623

Суббота

«Ки таво»

15 элула 5762 года

23/8/2002

ОТ КУПЦА ДО ЛОШАДИ

Половина месяца элул уже позади. Месяц самоанализа и раскаяния может просыпаться, как песок сквозь пальцы. Рош-га-Шана наступит неожиданно, как зима в России.

Вы ведь все помните: «Труженики сельского хозяйства были поставлены в чрезвычайно тяжелые условия неожиданно наступившими холодами».

Вообще-то в России каждый год бывает зима, но всякий раз она наступает внезапно.

Дни суда тоже бывают каждый год, но нам все же часто удается прийти к ним совершенно неподготовленными.

О месяце элул старые хасиды говорили: «в эти дни даже рыба в реке трепещет от страха».

Но нам-то, современным, просвещенным да независимым, стыдно трепетать.

Так, да не так.

Вот вам еше одна притча от тех самых старых хасидов.

Едет (скажем, по Украине в давние времена) купец с караваном товара. Как водится, не весь товар «чист», есть и запрещенный, и контрабандный.

Пока едут телеги по тракту в глубинке, в глухомани, спокоен купец, погонщики тянут медленные степные песни.

Но вот, верстовые столбы возвещают - скоро граница, несколько дней пути осталось. И начинает купец дрожать от страха, припоминая и пересчитывая черный товар на подводах.

А погонщики знай поют. Им-то что? Товар-то не их. Но вот до границы остаются считанные версты и голоса погонщиков теряют недавнюю уверенность и песни смолкают. Товар-то не их, да все равно страшновато: жандармы и по их спинам могут пройтись, да и колеса с осей посбивать.

Вот уже и не только хозяин дрожит, трепещут и все его поденщики.

Идет караван к границе и все больше в нем страха и дрожи.

Кто же ничего не боится и не трепещет у самой границы? Ну конечно, это лошади. Им уж, точно, все равно.

Поэтому, если с наступлением элула еврею не становится (ну, хоть самую малость) страшновато,- нечем ему гордиться.

Контрабандный товар за каждым числится, на повозках не одни розы да незабудки. И если не страшно, то не все у нас в душе в порядке.

Собственно, именно по этому индексу страха в элуле каждый может проверить себя и найти ответ на вопрос: кто я в собственной судьбе - хозяин, поденщик или... конь.

И речь здесь не об обычном страхе раба перед господином или контрабандиста перед таможенником.

Иудаизм вообще мало знаком со страхом в этом, фискальном, смысле слова. Даже ада у нас толком нету.

Бояться ведь можно не только наказания. Бояться можно и нужно совсем другого - олошадения, потери человеческого облика, потери стыда и совести.

Само еврейское слово «грех» (хэт) происходит от корня «промахнуться». Мы воспринимаем нарушение закона, прежде всего, как упущенную возможность поступить как надо, как действие, пролетевшее мимо цели. Греша, человек раз за разом упускает шанс стать еще более человеком и, по принципу комплиментарности, становится в большей мере животным.

Тут ведь третьего не дано. Талмуд говорит, что в человеке шесть основных аспектов - три от ангелов, три - от скотины. И от самого человека зависит, в какой пропорции эти аспекты в нем будут проявляться.

Впрочем, нам даже не надо искать эту цитату в Талмуде, достаточно внимательно посмотреть на собственную жизнь, порой даже - просто взглянуть в зеркало.

Взглянуть в зеркало - и ужаснуться. Это и есть страх и трепет месяца элул. Не грядущее наказание, по крайней мере, не. только оно, заставляет сердце вздрогнуть, но стыд перед Творцом. Он дал нам свободу выбора, открыв почти неограниченные возможности: будь кем хочешь, будь каким изберешь быть.

Как же стыдно, когда из-за повседневной суеты, из-за мелких будничных решений проглядывает выбор: ничего не хочу знать, ни за что не хочу отвечать, не будоражьте мою душу, дайте жить спокойно.

Иными словами: отстаньте, желаю быть лошадью.

КИ ТАВО

Тора разделена на пятьдесят четыре главы так, что, читая их в синагогах по субботам, мы завершаем за год полный цикл чтения. Каждый из выпусков нашего еженедельника посвящен соответствующей главе или главам Торы. Разумеется, прочесть это краткое изложение главы -недостаточно. Изучая Тору, обращайтесь к авторитетным еврейским переводам на русский язык («Мосад га-рав Кук», Ф. Гурфинкель, «Шамир»).

И будет, когда придешь ты в страну, которую Всевышний дает тебе в удел, и овладеешь ею, и поселишься в ней, то возьми первые плоды и положи в корзину, и пойди на место, которое изберет Всевышний, чтобы назвать Именем Своим.

И приди к когену, и скажи ему:

- Пришел я в страну, которую поклялся Всевышний отцам нашим отдать нам.

Арамейцем-странником был отец мой, и спустился он в Египет, и жил там семьей немногочисленной.

И стал там народом великим, сильным и многочисленным.

И мучили нас египтяне, и угнетали нас, и возлагали на нас тяжелую работу. И возопили мы ко Всевышнему, и услышал Он голос наш, и увидел бедствие наше, и непосильные работы наши, и угнетение наше.

И вывел нас из Египта рукою сильной и мышцею простертой, и страхом великим, и знамениями, и чудесами.

И привел он нас на это место, и дал нам страну эту, страну, текущую молоком и медом.

А теперь, вот принес я начатки плодов земли, которую дал Ты мне, Всевышний!

И поставь дары пред Всевышним, и поклонись Ему.

И радуйся всему добру, которое дал Всевышний тебе и дому твоему, ты, и левит, и пришелец, что в среде твоей.

Когда окончишь отделять все десятины от плодов твоих в третий год, год десятин, и отдашь левиту, пришельцу, сироте и вдове, чтобы ели они во вратах твоих и насыщались, скажи:

- Нет больше священного из дома и уже отдал я это левиту и пришельцу, сироте и вдове, выполнив повеление Твое, как Ты повелел мне; не нарушил я заповедей Твоих и не забыл. Не ел я в скорби моей от этого, и не убирал его в нечистоте, и не давал из него для мертвеца; исполнил я волю Всевышнего, сделал я все, как ты повелел мне.

Взгляни же из святой обители Твоей, с неба, и благослови народ Твой, Израиль, и землю, которую Ты дал нам, как поклялся Ты отцам нашим, страну, текущую молоком и медом!

Всевышнего превознес ты сегодня, чтобы был он тебе Всевышним и чтобы шел ты путями Его, и соблюдал заповеди Его, и законы Его, и исполнял волю Его. А Всевышний превознес тебя сегодня, чтобы был ты Ему народом избранным, как обещал Он тебе, и чтобы соблюдал ты все заповеди Его, и чтобы поставил Он тебя выше всех народов, которые Он создал, для восхваления, для славы, чтобы был ты народом святым у Всевышнего, как Он обещал.

И будет, если будешь ты исполнять волю Всевышнего, поставит тебя Всевышний выше всех народов земли.

Благословен ты в городе и благословен ты в поле.

Благословен плод чрева твоего, и плод земли твоей, и плод скота твоего, приплод быков твоих, и приплод овец твоих.

Благословенна корзина твоя и квашня твоя.

Благословен ты при входе твоем и благословен ты при выходе твоем. Обратит Всевышний врагов твоих в бегство; одним путем выступят они против тебя, а семью путями побегут от тебя. Пошлет Всевышний тебе благословение в житницах твоих и во всяком начинании рук твоих, и благословит тебя в стране, которую Всевышний дает тебе.

И увидят все народы земли, что имя Всевышнего наречено на тебе, и устрашатся тебя.

И созвал Моше весь Израиль, и сказал им: вы видели все, что сделал Всевышний у вас на глазах в стране Египетской с фараоном, и со всеми рабами его, и со всей страной его, те испытания великие, которые видели глаза твои, знамения и чудеса те великие. Но не дал вам Всевышний сердца, чтобы понять, и глаз, чтобы видеть, и ушей, чтобы слышать, до сего дня.

А я водил вас сорок лет по пустыне: не ветшали одежды ваши на вас, и обувь твоя не ветшала на ногах твоих. Хлеба вы не ели, и вина и хмельного не пили, дабы знали вы, что "Я - Всевышний ваш". И пришли вы к месту этому, и вышел Сихон, царь Хешбона, и Ог, царь Башана, против вас на войну, и разбили мы их. И взяли мы страну их, и отдали ее в удел Реувену, и Гаду, и половине колена Менаше. Соблюдайте же слова союза, чтобы преуспели вы во всем.

СПЕЦИАЛИСТ ПО ЕВРЕЯМ

Одного из хасидов рабби Шалом Дов-Бера, торговца драгоценными камнями, раздражало окружение раби. "Что делают все эти простые люди в вашем доме, Ребе?" "Ну что ты, это очень интересные и достойные люди", - не согласился раби. "Я не вижу в них ничего интересного",-проворчал тот. "Расскажи лучше о твоих камнях",- неожиданно попросил раби. Удивленный и обрадованный, разложил торговец перед раби свой товар и стал его расхваливать. "Странно, ты так интересно говоришь об этих камнях, а я не вижу в них ничего особенного, - удивился раби. "Ничего удивительного, Вы ведь не специалист",- утешил его торговец. "По-твоему, надо быть специалистом только чтобы разбираться в камнях, а чтобы разглядеть и оценить душу еврея не надо?!

Беседа Ребе

Часто приходится слышать вопрос, как строить апологетические сочинения, призванные "примирить слова Торы с новейшими достижениями науки".

Многим необходимость такой работы кажется бесспорной: "перелить старое вино в новые мехи", сделать Тору "современной".

Но, по правде говоря, нет и не может быть хорошей, удачной апологетики. По сути своей апологетика есть компромисс, а компромисс есть ложь.

Тот, кто строит здание, опираясь на компромисс, может быть уверен, что раньше или позже оно рухнет, с позором обнажив сомнительного качества фундамент. Попытки "подновить" Тору, приведя ее в соответствие с последним словом науки излишни, бесполезны и вредны.

Почему апологетика излишня? Человек, принявший истинность Торы как аксиому не нуждается в демонстрациях ее совместимости с наукой.

Почему апологетика бесполезна? Тот, кто не считает Тору высшим авторитетом, не изменит отношения к ней только из-за того, что апологет сделал все возможное, чтобы и "наука была сыта, и Тора цела".

Но, и это главное, апологетика еще и вредна! Вопрос о соответствии сказанного в Торе последним данным науки не возникает у крупных ученых: они хорошо знают, что от науки не приходится ожидать вечных истин. Раз в несколько десятков лет все здание науки проходит основательную перетряску, а истины подвергаются пересмотру.

Это говорится не в упрек науке. Просто попытки корректировать вечное (Тору) по временному (наука) приводят к горьким курьезам.

Например, слова царя Соломона: "Поколение уходит, поколение приходит, а Земля покоится вовеки" - заставили краснеть не одно поколение образованных евреев. Как это "покоится", что же Солнце вращается вокруг Земли?!

И трудились непрошенные адвокаты Всевышнего, современные комментаторы и переводчики Танаха, чтобы стереть следы геоцентризма из Книги Книг.

Апологеты трудились на совесть, и ценой невероятных усилий доказали, что, согласно Торе, Земля вращается вокруг Солнца.

Сегодня стало очевидным, что в принципе невозможно установить, что вращается вокруг чего. Сама постановка вопроса некорректна.

Начнем пересматривать Тору снова? Чтобы через двадцать лет труды апологетов снова безнадежно устарели?

Не лучше ли прекратить проверять вечное сиюминутным?!

ЗАКОН И ЭТИКА

Из книги "Галаха, Агада и этика" издательства "Амана"

Моше Зильберг

(Продолжение, начало в выпуске 621)

Другие примеры, еще более далекие от крайности, чем предыдущий. Как отнесется закон к промышленнику, продающему свою продукцию до того, как получил требуемое разрешение в рамках законов о чрезвычайном положении; или же к лавочнику, продающему спиртные напитки, который не успел продлить ежегодное разрешение на продажу. Будет ли и в этих случаях покупатель свободен от обязанности платить за товары? Десятки и сотни подобных вопросов возникли в английском судопроизводстве, и отношение суда к ним не было однозначным. Известен один странный случай, происшедший примерно 150 лет тому назад, когда на рассмотрение одного и того же судьи были поданы два дела, и в обоих - привлеченный к суду утверждал, что договор, на который ссылается истец, - незаконен, и поэтому следует отклонить иск. В первом деле судились два француза, эмигрировавшие в Лондон. Один из них, священник, заболел позорной болезнью, и его знакомый вылечил его с помощью различных целебных трав, за что потребовал от того плату в 20 фунтов. Взыскиваемый не отрицал того факта, что совершенно исцелился благодаря лечению, но утверждал, что его знакомый не имел права лечить его, так как согласно существовавшему закону, запрещалось заниматься врачеванием в пределах городской черты Лондона и в 7 милях от него без разрешения специальной медицинской комиссии; иными словами, лечение было незаконным, и нельзя требовать деньги за нарушение закона. Суд не принял этого утверждения и присудил ответчика к уплате суммы иска. Во втором деле, которое рассматривалось этим же судьей и в тот же день, речь шла об уплате за товар, и ответчик заявлял, что, поскольку товар не соответствовал стандартам, истей не имел права его продавать, и поэтому не вправе уплаты требовать. Суд принял утверждение ответчика и отклонил иск. С момента вынесения обоих приговоров прошло почти 150 лет, и до сего дня никто не знает, какова разница между ними, за исключением того тонко чувствуемого различия между неблагодарностью исцеленного и отказом платить торговца. И в дальнейшем, в судебных приговорах, более сложных и более разработанных, чем вышеуказанные, находим обилие противоречий и в то же время поиски и попытки найти какую-то прочную основу, которая охватывала бы различные стороны проблемы. Две отрицающие друг друга тенденции сталкивались у судей: с одной стороны - желание защитить эффективность метода уголовного пресечения, с другой - желание обеспечить в каждом отдельном случае справедливость по отношению к истцу, обратившемуся в суд. Эти две тенденции не всегда совместимы и зачастую возникали противоречия между ними. Эффективность уголовного пресечения требует не только покарать нарушителя, но также и лишить нарушение закона всякого смысла, лишить его соблазнительности, изгнать "ангела-искусителя".

В сущности, любое наказание призвано служить для нейтрализации естественного соблазна ("Да сгинут грехи, а не грешники" - сказано в Талмуде"), привести к тому, что нарушение будет лишено выгодны и потому не будет осуществлено, - идеал этот все время стоит перед глазами законодателя. В данном же случае, когда нарушение полностью или частично состоит в заключении определенных соглашений, одно из средств осуществить вышесказанное - признать недействительным незаконное соглашение, лишить нарушителя права апеллировать в суд, дабы он не пользовался плодами незаконного действия.

Однако, с другой стороны, существует немаловажное соображение другого порядка - стремление и обязанность обеспечить правосудие для обеих противных сторон в деле, не дать ответчику уклониться от исполнения долга под предлогом его незаконности. Действительно, всегда и во всех областях судопроизводства существует определенное несоответствие между стандартной справедливостью закона и индивидуальной справедливостью, которая соответствовала бы всем конкретным обстоятельствам данного дела.

Нет в мире закона, который полностью учел бы все возможные случаи, относящиеся к его компетенции. Это - зло, от которого нет убежища, ибо нет такого законодателя, который заранее учел бы все возможные стечения обстоятельств. Поэтому мера справедливости в законе - нечто среднее, статистическое, похожее на нормированный продукт, который предотвращает его нехватку для всех, но не удовлетворяет никого.

Однако вовсе не это является недостатком, когда я говорю о втором соображении, стоящем перед глазами судей, рассматривающих дела, основанные на незаконных сделках. Противоречие здесь не случайно и не сокрыто, оно неизбежно порождается действительностью и проявляется почти в каждом случае. Проблема состоит в том, что зачастую суд вынужден принимать совершенно "несимпатичные" претензии, где сама сущность доводов раскрывает безнравственность истца.

Промышленник, продающий свою продукцию, не соответствующую установленным в законе стандартам, вне всякого сомнения достоин наказания: можно присудить его к сроку заключения, наложить штраф, закрыть его фабрику. Но это вовсе не оправдывает того, что выигрывает покупатель, разделяющий с ним ответственность за нарушение, если не юридическую, то, во всяком случае, фактическую (ибо «не мышь ворует, а щель в стене») ; при этом товар достанется ему бесплатно. Каков судебный принцип, принятый в подобных случаях? Его можно выразить старинной римской поговоркой: "Согрешили оба: истец и ответчик, преимущество - тому, в чьих руках предмет спора", Я прошу читателей обратить внимание - закон не говорит, что любая незаконная или аморальная сделка недействительна в корне, и следует вернуться к положению, существовавшему до нее. Он намеренно остерегается сказать это во всеуслышание. Все, что он говорит, это - преимущество тому, в чьих руках предмет спора, то есть удержание вещи и есть та мера справедливости в суде, о которой говорилось ранее. Поэтому промышленник, продавший запрещенный товар и не получивший деньги, не может истребовать ни плату за него, ни сам товар назад. В случае, если покупатель заплатил и не получил такой товар, он не может истребовать свои деньги. Иначе говоря, суд не приходит на помощь в подобных требованиях, они для него наподобие запрещенной вещи, вызывающей отвращение, и он не желает "оскверняться" подобными делами. Из этого "морального отвращения" вытекает то, что, наказывая нарушителя-истца, суд "награждает" нарушителя-ответчика, но "награждает" не в буквальном смысле слова, а оставляет трофей в руках захватчика. Это неприятное ощущение остается у судьи всякий раз, когда он принимает требование "отсутствия законности", на что указывает лорд Мэнсфилд в одном из своих знаменитых приговоров. Но обязанность судьи, как это трактует современное законодательство, - подавлять в себе подобные сентименты, заглушать свой "музыкальный слух" ради первой реалистической тенденции, "чтобы услышали и убоялись", чтобы усилить эффективность и действенность законов. В силу этой тенденции суду запрещено помогать нарушителю воспользоваться плодами своего преступления, даже если эта тактика по отношению к одному нарушителю влечет за собой, в конечном счете, уступку в пользу другого нарушителя, уступку несправедливую, аморальную, зачастую даже более чем аморальную.

Таково, в общих чертах, положение в нынешней системе английского судопроизводства. Здесь не место рассматривать различные нюансы данного положения, подчеркну лишь общее впечатление, что положение - неудовлетворительное, и что желательно и необходимо найти новый статус, настоящий выход из этой дилеммы, а не идти путем компромиссов и уверток. Несколько лет тому назад произошел в Англии следующий случай. Один человек должен бьи отправить жену с больной дочкой на лечение в Италию, но иностранной валюты у него не было. Слухи об этом дошли до его знакомой, и она предложила, по доброте своей, итальянские лиретты, при условии, что муж передаст ей под залог свои акции в определенной компании.

Муж заложил акции, жена поехала в Италию, но обещанных денег не получила и вынуждена была вернуться ни с чем домой с больной дочкой. В это время знакомая обратилась в суд с требованием... возвратить ссуду. В процессе судебного разбирательства даже ее адвокаты сняли свою поддержку иска и признали, что их клиентка не выполнила обещание и не дала денег. Тогда был подан встречный иск с требованием возвратить акции. Ответ противной стороны заключался в том, что требование - незаконно, ибо по английским законам истец не имел права заложить акции за лиретты, так как он должен был получить их без ведома соответствующих государственных инстанций. Суд принял этот довод и отверг требование истца возвратить акции, так как вышеупомянутое правило гласит: двое согрешили, преимущество - тому, в чьих руках предмет спора. Окончание следует.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .