Заметки на полях декалога

Десять заповедей – возможно, самый известный и цитируемый текст в истории человечества. Мы уже не раз писали о его парадоксальном статусе: все присягают на верность, все цитируют знакомые слова («не убий», «не укради»), но мало кто может вспомнить сходу все десять.

Сегодня, читая главу «Итро», в которой заповеди приведены впервые, подумаем о другом: о том, что остается незамеченным в тексте Декалога.

Для удобства читателей в тексте, приведенном на второй странице еженедельника, каждая заповедь отмечена номером.

Итак, первая заповедь. А чего она, собственно говоря, требует от человека? «Я – Господь...» – это, скорее, констатация факта, так представляются, а не приказывают.

Именно так и считал дон Ицхак Абарбанель («...не стану держать язык за зубами: "Я – Г-сподь" не является заповедью и не предписывает ни веру, ни деяние, а служит введением к повелениям и запретам»).

А Рамбам считал эти слова первой заповедью, но в разные периоды жизни понимал ее по-разному (в «Книге заповедей» он толкует начало Декалога как заповедь о вере, а в других книгах – как заповедь знать, что Б-г существует).

Еще один вопрос связан с первой заповедью. Он был задан р. Аврагаму ибн-Эзре: «Спросил меня р. Йегуда Галеви: "Почему сказано: 'Я – Г-сподь Б-г твой, который вывел тебя из земли египетской', – а не 'который создал и небо, и землю, и человека'?"» Стоит прислушаться к ответу мудреца: человеку порой проще поверить, понять сложную идею, если доказательство основано не на вселенских, высоких материях, а на важных событиях в его собственной биографии, в истории его народа.

Вторая заповедь в наше время представляется анахронизмом: ну кто же верит в нескольких богов, хорошо бы хоть в одного поверить. «Акедат-Ицхак» пишет об ином, более глубоком понимании многобожия: «...великое язычество, ныне чрезвычайно распространенное в мире, это сосредоточение всех мыслей и усилий на том, чтобы преуспеть в делах и нажить побольше денег и славы, которые стали для людей могучими богами, в них верят, на них полагаются, ради поклонения им отрекаются от истинного Б-га и оставляют Тору Его».

Третья заповедь обычно толкуется как запрет клясться понапрасну или без нужды произносить Имя Всевышнего. Если первое особенных вопросов не вызывает, то второе стоит обдумать всерьез: а почему, собственно говоря, нельзя произносить Имя всуе?

Интересное толкование этого запрета связано со словами Талмуда «мир управляется по своим законам», то есть для объяснения природных феноменов нет никакой необходимости привлекать Б-жественное вмешательство «всуе». Интересно, с позиций ученого, изложил эту мысль профессор А. Воронель, написав, что привлекать Б-га для объяснения явлений, которые могут быть описаны в естественнонаучных терминах, означает нарушать заповедь «не поминай Имя Всевышнего всуе». Отметим, что нет в этом толковании атеистической попытки «вытеснить» Всевышнего из материального мира. Напротив, этот подход позволяет видеть Всевышнего во всем сущем, ведь гиматрия слова тева («природа») равна сумме букв в Имени «Элоким». И природа, и ее законы – лишь проявления воли Всевышнего.

Можно было бы продолжить разбор заповедей, но ни объем рубрики, ни ее исходное предназначение этого не позволяют.

Цель этой публикации состояла в том, чтобы читатель почувствовал, как далеки мы от подлинного знания и понимания важнейших текстов Торы, как много усилий, интеллектуальных и эмоциональных, нужно приложить, чтобы самый известный в мире текст раскрылся по-новому.

И, вместе с этим, как всегда в иудаизме, требуется простое действие. Таков наш традиционный подход: прочти и сразу же начинай исполнять, а понимание, знание, глубина постижения придут с годами. Точнее, понимание будет все более глубоким, но никогда не станет полным и даже не приблизится к полноте.

 


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .