На пути к Синаю

Недельная глава

«Эмор»

14 ияра 5759

30.4.99

НА ПУТИ К СИНАЮ

 

Время между Песах и Шавуот, семь недель отсчета Омера,– особое время.

Своеобразный коридор, инкубационный период, в который толпа рабов становится свободным народом. И сама жизнь в эти дни (в пустыне, в том самом поколении) словно была между небом и землей: «ибо в шалашах поселил Я народ Израиля». Это, на первый взгляд, второстепенная подробность, лишенная романтического ореола. Почему же один из трех великих праздников посвящен этому «сидению в шалашах»? Даже если скажем, что празднуется чудо – загадочное облако окружало наших предков и служило им «шалашом»,– остается вопрос: чем это чудо лучше других? Ведь нет никакого особого праздника в честь манны небесной или огненного столпа.

В Торе сказано: «Каждый гражданин Израиля не будет работать семь дней, и все будут жить в шалашах. Чтобы знали из поколения в поколение, что в шалашах поселил Я сынов Израиля, которых вывел из Египта, Я – Вс-вышний!»

Выражение «гражданин» (эзрах) выглядит здесь несколько странно, словно в стройный стиль Торы врезался абзац из документа о правах человека или из протокола следствия. Действительно, это слово в ТАНАХе встречается очень редко.

Возвращение (даже на короткое время) из «домов каменных» в шалаши имеет целью вернуть нас в то душевное состояние, в котором пребывали в эти дни наши далекие предки в пустыне Синай. Пустыня, с одной стороны, была только подготовкой к принятию Торы, а затем к вступлению в нашу страну, в Израиль. Однако, с другой стороны, в плане духовного состояния и веры, никогда потом народу не удавалось достичь той высоты, что была в пустыне Именно с теми днями, когда даже пища прямо «падала с неба», связано знаменитое высказывание, первую половину которого, кажется, знает каждый, а вторую, кажется, не помнит почти никто: «не хлебом единым жив человек, но всем, что исходит из уст Вс-вышнего». Эти дни вспоминаются с ностальгией и украшают пророчества о будущем: «А я Вс-вышний твой еще со времен земли Египетской, снова поселю тебя в шатрах, как в те времена».

Но за самоценностью и очарованием юности народа не стоит пренебрежение его зрелостью и оседлой жизнью в городах Эрец-Исраэль.

Евреи жили в шалашах долго, но когда мы празднуем праздник Суккот? Осенью, когда в Эрец-Исраэль заканчивается сбор урожая.

Не в пустыне, на пути к Синаю или далее, но на своей земле.

Здесь и становится понятным неуместное, казалось бы, слово «гражданин» (то есть постоянный житель, имеющий свое место и связь с землей).

В этом и состоит двойственная природа этих дней: «подвешенность» существования в пустыне и «заземленная» связь с Израилем. Подготовка к принятию Торы и обладание ею из поколения в поколение. Отношение к ней, как к древнему устою нашей жизни и обновление ее, словно «нова она каждое утро, велика вера в Тебя». Здесь и намек на двойственность еврейского характера. Нас ведь неустанно обвиняли и обвиняют в меркантильности, прагматизме, в том, что мы поклоняемся «мамону». А с другой стороны – мы «люди воздуха», мечтатели, мистики, чудаки. Расчетливые мечтатели, мечтательные купцы? Ясно одно, мы снова на пути к Синаю.

 


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .