Кто разбудит спящего льва?

«Балак»

15 тамуза 5761

6/7/2001

КТО РАЗБУДИТ СПЯЩЕГО ЛЬВА?

Говоря современным языком, Балак объявил Израилю войну, но воевать решил неконвенциональными методами: нашлю-ка я на них экстрасенса.

А экстрасенс Билъам, в отличие от его нынешних коллег, оказался человеком серьезным и подлинным пророком (это, разумеется, не мешало ему быть злодеем каких мало).

Трижды пытался он по заказу Балака проклясть Израиль и трижды благословил его: "Вот народ, как лев восстанет..."

Это - одно из немногих мест в Торе, прямо говорящих о далеком будущем, о конце истории, об эпохе Машиаха.

"Склонился, разлегся, как лев... кто посмеет его поднять!" Мидраш относит это пророчество к периоду между правлением царя Цидкиягу и эпохой Машиаха.

Во время правления Цидкиягу начался вавилонский плен, а вместе с ним и изгнание (галут).

И хотя спустя 70 лет евреи получили возможность вернуться на Святую землю и отстроить Храм, в нем уже не было прежней святости.

Не было в Храме и пяти священных сосудов. И Храм был не вполне тождествен Первому, да и возвращение из галута стало уделом немногих.

"Склонился, разлегся, как лев" -так предстает в пророчестве состояния народа в изгнании: то ли сон, то ли обморок, то ли непреодолимая слабость.

Изгнание (понятие далеко не географическое,- все мы знаем, что можно быть изгнанником и на своей земле) часто уподобляется сну: сказано в "Песни песней": "Я сплю, но сердце мое бодрствует".

Эти слова толкуют так: я в изгнании, но сердце мое со Всевышним (в молитве и изучении Торы).

Важно осознать, что в еврейской традиции сон воспринимается исключительно как особое состояние тела. Душа не спит.

На третьей странице еженедельника вы найдете слова Ребе Раяца: "Только наши тела ушли в изгнание, но наши души не находятся во власти царей и окружающих нас народов!"

И в долгом горьком галуте, «в пустыне народов», души наши неотделимы от Всевышнего и Его Торы.

Даже когда лев спит, разумный человек не станет плясать вокруг него, ведь рано или поздно лев проснется. Скорее всего, в неподходящую для танцора минуту.

О ком же говорит Билъам, кто посмеет разбудить льва?!

«Кто», - говорят толкователи, - в данном случае является одним из Имен Всевышнего. Он и только Он поднимет спящего льва, разгонит двухтысячелетнюю дремоту.

Спящего льва легко принять за симпатичную кошку, предположить, что он приручен и опасаться его не надо. Но вот что интересно: Талмуд, говоря о дрессированных львах (на древнем Востоке их нередко держали при дворцах), предупреждает: животное это всегда опасно, оно не подчиняет свою волю воле человека. Опыт Берберовых подтверждает это правило.

Каким же страшным предстает еврейский народ в этой аллегории! А может быть, не лев страшен, а человек? Не дергай за хвост, не запирай в хрущевской новостройке, не прыгай на его спине. - вот он и не будет кусаться.

Кстати, не столько народы нуждаются в напоминании о том, что народ наш подобен льву, сколько мы сами. Спим, ворчим от ударов. на другой бок переворачиваемся, подставляя ребра под палки...

Каббала говорит о двух видах пробуждения: «нижнем» и «верхнем». То есть, или сам проснешься, или разбудят.

Точнее, не станут тебя будить всерьез, пока сам не начнешь просыпаться. Сон дает отдых телу и свободу душе, но печальна судьба спящего беспробудно. Хасидская притча рассказывает о купце, заснувшем в пути. Как ни проснется, кучер спит, а вокруг тьма непроглядная. «Ты куда меня завез! Тут всегда ночь!» - кричит он кучеру. А тот отвечает: «Кто виноват, что вы по ночам просыпаетесь и снова спите!» Пора и нам проснуться с рассветом, пока шакалы льва не растерзали.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .