Хасидские истории (5)

 

Раби Шмуэль из Карова отзывался о богатстве с пренебрежением.

Это, разумеется, обижало местных богачей.

Один из них даже привел ему слова мудрецов:

– Сказано: «Давай бедным десятую часть прибыли, и ты будешь богат.» Если уж мудрецы говорят о богатстве, как о награде, посылаемой Вс-вышним за добрые дела, значит богатство вещь хорошая!

– Навоз тоже хорошая вещь, очень полезная. Однако мало кто любит его под своим окном.

ПОМОЧЬ МУДРЕЦУ

Один мудрец был знаменит тем, что никому не позволял себя обслуживать. Все делал сам – даже стирать для себя не позволял.

Однажды он шел по улице с тяжелым чемоданом, глаза его заливал пот. Подбежал к нему один еврей и стал вырывать у него из рук чемодан:

– Позвольте исполнить заповедь о помощи мудрецу!

– А вы уверены что я мудрец?!

– Разумеется! Все это знают! К тому же вы еще и знаменитый праведник!

– Если вы правы, то помочь такому великому человеку я и сам сочту за честь, – сказал раби и, переложив чемодан в другую руку, пошел дальше.

 

Хасидские истории

Р. Иссахар-Бер из Радошиц жаловался своему учителю, «Провидцу» из Люблина:

– Хочу покаяться, но как? Я ведь хуже последнего грешника: и грешу, и грехов своих не знаю! В чем же мне каяться?!

– И я, как ты, знаю, что полон грехов, а назвать их не умею,– ответил учитель,- садись, будем каяться вместе.

***

Как-то услышал р. Ицхак-Меир из Гур сокрушенные вздохи р. Меира из Радзимина и спросил:

– О чем ты вздыхаешь?

– Да вот, вспоминаю слова Торы: предки-то наши все грешили и каялись и снова грешили - и после золотого тельца, и после того, как разведчики злословили о Святой земле, и когда от Моше воду добыть требовали...

Вздохнул и р. Ицхак-Меир:

– Они грешили и из рассказов об их грехах получилась Тора. А из наших добрых дел, кто знает, что выйдет...

***

В одном местечке, неподалеку от Чернобыля, сидели хасиды на постоялом дворе и о душах своих говорили. И такое отчаяние их охватило, что решили в один голос: надо ехать в Чернобыль к р. Нахуму, только он может их от накипи очистить и спасти.

Сели на подводу – и в путь. А когда подъезжали к Чернобылю, выбежал им навстречу р. Нохум:

-Как хорошо, что вы приехали! А я было к вам собрался. Сидел я тут один и о душе своей думал: как грехи искупить, как от накипи душу очистить? И решил: если хасиды мои мне не помогут - пиши пропало.

Историю эту любил рассказывать р. Ицхак из Сквиры. И добавлял в конце: «Говорят мудрецы Кабалы, что круг символизирует раскаяние. Круг этот сложен их двух полукружий: «Я - Возлюбленному моему, а Возлюбленный мой - мне». И как у круга нет ни начала, ни конца, так и у раскаяния должно быть.

К раби Исраэлю из Ружина пришел человек:

– Я согрешил, а как каяться – не знаю. Не научили меня.

– А кто тебя грешить учил?– спросил р. Исраэль.

– Да я просто сделал, что хотел, а потом узнал, что это – грех.

– Точно так же и кайся: желай добра и оставь зло. А потом узнаешь, что совершил тшуву.

***

Пришел к р. Цви-Гиршу в Риманов человек.

 -Раби, грешил я и хочу исправиться. Ищу корень зла, чтобы его выкорчевать.

– Что же ты в Риманове ищешь,– удивился раби.

– Говорят люди, вы можете помочь. Я не только в Риманов готов идти, весь свет пешком обойду, только бы найти!

– Корень зла не ищут ни за морем, ни в Риманове. Вернись домой, закройся в комнате своей один, сядь к столу и ищи корень зла – в своей душе.

