Четыре глобальных катаклизма, в жизни индивидуума и в жизни общества

Урок рава Гинзбурга 29 тишрей 5773, Бейтар

Четыре[1] глобальных катаклизма в жизни индивидуума и в жизни общества

Предисловие переводчика

Этот урок удивительно напоминает программную сиху Ребе, о четырех группах евреев, стоявших перед Красным морем на седьмой день после Исхода. В той сихе (кстати, с той сихи, точнее, с ее самиздатовского машинописного перевода оказавшегося у меня в руках, начался когда-то хасидус.ру) — Ребе говорит о четырех группах современного ему харейдимного еврейства. Одни говорят «бросимся в море», другие — «вернемся в Египет» и т.д.

Аналогично, в данном уроке можно видеть, как рав обозначает проблемы, стоящие перед еврейством сегодня. Не случайно первым номером идет.. ностальгия. Ностальгическое, очень понятное, желание — вернуться назад в местечко, в штетл. Реконструировать современный иудаизм по образцу штетла. Только это невозможно. Хотя это перевод урока рава а не моя статья, я хотел бы отметить, что на мой взгляд, это действительно основная проблема еврейства вообще и баал тшув в особенности — желание вернуться в местечко, которого больше нет. Желание видеть в секуляризации трагическую ошибку, «наущение змея-искусителя», которую — если только преодолеть — то можно вернуться обратно в рай. Проблема в том, что рая больше не существует в доступном нам измерении, и вернуться туда невозможно. А змей — что змей. Он, в сущности, всего лишь катализатор изначально задуманного процесса, больше ничего… Вы скажете, радикальный взгляд на вещи? А кто говорит, что нет?

Далее, собственно, текст урока рава:

В главе Ноах человечество переживает две глобальных катаклизма. Первый — это потоп, уничтоживший не только все человечество, но также и все живые существа на суше, кроме тех, кто уцелели в ковчеге Ноаха. Второй катаклизм — в поколении вавилонской башни — рассеяние человечества по четырем странам света после разрушения вавилонской башни. В главе Берейшит мы читаем еще об одном глобальном катаклизме, изгнании из райского сада, в результате греха Адама и Хавы, так, что мы имеем уже три глобальных катаклизма.

В принципе, основное содержание Торы связано с четвертым катаклизмом, изгнанием и порабощением в Египте, а затем — исходом и освобождением от этой «пост-травмы», исходом из Египта. Изначально эта «пост-травма» предназначена для того, чтобы достичь тех вершин, которых еврейский народ достигает впоследствии[2]. Избавление и исход из Египта представляют собой исправление также предыдущих пост-травм, и, в сущности, все эти пост-травмы предназначены для того, чтобы привести человечество к более исправленной реальности.

Эти четыре глобальные кризиса представляют собой модель, прототип, для четырех типов кризисов как в жизни каждого отдельного человека («все валы твои и волны твои прошли надо мной»), так и в жизни народа Израиля, и также во всей истории человечества.

А. Изгнание из Эдемского Сада: потерянная мечта

Первый кризис, изгнание из Эдемского сада, это потерянная мечта. Хотя Эдемский Сад в Торе это не только притча, но также и реальное существовавшее место, но сегодня мы не способны найти его ни в одной известной нам точке земного шара. Он находится в другом измерении реальности, и для нас это что-то вроде «мира мечты», вход в который для нас закрыт. В той же мере, кажется, что перед грехом Адама и изгнанием из Эдемского сада, известный нам мир практически не существовал. После греха картина перевернулась, райский сад превратился в нечто существующее лишь в мечте, а наш глобус превратился в нечто реальное.

Мир мечты - это утопия[3], идеальная теоретическая реальность. Новость в том, что эта реальность когда-то существовала, и также сегодня она играет важную роль в нашем сознании. Мы живем в этом мире, но, в действительности мы «не отсюда», все мы были изгнаны из Эдемского сада. Важно помнить об этом, но нельзя позволить себе оставаться в ностальгической мечте и жить во сне. Следует работать в реальном мире, действовать «вовне», там, где сейчас находится мое место, «и изгнал его Вс-вышний из Эдемского сада, дабы обрабатывать землю, из которой он взят». В этом состоит тикун[4]!

В жизни каждого из нас исходная точка находится уже после изгнания из Ган Эйден: душа «изгнана» из фантастического утопического мира, в котором она находилась, и ударяется о почву жестокой реальности, знакомую нам. Теперь вся наша жизнь посвящена реабилитации после пост-травмы, связанной с разбившимся сном. В этой истории, как и в райском саду, есть «катализатор», он же змей, оно же дурное начало. Змей преуспевает в своем вмешательстве, первичная непорочность разбивается, мы изгоняемся на жестокую и чужую для нас «игровую площадку» жизни, и теперь нам следует трудиться и бороться в этом мире, и суметь исправить эту травму (подобным же образом, можно сказать, что детство — это потерянный рай в жизни человека.

 Б. Потоп: катастрофа

Второй катаклизм (или, кому больше нравится психо-терапевтическая терминология — «травма») — это потоп, когда весь существовавший до этого мир был полностью разрушен и уничтожен. В противоположность Адаму, Ноах не просто изгнан в иную реальность, но его мир полностью уничтожен, в совершенно буквальном смысле. Очевидно, также и до потопа мир также не был идеальным местом существования, и точно был весьма далек от идеально-утопического состояния, но, тем не менее, была налаженная жизнь, люди, животные, шум и голоса жизни — и вот сейчас все разрушено, абсолютная тишина висит в воздухе, и в живых осталась лишь одна маленькая семья, которая сейчас должна начать все сначала.

Совершенно не обязательно проходить через подобную травму, но это случается со многими людьми. Например, человек, потерявший всю свою семью, и сейчас, после своего личного «потопа», должен начать все сначала. Это, на самом деле, чрезвычайно трудная задача, требуется много душевных сил, чтобы только приступить к ней — и очень хочется убежать от реальности, найти утешение в алкогольном забытьи, и обнажиться в шатре, как это сделал Ноах… Но выбора нет, старый мир существовал, но его больше нет, он уничтожен, и теперь остается лишь построить на его развалинах новый мир. Прошлое поколение разбито, и ты, считавший себя частью того поколения — ты это тикун, при условии только, что ты сумеешь смотреть вперед. Не нужно идти так далеко: удивительно, как множество евреев, переживших страшную Катастрофу во время Второй Мировой войны, и потерявших все самое дорогое для них, после Катастрофы нашли в себе силы подняться и начать буквально все заново.

3. Поколение Башни: рассеяние

Третий кризис, кризис поколения Вавилонской башни, это рассеяние. Изначально все люди были «один язык и одни слова», единое человеческое общество, большое и сплоченное. Кризис и наказание поколения башни - это не смерть или разрушение мира, но просто рассеяние. «И рассеял их оттуда по лицу всей земли», «и разделилась земля». Вместо единой нации теперь есть семьдесят народов — у каждого свой язык, страна, культура. Этот кризис, возможно, может показаться более легким, чем изгнание из Эдемского сада или потоп, уничтоживший мир, но это также отнюдь не самое легкое испытание для человека: общественная сфера изменилась до неузнаваемости, и все социальные коды должны быть переписаны заново.

Рассеяние не есть цель. Исправление раздробленного мира начинается от Авраама, о котором говорится в конце нашей главы (Ноах). Хазаль объясняют, что Авраам жил уже в эпоху вавилонской башни, и он был единственным, кто выступал против постройки башни. «Один был Авраам» - весь мир с одной стороны, и он один - с другой. Авраам и его потомки несут весть исправления разделенного мира. Трое праотцов, из которых произойдет народ Израиля, приведут к истинному единству: не иллюзорному поверхностному единству, не связанному с подчинением Высшей силе, но единству, в центре которого стоит избранный народ, раскрывающий целому миру, что «Б-г един, и имя его едино».

Кризис рассеяния происходит довольно часто в истории: сплоченное и единое общество вдруг начинает раздробляться на различные партии и группы, и вместо позитивной и конструктивной коммуникации, которая была изначально, они начинают говорить на разных языках, так, что единственной «коммуникацией» остается бросать камни друг в друга (в точности, как и произошло во время строительства башни). Также в жизни индивидуума можно указать на рассеяние: личность, внутри которой был внутренний мир и цельность, вдруг начинает страдать от внутреннего конфликта, человек, живший в относительном мире и гармонии с самим собой, вдруг оказывается в состоянии душевного рассеяния, и зачастую мы находим его блуждающим по миру и пытающимся собрать обломки самого себя. Все это должно найти свое исправление, посредством того, что находят какой-то центральный стержень единства, как в обществе в целом, так и в личности каждого отдельного человека.

4. Опускание в Египет: порабощение

В конце эпохи праотцов сыны Израиля опускаются в Египет. В следующем поколении начинается порабощение. Это новый тип кризиса — это уже не разбившийся сон, не уничтоженный мир, не рассеяние, но изгнание и рабство. Целый народ, шестьсот тысяч человек, превращается в нацию рабов. Это рабство тотально, оно порабощает тело и дух, работа, разбивающая человека физически, и не оставляющая покоя для духа. Невозможно перевести дух, ибо каждая капля воздуха, и все внимание посвящены — против своей воли — поработителю, так, что ты забываешь, кто ты есть, и вместо того, чтобы быть самим собой — ты полностью поглощен иной, чуждой ментальностью.

Исправление — это исход из Египта. Самое удивительное — то, что что сам факт исхода порождает народ. Исход из Египта порождает народ Израиля. В этой истории необходима личность избавителя, Моше рабейну, который послан, чтобы вывести народ Израиля из Египта, и необходима цель и направление для всего процесса, Дарование Торы, «Когда ты выведешь народ из Египта — вы будете служить Вс-вышнему на этой горе». Завершение этого процесса — вхождение в Эрец Исраэль.

Возможно, мы считаем себя свободными людьми, в но в действительности все мы где-то рабы. Всесильный господин — это не обязательно «старший брат» вовне, но заботы того безумного мира, в котором мы живем. Забота о пропитании способна превратить человека в раба, и даже если нет проблем с деньгами — мы живем в поколении, полном тревог — постоянная тревога и напряжение (и даже стресс) лежат на нас, подобно железному ярму (Хазаль недаром отмечают, что иго царства и иго земных забот не оставляют места для ига Торы), и душа неспособна освободиться по-настоящему, вздохнуть свободно и заняться тем, что действительно важно. Кроме того, все мы скованы по рукам и ногам социальными нормами, дешевой культурой, кормящей нас и предписывающей нам (сознательно или бессознательно) наши модели мышления и поведения — современный поработитель с широкой улыбкой и золотой плетью… В общем, требуется геула!

Катаклизмы в истории еврейского народа в новое время

Мы можем видеть, что модель этих четырех кризисов соответствует процессу, который переживает еврейский народ в новое время:

Потерянная мечта: мечта, которой больше нет — это уничтоженный мир еврейства изгнания. Старое доброе еврейское местечко (штетл), о котором мы читаем в книгах, теплые, сердечные ностальгические описания жизни еврейского местечка — подобны миру утопии, из которого доносится запах Эдемского сада (хотя, конечно же, не все было в нем благополучно). И вот, эта мечта разбилась, когда еще перед Катастрофой страшный духовный кризис поразил еврейский штетл. «Змеем» в этой истории послужило движение еврейского просвещения («соблазнившее» еврея из местечка отведать вкус «древа познания»), и вдруг евреи нашли себя изгнанными из рая, старый запах еврейства рассеялся, теплица разбилась и злые ветры ворвались вовнутрь. Делать нечего. Уже невозможно более вернуться в еврейское местечко, каким оно было раньше, и тикун состоят в том, чтобы работать в мире, как он выглядит сегодня.

Потоп. Потом нового времени, это, несомненно, страшная Катастрофа европейского еврейства. Целый еврейский мир был уничтожен, целые общины были стерты с лица земли, и отдельные, чудом спасшиеся «угли, выхваченные из огня» должны начать все с нуля после потопа. Тикун — в том, чтобы не впасть в отчаяние, и понять, что если я сумел удивительным образом выжить (даже если я не понимаю, за какие заслуги), то моя задача сейчас — идти вперед и строить новый мир.

Рассеяние: одновременно с процессами, через которые прошел народ Израиля в странах диаспоры, начало расти еврейское население земли Израиля. При всем том чуде, которое представляет собой возвращение в Сион — когда еврейский йишув в Стране стал подобием Ноева ковчега, спасшегося от потопа по удивительной воле Провидения — но созданное государство напоминает (по крайней мере, в явном его аспекте) разочаровавшую вавилонскую башню. И вместо того, чтобы все строилось в явном виде на основаниях Торы и избранности Израиля, с полным сознанием того, что мы — народ Б-га — пытаются создать нацию, основа которой — внешнее сотрудничество всех, и сознательно оставляют Б-га Израиля за скобками (так это в раскрытом сознании большей части «строителей башни»).

Очередной кризис не замедлил прийти. После первых лет, когда ощущалось единство «уцелевших от меча», наступили годы разочарования, и национальное единство начало рассыпаться. Антагонизм между различными частями народа все усиливался, и национальный кризис нашел свое выражение в явлении «йордим[5]», которые рассеялись по всему миру, явление, которое выражает «зачем нам все это?». Тикун следует искать на пути праотцов нации, Авраама Ицхака и Яакова: следует создать «национальный дом» на основах избранности еврейского народа, поднять знамя Торы и веры как знамя исправленного еврейского государства.

Рабство: в конце появляется кризис рабства — в разгаре которого мы находимся — которое выражается в раболепии перед нееврейской культурой. Не всегда мы ощущаем это как рабство — и иногда это и есть самая большая проблема, ибо это означает, что мы впитали в себя не-еврейскую ментальность, мы мыслим и говорим в терминах, заимствованных из чуждой нам культуры, сковывающей и порабощающей. Одно из наиболее резких проявлений данного явления — это опасение «что скажут народы мира», и это выглядит как самое последовательное основание в политике правительств Израиля с самого начала и до сих пор….

Чтобы исправить настоящую ситуацию, следует говорить об избавителе Израиля, царе Мошиахе, который раскроет наши уста, чтобы говорить по-еврейски и мыслить по-еврейски, избавителе, который выведет нас из всех рабств, и возглавит настоящую революцию, чтобы стать «царством священников и святым народом». Исход из Египта происходил «беяд рама», «берейш глей», с высоко поднятой головой, и таким же будет будущее избавление, в скором времени, в наши дни. И подобно тому, как исправление последнего кризиса (который, по сути, привел к исправлению всех предшествующих кризисов) было во время Дарования Торы, так в будущем истинном и полном избавлении  раскроется «новая Тора», которая раскроет внутренний смысл и сущность той вечной Торы, которую мы получили на горе Синай.



[1] Почему четыре, а не пять, или, например, три? Рав очень любит это число 4, оно соответствует четырем буквам Имени. Поэтому на своих уроках рав, как правило (практически всегда) строит «парцуф» (структуру, медитацию), состоящую из четырех частей-ступеней. Прим. переводчика

[2] Т.е., дарования Торы и завоевание Эрец Исраэль. Прим. переводчика

[3] Рав Шагар говорит о Мошиахе, как об «утопии». Чем то это перекликается с данным уроком рава. Прим. переводчика

[4] исправление

[5] Покинувших страну Израиля


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .