Минха

МИНХА

ПРЕДВЕЧЕРНЯЯ МОЛИТВА

Выше мы уже упомянули[1], что три каждодневные молитвы — Шахарит, Минха и Маарив (или Арвит) — были установлены нашими тремя патриархами Авраамом, Ицхаком и Яаковом соответственно. Авраам ввел в практику утреннюю молитву (Шахарит), Ицхак — предвечернюю молитву (Минха), а Яаков — вечернюю молитву (Маарив).

Поэтому каждая из этих молитв отражает особый характер, или личность, того патриарха, который ее установил.

Какие именно особые свойства характеризуют патриархов?

Авраам был человеком Хесед (милости, доброжелательности, доброты)[2]. Во всю свою жизнь Авраам применял Б-жественное качество (атрибут) доброты; он был исключительно добрым человеком даже для совершенно чужих людей; он помогал им как материально, так и духовно. Его гостеприимство стало легендарным, и всюду, куда бы он ни пошел, он распространял знания о Б-ге.

Б-жественная доброта характеризовала также его личную жизнь. Превечный был очень добр к нему. Авраам был великим князем[3], уважаемым и почитаемым всеми народами и племенами, с которыми ему приходилось иметь дело. Жизнь Авраама была подобна восходящему солнцу, которое светит все сильнее и становится ярче в утренние часы.

Утренняя молитва, Шахарит (буквально: "Молитва утренней зари") характеризуется также милостью Б-жьей, и слово Хесед появляется часто в тексте утренних благословений и молитв, как мы имели уже случай упомянуть.

В характере и жизни Ицхака превалирующей чертой был Дин (строгое соблюдение закона). Если основу характерной особенности Авраама составляла любовь к Б-гу, то основной характерной чертой Ицхака была боязнь Б-га (благоговение перед Б-гом); любовь и боязнь соответствуют характеристикам (атрибутам) Хесед и Дин. Если жизнь Авраама была подобна восходящему солнцу утром, то жизнь Ицхака была подобна заходящему солнцу под вечер. Пресловутые "четыреста лет изгнания"[4] начались с момента рождения Ицхака. Ицхаку пришлось иметь дело с врагами, которые завидовали его богатству и оспаривали его право на воду. На старости лет он ослеп; он имел сына Эсава, который причинял ему много беспокойства и языческие жены которого очень докучали ему. Ицхак олицетворял собою "сумерки" и "строгость закона".

Поэтому Зоар говорит:

Написано: "Горе нам, день уже склоняется, распространяются вечерние тени"[5]. Что значит "вечерние тени"? Это ангелы-обвинители и особое свойство строгости суда, превалирующие в это время [дня]. Поэтому нас учат, что человек должен сосредоточиться во время молитвы Минха. Любую молитву нужно читать сосредоточенно, особенно же молитву предвечернего времени, ибо в это время превалирует в мире строгость закона. Поэтому Ицхак установил молитву Минха в это время[6].

Почему возникает Б-жественное качество строгости к вечеру? Абудраам упоминает тот факт, что Адам, первый человек, совершил свой грех в десятом часу дня (считая продолжительность дня от б часов утра до 6 часов вечера, десятый час дня наступит около четырех часов пополудни). Адам был тогда осужден Б-гом. Согласно Абудрааму, слово Минха действительно берется от того объяснения, которого дал Таргум стиху в Берешит 3:8, а именно в значении "заката дня"[7].

Понятно также, почему Б-жий суд происходит к концу дня. Утром человек встает в безупречном духовном состоянии, без греха. Но к концу дня его действия за день предстают перед испытующим взглядом Б-га, чтобы проверить, отвечают ли они Б-жьей воле.

В другом месте Зоар[8] также подчеркивает, что Бет-Амикдаш был подожжен к вечеру, ибо это время дня является временем строгого суда. Святой Ари и другие авторитеты подчеркивают особую важность молитвы Минха.

С другой стороны, наши мудрецы указывают также на то, что время Минха особо благоприятно для молитвы. Поэтому молитва Элияу на горе Кармель была услышана Б-гом именно во время Минха[9].

Понятно также, как указывает Тур[10], почему молитва Минха особенно приемлема для Б-га. Утренннюю молитву читают раньше всего утром, до того как приступают к дневной деятельности. Минха же читают под вечер, когда человек занят, и чаще всего "по горло", дневными делами. Это означает, что человек вынужден прерывать свою работу или дело, отрывать свою мысль от мирских дел и сосредоточиться на молитве, вопреки всему тому, что отвлекает его. Вот почему Б-г особенно ценит молитву Минха, когда ее читают набожно и искренне.

Что касается самой молитвы Минха, то она состоит из следующих разделов: Ашрей, Шемоне эсре, Таханун (в те Дни, когда читают эту молитву) и Алену. Принято читать Корбанот и Кетторот перед Ашрей, ибо, как уже упоминалось раньше, молитвы заменяют сейчас собою каждодневные жертвы, приносимые некогда в Бет-Амикдаше. Минха соответствует предвечернему Корбан-Тамид[11].

Когда читают молитву Минха в коллективе (в миньяне из десяти взрослых мужчин, в возрасте Бар-Мицва и старше), читают полу-каддиш после Ашрей, а Шемоне эсре повторяется вслух шелиах-цибур'ом (ведущим, хазаном). В этом случае читают Кедуша и Модим д'Раббанан, как и в утренней молитве, и читают полный каддиш после Шемоне эсре (или после Таханун, когда эту молитву читают) и поминальный каддиш после Алену.

Все упомянутые здесь молитвы уже рассмотрены раньше при разборе утренней молитвы.

[1] См. Введение, стр. 10 и след.

[2] Миха, последний стих.

[3] Берейшит, 23:6.

[4] Берейшит, 15:13, Раши.

[5] Ирмияу, 6:4

[6] Зоар I, 230а; II, З 6 б.

[7] См. также Раши на Берейшит, 3:8.

[8] Зоар I, 132б.

[9] Мелахим I, 18:36.

[10] Тур, Орах Хаим, парагр. 232.

[11] Шемот, 29:38-42; Бемидбар, 28:1-8.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру