612

СРЕДИ ТЕСНИН

Человеку свойственно жить в рамках календаря, от даты к дате: за каждым днем прячется память о радостях и бедах прошлого. Строго говоря - любой день - какая-нибудь памятная дата. Да вот только память у нас коротка, поэтому мы не скорбим и не празднуем каждый день и вспоминаем только о важнейших событиях прошлого. Но есть даты, на которые выпало так много горя, что мы не только отмечаем их постом, но и время «вокруг них» представляется нам особенным, опасным, скорбным, угрюмым.

Таковы три недели от семнадцатого тамуза до девятого ава. Мы называем это время «бейн га-мецарим» («меж теснин»). О сотнях бед, выпавших на долю народа Израиля в девятый день месяца ав мы недавно писали (глава «Шлах»). А в семнадцатый день тамуза были разбиты первые скрижали Завета, когда Моше спустился с горы Синай и увидел евреев, пляшущих вокруг "золотого тельца". В этот же день позднее было прекращено принесение постоянных жертвоприношений «тамид» в Первом Иерусалимском Храме после того, как у осажденных на Храмовой горе не осталось животных для жертвоприношений. В этот день римляне, осаждавшие Иерусалим, пробили стены города. В этот день злодей Апустумус сжег свиток Торы, и идол был внесен в Храм (Ми-шна "Таанит", гл.4).

Многочисленные беды этого дня не могут заслонить от нас отправную точку траура: пост семнадцатого тамуза установлен в память о грехе идолопоклонства.

Как люди и народы впадают в этот грех? Рамбам в "Мишне Тора" пишет: "В дни Эноша люди совершили большую ошибку. Сказали они: "Поскольку Б-г создал звезды эти и все эти планеты, и поместил их в вышине, они как слуги Его заслуживают прославления: царь всегда хочет, чтобы уделяли почести его вельможам, и в этом также почет царю". И когда эта мысль вошла в их сердце, то начали они строить звездам храмы, приносить им жертвы, восхвалять их, и возвеличивать их в речах, и поклоняться им, чтобы достичь благожелательности Создателя - по их неправильному пониманию. И в этом основа идолопоклонства.

Однако по прошествии многих дней восстали среди сынов человеческих лжепророки. Они сказали, что Б-г заповедал им и сказал, чтобы они служили определенной звезде или всем звездам вместе, и приносили ей жертвы, и возливали ей вино, построили бы ей храм и сделали бы ей изображение, чтобы поклонялся ей весь народ, включая женщин и детей.

И так распространилось это по всему миру, чтобы служить идолам и различным изображениям, приносить им жертвы и поклоняться им. И по прошествии дней Всевышний забылся из уст всех живущих и из их сознания, и мысли о Нем не было у всего народа; они не знали ничего, кроме этих изображений из дерева или камня и храмов из камней, поскольку они с детства воспитывались в поклонении им, чтобы служить им и клясться их именем. И также мудрецы их, и священники их, и подобные им - они тоже считали, что нет никакого бога, кроме этой звезды или планеты, которой они сделали изображение, и не было ни одного человека, который признавал бы Всевышнего».

Нам порой кажется, что язычество в современном мире - нонсенс. Редко кто верит и в одного Б-га, кто же поверит в нескольких?!

Этот ход мысли построен на неверном представлении о язычестве: его начало не в древнем невежестве, а в готовности признать важность кого и чего бы то ни было, кроме Всевышнего.

Говорящий: я верю в Б-га, но живу литературой; я верю в Б-га, но всю свою жизнь подчиняю интересам бизнеса; я верю в Б-га, но есть в жизни и не менее важные ценности - такой человек стоит на грани язычества.

Недавно мы праздновали день освобождения и советской тюрьмы ребе Раяца. Когда следователь выложил на стол наган и сказал: «Эта игрушка многих заставила изменить свои взгляды!»,- ребе ответил: «Того, у кого много богов и одна жизнь, эта игрушка может испугать. Но тот, у кого один Б-г и две жизни, не боится таких игрушек». Быть последовательным монотеистом, значит не только не кланяться иконам, но и не бояться никого, кроме Б-га.

ПИНХАС

Тора разделена на пятьдесят четыре главы так, что, читая их в синагогах по субботам, мы завершаем за год полный цикл чтения. Каждый из выпусков нашего еженедельника посвящен соответствующей главе или главам Торы. Разумеется, прочесть это краткое изложение главы -недостаточно. Изучая Тору, обращайтесь к авторитетным еврейским Переводам на русский язык («Мосад га-рав Кук», Ф. Гурфинкель, «Шамир»).

И говорил Господь Моше:

- Пинхас, сын Эльазара, сына Ага-рона, отвратил ярость Мою от сынов Исраэля тем, что возревновал Моей ревностью среди вас, и не истребил Я сынов Исраэля ревностью Моей. Потому скажи. Вот Я даю ему Мой завет, (завет) мира. И будет ему и потомству его после него заветом священнослужения вечного за то, что возревновал он за Б-га своего и искупил сынов Израиля. А имя мужа из Израиля, убитого, который был убит с мидьянит, Зимри, сын Салу, предводитель отчего дома от Шимъони. А имя убитой женщины, мидьянитки, Козби, дочь Цура, - глава отчего дома в Мидъяне он.

И говорил Господь Моше так:

- Враждуй с мидъяним, и поразите их. Ибо враждебны они вам своими кознями, которые строили вам, что до Пеора и что до Козби, дочери князя Мидъяна, их сестры, убитой в день поветрия из-за Пеора.

И было после мора. И сказал Господь Моше и Эльазару, сыну Агарона-священнослужителя, так:

- Определите число всей общины сынов Израиля от двадцатилетнего и старше по дому их отцов, всех идущих в войско. Всего исчисленных из сынов Израиля: шестьсот одна тысяча семьсот тридцать.

И говорил Господь Моше:

- Для этих разделена будет земля в удел по числу имен. Многочисленному дай больший удел, а малочисленному дай меньший удел, каждому по его исчисленным, дан будет его удел. Но по жребию должно делить землю; по именам колен их отцов получат в удел. По жребию наделят его уделом в виду многочисленности и малочисленности. А вот исчисленные у Леви по их семействам. И было исчисленных их двадцать три тысячи, всех мужского пола от одномесячного и старше; ибо исчислены не были среди сынов Израиля, ибо не дано им удела среди сынов Израиля.

Это исчисленные Моше и Эльаза-ром-священнослужителем в степях Моава, у Йардена, против Йерехо. И среди этих не 'было никого из исчисленных Моше и Агароном-свя-щеннослужителем, которые исчислили сынов Израиля в пустыне Синай; ибо сказал Господь о них: «Умрут в пустыне!» И не осталось из них никого, кроме Калева, сына Йефуне, и Йегошуа, сына Нуна.

И приблизились дочери Цлофхада, сына Хефера, сына Гил'ада, сына Ма-хира, сына Менаше, из семейств Ме-наше, сына Йосефа. И вот имена его дочерей: Махла, Ноа, и Хогла, и Милка, и Тирца.

И стали они пред Моше и пред Эльазаром-священнослужителем, и пред предводителями и всей общиной при входе в шатер собрания, говоря: Отец наш умер в пустыне, а он не был среди общины собравшихся против Господа, в общине Кораха, но за свой грех умер он, и сыновей не было у него. Почему исключится имя отца нашего из среды семейства его, ибо нет у него сына? Дай нам владение среди братьев отца нашего.

И представил Моше их дело пред Господа.

И сказал Господь Моше:

- Верно дочери Цлофхада говорят. Дай им удел наследственный среди братьев их отца, и переведи удел их отца им. И сынам Израиля говори так: «Если умрет кто-нибудь, а сына нет у него, то переведите его удел дочери его. А если нет у него дочери, то передайте его удел братьям его. А если нет у него братьев, то передайте его удел братьям его отца. А если нет братьев у его отца, то передайте его удел родичу его, ближайшему к нему из его семейства, и тот унаследует его удел. И будет для сынов Исраэля законом, как повелел Господь Моше. И сказал Господь Моше;

- Взойди на эту гору Аварим и посмотри на землю, которую Я дал сынам Исраэля. И увидишь ее, и приобщишься к народу своему также и ты, как приобщился Агарон, брат твой. За то, что вы поступили против слова Моего, в пустыне Цин при раздоре общины, явить святость Мою через воду у них на глазах. Это Воды распри при Кадеш в пустыне Цин.

И говорил Моше Господу:

- Да поставит Господь, Б-г духа всякой плоти, мужа над общиной, который выйдет пред ними и который войдет пред ними, и который выведет их и который приведет их, и да не будет община Господня как овцы, у которых нет пастуха.

И сказал Господь Моше:

- Возьми себе Йегошуа, сына Нуна, человека, в котором дух, и возложи руку твою на него. И поставь его перед Эльазаром-священнослужителем и пред всей общиной, и дай ему повеление у них на глазах. И возложи от великолепия твоего на него, чтобы они слушали, вся община сынов Исраэля. И пред Эльазаром-священнослужителем стоять будет он, и тот будет вопрошать для него о решении через урим пред Господом. По слову его выходить и по слову его приходить ему и всем сынам Израиля с ним, и всей общине. И сделал Моше. как повелел Господь ему, и взял он Йегошуа, и поставил его пред Эльазаром-священнослужителем и пред всей общиной. И возложил он руки свои на него, и дал ему повеление, как говорил Господь через Моше.

Из бесед Любавичского Ребе

Смерть близкого человека является также поводом для того, чтобы подвергнуть анализу свою жизнь, заглянуть в собственную душу, определить, в какой мере мы исполняем Б-жественное предназначение. Маймонид пишет, что оплакивающий умершего должен «проявить беспокойство и озабоченность своим поведением, оценить его и покаяться» («Мишне Тора», 13:12).

Все мы знаем, как нелегко бывает постоянно контролировать свое поведение, пока не умрет член семьи или друг. Тогда мы вспоминаем все, что совершил покойный за свою жизнь, как он обращался с близкими, как помогал людям. К сожалению, именно приход смерти часто выводит нас из состояния удовлетворенности и вынуждает пересмотреть свои приоритеты.

Истинная связь между родителями и детьми, между мужем и женой духовна, и она остается неразрывной, прочной после смерти кого-то из них. Душа умершего, будучи вечной и безупречной, наблюдает за теми, с кем она была близка. Каждое доброе дело доставляет ей большую радость, особенно если эти дела совершаются так, как учил покойный при жизни (путем наставлений или личным примером).

Этой душе известно все, что происходит с родными и близкими ей людьми. Она огорчается, когда они испытывают чрезмерное горе или депрессию, и радуется, если они преодолевают охватившее их страдание, продолжают созидательную деятельность и благотворно влияют на окружающих.

Заменить умершего любимого человека невозможно, каждый человек - это целый мир. Но существует способ, помогающий частично заполнить образовавшуюся пустоту. Дополняя свои обычные добрые дела благородными поступками от имени умершего, в память о нем, мы продолжаем работу его души, сооружаем ему живой памятник.

Где найти эту дополнительную энергию, тем более тогда, когда нас переполняет горе по поводу самой смерти? Подобно тому как во время болезни тело обращается к своему источнику силы, душа в моменты больших потрясений изыскивает скрытые резервы, о существовании которых мы и не подозреваем. Какие выводы можно сделать, пересмотрев свои взгляды на смерть?

Тем, кто продолжает рассматривать лишь внешний слой жизни, ее материальную составляющую, ограниченную человеческим телом, смерть действительно кажется концом жизни. Но мы должны научиться проникать внутрь этого наружного слоя, видеть человеческую душу, нашу связь с Б-гом и вечностью.

Любой здравомыслящий человек, наблюдающий, например, за солнечной системой или задумывающийся над сложным строением атома, должен прийти к заключению, что наш мир возник не в результате какой-то случайности и состоит не просто из физического вещества. Каждое живое существо проявляет заложенную в него энергию. Куда бы мы ни посмотрели, везде мы видим замысел и цель, печать Создателя. И коль скоро каждый человек имеет определенное предназначение, это относится и к каждому событию нашей жизни. Даже смерть имеет смысл, даже она становится инструментом для жизни, наполненной большим смыслом, даже она есть форма энергии.

Но и после всех рационалистических и разумных объяснений сердца скорбят. И они должны скорбеть. Когда близкие оплакивают усопшего, не пытайтесь им ничего объяснять, плачьте вместе с ними. Мы должны просить Всевышнего о том, чтобы наконец наступил тот день, когда больше не будет смерти, когда «смерть исчезнет навсегда и Б-г вытрет слезы с каждого лица» (Исайя, 25:8).

Луцато

Принято считать, и это в большой мере верно, что в рамках иудаизм нет места теологии. Действительно, наши мудрецы традиционно занимались не столько размышлением о Б-ге (о котором можно сказать совсем немного, если не впадать в антропоморфизм), сколько о человеке. Предлагаем вам отрывок из классического произведения Рамхаля (р. Моше-Хаим Луцато 1707-1747) «Путь Всевышнего» в переводе Фримы Гурфин-кель. Окончание, начало в предыдущем выпуске

Человеку предопределено умереть и воскреснуть из мертвых.

А миру - разрушиться и обновиться.

В этом смысл сказанного мудрецами:

"Шесть тысяч лет существовать миру и одно (тысячелетие) разрушенным быть, а затем Вме-вышний вновь обновляет Свой мир"

(Сангедрин 97).

Согласно этому положению, истинное воздаяние, т.е. получение вознаграждения, о котором мы говорили выше, имеет место после восстания из мертвых, в мире обновленном.

Тогда человек и телом, и душой своей наслаждение испытывать будет, поскольку душа освободит его тело от нечистоты и подготовит его к наслаждению тем благом.

Однако там люди будут отличаться друг от друга своим уровнем и достоинством в зависимости от того, сколь усердны были они в мире трудов и сколько стараний приложили к достижению совершенства.

Благодаря этому душа сама воссияет и озарит тело и освободит его от нечистоты, и оба они обретут великолепие возвышенное и удостоятся приблизиться к Господину, благословен Он, чтобы озаряться светом Его и наслаждаться Его истинным благом.

Итак, человеку предопределено умереть, и составные части его (тело и душа) временно должны разъединиться, чтобы впоследствии соединиться вновь.

Но и в период разъединения каждой из этих двух частей надлежит находиться в месте подобающем...

Тело возвращается к основе своей, разлагается и утрачивает свою форму.

Из праха будучи, к нему оно и возвратится, и о том Благословенный сказал Адаму:

"Ибо прах ты, и к праху вернешься" (Берешит 3, 19). А душе, оправданной деяниями своими, остается лишь ждать, пока с телом произойдет все, что произойти должно: вначале тлен и разрушение и пребывание в прахе на протяжении времени необходимого, а затем восстановление, чтоб душе вновь войти в него.

Однако в период переходный (душа) также нуждается в месте.

И для этого уготовлен мир душ.

Покинув тело, души достойные попадают туда и пребывают там в покое, пока тело претерпевает то, что ему претерпеть положено.

На протяжении всего этого периода души испытывают высшее блаженство, подобное тому, что будет даровано им впоследствии в пору истинного воздаяния, о чем мы говорили выше.

Уровень (индивидуума) в мире душ определяется в соответствии с делами его, чем определяется также и последующее воздаяние.

Однако истинного совершенства, предназначенного для достойных его, ни тело, ни душа в отдельности достичь не могут, и (достигают его), лишь соединившись вторично после восстания из мертвых.

Помимо того, что мир душ является местом, где душа пребывает в ожидании тела, он приносит великую пользу самой душе, а впоследствии и телу при восстании из мертвых.

В силу предопределения человек может достичь совершенства только после смерти, хотя благодаря его поступкам оно открывается ему при жизни, без чего ему никогда бы (совершенства) не обрести, потому что нет иного периода для обретения такового кроме (пребывания) в этом мире до смерти.

И к тому же в силу предопределения до тех пор, пока душа находится в теле в этом мире, от которого зло неотъемлемо и от него невозможно устраниться полностью, она также омрачена и лишена ясности.

И хотя благодаря добрым деяниям, совершаемым человеком, (душа) обретает совершенство драгоценное, оно обнаружиться не может, и (душа) не воссияет должным образом в соответствии с обретенным ею достоинством, но все останется сокрытым в ней самой, пока не настанет пора обнаружиться.

И препятствие здесь не со стороны души, а со стороны тела, которое само при этом теряет, не получая должного очищения на протяжении всего периода (жизни).

Однако (душа) также теряет, ведь она находится в заточении и не может распространять свое сияние.

Кроме того, она не может выполнить свое назначение, которое состоит в очищении тела.

Будь она в состоянии содеять это, она обрела бы совершенство великое в силу этого действия как такового. Ведь проявление совершенства состоит в благодеянии и совершенствовании других, и действие это подобает (душе) по природе ее, ибо она для этого создана.

А всякое творение совершенствуется, выполняя назначенное ему Творцом, и лишается совершенства в противном случае.

Когда же душа покидает тело и попадает в мир душ, сияние ее распространяется и ярким становится, как подобает ей в соответствии с деяниями (при жизни человека в этом мире). Благодаря обретаемому в пору пребывания (в мире душ) душа восстанавливает силы, ослабленные (в пору ее пребывания) в теле.

Тем самым она готовится к выполнению своей миссии в период восстания из мертвых, чтобы, возвратившись в тело в свое время, совершить надлежащим образом действие очищения, о котором мы говорили.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .