Ницавим

«Вы стоите сегодня все пред Б-гом, Всесильным вашим: главы колен ваших, старейшины ваши и надсмотрщики ваши, каждый человек в Израиле... от дровосека твоего до черпающего воду для тебя». В самом этом высказывании уже содержится противоречие. Стих начинается обращением к Израилю как к общности всех евреев: «Вы стоите сегодня все...» - без приведения каких-либо различий между ними. Но следом подробно перечисляются все группы евреев сообразно их положению. Зачем это нужно, если слова «вы... все» уже включают всех и каждого? С одной стороны, между евреями должно быть единство, но в то же время каждый вносит в это единство собственный вклад, у каждого - своя миссия. Но, если должно существовать между евреями различие, причем столь значительное, что на одном полюсе оказываются «главы колен ваших», а на другом - «черпающие для вас воду», как между ними может быть истинное единство? Сам стих предлагает ответ на это: «Вы стоите сегодня все пред Б-гом, Всесильным вашим». Он - основа их существования, и все евреи суть одно. Это можно понять на простом примере. Когда люди образуют внутри сообщества группу, объединенную какими-то интересами - экономическими, интеллектуальными, какими-либо другими, они сообща пользуются деньгами и идеями друг друга, сообща трудятся ради достижения какой-то цели, отводя для этого определенное время. Вне рамок данного сообщества они полностью сохраняют свою индивидуальность, собственный неповторимый мир. Общность Израиля - иного рода. Ибо это общность «пред Б-гом, Всесильным вашим», и ее цель «вступить тебе в союз с Б-гом, Всесильным твоим, и принять строгое заклятие Его» (29:11). Этот союз охватывает всего человека целиком («вы все» в значении «всей вашей сутью», то есть всем вашим бытием), не только его труды или мысли, но всего его полностью - со всем, что он есть и что может дать. И это сообщество - сообщество в вечности, вечное, как Тора. Именно в этом истинное единение. Более того, только усилиями каждого отдельного еврея, направленными на то, чтобы внести свою особенную лепту в этот союз завета, живет вся община. Единство Израиля создается не тем, что каждый еврей уподобляется другому, но тем, что он следует исполнению велений «Б-га, Всесильного вашего». Израиль перед Б-гом единое целое тогда и только тогда, когда каждый еврей выполняет миссию, порученную лишь ему одному.

Не случайно перечислены различные группы евреев, от «главы» до «стоп» общины: порой «стопы» берут на себя роль «главы». Или, разворачивая эту метафору, при том, что именно голова - вместилище разума, управляет всем телом, именно стопы наше тело несут (включая и голову). А потому, когда речь идет о духовности, «черпающие воду» могут порой служить образцом для "глав колен ваших". Как же тогда «черпающий воду» - простой еврей с его простым исполнением заповедей, его нерассуждающей верой может быть образцом для интеллектуальных вождей общины?

Намерение неполно без поступка. И все же помыслы и намерения немаловажны. И когда еврей не может действовать, как он того желает, даже ценою величайшего самопожертвования, он испытывает глубочайшую скорбь и чувство утраты. И что еще важнее, его духовная жизнь достигает таких глубин совершенства, которых, будь обстоятельства благоприятнее, он не смог бы достичь. Когда же милостью Б-гa такой еврей получает возможность свободно исполнять все религиозные установления, он исполняет заповеди с небывалой ревностью и тщанием. Именно так «черпающий воду» становится образцом для «главы», для всех евреев, и те, кто избежал «железного горнила» горя, может извлечь из такого примера урок и вдохновение.

Но не следует забывать: когда нечто представляется нам невозможным, в этом куда больше нашего желания таким образом это представлять, нежели реального положения вещей. Чтобы понять истинную природу сложившейся ситуации, следует обратиться к кому-то еще - кто выше самообмана и не поддастся искушению дать именно тот ответ, который вопрошающему желанней, к тому, кто выше всяких обстоятельств, и взгляд его будет взглядом Торы, ибо она есть «Торас эмес», истинная Тора, а истина не терпит компромиссов.

Десять дней трепета, или Десять дней тшувы (раскаяния, возвращения к Б-гу), - то время в году, когда еврей возвращается к своему сущностному «Я», когда маски самообмана сорваны.

И это сущностное «Я» - суть истинная часть Б-га Всевышнего (Тания, ч. I, гл. 2) - обретает выражение во всевозможных мелочах его жизни, в мыслях и деяниях.

Запись опубликована в рубрике: .
  • Поддержать проект
    Хасидус.ру