***

К р. Яаков-Йосефу из Полонна приехал старый корчмарь с просьбой:

– Благослови, ребе, совсем дела плохо идут, нечем семью кормить. Двадцать лет назад Бешт благословил меня, до сих пор было всего вдоволь, но в последний год - хуже некуда.

Нахмурился раби и говорит:

– Делай тшуву!

– Э... К Бешту я пришел двадцать лет назад, сказал ему: грешен, раби, ворую. А он ничего, благословил. А ты хмуришься. Я еще ничего не украл, а ты каяться гонишь, далеко тебе до Бешта!

После этого, говорил р. Яаков-Иосеф я только и начал понимать величие Бешта и впервые почувствовал настоящее раскаяние.

И стал звать того корчмаря «учитель мой».

***  

Один человек был. не про вас будь сказано, клеветником. Но еврейская душа всегда готова к тшуве. Однажды он пришел к раввину: «Хочу искупить свою вину». Раввин велел этому человеку вынести из дома пару подушек, распороть их и пустить перья по ветру. Требование было несколько странным, но легким. Дай-то Б-г, чтобы все наши грехи можно было искупить парой подушек! Выполнив требование раввина, провинившийся вновь пришел к нему. «А теперь, – сказал раввин. – пойди и собери все перья. Я верю, что ты искренен в своем желании искупить вину. Но исправить то, что сделали твои злые слова, так же трудно, как собрать пущенные по ветру перья».

 МОЛЧАНИЕ НЕБЕС

Рабби Лейб Соррес говорил:

– Что это за профессия такая — проповедник?! Он поучает народ Всевышнего, произносит пламенные речи?! Но что значит «произносить поучения»?

Человек должен стремиться к тому, чтобы не слова его, но вся жизнь была «поучением», чтобы люди видели милость Всевышнего в его делах, а не в его словах, чтобы хотели подражать его поведению.

Он сам должен уподобиться молчаливым Небесам, о которых сказано: «Нет языка и нет слов, не слышен голос Небес, но по всей земле - предначертание Их, и до пределов вселенной – речения Их».

По настоящему проповедовать можно только молча!

НЕ ТОЛЬКО

Однажды кто-то спросил Ребе:

— Правда ли, что тот, кто рассказывает истории о Баал-Шем-Тове на исходе субботы, удостоится благословения во всем, что касается заработка?

Ребе ответил:

— Да, но не только. В этой фразе есть три неточности:

1) это относится к историям про всех праведников, а не только про Баал-Шем-Това;

2) их полезно рассказывать не только на исходе субботы, но и во всякое время;

3) это приносит благословение во всем, а не только в заработке.

***

Хасид реб Шмуэль-Бецалель, Рашбац, пожаловался своему другу: - Моя жена очень нервная женщина. Когда она чем-то недовольна, то всегда проклинает меня. На что его друг ответил, что однажды один из последователей Алтер Ребе обратился к нему с такой же проблемой. Алтер Ребе объяснил, что во время Первого Храма многие люди поклонялись идолам. Наказание за это, как известно, очень суровое. Так как идолопоклонство повторялось неоднократно и в дальнейшем, для искупления этого греха потребовалось бы очень много времени. Чтобы облегчить «расчет» за грех, Всевышний решил, что эторех может быть искуплено неудачным браком.

Рашбац успокоился, и всякий раз, когда его жена распускала язык, он шептал в сторону: "Еще одним наказанием меньше!"

СОВСЕМ КОРОТКО

Две истории, рассказанные р. А. Штензальцем:

Хозяин принимал гостя и предложил ему выпить. Тот говорит: "С удовольствием, пошли мальчика, пусть принесет". Но хозяин принес сам. "Почему ты не послал мальчика?" - "Знаешь, я стараюсь сохранять мальчика в себе и поэтому время от времени посылаю его что-нибудь сделать".

Сидят двое в очереди в ожидании суда после смерти. Вызывают одного из них. "А почему не меня? Я же впереди!" - "Сначала те, кто старше". -"Но я же намного старше! Я его на руках носил." -"Э, у нас другой возраст: он жил полной жизнью. а у тебя, даже если хорошо поскрести, больше двух годочков не наберется".

А работа стоит

Ребе Рашаб говорил:

"Служение Всевышнему начинается с того, чтобы разобраться в своих чувствах и движениях сердца, научить их тебя слушаться.

На что это похоже? Предположим, человеку нужно разобраться в какой-то проблеме. Он идет домой, закрывает дверь, усаживается поудобнее и начинает размышлять.

После этого он приступает к работе, отдавая себе полностью отчет, чего он хочет, что сделано, а что еще предстоит.

Но если ты попытаешься решить проблему на одной ноге, в месте, открытом со всех сторон, - ничего у тебя не получится.

Чувства бурлят, сердце волнуется, а работа стоит".

УВИДЕТЬ И ПОВЕРИТЬ

«И увидел Израиль силу великую», а затем: «...и уверовали в Б-га и в Моше, раба Его».

Почему так сказано?

Кажется, вопрос о вере может быть правомочен лишь до того, как Израиль «увидел». Увидевший знает, а не верит.

Так, да не так.

Только после этого может быть поставлен правильный вопрос. То, что человек воочию убедился в величии Всевышнего, отнюдь не означает, что он может обойтись без веры. Более того, только после «видения» можно осознать, что означает недостаток веры, и почувствовать, как она необходима. Способность увидеть великую силу означает лишь начало веры в то, что невозможно увидеть.

Хасидское слово

Ради Исраэль из Ружина ездил на экипаже, запряженном парой великолепных коней. Когда экипаж: подъезжал к холму, ребе выходил из него и поднимался пешком. На холме он снова садился в экипаж.

- Но, ребе, почему?! – удивлялись ученики. – Ваших коней холят, хорошо кормят, днем они резвятся на выгоне, а ночью греются в конюшне. Единственная их обязанность — один час в день вывозить вас на прогулку. Неужели они перетрудились бы, если бы раз-другой вывезли вас на холм?

- Возможно, вы и правы, — отвечал ребе. — Через 120 лет, я предстану перед Небесным Судом, и, может быть, лошади обвинят меня в чрезмерной жестокости. Я выдвину в свою защиту приведенные вами доводы и, вероятно, буду оправдан. Но кому охота судиться перед Всевышним со скотиной?!

Хасидское слово

За праздничным столом один из хасидов Среднего Ребе встал, поднял стакан и произнес: «Дай Б-г мне удостоиться истинной любви ко Всевышнему!» Встал Средний Ребе, поднял свой стакан и сказал: «Дай Б-г мне удостоиться истинной любви к ближнему!» Стали хасиды спорить, какая любовь важнее: к Б-гу или к людям. Решили при случае спросить Старого Ребе (основателя династии). Тот ответил: «Сказал Всевышний: «Возюбил Я вас». Любящий Его не может не любить и тех, кого Б-г любит. Две эти любви – одно. Тот, кто говорит, что любит Б-га, но не видим мы в нем любви к ближнему, – тот и Б-га не любит. Тот, кто проявляет любовь к ближнему, но Б-га не любит, – лжива и его любовь к людям».

Наши истории

В трактате «Сангедрин» (76б) мы читаем: «О том, кто дает в трудный час бедному взаймы, сказано: «Тогда воззовешь, и Всевышний ответит»». Из текста очевидно, что идет речь о помощи бедному в трудный для него час. Но р. Шнеур-Залман истолковал эти слова иначе: «Тот, кто в трудное для себя время все же не отказывает бедному в помощи, удостоится ответа Всевышнего на его молитву».

Говорил р. Шнеур-Залман от имени святого Бешта: заповедь «И люби ближнего твоего, как самого себя» («Ваикра», 19:18) является толкованием и внутренним смыслом заповеди «И люби Всевышнего, Б-га твоего» («Дварим», 6:5). Ибо душа – часть Всевышнего, любить Всевышнего означает любить в ближнем душу его.

Говорил р. Пинхас Городокер: «Хасид всегда с особой яркостью запоминает первые слова, которые он слышал от Ребе. Первое, что я слышал от р. Шнеура-Залмана, было правило: «Что нельзя – то нельзя, а что можно – не нужно». Три-четыре года ушло у меня на то, чтобы вполне понять эти слова. Только после этого я впервые вошел в комнату Ребе и говорил с ним лицом к лицу».

***

Пожаловались хасиды Среднего Ребе, что р. Айзик отказывается сидеть с ними за столом и говорить по душам.

Вызвал его Ребе к себе и отчитал. А тот оправдывается: «Куда мне с ними по душам говорить, когда я в своей душе никак порядок не наведу?!»

Улыбнулся Ребе и сказал: «Делай как я. Всякий раз, когда я прихожу в отчаяние от того, что у меня в душе, я отвлекаюсь от самокопания и иду помогать другим. Иди и ты, сядь с ними за стол».

***

Цемах Цедек рассказывал: «Мой дядя и тесть (Средний Ребе) не имел себе равных в любви к ближнему: вздох еврея звучал для него как буря в небесах. Вздох хасида он слышал как гром, даже если тот был на краю земли.

***

Однажды Могараш отказался сесть за обеденный стол. Несколько минут спустя выяснилось, что курица, из которой была приготовлена еда, была некашерной и попала в котел по ошибке. Когда Могараша почтительно спросили, как он узнал, что к обеду нельзя прикасаться, он ответил: «Все очень просто, пророческий дар для этого не нужен. За утренней молитвой я вдруг подумал об обеде. Если мысли о еде мешают молиться, как можно потом сесть за стол?!»

***

Однажды за субботним столом Цемах Цедек заметил, что его невестка Ривка (жена Могараша) не надела перед субботой золотые украшения, которые были подарены ей на свадьбу.

Могараш объяснил: вчера приходил бедняк за помощью дочери, которую он выдает замуж, а в доме не было на это денег. Могараш с согласия жены заложил ее украшения и вырученные деньги отдал бедняку. На исходе субботы Цемах Цедек отсчитал нужную сумму, велел выкупить украшения и вернуть их Ривке. А сыну под начало передал специальный благотворительный фонд.

Рашаб как-то собрал хасидов и говорил с ними о служении Всевышнему. В зале была ужасная давка, поэтому когда одному ребенку захотелось пить, он с трудом добрался до двери, а потом с еще большими; трудностями вернулся на свое место. Когда он стал пробиваться к двери во второй раз, Ребе подозвал его и спросил: «Если уж тебе так хотелось пить, почему ты в первый раз не выпил целый стакан?»

Ответил мальчик:

«Папа рассказывал, что вы учите хасидов так: если хочешь есть или пить, возьми чуть меньше, чем тебе хочется».

ПРОЩАТЬ И БЫТЬ ПРОЩЕННЫМ

Лет его назад в местечке Белз жил хасидский учитель и праведник р. Шалом. Десятки тысяч евреев в Польше и России считали себя его учениками. Однажды в первую ночь слихот, он вошел в главный зал синагоги, но не подал знак старостам начинать молитву немедленно, как бывало из года в год, а велел служке запрягать лошадей.

Они углубились в лес и спустя примерно полчаса остановились у бедной избушки. Ребе велел шамесу ждать, на цыпочках подошел к окну и заглянул в него. В темной комнате у стола сидел старый еврей. Он держал в поднятой руке рюмку и произносил лехаим (тост «за жизнь»). Выпил рюмку, потом вторую. Ребе отошел от окна и распорядился, чтобы шамес отвез его назад в местечко.

С опозданием в час начали читать слихот. После молитвы ребе подозвал секретаря и сказал: «У дверей стоит старый человек, живущий в лесу, он вошел и начал молиться позже всех, подождите, пока он закончит читать слихот, и попросите его пройти в мою комнату».

Когда старик вошел и закрыл за собой дверь, ребе сказал: «Сядьте, реб Зелиг, и расскажите, что вы делали сегодня под утро, до слихот. За что вы выпили две рюмки?»

Старик был поражен вопросом, он-то считал, что был тогда в полном одиночестве.

«Я – бедный одинокий еврей, детей у меня нет, а жена давно покинула этот мир. Только и было у меня, что мой домик и корова-кормилица. Полгода назад она заболела. Человек я неученый, молитвы нужной не знал, просто сказал Вс-вышнему: «Ты все сотворил, и все в руке Твоей! Неужели не можешь ради моих седин исцелить корову?!» Не помогло. Корова не только не поправилась, но и вовсе стала плоха. Я сказал: «Г-сподь! Или излечи ее, или я в Твою синагогу больше ни ногой!» Назавтра моя корова околела.

С тех пор я с Ним не говорю, не молюсь, кидуш не делаю, в синагогу не хожу. Люди говорят: на старости лет совсем спятил, не пойдешь на слихот с ребе?! Нет, не пойду, говорю. А на сердце-то нехорошо. Вспомнил, как поссорился когда-то со Шмуэлем-мясником. Потом мы помирились, выпили по рюмочке и снова стали друзьями. Вот я и подумал: скоро Рош гашана, надо помириться со Вс-вышним. Налил я себе рюмочку, налил Ему. Выпил первый, сказал: «Что было – то было, не вспомню старую обиду». А потом выпил и вместо Него. Так и помирились мы».

«А теперь, – сказал ребе, – я расскажу вам мою часть этой истории. Когда все уже собрались на слихот, я заметил, что вас нет в синагоге. А на Небесах, как стало мне известно, вынесен нам всем суровый приговор. Вот я и решил, что есть связь между этими двумя вещами. А когда нашел вас и увидел, как вы пьете лехаим, почувствовал вдруг, что смягчился Судья и разорвал приговор. Только теперь я понимаю, в чем было дело: ваше искреннее слово тронуло Вс-вышнего больше, чем произносимые по привычке молитвы целой общины. Всех нас, реб Зелиг, ваш лехаим спас!»

Раби Исраэль Салантер говорит: нельзя выполнять одни законы Торы, попирая другие. И приводит такой пример.

Набожный еврей ранним утром, еще до рассвета, спешил в синагогу, чтобы прочесть перед новым годом молитвы о прощении грехов. Он так был поглощен мыслями об этом, что ушел из дому, сильно хлопнув дверью (было это около пяти утра). Соседка, у которой за несколько месяцев до того умер муж, проснулась: что за стук? И сообразила, что это сосед пошел читать слихот. Ей вспомнилось, как в такие же ночи уходил молиться ее муж, и она заплакала. Так наш герой совершил сразу два греха: и сна лишил женщину, и покоя. Подойдя к синагоге, он увидел, что дверь еще заперта. Шамес еще не пришел. Все ждали его на улице. Наконец тот прибежал, смущенный тем, что явился позже других, в растерянности бросился к двери, но, как назло, то ли не тот ключ взял, то ли замок заело. Наш еврей не выдержал и крикнул: «Ну, давай быстрее! Мы теряем время!» Шамес побледнел. Снова совершены два греха: нанесена обида ближнему и поставлено под угрозу его пропитание: ведь из-за замечания, сделанного при всех, шамес мог потерять работу. Да, хорошее это дело – просить прощения, важно только по дороге никого не растоптать.

СТАВНИ В СИНАГОГЕ

Польские евреи сложили немало легенд о жителях города Хелм (еврейский вариант чукчей из русских анекдотов).

Рассказывают, что когда шамес (служка) хелмской синагоги состарился и ноги уже отказывались служить ему как прежде, стало ему трудно обходить город перед рассветом в дни, предшествующие Рош ha-шана, будя горожан на молитву слихот, как это принято. Так вот: когда шамесу эта обязанность стала в тягость, сняли все хелмцы ставни со своих окон и принесли их в синагогу, чтобы их старый служка мог стучать в них, не выходя из дома молитвы, и не приходилось ему больше плестись по городу осенним дождливым утром.

Шофар

Как-то раз Дубненский Магид спросил своих хасидов, почему мы трубим в шофар на Рош ha-шана. А затем, как водится, сам ответил на свой вопрос: «Жили-были муж с женой долгие годы в мире. И вдруг они из-за чего-то не поладили. Решили они расстаться. Муж собрал пожитки и уже отворил было дверь, чтоб уйти из дома. Но, очутившись на пороге, он услышал звуки музыки: по улице шли музыканты, они играли ту самую мелодию, которая звучала на его свадьбе. Он обернулся и понял, что жена его тоже тронута этой мелодией. Глянули они друг на друга и решили не расставаться, а еще раз попробовать начать все сначала». О чем же притча Магида? Да о том, что впервые шофар звучал на горе Синай, когда народ Израиля принял Тору.

ПРОСТИ, КАК МЫ ПРОЩАЕМ

Собрался ишувник (деревенский еврей) со всем своим большим семейством в город на Йом-Кипур. Как ни торопил он домашних, сборы затянулись. Сказал он:

-Я выезжаю, подожду вас у рощи.

Доехал ишувник до того места, свернул с дороги в рощу и, остановив повозку, задремал. А когда семейный обоз проезжал мимо рощи, забыли домашние об отце.

Проснулся он под вечер. Ехать нельзя: святой праздник наступил. Поднял ишувник глаза к Небу и стал молиться:

– Владыка мира! Дети совсем обо мне позабыли, но я им прощаю. Прости и Ты нам, своим детям, если мы иногда забываем о Тебе...

ЭС РОГН

Дело было в Ту би-шват. Богач Гирш-Лейб не удивился, когда его Ребе, Менахем-Мендл из Коцка, послал его за селедкой: воля Ребе — закон.

Когда хасид вернулся с селедкой, Ребе попросил извлечь из нее икру (на идиш – рогн), и передал тарелку богачу:

— Эс рогн! («ешь икру», а вместе -эсрогн – этроги).

Никто не понял тогда эту игру слов, но богач запомнил ее.

Было это в 1812 году, к осени оказалось, что из-за войны с Наполеоном во всем крае ни за какие деньги не достать этрог. Так и прошел бы праздник без главной заповеди, если бы Гирш-Лейб, помня непонятные слова Ребе, не накупил этроги заранее.

ТАНЦУЮТ ВСЕ!

Па свадьбе, когда гости пускаются в пляс, случается, что они хватают, того, кто печально сидит в сторонке и выталкивают его в круг танцующих. Это может показаться диким и беспардонным, но мудрецы учат, что обычаи Израиля – тоже Тора. Тот, кто сидит в углу и рыбьими глазами глядит на танцующих, лишает радости не только себя, но и всех в зале. Подобно тому, бывает, что в углу сердца, полного веселья сидит упрямая холодная мысль. Можно, разумеется, махнуть на нее рукой. Но если мы хотим быть цельными в своем веселье, ничего не поделаешь, придется послать в темный угол души все силы интеллектуальные и эмоциональные и насильно вытащить упрямую мысль в хоровод веселья.

ВОР И ПРАВЕДНИК

«Hoax, человек праведный, был совершенным в поколениях своих», - некоторые мудрецы толкуют это как похвалу (если уж в таком грешном поколении он был праведником...), другие – как порицание (в приличном поколении он не считался бы праведником).

Некогда один вор провел в доме Люблинского праведника три недели. И, к удивлению всех, стал человеком честным. «Какие же слова праведника перевернули всю вашу душу?!» – спрашивали хасиды. «Ничего он мне не сказал»,– отвечал тот, – «но разве можно жить рядом с праведником и не измениться?». Потому и можно истолковать слова о Ноахе в упрек ему: тысячи людей жили вокруг него, но соседство праведника не перевернуло из души.

Хасидское слово

ТАК ДЕЛАЮТ ДУШИ

«И взял Аврам Сарай, жену свою, и Лота, племянника своего, и все достояние, которое они добыли, и души, которые они сделали в Харане, и вышли в страну Кнаан».

Когда маленький Шнеур-Залман, будущий Алтер Ребе, преемник и последователь Бааль-Шем-Това и основатель движения Хабад, тайком ходил заниматься с еврейскими детьми из бедных семей Торой, он брал с собой и еду для своих вечно голодных учеников. Однажды на недоуменный вопрос кухарки, куда это он отправился и почему берет с собой столько еды, будущий Ребе ответил словами, которыми Тора говорит об Аврааме: «Я иду делать души!»

 

ОСТАВЬ МЕСТО И ДЛЯ Б-ГА

Говорил Бааль-Шем-Тов:

- Я позволяю грешникам приближаться ко мне, если они не горды. А «ученым» и «святым» нечего у меня делать. Судящие безошибочно и живущие безгрешно одеты в сюртуки из шелка и гордыни.

Грешники, знающие, что они грешники, оставляют в душе своей место Вс-вышнему, потому что они не полны собой, не самодостаточны. С ними Б-г, как сказано: «Пребывает с ними посреди нечистот их».

Но о гордящихся тем, что не нет за ними греха, Вс-вышний, как сказано в Талмуде, говорит: «В мире нет такого места, где Я был бы с ними», «Не могу Я с ними вместе пребывать».

Хасидское слово

Рабби Иосеф-Ицхак Шнеерсон рассказывал:

- Мой отец (Рашаб) говорил: служение Вс-вышнему состоит в постоянном стараний контролировать разум и сердце. Это требует спокойного самоанализа. Предположим, человеку нужно разобраться в какой-то проблеме. Он идет домой, закрывает дверь, усаживается поудобнее и начинает размышлять. После этого он приступает к работе, отдавая себе полностью отчет, чего он хочет, что сделано, а что еще предстоит. Казалось бы, он выбирает легкий путь, предпочитая раздумье в удобном кресле действию. Но если ты попытаешься решить проблему «на одной ноге», не тратя время на раздумье и анализ, - ничего у тебя не получится. Чувства бурлят, сердце волнуется, а работа стоит.

 

ДРУГОЙ РЕБЕ

К Видящему из Люблина приехали два «чужих» хасида: их ребе скончался и они искали, у кого учиться дальше.

Приехали они ко двору поздно ночью и встретили Видящего у двери синагоги.

Раби благословлял новолуние. Хасиды с удивлением заметили, что он делает это иначе, чем их покойный учитель.

— Нет, - решили они, - у этого мы учиться не будем! - И даже не подошли к нему, чтобы представиться.

Утром, когда хасиды уезжали, рабби, проходя мимо них, сказал:

— Б-г, к которому ведет только одна дорога, разве это Б-г?!.

Хасиды переглянулись и остались в Люблине.

ТЕОРЕМА ПИФАГОРА

Еврей-маскиль (ассимилятор) сказал однажды раби Симхе-Бунему:

- Все твое учение умещается в короткие притчи и поучения, а профессора в нашем университете излагают свои теории в длинных лекциях. Знаешь, почему? Потому что твое учение узко, а их – широко, как море.

- Нет, – ответил рабби, – причина не в этом. Сказано в Вавилонском Талмуде: «Если катеты равны локтю, гипотенуза равна локтю с двумя пятыми».

Длина катетов – два локтя, а срезая по прямой, можно сэкономить три пятых локтя. Слова мудрости короче слов мудрствования.

Хасидское слово

Р. Дов-Бер из Радошиц однажды заночевал в придорожной корчме. Ночью ему не спалось: слишком громко тикали часы. Впрочем, это почему-то не печалило его – душа пела в ритм часам.

Утром, невыспавшийся, он подошёл к корчмарю и спросил его, где тот взял такие громкие часы.

- А, часы? Несколько лет назад здесь останавливался раби Йосеф из Турчина, сын великого праведника – «Видящего» из Люблина, – ответил корчмарь. – Он приехал всего на одну ночь, но из-за грозы остался на несколько дней. У него не хватило денег, чтобы оплатить постой, и он отдал в качестве платы эти часы, сказав, что унаследовал их от своего отца.

- Теперь я все понимаю, – сказал гость. – Обычные часы считают время, которое уже прошло, их тиканье вызывает у меня уныние: ещё секунда потеряна. Но часы праведника считают время иначе: ещё одной минутой ближе к Освобождению.

ОТВЕТ

Редкий случай, когда у известного анекдота есть реальный автор.

Один приезжий искал дом реб Айзик-Ицхока в Климовичах. Указали ему на ужасную хибару, постучал он в дверь и спросил:

- Здесь живет Айзик-Ицхок? В ответ он услышал глубокий вздох и короткий ответ:

- Нет!

Он было ушел, но вернулся и переспросил:

- Извините, а как ваше имя?

- Айзик-Ицхок,- ответил хозяин дома.

- Почему же вы ответили "нет" на мой вопрос: "живет ли здесь Айзик-Ицхок"?

- Да разве это жизнь?! - ответил тот.

ДВЕ БУЛОЧКИ НА СУББОТУ

В золотой век общины Цфата, когда жили там все великие мудрецы поколения, от Аризаля и до р. Иосефа Каро, присоединились к общине многие из крещенных насильно в Португалии. Знали они о еврействе мало, но сердца их искали Б-га отцов их. Один из них слышал, что некогда принесение хлебов в Храме даровало всему миру изобилие. Вот и велел он жене печь каждую пятницу две булочки для Б-га. Он тайком подкладывал их в шкаф со свитками Торы, а наутро булочки исчезали. Однажды раввин пришел ночью в синагогу, чтобы подготовить проповедь на утро субботы. Увидев, что делает «португалец» и выслушав его объяснения, он возмутился: «Так вот кто сует булочки в арон га-кодеш! То-то служка все жалуется. Неужели ты думаешь, что Б-г ест булочки?! Ведь Он бестелесен и не подобен нам, смертным». Не успел раввин закончить свою гневную речь, прибежал к нему посланник от Аризаля: «Учитель велел предостеречь тебя: если посмеешь завтра подняться на биму и произнести проповедь, умрешь, не закончив слов своих». Побежал раввин к Аризалю, узнать, в чем же дело. Ответил тот: «Со дня разрушения Храма не было Всевышнему так мило приношение еврея, как эти две булочки. Тот, кто не понимает этого, не может учить общину».

Хасидское слово

Жил некогда человек столь глупый, что люди его прозвали Големом (болваном).

Каждое утро, вставая, он с таким трудом находил свою одежду, что, вспоминая об этом по вечерам, боялся идти спать. Наконец однажды он достал бумагу и карандаш и, раздеваясь, записал, куда положил каждую вещь. Проснувшись на другой день в добром расположении духа, он извлек записку и стал читать: «шапка» – на месте, он надел ее, «штаны» – они лежали рядом, он натянул их – и так далее, пока не завершил свое утреннее одевание.

«Да, но где я сам?!» – спросил он в великом страхе – ведь в записке об этом не было ни слова.

Так обстоит дело и с нами.

Раби Ханох-Гэнэх из Александрова

Хасидское слово

Чтобы совершить тшуву, надо в совершенстве знать Закон. Ибо как можно исправить кривое, не зная как выглядит прямое?!

р.Нахман из Бреслава.

Даже еврей, по уши погрязший в грехах, может совершить тшуву. При одном-единственном условии: если перестанет лгать самому себе.

р.Симха-Бунем из Пршисха

Настоящая тшува – когда человек не только не грешит, но и не помнит, что когда-то грешил.

"Цидкат цадик"

Праведник не должен любить себя. Кающийся не .может любить себя. Злодей за что будет любить себя?! Себя не должен любить никто, ближнего же должен любить каждый.

"Хозэ " из Люблин

 

Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .