Старый знакомый

Воспитанные в лучших традициях российского еврейства XX века, мы так хотели бы найти документальные подтверждения тому, что написано в Торе.

Вот бы археологи нашли ковчег, а еще лучше - останки Ноя! А где могила Звулуна? А если ничего не было?! Где доказательства?

Сам по себе этот подход достаточно смешон (археология подтверждает ничтожный процент наших знаний о прошлом человечества). Да и не нужны человеку научные доказательства того, во что он верит. А тому, кто не верит - тем более не нужны доказательства.

Но порой жизнь преподносит нам такие сюрпризы, что только диву даешься.

Об одном таком открытии - в статье, Михаила Носовского, которую мы предлагаем вашему вниманию в сокращенном варианте.

Надпись Билама Бар-Беора была обнаружена в 1967 году голландской археологической экспедицией, проводившей раскопки в Иордании. Раскопки на городище Тель Дир-Алла, что в Иорданской долине, велись с начала 60-х годов и вот, в марте 1967 были найдены куски штукатурки, исписанные чернилами. Путем соответствующей обработки их удалось законсервировать, и находка была направлена в музей Рокфеллера в восточном Иерусалиме. После Шестидневной войны Управление древностей при израильском правительстве разрешило вывезти находку в Голландию, в 1972 году голландские ученые передали ее Иордании, где она находится в Археологическом музее в Аммане и сегодня. Надпись оказалась одним из интереснейших для библеистики археологических открытий XX века, поскольку речь в ней шла о библейском персонаже - пророке Биламе Бар-Беоре. Облицовка из извести первоначально покрывала каменную стелу и, по-видимому, осыпалась в результате землетрясения. Надпись предположительно относится ко второй четверти восьмого века до н.э.

К сожалению, сохранность надписи на поломанных кусках штукатурки очень плохая Удалось восстановить 12 кусков («комбинаций»), но из них только два достаточно большие, чтобы прочитать сколько-нибудь осмысленный текст. Ширина надписи была около 32 см, длина, если составить вместе первую и вторую комбинацию, не меньше 70 см.

Вслед за обнаружением надписи последовал этап расшифровки. Определение языка надписи вызывает трудности, поскольку в семитологии принято четко различать арамейские и ханаанские диалекты, данный же текст имеет черты, характерные для обеих этих языковых подгрупп. К арамейским чертам относится прежде всего фонетический переход «цади» в «куф» (в иврите «цади», в арамейском «куф»), использование окончания множественного числа «-ин» (но оно встречается и в моавитский надписи Меши) и некоторые слова, более характерные для арамейского (например, «ата» - «приходить», хотя этот корень встречается и в Танахе, «бар» - «сын»). С другой стороны, постоянное употребление «вав последовательности» является уникальным признаком ханаанских языков, а отсутствие других признаков арамейского (например, определенного артикля «-а» на конце слова, характерного для арамейских надписей с 9 в до н.э.) и лексика, в целом, скорее заставляет говорить об отдельном говоре, занимающем промежуточное положение между ханаанскими и армейскими диалектами.

Надпись была впервые опубликована голландскими учеными Хофтайзером и Ван-дер-Коойем в 1976 г., годом позже вышла публикация французских эпиграфистов Како и Лемара. Расшифровка и интерпретация многих частей надписи остается спорной и допускает разные варианты.

Билам, сын Беора, - весьма необычный персонаж в Торе, являющийся нееврейским пророком. Будучи мидианитянином, он стоит на столь высокой духовной ступени, что его проклятие или благословение не может не оказать действие. Глава 21 книги «Бемидбар» повествует о том, как моавитский царь Балак, испугавшись вышедших из Египта евреев, решает прибегнуть к помощи Билама и просит того проклясть народ Израиля.

После длительных уговоров, Билам вынужден согласиться, но Б-г предупреждает его, что Биламу придется поступить так, как Он повелит ему. За сим следует знаменитый эпизод с говорящей ослицей. Далее Балак все же пытается заставить Билама проклясть евреев, они путешествуют вокруг израильского стана и выбирают подходящую позицию, однако в результате тот лишь произносит знаменитое благословение: «Как хороши шатры твои, Иаков, жилища твои, Израиль!... Благословляющий тебя благословен, а проклинающий тебя проклят!» (24:5-9)

В Талмуде сказано "Не было у евреев пророка, равного Моисею. Но у нееврейских народов такой великий пророк был, и это - Билам". В книге Чисел (31:15-16) мы находим продолжение сюжета: по совету Билама мидианитянские женщины совращали израильтян и заставляли их поклоняться идолу, и за это Билам и был убит.

Приводим ниже текст надписи из Тель Дир Аллы в нашем переводе, по имеющимся публикациям. Мы следуем в основном расшифровке и примечаниям по сборнику Ш. Ахитова «Собрание еврейских надписей» (Иерусалим, 1992, на иврите).

Первая комбинация (сочетание обломков облицовки).

«Книга Билама, сына Беора, провидец божий он. И пришли к нему боги ночью, и узрел он видение, божье пророчество. И сказали они Биламу, сыну Беора: так сделай без промедления. Никто не знает того, что ты слышал. И встал утром Билам ... он постился и заплакал плачем. И пришел к нему его народ, и сказали ему. Билам бар-Беор, почему постишься ты и плачешь? И сказал он им: сядьте, поведаю вам, что боги сделают. Идите, смотрите дела богов. Боги объединились и собрались боги на совет. И сказали солнцу: запри, зашей небеса тучами своими. Положи тьму на дневной свет. А на запор свой поставь печать черного облака. И не снимай печать никогда. Ибо ласточка оскорбляет орла, и голос коршун подает. Аист - птенцов ястреба и сова - детенышей цапли. Воробей [обижает] голубя, вместо овец погоняют посох, а зайцы пожирают волка... пьют вино, и гиены слушают поучения детенышей лисиц... над мудрецами насмехаются. Бедная женщина натирается миррой, а жрица... одевает пояс из паутины. Важный уважает, а уважавщий важен.

... глухие слышат издалека.

... глупцы предвидели беду, Шэгэр и Астарта

... орел и поросята... сыновей

... даров пояс...

Вторая комбинация сохранилась намного хуже и практически неинформативна.

Первый отрывок представляет собой начало книги. Речь идет о пророчестве, полученном Биламом ночью (как и в 22 главе книги Чисел). Боги объединились и задумали разрушить мир, установив вечную тьму. Причиной этого стало нарушение исконных законов как природы (мелкое животное властвует над крупным), так и общества (тот, кто был почитаем ранее, теперь почитает других, и т.д.).

Библейский Билам предстаёт пред нами как противоречивая личность. Это пророк, «знающий мысли Бога», «пришедший из Арама с гор восточных», которому принадлежит одно из самых поэтических благословений народа Израиля. И он же мидианитянский колдун, по совету которого женщины искушали сынов Израиля, склоняя их к идолопоклонству, что привело к мору среди евреев.

В надписе из Тель Дир-Аллы, относящейся к 8 веку, зафиксирована местная традиция, в которой Билам предстает как языческий пророк, посвященное ему святилище было, по-видимому, местом ритуального разврата.

Язык надписи отличается от моавитянского диалекта (например, в надписи царя Меши), но в то же время не является арамейским, что позволяет говорить о принадлежности памятника к какой-то малочисленной племенной группе, возможно, мидианитяням.

Библейский Билам нигде не фигурирует как язычник. Возможно, потомки-язычники, записывая историю Билама, препарировали его слова о Б-re в привычную и понятную языческую версию: «боги, идолы».

Отметим еще раз, что при всем необъятном объеме археологических исследований библейской эпохи, мы практически не находим внешних (небиблейских) источников, повествующих о библейских героях до периода царства.

Надпись из святилища в Иорданской долине дает уникальную возможность сопоставить на удивление сходные тексты современных Танаху нееврейских летописцев с текстом Торы.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .