3


Публикуется с разрешения издательства "Еврейская книга".

Купить в магазине издательства "Еврейская книга"


А она стала приближаться на корабле ко дворцу, но потом решила про себя: зачем ей дворец. Но послал царь, и вернули корабль и привели ее[1] к нему во дворец. А этот царь не был женат[2], так уж случилось, что не выбрал он никого: кого хотел, его не хотели - и наоборот. И когда попала туда дочь императора, по­просила поклясться, что не тронет ее, пока не возьмет в жены по закону. И поклялся ей. И еще сказала ему, чтоб не открывал корабля и не касался его, только чтобы стоял корабль у берега, пока не поженятся, и лишь тогда пускай все увидят, как много в нем товаров, чтобы не говорили, что берет себе в жены нищую невесту. И обещал ей царь. И царь написал во все страны, чтобы собрать всех на свою свадьбу. И постро­ил дворец для нее. А она потребовала, чтоб доставили ей одиннадцать девушек[3] - дочерей самых главных воевод, чтобы были при ней. И приказал царь, и по­слали ей одиннадцать девушек - дочерей самых глав­ных министров, и построили каждой из них особую залу. И они, бывало, собирались у нее, и играли на музыкальных инструментах и развлекали ее различны­ми играми.

Однажды она сказала им, что пойдет с ними на море. Пошли они и затеяли там игру, и сказала она, что хочет уважить их, хорошим вином[4], припасенным у нее, попотчевать. И дала им того вина, что было на корабле, и опьянели они, попадали с ног и разлеглись там, на корабле. А она пошла и отчалила судно, и распустила паруса, и бежала на том корабле.

А царь и его люди выглянули и увидели, что корабля нет, и испугались очень. И сказал царь: «Смотрите, чтоб не обмолвиться ей случайно, потому что она бу­дет печалиться и жалеть очень о таком дорогом кораб­ле (ведь он не знал, что она сама убежала с кораблем; и думал, что она у себя в опочивальне). Мол, лучше пусть считает, что царь отдал кому-то корабль, только надо послать какую-нибудь из дочерей министров, чтобы поведала о том как-нибудь исподволь». И пошли в одну комнату - нет никого, и так обошли все одиннадцать комнат и никого не нашли. И решили послать к ней вечером старуху-служанку, чтобы сказала. Зашли в опо­чивальню - и там ни души. И испугались очень. А отцы этих одиннадцати девушек привыкли посылать доче­рям регулярно письма. А теперь видят, что они посы­лают письма и нет им никакого ответа от дочерей. Собрались министры и поехали сами туда, и не нашли дочерей, и разгневались очень, и решили послать царя на каторгу, ведь они все-таки министры государства, но передумали - за какой грех каторгой наказывать, поскольку и тот сам против своей воли попал в силок. И договорились: лишить его царства и изгнать. И ли­шили его царства, и изгнали. И пошел себе.

А она плыла на корабле. Потом пробудились дочери министров и сказали ей:

- Давай возвратимся. А она отвечает им:

- Поиграйте здесь еще немножко. Потом налетела буря-ураган, и они говорят:

- Давай воротимся домой! - Тогда известила их, что корабль уже в открытом море. Они спрашивают ее:

- Зачем ты сделала это?

Ответила она, что боялась - разобьет ураган ко­рабль, и потому надо было распустить паруса, - так и вышли в море.

И плыли они по морю, и играли на лютнях[5]. И вот увидели дворец. Сказали ей девушки: - Давай подплы­вем к нему! - И не хотела. Дескать, кается, что уже один раз подплыла ко дворцу. Потом увидели: вроде как остров. И подплыли к нему. А жили там двенадцать разбойников[6] - захотели они убить девушек[7].



[1] привели ее - против воли, а с сыном купца она пошла сама.

[2] не был женат. Поэтому дочь импе­ратора отвергает его. Только женато­му дается Тора. Все три первых клипы неженаты в силу неспособности стать частью настоящей пары. Для счастли­вого брака нужна святость, а для ее достижения необходимо знание, даат.

[3] одиннадцать девушек. В Персии (вторая клипа) столько же получила Эс­тер перед замужеством. Они символи­зируют одиннадцать благовоний, вхо­дящих в воскурение, которое приноси­ли в Храме. Впоследствии эти девушки убивают разбойников - намек на то, что воскурения спасают от мора.

Воскурение включает в себя десять благовоний и одну добавку с неприят­ным запахом (хельбена). Это подобно грешнику, присоединяющемуся к минь- яну (десятерым - минимальному числу евреев, составляющих молитвенное собрание, общину) праведников, как сказано: «Пост, в котором не участву­ют грешники Израиля, не пост».

Десять благовоний соответствуют десяти речениям, которыми сотворен мир, а хельбена - одиннадцатому вы­сказыванию: «Нехорошо человеку бьггь одному». Итак, одиннадцатое ре­чение - это «нехорошо» (лотов).

Благовония символизируют радость. От второй клипы - облака, исходит «облако воскурений». Имя Мордехай расшифровывается как мар дахья - первое благовоние из смеси воскуре­ния. Именно из Персии, выходят евреи, чтобы отстроить Храм, и это связано с тайной воскурения.

[4] вином. Вино впрямую связано с первой клипой, однако ее мощь им преодолена. Таким же образом в даль­нейшем вино помогает победить более сильную клипу.

[5] играли на лютнях. Она приобща­ла их к святости. Благодаря музыке кли­па поднимается до святости.

[6] двенадцать разбойников - третья клипа - огонь. Это изгнание в Эдом. В Персии его символом становится Аман – потомок Эйсава и его внука Амалека. Двенадцать сыновей Эйсава, или один­надцать клипот и ангел зла Самаэль.

[7] захотели они убить девушек. Эй- сав агрессивен как огонь, он хочет убить Яакова. Его внук Амалек первым напал на Израиль.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .