Двойное освобождение

Песах – праздник не только важный, но и сложный. Готовятся евреи к нему задолго: женщины скребут и парят, мужчины мацу пекут и, как водится, законы вспоминают. Странное дело, но факт. Даже старые бойцы еврейского фронта, зубры талмудических лесов, корифеи пасхальных седеров ухитряются за год подзабыть многосложные законы праздника.

Потому и установили мудрецы («Псахим», 6а) правило: «Разбирают законы праздника (Песаха) за тридцать дней до него».

Вот и мы, начиная с этого номера, будем готовиться к празднику. Третья и четвертая страницы будут посвящены галахе и разбору седера, а на этой странице мы попытаемся поэтапно изложить основные идеи праздника Песах.

Первое впечатление от знакомства с праздником ставит обычно начинающих перед вопросом: какое отношение имеет освобождение из рабства к технологии изготовления теста?! Ведь главный «практический» аспект праздника связан с уничтожением квасного теста и продуктов из него и заповедью о маце. С другой стороны, весь духовный смысл праздника сосредоточен в идее освобождения из рабства. Есть ли связь между двумя ведущими идеями?

Прежде всего, отметим, что само слово «свобода» многозначно и при самом общем анализе обнаруживает в себе два аспекта: физический (свобода тела от насилия, принудительного труда, ограничений в передвижении) и духовный (свобода мысли, чувства, слова, самореализации).

Что же объединяет два эти аспекта? В чем состоит обобщенная суть свободы? В приоритете внутреннего над внешним. Не за меня решают, а я решаю.

Вот только кто таков этот «я»? Разве в душе звучит один голос, разве не разрывают ее в разные стороны противоположные желания? Вот и получается, что в переводе на язык еврейских традиционных терминов истинное «я» – это доброе побуждение, божественная душа, а животное, злое начало – это псевдо-«я», порабощающее нас. Важно отметить, что называя побуждение дурным (йецер гa-pa), мудрецы отнюдь не отрицают его конструктивную роль в мире: «Если бы не йецер гa-pa, человек не строил бы дом, не женился бы на женщине, не имел бы детей».

Но если человек полностью вверит свою жизнь этому началу в душе, он будет всецело занят накоплением, созиданием, стяжанием. А что же с душой?! Нет, это не свобода. Итак, нельзя без йецер гa-pa, но его надо держать в узде, «в черном теле».

А теперь вернемся к вопросу, с которого начали. В традиционной еврейской символике хамец как раз и соответствует йeцepy гa-pa (часто хамец отождествляется также с гордыней: посмотрите, как всходит тесто, как вздувается оно, как расползается во все стороны).

Уничтожение, удаление из дома хамеца символизирует очищение, освобождение души человека от йецер гa-pa. Весь год мы едим хлеб, но на неделю он становится табу. Мы живем, созидая, трудясь, растим детей, но иногда душу следует освободить от оков повседневных забот.

Песах является первым в череде праздников года (ведь нисан – первый месяц). Мы начинаем год с полного освобождения божественной души, персонального исхода из рабства.

Все сказанное о свободе можно отнести не только к отдельному человеку, но и к народу в целом. Народ нуждается в физической свободе – независимости от воли других народов, от оккупации или притеснений. Но в еще большей мере народу нужна духовная свобода: право оставаться самим собой, не подстраиваться под универсальные духовные моды и стандарты.

В эти дни народ Израиля на Святой Земле чувствует, что не только его физическая свобода, но и само существование поставлены под вопрос. И так велик соблазн сказать: не время сейчас о духовном, надо стрелять. Стрелять-то, несомненно, надо. Да вот только не будет у народа физической свободы, если отложит он духовную «на потом». Чтобы у народа было «потом», он должен сохранять верность своим корням, своему «я». Для нас это означает оставаться евреями. А со свободой духа придет и свобода физическая.

 


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .