вперед, мелькает издалека, но еще не достигло цели.

Возможны возражения против оценок, которые Ребе дал важным событиям в современной жизни еврейского народа. Я же просто оплакиваю потерю такого влиятельного интеллекта, человека, обладавшего духовным огнем и личной теплотой, – одного из немногих людей в истории, чье влияние ощущалось во всем мире, повернувшего иудаизм в сторону внешнего мира, посвятившего свою жизнь тому, чтобы донести до человечества, пережившего Холокост, живое присутствие Б-га.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру