Ребе на небесах приведет Мошиаха

РЕБЕ НА НЕБЕСАХ ПРИВЕДЕТ МОШИАХА

1. Ребе Раяц вспоминал, что святой Ребе Лейви Ицхок из Бердичева говорил: «Были цадики, которые перед смертью обещали (своим современникам) не входить в царство небесное, пока своим настойчивым ходатайством не обеспечат приход Мошиаха, но в конце концов они давали подкупить себя «конфетой» – немедленным духовным блаженством. Я же не дам себя одурачить!»

Однако и его одурачили, – продолжал вспоминать Ребе Раяц. – В Ган Эден, райском саду, скомандовали «Кдуша»! (название молитвы), и Ребе Лейви Ицхок немедленно вбежал туда.

Комментируя рассказ, Ребе заявил: «Поскольку Ребе Раяц знал все это, он, безусловно, постарается, чтобы с ним подобного не случилось, и, вне всякого сомнения, приведет Мошиаха».

2. Разница между другими цадиками и Ребе Раяцем становится понятной при рассмотрении различия (как он сам объяснил в Хсидусе) двух видов самопожертвования – месирас нефеш рабби Акивы и месирас нефеш Авраома Авину.

Рабби Акива стремился к самопожертвованию, просил о нем. По собственному признанию рабби, его всегда мучила мысль о стихе, который велит любить Б-га всей душой, т.е. даже если он возьмет к себе его душу. Он готов был ради этой возможности принести себя в жертву. В отличие от рабби Акивы, Авраом Авину не стремился к месирас нефеш. Он считал своим предназначением распространять познание Б-жественного начала в мире и шел этим путем с такой преданностью, с такой самоотдачей, что когда потребовалось месирас нефеш, был к нему готов.

Другими словами, рабби Акива стремился к тому, что представлялось благом для него самого, если не считать, что в его глазах высшим благом было месирас нефеш. Оказывается, это и не самопожертвование в истинном смысле слова. Авраом Авину, напротив, не искал для себя ничего, даже месирас нефеш. Он полностью посвятил себя распространению среди людей знаний о Б-ге, что и является подлинным месирас нефеш.

Понимание различия между ними – ключ к пониманию обсуждаемой нами проблемы. Для всех цадиков, которые обещали, что не войдут в райский сад, пока не обеспечат прихода на землю Мошиаха, такое обещание было актом месирас нефеш: ради народа Израиля они готовы были отказаться от райского блаженства. Что касается Ребе Раяца, то он не рассматривал себя как самостоятельное, самоудовлетворяющееся существо, вся его жизнь, все его помыслы были посвящены Дому Израиля в целом. Соответственно его деятельность, направленная на то, чтобы привести Мошиаха для блага сынов Израиля, не есть жертва – он просто не мог поступить иначе, это было выражением его существа. Других цадиков можно было привлечь, подкупить обещаниями духовного откровения, с Ребе Раяцем этого произойти не могло. Не оставляет сомнений, что он обязательно приведет Мошиаха.

3. Теперь, когда Ребе Раяц вознесся в горнюю обитель, ему не менее важно и необходимо увидеть приход Мошиаха вниз, на землю, чем до своей кончины. По сути дела, после кончины низший мир представляет для него еще больший интерес. Алтер Ребе пишет в «Игерес Га-Койдеш»: «Когда цадик умирает, он присутствует во всех мирах даже больше, чем при жизни».

Эту концепцию – о том, что в нашем реальном мире умерший цадик присутствует в большей мере, чем при жизни, – Алтер Ребе развивал в связи с кончиной Ребе Менахема Меняла из Городка, человека, не входившего в число Ребе Хабада. Тем более этот постулат, о том, что присутствие цадика будет ощущаться после его кончины больше, чем при его жизни, и что он продолжает интересоваться происходящим у нас внизу, относится к Ребе Раяцу. Никакое райское блаженство не сможет отвлечь его от цели: он, безусловно, приведет к нам праведного Мошиаха.

Из беседы в субботу «Исро», Адар 5710 (1950) года

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру