611

Суббота «Балак»

10 тамуза 5762 гола

20/6/2002

СУДЬБА ЗЛОГО ГЕНИЯ

Есть ли в мире профессия более древняя, чем охотник на евреев,- можно спорить. Но что никогда им не грозила безработица - это точно. Одним из самых талантливых охотников древности был одноглазый Билъам, великий злодей и пророк.

История простая. После блестящих побед евреев царь Балак ищет иной, не военный, не силовой способ борьбы с ними.

Он - как это современно звучит в наши дни! - решил нанять Кашперовского. В то время его звали Билъамом. Нет, это не точно. В наши дни чародейством занимаются талантливые шарлатаны. А тогда (особенно на Ближнем Востоке) можно было встретить и настоящего колдуна, прорицателя. Балак надеется на магические способности Бильама и посылает за ним представительную делегацию с соблазнительными предложениями.

Бильам был не лишен здоровой интуиции (а говорят, и пророческого дара), он с самого начала не хотел идти «на дело», знал, что с евреями не стоит связываться. И не столько с евреями, сколько с их небесным Покровителем. Но соблазн был велик, да и Всевышний разрешил (в видении) Билъаму иди к Балаку. Дорога не обошлась без чудес, ослица обрела дар речи (говорят, по сей день успешно читает лекции в одном из престижных университетов). Чем все это дело кончилось, знает каждый. Балак водил Билъама с места на место, с горы на гору, надеясь, что тот сумеет проклясть Израиль, но всякий раз, когда злой пророк раскрывал рот, из него так и сыпались благословения и светлые видения будущего.

Образ Билъама сложен. С одной стороны, он великий и признанный всеми мудрец своей эпохи, с другой - враг и ненавистник Израиля. Впрочем, кто сказал, что одно не может ужиться с другим?! Нас учили, что истинный интеллигент не может быть антисемитом. Но беглый экскурс в историю доказывает, что правило это никогда не было ничем иным, кроме наивной еврейской выдумки. Даль и Достоевский в России, милый папа Мики-Мауса

Уолт Дисней и его соотечественник Форд не были глупцами или дикарями. Не был таковым и Рихард Вагнер, призывавший в публицистических (не лишенных таланта) статьях к поголовному уничтожению еврейского народа. Так что, антисемитизм не никак не связан с интеллектуальным уровнем. Дело тут в другом, в специфике личности: «Последователи злодея Билъама (подобно ему самому) завистливы, высокомерны и похотливы» говорят мудрецы в трактате «Авот» (5:19). Н, разбирая личностный механизм клаустрофобии, они отдают должное и талантам Билъама: комментируя стих Торы «И не было в Израиле пророка, подобного Моше...»,- они говорят: «У Израиля не было, а у народов мира был: Билъам, сын Беора».

Несправедливо! Завистливый, высокомерный и похотливый,- ну за что ему был дан уникальный пророческий дар?! Именно такой вопрос и задают мудрецы: «Почему Билъаму был дан дар пророчества? Чтобы в будущем народы мира не могли сказать в день Суда: "Владыка мира! Если бы нам был дан пророк, подобный Моше, мы приняли бы Твою Тору". Вот Он и дал им Билъама».

Человеку не дано принять Тору, не приложив к тому духовных усилий. У Билъама был могучий духовный потенциал, удивительный, уникальный дар, который остался нереализованным, точнее, был обращен во зло.

Кто сказал, что это история о далеком прошлом?! Тора не рассказывает нам истории, она призвана указывать путь каждому во всех поколения. Таково и само имя книги «Тора» - «указание».

Трагедия Билъама, который мог кардинально изменить ход истории, но со всеми его талантами, остался тривиальным антисемитом, должна навести нас на простенькую мысль: Всевышний щедро раздает возможности и дарования, но только мы сами решаем, как и во имя чего их использовать.

Один и тот же потенциал может реализоваться в личность, подобную Моше или Агарону. А может вырасти в бешенного одноглазого Билъама, ведущего диалог не с вечностью, а с собственной ослицей. Для такого человека даже одаренность и незаурядность превращаются в деструктивные факторы.

Горька доля злого гения.

БАЛАК

Тора разделена на пятьдесят четыре главы так, что, читая их в синагогах по субботам, мы завершаем за год полный цикл чтения. Каждый из выпусков нашего еженедельника посвящен соответствующей главе или главам Торы. Разумеется, прочесть это краткое изложение главы -недостаточно. Изучая Тору, обращайтесь к авторитетным еврейским переводам на русский язык («Мосад гa-рав Кук», Ф. Гурфинкель, «Шамир»).

И сказал Балак, царь Моава старейшинам Мидъяна: объест этот народ все, что вокруг нас, как объедает бык полевую зелень. И направил он послов к Билъаму, чтобы призвать его, говоря: "Вот народ вышел из Египта и покрыл землю. Пойди, прокляни для меня этот народ". И пошли старейшины Моава и Мидъяна и говорили так. И явил Себя Б-г Билъаму, и сказал: "Не ходи с ними! Не кляни народ, ибо благословен он". И сказал Билъам князьям Балака: "Не соизволил Господь разрешить мне пойти с вами". И вновь послал Балак князей, больших числом и знатностью. И пришли они к Билъаму, и ответил тот: "Даже если даст мне Балак полный дом серебра и золота, не смогу преступить слова Господа". И явил Себя Б-г Билъаму ночью, и сказал: "Встань, иди с ними, но только слово, какое Я говорить буду тебе, его исполни". И стал ангел на пути его, а он ехал на ослице своей. И увидела ослица ангела, стоящего на пути ее, и меч обнаженный в руке его, и свернула ослица с дороги, и пошла по полю. И бил Билъам ослицу. И стал ангел на тропе меж виноградников. И увидела ослица ангела, и прижалась к стене, и прижала ногу Билъ-ама к стене, и снова он бил ее. И открыл Господь уста ослицы, и сказала она Билъаму: "Что сделала я тебе, что бьешь меня?" И сказал Билъам: "Ибо ты надругалась надо мною!" И сказала ослица: "Разве не я твоя ослица, на которой ты ездил до сего дня?!" И открыл Господь глаза Билъаму, и увидел он ангела, стоявшего на пути, и меч обнаженный в руке его. И сказал ему ангел: "Иди с людьми, но только слово, какое говорить буду тебе, его говори". И пошел Билъам с князьями Балака.

И сказал Балак Билъаму: "Ведь я посылал к тебе призвать тебя, почему ты не шел ко мне?!" И сказал Билъам Балаку: "Вот я пришел к тебе. Слово, какое вложит Б-г в уста мои, то говорить и буду". И было утром, и взял Балак Билъама, и возвел его на высоты Баала. И он увидел оттуда край стана Израиля.

И вложил Господь слово в уста Билъама: "Из Арама привел меня Балак, царь Моава, от гор восточных: «Пойди, прокляни мне Йаакова, и гнев навлеки на Израиль». Как прокляну, если не проклял Б-г?! Как гнев навлеку, если не гневался Господь? С вершины скал вижу его и с высот на него взираю: вот народ, отдельно жить будет и меж народов не будет числиться. Кто исчислит прах Яакова и число Израиля!". И сказа)! Балак Билъаму: "Что сделал ты! Проклясть врагов моих привел я тебя, а ты благословил!" И ответил он: "Т о , что вложит Господь в уста мои, то говорить буду". И сказал ему Балак:

"Пойди со мною на другое место и прокляни его мне оттуда". И сказал Балак: "Не усмотрел лжи в Яакове и не узрел нечестия в Израиле. Б-г его с ним, и воля Царя с ним. Б-г вывел их из Египта. Вот народ, как лев встает и как лев поднимается, не ляжет прежде, чем есть будет добычу и кровь убитых пить". И сказал Балак Билъаму: "И проклинать не проклянешь, так хотя бы благословлять не благослови!" И ответил Билъам, и сказав Балаку: "Ведь я говорил: "Все, что говорить будет Господь, то сделаю!" И сказал Балак Билъаму: "Пойди же, возьму я тебя на место другое, быть может, проклянешь его оттуда. И увидел Билъам, что хорошо в глазах Господа благословлять Израиль. И поднял Билъам глаза свои, и увидел Израиль, и был на нем дух Б-жий. И сказал: "Как хороши твои шатры, Яаков, твои жилища, Исраэль! Как потоки они простираются, как сады при реке; как деревья алойные насадил Господь, как кедры при водах! Растекаются воды из ведер его, и посевы его при водах великих. Поглотит народы, врагов его, и кости их сокрушит, и стрелы Свои обагрит. Преклонил колена, лег как лев, и как льва кто поднимет его! Благословляющий тебя благословен, а тебя проклинающий проклят". И воспылал гнев Балака на Билъама, и всплеснул он руками. "Клясть врагов моих призвал я тебя, и вот ты благословил уже трижды! И ныне поспеши удалиться на место твое!"

И сказал Билъам Балаку: "Ведь также послам твоим, которых ты направил ко мне, я говорил так: Если даст мне Балак полный дом свой серебра и золота, не смогу преступить слово Господне, чтобы делать добро или зло по моему разумению. Что будет говорить Господь, то говорить стану. И ныне, вот я ухожу к моему народу. Пойдем, я дам тебе совет. Что сделает этот народ твоему народу в конце дней". И изрек он притчу свою: "Вот речь Билъама, сына Беора, и речь мужа с зияющим глазом; говорит слышащий речения Б-жьи и ведающий промысл Всевышнего, видения Всемогущего зрит и падает, но с глазами открытыми. Вижу его, но не теперь, на него взираю, но не близко: взошла звезда от Йаакова, и поднялся скипетр от Исраэля; и сокрушит он пределы Моава и разгромит всех сынов Шета. И будет Эдом подвластен, и будет подвластен Сеир, его враги, а Исраэль умножает мощь. И властвовать будет из Йаакова, и истребит уцелевшее из города". И увидел он Амалека, и изрек он притчу свою: "Первый из народов Амалек, а конец его - до погибели". И поднялся Билъам, и пошел, и возвратился на место свое, и также Балак пошел своим путем.

Беседа Ребе

Глава Торы «Балак» названа именем Моавского царя, который нанял Билъама, чтобы тот проклял Израиль. Всевышний же вкладывает в уста Билъама благословения.

Среди этих благословений Билъама мы находим следующее: вижу его [Израиль] с вершин, вглядываюсь в него с высот; вот народ, живущий отдельно, на иные народы не похожий и среди них не числящийся."

Какова связь между двумя частями стиха?

Раши, комментируя первую половину стиха («Я вижу его [Израиль] с вершин, вглядываюсь в него с высот"), говорит: "Я вглядываюсь в их начало, смотрю на их корни, и вижу, как сильны они и стойки - как горы и высоты их праотцы и праматери».

Когда мы сталкиваемся с глубокой идеей, настолько глубокой, что она тяжела для восприятия, мы прибегаем к аллегориям. Почему Билъам считает необходимым прибегнуть к аллегории здесь, почему он уподобил родоначальников Израиля скалам и горам?

Он говорит о необыкновенной жизненной стойкости и непоколебимости наших корней. На деле же, еврейство крепче скал и гор, ведь за то время, что мы живем на земле многие горы обратились в прах.

Что же это за таинственная еврейская сила?

Истинную силу еврея, разумеется, следует искать не в физической сфере, но в его духовном наследии нашего народа. Эта сила называется «месирут нефеш» (самоотверженность, готовность отдать жизнь за веру).

Понятно, что это высокое свойство души, но настолько ли оно высоко, чтобы называть его «вершиной», иными словами, выше ли оно, чем все остальные похвальные качества души.

О чем мы говорим? Вера в Б-га столь сильна в самоотверженном еврее, что отказаться от жизни ему куда легче, чем отказаться от Б-га.

Это свойство не вмещается в рамки человеческой природы, оно явно нарушает самые первичные устои индивидуальности, в том числе - инстинкт самосохранения.

Жизнь всего живого есть самоукрепление, саморазвитие, самореализация. Самоотверженность - казалось бы, самоуничтожение. Но это не так. Человек - не животное. В нем жива душа - часть Б-га живого. А потому именно отказ от Б-га и является самоуничтожением. А жертвенность, самоотверженность - есть спасение божественной сущности души. Эта готовность - проявление надприродной сути еврея. Здесь мы и находим связь между двумя полустихами: "Я вижу его с вершин, вглядываюсь в него с высот,- они крепче скалы в своей готовности к самопожертвованию,- вот народ, живущий отдельно, на иные народы не похожий и среди них не числящийся,- и в этом их уникальность.

О ЧЕЛОВЕКЕ

Принято считать, и это в большой мере верно, что в рамках иудаизма нет места теологии. Действительно, наши мудрецы традиционно занимались не столько размышлением о Б-ге (о котором можно сказать совсем немного, если не впадать в антропоморфизм), сколько о человеке. Предлагаем вам отрывок из классического произведения Рамхаля (р. Моше-Хаим Луцато 1707-1747) "Путь Всевышнего" в переводе Фримы Гурфинкель.

Человек - создание, сотворенное ради приобщения к Благословенному. Ввергнутый между совершенством и ущербностью, человек наделен способностью обретать совершенство. Однако происходить такому надлежит по выбору и по воле его, поскольку, будь он в поступках своих вынужден выбирать совершенство, он не стал бы в действительности обладателем такового, и намерение всевышнее не осуществилось бы. Поэтому необходимо было предоставить это его свободному выбору: чтобы он в равной мере клонился к обеим сторонам (к добру и злу) и не был вынужден (обратиться) к одной из них. Он наделен силой выбирать и способен выбрать сознательно и добровольно (одну из двух сторон), какую пожелает, и может также тою обладать, какую пожелает. Итак, человек сотворен с добрым и дурным побуждением, и ему предоставлен выбор уклоняться в ту сторону, куда он желает.

Ради достижения этой цели наилучшим образом всевышней мудростью предопределено, чтобы человек соединял в себе две противоположности: духовную ясную душу и земное мрачное тело. Каждая из них уклоняется в сторону своей природы, иначе говоря, тело - к материальному, а душа - к духовному. И между ними непрестанно ведется битва. Если душа одержит верх, она поднимет себя и поднимет тело вместе с собой, и тогда человек обретет совершенство, ему назначенное. Если же он позволит материальному одержать верх, то тело его опустится, а вместе с ним опустится и его душа. И тогда человек становится недостойным совершенства и отрешается от Него. Человек же, однако, в состоянии подчинить материальное разуму своему и душе, чтобы обрести совершенство, как мы о том говорили.

Б-жественным благом установлен предел человеческим усилиям, направленным на достижение совершенства. Завершив свои усилия, человек обретет (определенный уровень) совершенства и вечно пребудет в покое и удовлетворении им. И в связи с этим установлены были два периода: пора трудов и пора получения вознаграждения.

Однако мера блага превосходит (все остальное). (Период) трудов ограничен и длится столько, сколько мудростью Благословенного как надлежащее предопределено.

В то время как (период) получения вознаграждения не ограничен, и вечно (человек) наслаждается им обретенным совершенством.

Поскольку периоды (трудов и получения вознаграждения) отличаются друг от друга, состояние (человека) и происходящее с ним (в разные периоды) также различными будут. Когда (человек) прилагает усилия (к достижению совершенства), он должен пребывать в условиях, доставляющих ему все необходимое для таких усилий. Иначе говоря, (в этот период) духовное и материальное неизбежно находятся в противоборстве.

При этом ничто не препятствует материальному властвовать и свое делать в известной мере, и ничто не препятствует духовному властвовать и свое делать в известной мере. Ничто не даст материальному окрепнуть больше надлежащего, но и духовному также не даст окрепнуть больше надлежащего. И хотя казалось бы, что такое (преобладание духовного над материальным) лучше, в действительности в свете истинного назначения и желаемого от человека, т.е. чтобы он совершенство обретал собственными усилиями, такое добром не является. Однако в период получения вознаграждения ему надлежит пребывать в состоянии противоположном. Чем больше власть материального в ту пору, тем больше душа омрачена и устраняема от приобщения к Творцу. И потому надлежит, чтоб в ту пору лишь душа властвовала, а материя подчинялась бы ей полностью, не оказывая никакого сопротивления.

Поэтому сотворены были два мира: этот мир и мир грядущий. Этот мир с его обстановкой и естественными законами необходим человеку на протяжении всего периода усилий (направленных на достижение совершенства). А мир грядущий с его обстановки и законами необходим ему в период получения вознаграждения.

Следует также знать, что первоначально человек существенно отличался от того, каким мы видим его и воспринимаем теперь. Великая перемена произошла в нем в результате греха Адама, первого человека, когда и человек, и мир изменились по сравнению с бывшим прежде. Многочисленные детали этой перемены с их последствиями будут обсуждаться нами в дальнейшем. Итак, говоря о человеке и обо всем, что с ним связано, следует различать между его состоянием до совершения им греха и состоянием после того...

Когда Адам, первый человек, был сформирован, он находился именно в том положении, о котором мы говорили. Он соединял в себе две названные выше противоположности: душу и тело. Его окружение содержало как добро, так и зло, он же находился между ними в равновесии, имея возможность приобщиться к тому, к чему пожелает. Ему надлежало избрать добро. Тем самым он дал бы своей душе одержать верх над телом, духовному над материальным. Он тотчас обрел бы совершенство и в нем покоился бы вовеки.

И знай, что хотя действие души в теле мы обнаруживаем лишь в жизнедеятельности и в способности мыслить, на деле она призвана очищать тело как таковое в его материальности и возвышать его ступень за ступенью, так чтобы ему присоединиться к душе в наслаждении совершенством. Первый человек, Адам, достиг бы этого, если бы не согрешил. Его душа очищала бы тело все больше и больше, пока оно не достигло бы уровня, необходимого для пребывания в наслаждении вечном.

Когда Адам, первый человек, согрешил, все претерпело существенную перемену. Первоначально действительность была ущербной в такой мере, чтобы Адам мог находиться в состоянии равновесия, о котором мы говорили. А это в свою очередь давало ему возможность обретать совершенство трудами рук своих. Однако из-за совершенного им греха прибавилась и умножилась ущербность в самом человеке и во всей действительности, а исправление значительно усложнилось по сравнению с бывшим прежде. Вначале (человек) легко мог преодолеть присущий ему недостаток и обрести совершенство. Всевышней мудростью было то установлено по мере блага и прямоты. Поскольку зло и недостаток в человеке объяснялись лишь тем, что такое было заложено в его природе при его формировании, человек, устраняясь от зла и обращаясь к добру, мог тотчас избавиться от недостатка и обрести совершенство. Однако своим грехом он нарушил совершенство больше, чем прежде, и ущербность умножилась. Человек сам себе причинил зло, отныне ему уже не так легко избавиться от недостатка и обрести совершенство, как тогда, когда он не являлся причиной собственной ущербности, но таким был в основе своей сформирован. И, разумеется, теперь требуется двойное усилие для обретения совершенства. Прежде человек и мир должны возвратиться к первоначальному состоянию, которое предшествовало греху (первого человека). И лишь затем они взойдут от того состояния к состоянию совершенства, к чему Адаму надлежало взойти. Однако Б-жественным правосудием предопределено, что ни человеку, ни миру не дано отныне достичь совершенства, пока они пребывают в состоянии деградации, т.е. в их виде нынешнем, в котором преумножилось зло. Они неизбежно должны пройти стадию разрушения, а это есть смерть для человека и разрушение для всего сущего, что деградировало вместе с ним. Душа способна очистить тело лишь после того, как она его покинет и тело умрет и подвергнется распаду, а после того заново будет отстроено, и душа сможет войти в него и освободить его от нечистоты. Также и мир в целом должен разрушиться (и прекратить существование) в своем нынешнем виде, а затем приобрести иную форму, достойную совершенства. Поэтому человеку предопределено умереть и ожить вновь, и это есть восстание из мертвых. А миру - разрушиться и обновиться. В этом смысл сказанного мудрецами: "Шесть тысяч лет существовать миру и одно (тысячелетие) разрушенным быть".

Окончание следует.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .