Вечерняя молитва

ВЕЧЕРНЯЯ МОЛИТВА

МААРИВ

ВВОДНЫЕ МОЛИТВЫ

Вечерняя молитва — Маарив или Арвнт — состоит в основном из молитвы Шема с двумя берахот до нее и двумя после нее; затем следует Шемоне эсре и, наконец, Алену.

Молитве Маарив предшествует вводная часть, которая состоит из избранных стихов книги Теилим, включая весь псалом 134. В отношении этих вводных выдержек из Библии имеются определенные расхождения между нусах Ари, нусах Ашкеназ и нусах Сефард.

По нусаху Ари (вариант Хабад) вводные выдержки из Библии расположены следующим образом: сначала стихи Веу рахум[1] и Ашем ошиа[2]. После этого следует псалом 134 и три дополнительных отдельных стиха, повторяемых трижды.

Если молитву читают коллективно (в миньяне), тогда хазан читает полу-каддиш и произносит Бареху — подобно утренней молитве перед благословением Иоцер.

Разберем эти вводные выдержки.

והוא רחום
ВЕУ РАХУМ

"И Он милосерд; прощает грех и не губит; Он многократно отвращал гнев Свой и не возбуждает всей ярости Своей"[3]. "Спаси, о Б-же; Царь да ответит нам в день, когда будем взывать к Нему"[4].

Святой Зоар объясняет важность первого стиха "И Он милосерд" в свете того факта, что ночь связана с опасностями, страхами и Б-жьей карой, в отличие от дня, который связан с Б-жьим Хесед'ом, благожелательностью, о чем мы имели уже случай упомянуть раньше. В соответствии с этим Зоар[5] объясняет, что стих Веу рахум — это молитва о защите от страха ночного и всего, что с этим связано.

Абудраам объясняет дальше, почему этот стих особенно подходит для начала вечерней молитвы. Поскольку утренняя и полуденная молитвы заменяют собою каждодневные жертвы (Тамид)[6], которые приносили некогда в Бет-Амикдаше утром и под вечер, эти молитвы являются искуплением грехов, совершенных в течение дня. Вечерняя же молитва не заменяет собою соответствующую жертву, которую приносили бы для искупления грехов, совершенных после захода солнца. Поэтому вечерняя молитва начинается стихом "И Он милосерд; прощает грех" и т. д., которым мы выражаем нашу веру в то, что Б-г прощает в любое время — при условии, конечно, что раскаяние в совершенных грехах искреннее.

В Шаббат и Йом-Тов, особо отличающиеся своей святостью, радостным и веселым настроением в эти дни, нет Б-жьего суда и кары (Дин), поэтому нет тогда упоминания о грехах или молитвы о прощении. Следовательно, оба указанные выше стиха опускаются в вечерней молитве Шаббата и Иом-Това.

Как можно было заметить, стих Веу рахум говорит о великом миллосердии Б-жьем. Следует учесть, что еврейский текст этого стиха состоит из тринадцати слов, которые соответствуют Тринадцати Атрибутам Б-жественного милосердия[7]. Этот стих подчеркивает также безграничную терпимость Б-жью по отношению к грешнику. Б-г не желает уничтожить грешника, а предоставляет ему вновь и вновь возможность раскаяться и свернуть с нечестивого пути. Если же грешник не раскаивается, а Б-г находит нужным (для блага самого грешника) покарать его, Он делает это жалеючи, — "Он не желает возбудить всей своей ярости". Целью наказания является не губить грешника, а заставить его остановиться, продумать и рассмотреть свои пагубные пути поведения, с тем чтобы свернуть с них и делать добро. Поэтому Б-г распределяет наказание в пределах, соизмеримых с силами наказуемого, чтобы он мог перенести это искупление, ибо Б-г милосерд даже, когда Он карает. Наши мудрецы приводят следующий пример: заимодавцу задолжали два человека. Один из должников был другом заимодателя, а другой — нет. От друга кредитор взыскивал свой долг постепенно малыми суммами, второго же он заставил заплатить все сразу. Точно так взыскивает Б-г, который является нашим Другом, Свой "долг" с нас малыми дозами[8]. Однако мудрый человек не будет ждать до наступления срока платежа, он постарается погасить свой долг возможно скорее. Б-г в Своем милосердии предоставил возможность каждому из нас получить немедленное прощение искренним раскаянием. В этом смысл второго стиха "Спаси, о Б-же; Царь да ответит нам в день, когда будем взывать к Нему".

שיר המעלות הנה ברכו
ПСАЛОМ 134

Небольшой (из трех стихов) псалом 134 подобает читать в виде введения к молитве Маарив по той причине, что он содержит слова "...рабы Превечного, стоящие в доме Б-жьем по ночам"[9].

В псалме этом читаем:

"Песнь степеней. Вот благословили Б-га все рабы Превечного, стоящие в доме Б-жьем по ночам. Возденьте руки в святости и благословите Б-га. Да благословит тебя с Циона Превечный, Создатель неба и земли".

Этот псалом включен в вечернюю молитву в соответствии со сказанием в Талмуде о том, что когда человек возвращается вечером с работы и входит в молитвенный дом, он должен прежде всего почитать что-нибудь из Библии или изучать Талмуд по своему умению, а затем он должен читать Шема и Тефила[10]. И действительно, во многих синагогах, если не в большинстве, имеется регулярный шнур (урок) по изучению Торы между молитвами Минха и Маарив. Во всяком случае, упомянутый коротенький псалом стал частью вводных стихов из Библии именно с той целью, чтобы помочь соответствующим образом подготовить молящегося к вечерней молитве.

За псалмом 134 следуют две подборки, состоящие из трех стихов каждая, и все они — из одного и того же источника (Теилима). Первая подборка состоит из следующих трех стихов:

"Днем явит Превечный милость Свою, и ночью песнь Его со мною; молитва к Б-гу жизни моей"[11].

"От Превечного спасение праведникам; Он защита их во время скорби. И помог им Превечный и избавил их; избавит их от нечестивых и спасет их; ибо они на Него уповают"[12].

Соответствие первого из этих стихов молитве Маарив очевидно. Стих гласит: Благодаря милосердию Превечного (Хесед) днем, я пою Его славу ночью, ибо Он Б-г жизни моей. Наши мудрецы, объясняя слова "я пою Его славу", говорят, что речь идет о Торе, и дают более глубокое понятие значимости этого стиха. Они говорят: "Того, кто занят изучением Торы ночью, Святой (благословен Он) озарит лучом Хесед (благоволения) днем, как написано: "Днем Б-г явит милость Свою, [потому что] ночью [Его Тора] со мною"[13]. По другой версии "ночь" имеет в виду этот мир, в то время как "день" — будущий мир. Соответственно этому, смысл стиха будет: тот, кто изучает Тору в этом мире, удостоится особого Б-жественного света в будущем мире.

Последние два стиха являются окончанием псалма 37, в котором Давид проводит различие между нечестивцем и праведником. Нечестивцы могут преуспевать некоторое время, но в конце концов они осуждены на истребление и погибель, как солома и трава; нет у них будущего в эхом мире, тем более, конечно, в мире грядущем. Праведники же будут торжествовать как в этом мире, так и в будущем мире. Поэтому, хотя мы, возможно, и встретим нечестивцев, гордых и высокомерных людей, которым, как нам кажется, везет во всем, наша вера в Б-га и в Его справедливость от этого нисколько не пострадает, ибо мы уверены, что в конце концов нечестивцы заплатят за свои злодеяния, в то время как праведники пожнут плоды своих добрых дел и будут вознаграждены.

После этого следует еще одна подборка из трех стихов в логической последовательности, которые читаются вслед за предыдущими тремя стихами и темой которых является выражение полной надежды на Б-га.

"Б-г Цеваот с нами; Б-г Яаковлев — крепость наша, Сэла[14]."

"Б-г Цеваот! Блажен человек, надеющийся на Тебя[15]".

"Превечный, помоги! Царь ответит нам в тот день, в который мы воззовем[16]".

"Б-г Цеваот" — это Создатель Цеваот, т.е. воинства небес и земли. Он является также Б-гом Израиля, к которому также относится название "Воинство Б.-жье[17]".

Эти последние три стиха молящиеся повторяют каждый из них трижды, чтобы подчеркнуть их важность. Великий мудрец рабби Акива заявляет, что тот, кто читает эти три стиха, может быть уверен, что его не постигнет беда[18].

Выбор отрывков из Теилима в качестве введения к Шема в вечерней молитве соответствует Песукей д'Зимра в утренней молитве. В обоих случаях цель чтения этих мест из Теилима — настраивать соответственно наш разум и сердце к восприятию наших основных молитв Шема и Шемоне эсре. Как уже было замечено, основной темой утренней молитвы является Б-жественный Хесед, в то время как вечером ударение делается на эмуна и битахон — веру в Б-га и надежду на Него.

המעריב ערבים

ПЕРВАЯ БЕРАХА ПЕРЕД ШЕМА

Первая бераха перед Шема в вечерней молитве подобна по содержанию первой бераха, предшествующей утреннему Шема, за исключением того, что в утренней бераха говорится о Б-жьих чудесах, связанных с созданием света (йоцер ор), в то время как вечерние берахот говорят о Б-жьих чудесах, связанных с созданием сумерек. Поэтому бераха начинается словами: "Благословен... который словом Своим наводит сумерки вечерние (маарив аравим)". Множественное число применено здесь потому, что фактически имеются две степени сумерек. Первые сумерки появляются, когда солнце садится и уходит за горизонт, но его свет отражается еще в облаках; вторые же являются более глубокими сумерками, когда исчезает и этот отраженный свет и начинают появляться звезды, — эта степень отмечает начало ночи.

Еврейское слово эрев ("вечер") происходит от глагола, означающего "смешивать", потому что как только солнпе переходит через зенит и начинает клониться к западу, вечер начинает смешиваться с днем, пока день наконец не уступает полностью ночи. Поэтому все время после полудня называется уже бейн аарбаим, "между вечерами" или дословно "между смесями", что является выражением, применяемым Торой для обозначения времени принесения предвечерней жертвы (Тамид), а также пасхального ягненка[19].

Начальные слова этой бераха относятся, конечно, к первому вечеру, сотворенному Б-гом, как написано: "И был вечер (эрев), и было утро: день один[20]".

...мудростью Он отверзает врата (небес). О "вратах" небес упоминается в Танах многократно.

...разумом Он меняет времена и преображает периоды.

То, что проявляется как "естественная" и "обычная" смена времени, от дня к ночи и от ночи ко дню, от лета к зиме и от зимы к лету и т.д., представляет собою на самом деле чудесный акт Мироздания, посредством которого Б-г постоянно проявляет Свою безграничную мудрость и волю.

...Он творит день и ночь; закатывает свет из-за темноты и темноту из-за света. Б-г мог создать день и ночь так, чтобы они заменили друг друга внезапно и резко. В этом случае жизнь была бы значительно более тяжелой. Но Своей мудростью Б.-г "закатывает" свет медленно, чтобы дать своим созданиям возможность приготовиться к ночи.

...и Он уводит день, наводит ночь, отделяет день от ночи. Б-г Цеваот имя Его. Б-г сделал различие между светом и темнотой, между днем и ночью, ибо они два различные создания, отличающиеся не только количеством света, но и самой их природой. Мы имели уже случай отметить, что днем Б-г управляет посредством Его атрибута Хесед (милость), а в течение ночи — посредством Его Атрибута Дин (строгость). Мы знаем также, что ряд Б-жественных заветов нужно выполнять только в дневное время, а ряд других — ночью. Здесь кроются глубокие тайны, связанные с тайнами самого Мироздания.

Упоминание о различии между днем и ночью можно рассматривать как связь между этой и ближайшей бераха, которая говорит о вечной Б-жьей любви к Его народу Израилю. Здесь тоже имеется водораздел между еврейским народом и остальной частью человечества, ибо Б-г избрал еврейский народ, чтобы дать ему Тору и мицвот, о чем разговор ниже.

Первая бераха заканчивается словами: Благословен... наводящий (дословно: смешивающий) вечера.

אהבת עולם

ВТОРАЯ БЕРАХА

"Любовью вечною возлюбил Ты дом израилев, народ Свой..."

Это начальные слова второй бераха перед Шема в вечерней молитве. Они основаны на Б-жьем заявлении, сделанном через пророка Ирмияу: "Любовью вечной люблю Я вас[21]".

Можно заметить, что начальные слова אהבת עולם как и тема этой бераха вообще, те же, что и во второй бераха, предшествующей утренней молитве Шема. Это особенно подходящее введение и подготовка к Шема, первая часть которой начинается словами: "И возлюби Превечного, Б-га Своего, всем сердцем" и т.д.[22]

Б-жья любовь к нашему народу выражается прежде все-рго в том факте, что Он избрал нас из всех народов мира, чтобы дать нам Тору и мицвот; чтобы служить Ему и быть всегда близким к Нему, как сказано дальше в молитве:

"...Ты преподал нам Тору и мицвот, уставы и законы".

Б-г не только дал нам Тору и мицвот, но Он научил нас и приучил нас соблюдать их в нашей повседневной жизни. Еврейское слово ламад (в переходном пиел) означает как учить, так и приучать. С тех пор, как Б-г дал нам Тору на горе Синай, Он заверил нас, что Тора не расстанется с нами. На протяжении нашей многовековой истории неоднократно оказывалось, что когда наш народ пренебрегал Торой и нависала опасность, что она будет забыта, Б-г заставлял нас вернуться к ней, даже если оказывалось необходимым делать это при помощи Амалека или Амана и т.п. врагов евреев. Но лучше, конечно, чтобы мы соблюдали Тору и мицвот охотно и радостно. Б-жественное Провидение предусмотрело также, чтобы до того, как какой-либо центр Торы будет разрушен в одном месте, начал процветать новый центр Торы в другом месте.

...ибо они (Тора и мицвот} наша жизнь и наше долголетие. Это соответствует стиху: "Любить Превечного, Б-га Твоего, слушать глас Его и прилепиться к Нему — ибо Он жизнь твоя и долголетие твое[23]".

Тора и мицвот — это не нечто такое, что дополняет нашу жизнь, это сама жизнь наша. Жизнь еврея без Торы и мицвот просто немыслима.

Молитва завершается, как и началась, темой "вечной любви": "И не отними от нас любви Своей вовеки", и оканчивается бенедикцией: "Благословен Ты, о Превечный, любящий народ Свой, Израиля".

אמת ואמונה

ПЕРВАЯ БЕРАХА ПОСЛЕ ШЕМА

"ИСТИННО И ПРАВДИВО ВСЕ ЭТО..."

"Все это" имеет в виду все, что содержится во всех трех частях Шема: наше заявление о единстве Б-жьем и наше принятие на себя "ига" Его царства (ол малхут шамаим) — в первой части; наше принятие на себя беспрекословного подчинения Его заветам (ол мицвот) — во второй части и мицва цицит, символ всех мицвот, а также событие исхода из Египта — в третьей части.

В Талмуде[24] мы находим следующее утверждение от имени Рав'а:

Тот, кто не читает אמת ויציב утром и אמת ואמונה вечером, не выполняет своей обязанности, ибо сказано: "Чтобы возвещать благость Твою утром, истину Твою по ночам[25]".

Раши объясняет, что хотя в утреннем и в вечернем вариантах первой бераха после Шема тема одна и та же, имеется все же разница между ними: утренний вариант говорит о любви Б-жьей к нашим предкам, которых Он вывел из Египта и перед которыми расступились воды Чермного моря и т.д. Другими словами: там говорится о Б-жьих чудесах и знамениях, совершенных нашему наро-ду в прошлом. Вечерний же вариант бераха, с другой стороны, говорит о Б-жьей заботе о нас и о Его любви к нашему народу также и в настоящее время, и особенно в будущем.

В этой связи молитва включает два стиха, которые занимают также видное место в Песне на море, а именно: "Кто, как Ты, о Б-же" и т.д. и "Да царствует Превечный во веки веков[26]".

Поскольку главная тема этой молитвы вечером, как и в утренней молитве, — это высвобождение Израиля — геула — как в прошлом, так и в будущем, она соответственно этому заканчивается бераха: "Благословен Ты, Превечный, освободивший Израиля".

Включение этой молитвы с ее центральной темой о Иециат Мицраим в утреннюю и вечернюю молитвы сделано в порядке выполнения указания наших мудрецов о необходимости поминать наше освобождение из египетского рабства каждодневно днем и вечером. Оно основано на толковании завета Торы: "Чтобы ты помнил день выхода твоего из земли Египетской во все дни жизни твоей[27]". Ударение на слове "все" приводит к следующему выводу, по мнению Бен-Зомы: Если бы написано было только "дни жизни твоей", имелись бы в виду только дни, но сказано ведь "все дни жизни твоей", значит, имеются в виду также и ночи[28].

Мы имели уже случай упомянуть, что "ночь" означает часто иносказательно также и изгнание — галут. Поэтому особенно важно, чтобы в самую "ночь", темноту изгнания, мы подтвердили нашу веру в Б-га, в то, что Он вновь высвободит нас из теперешнего изгнания, как некогда Он вывел наш народ из Египта.

Нет нужды подчеркнуть, что то, что мы читаем о событии Иециат Мицраим[29], а также радостную песню, которую Моше и весь еврейский народ пели по этому поводу, — что все это имеет целью не просто вспоминать это само по себе очень важное событие в истории нашего народа. Настоящей целью этого вспоминания является вновь переживать это происшествие каждодневно, как если бы это случилось с каждым из нас лично. Живо представляя себя стоящими на берегу Чермного моря, живыми свидетелями этого удивительного спасения нашего, лично присутствующими при совершении Б-жьей "Великой рукой" явных чудес, — мы так же, как и наши предки некогда, должны охотно и радостно принимать на себя власть Б,-жьего царства и переполняться потрясающим чувством благоговения перед Б-гом и любви к Нему.

השכיבנו

ВТОРАЯ БЕРАХА ПОСЛЕ ШЕМА

В нусах Ари (с некоторыми изменениями также в нусах Ашкеназ) вторая бераха после Шема начинается так:

"Уложи нас, Превечный, Б-же наш, на покой и подними нас, о Царь наш, для жизни хорошей и мирной...".

Примечательно, что, молясь Б-гу о покойной ночи, мы обращаемся к Б-гу как к "Отцу нашему", а молясь о вставании утром со сна, мы обращаемся к Нему как к "Нашему Царю".

Мы имели уже случай подчеркнуть в связи с молитвой Моде ани[30] — нашей первой молитвы при вставании утром, что первая наша мысль о Б-ге утром — это как о Правителе (Царе), Которому мы обязаны подчиниться беспрекословно, как подданный подчиняется своему царю.

Ночью, однако, мы думаем о Б-ге скорее как об Отце, а не как о Царе. Ибо в течение дня мы узнали из всего, что с нами произошло за день, что Б-г является для нас больше, чем Царем. Он проявил к нам много милосердия, и беспокоился о нас, как любящий отец беспокоится о благополучии своих детей. А поэтому, когда мы готовимся к ночному отдыху, мы полны чувства веры и уверенности в Б-га, как ребенок чувствует себя уверенным в объятиях своего отца.

В части нашего отношения к Б-гу, титулы "Царь" и "Отец" означают две формы служения Б-гу. Царю подчиняются главным образом из боязни вызвать его недовольство; отцу же подчиняются в основном из чувства любви к нему. Каждый из этих двух образов поведения имеет свои преимущества и недостатки. Подчинение царскому приказу должно быть беспрекословное с полным отказом от своих личных прав (каббалот ол); это является первым условием истинного подчинения, какое требуется, скажем, в армии. Личные чувства или побуждения не имеют здесь места. С другой стороны, отцовское требование выполняется любящим сыном с энтузиазмом и радостью, и часто не в порядке выполнения обязанности[31].

Первой нашей обязанностью в нашем служении Б-гу должно быть подчинение Ему, как подданный подчиняется своему царю или слуга своему господину. Но, когда мы лучше познаем Б-га и когда мы более полно ощущаем жизненную важность Б-жьих заветов для нашего же блага, мы можем развить в себе также и эту более высокую степнь служения Б-гу из любви к Нему. Высшая форма служения Б-гу состоит из обеих форм — ир'а и аава (благоговения и любви). Вот почему мы иногда обращаемся к Б-гу обоими титулами — "Наш Отец" и Наш Царь".

"...назидай нас добрым советом, исходящим от лица Твоего..."

Ночью, когда человек ложится спать, он полон всяких сомнений, различных мыслей и дум. Он может продумывать все события дня и принимать решения в отношении следующего дня. Это очень подходящее время для принятия хороших решений в отношении своего дальнейшего поведения. Мы просим поэтому Б-га руководить нами и помочь нам, чтобы наши решения были правильными и чтобы мы были в состоянии осуществовить наши добрые намерения, ибо только такие мысли и идеи, которые подсказаны нам Б-гом, действительно хороши и ценны.

"...и простри над нами покров мира Своего ...и храни нас в тени Твоих крыльев".

"Мир" и "защита" являются основными темами этой молитвы, ибо мы сознаем, что эти великие блага — только от Б-га.

Одну из причин включения этой молитвы в Вечернюю службу можно найти в Мидраш Теилим, где приводится следующее сказание рабби Элиезера: "Тот, кто одевает Тефилин на голову и руку, носит цицит на одежде и имеет мезуза на двери, предохранен от греха[32]". Ночью недостает двух из этих защитных средств, поскольку мицвот Тефилин и Цицит применимы только днем. Поэтому наши мудрецы включили в вечернюю молитву специальное моление о Б-жьей защите.

Молитва заканчивается бераха: "Благословен Ты, Пре-вечный, который охраняет народ Свой Израиль во веки веков".

Это соответствует стиху: "Вот, не дремлет и не спит страж Израилев[33]".

Ложась спать, мы можем отдыхать, будучи уверенными, что Б-г не заснет на Своем "сторожевом посту", а будет постоянно бдителен, охраняя нас. Наши мудрецы поясняют приведенный выше стих, подчеркивая:

Б-г не подобен человеку. У людей заведено, что господин почивает, в то время как его слуги охраняют его. О Б-ге же сказано: "Вот, не дремлет и не спит страж Израилев". В данном случае спит слуга, а Господин стоит на страже и охраняет его[34].

В нусах Ари сразу за молитвой Ашкивену следует Шемоне эсре, и вся вечерняя молитва заканчивается молитвой Алену. Эти обе молитвы уже рассмотрены выше в Утренней службе.

Когда молятся в коллективе (миньян) читают полу-каддиш перед Шемоне Эсре и каддиш-титкабел после этого. Вечером Шемоне эсре не повторяется ведущим (хазаном) вслух, потому что ночью кедуша не читают.

[1] Теилим, 78:38;

[2] Теилим, 20:10.

[3] Теилим, 78:38.

[4] Теилим, 20:10.

[5] Зоар II, 130а.

[6] Шемот, 29:38-42; Бемидбар, 28:1-8.

[7] См. выше стр. 196 и след.

[8] Авода Зара, 4а.

[9] Теилим., 134:1.

[10] Берахот, 4б.

[11] Теилим, 42:9.

[12] Теилим, 37:39-40.

[13] Хагига, 12б.

[14] Теилим, 46:8,12.

[15] Теилим, 84:13.

[16] Теилим, 20:10.

[17] Шемот, 12:41 и след.

[18] Цитировано в Оцар Атефилот, стр. 450.

[19] Шемот, 12:6; 29:29. и др.

[20] Берейшит, 1:5.

[21] Иеремия, 3:3.

[22] См. выше, стр. 162 и след.

[23] Деварим, 30:20.

[24] Берахот, 12а.

[25] Теилим, 92:3.

[26] Шемот, 15:11 и 19.

[27] Деварим, 16:3.

[28] Мишна, Берахот, 12б.

[29] См также выше, стр. 178.

[30] См. выше стр. 19.

[31] Ликутей Тора, Балак, 70г; Ре'е, 20б; Бераха, 94б.

[32] Мидраш Теилим на псалом 6.

[33] Теилим, 121:4.

[34] Берейшит Рабба, 25:42.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру