602

ШМИТА, СИНАЙ И МАГИЧЕСКАЯ СЕМЕРКА

По-русски говорят:

"В огороде бузина, а в Киеве дядька".

Евреи постарше, для которых родным, первым языком был русско-идишский суржик, говорили:

"Где имение, а где наводнение".

А на иврите говорят так. "Ма иньян шмита эцэль Гар Синай1?]" В буквальном переводе:

"Какое отношение имеет закон о субботнем годе (шмита) к горе Синай?!"

Есть пословицы, которым легко найти русский эквивалент, но куда труднее понять их точное значение в иврите. Приведенная пословица - один из ярких тому примеров.

События недельной главы "Бэар" ("На горе") разворачиваются в пустыне, позднее драматических событий еврейской истории: исхода из Египта, дарования Торы, после греха золотого тельца, после воздвижения Святилища

И вдруг повествование возвращает нас к Синайскому откровению.

"И сказал Всевышний Моше на горе Синай:

-Объяви сынам Израиля и скажи им "Когда придете в землю, которую Я даю вам, дайте земле покой в субботний год".

Именно в этом контексте и звучит недоуменный вопрос мудрецов Талмуда («Сифра», гл. «Бэар»):

"Какое отношение имеет закон о субботнем годе (шмита) к горе Синай?!"

Так и повелось, что этот вопрос стал ивритским аналогом "киевского дядьки" в русском языке.

Но тот, кто прочтет текст Сифра и Раши полностью, поймет, что значение этого афоризма в точности противоположно. Если русская пословица утверждает, что нет никакой связи между бузиной в огороде и дядькой в Киеве, то еврейский афоризм утверждает обратное: есть неразрывная логическая связь между законами субботнего года и Синайским откровением и ее следует понять и запомнить.

Так что, вопросительный знак в конце фразы: "Ма иньян шмита эцэль гар Синай?"- не является (…) требует исчерпывающего ответа.

Ответ мудрецов таков: если ты думаешь, что на Синае даны только "общие принципы" Торы, а подробности, конкретный закон "придум-ли" мудрецы,- ты ошибаешься. Все заповеди, подобно законам субботнего года, даны на Синае. И не в общей форме, а со всеми деталями.

Нельзя делить Тору на слои, как часто склонны делать начинающие. Нельзя говорить:

"То, что написано в Торе черным по белому, я признаю, а то, что добавили мудрецы, я ставлю под сомнение",

Нельзя говорить так не только потому, что это идет вразрез с еврейской традицией и нормативной практикой еврейского законодательства.

Такая постановка вопроса просто грешит против истины нет письменной Торы без устной и устной без письменной Их просто-напросто невозможно разделить.

Нельзя понять даже пшат (буквальный смысл) текста Торы, отбросив толкования мудрецов. Все тексты "еврейского книжного шкафа" связаны воедино и неразъемны. Тот, кто вынимает из стопки книгу - обрушит всю стопку.

Нет большего препятствия в изучении Торы, чем селективное чтение: это принимаю, это не принимаю.

И еще одно замечание на полях недельной главы: время разделено на циклы и ключом к цикличности является число семь (хотя и не есть и другие «замечательные числа» в календаре).

Семь дней составляют полный базисный цикл времени - неделю - и завершаются субботой -71.

Семь недель (омер) ведут к дарованию Торы (Шавуот) -72.

Год - семью семь недель -73.

Семь лет завершаются шмитой -74

Семь циклов шмиты завершаются юбилеем -73.

И, наконец, семью семь юбилеев -77—тоже важная временная отметка: 2450 лет -столько лет прошло (по мнению «Седер олам раба») от сотворения мира до дарования Торы.

ЭМОР

Тора разделена на пятьдесят четыре главы так, что, читая их в синагогах по субботам, мы завершаем за год полный цикл чтения. Каждый из выпусков нашего еженедельника посвящен соответствующей главе или главам Торы. Разумеется, прочесть это краткое изложение главы -недостаточно. Изучая Тору, обращайтесь к авторитетным еврейским переводам на русский язык («Мосад га-рав Кук», Ф. Гурфинкель, «Шамир»),

И сказал Б-г Моше:

-Скажи когенам, сынам Агарона: никто из них да не осквернится прикосновением к умершим из народа своего.

Только трупом ближайшего родственника своего (матери, отца, сына, дочери, брата, сестры, не бывшей замужем) можно ему оскверниться.

Да не выбривают они плеши на голове своей, и края бороды своей да не обривают, и на теле своем да не делают надреза.

Святы должны быть они Всевышнему, ибо жертвы Б-гу приносят они. Блудницу и обесчещенную нельзя им брать в жены, и жену, отверженную мужем своим, нельзя им брать.

Коген, избранный из братьев своих, на голову которого возлит елей помазания, - волос головы своей да не растреплет и одежд своих да не распарывает.

И ни к какому умершему не должен он подходить, даже трупом отца своего и матери своей не должен он осквернять себя.

И из святилища нельзя ему выходить, дабы не бесчестить святилище Всесильного своего, ибо венчание маслом для помазания Всесильному его на нем. Я - Б-г.

Брать в жены он должен девственницу. Вдову, или отверженную, или обесчещенную, или блудницу нельзя ему брать; а лишь девицу из народа своего должен он брать в жены. И нельзя ему бесчестить потомства своего в народе своем, ибо я, Б-г, освящаю его.

И говорил Б-г Моше:

-Говори с сынами Израиля и скажи им: праздники Б-га, которые вы должны объявить священными собраниями, вот праздники Мои: шесть дней будет совершаться работа, а в седьмой день суббота покоя, собрание священное; никакой работы не делайте; это - суббота Б-га во всех местах поселения вашего.

Вот праздники Б-га, священные собрания, которые вы должны созывать в назначенное для них время: в первый месяц, в четырнадцатый день месяца, в сумерки - песах Б-гу. И в пятнадцатый день этого месяца праздник опресноков Б-гу. Семь дней ешьте опресноки. В первый день священное собрание да будет у вас; никакой работы не делайте. И приносите огнепалимые жертвы Б-гу семь дней; в седьмой день - собрание священное: никакой работы не делайте.

И говорил Б-г Моше:

-Говори с сынами Израиля и скажи им: когда придете в страну, которую Я даю вам, и будете жать жатву, то приносите омер из начала жатвы вашей к когену. И вознесет он омер пред Б-гом вам в благоволение; во второй день празднования вознесет его коген.

И принесете в день вознесения омера годовалого ягненка без порока в жертву всесожжения Б-гу. И с ним хлебный дар: две десятых эйфы тонкой пшеничной муки, смешанной с оливковым маслом, в огнепалимую жертву Б-гу, благоухание, приятное Б-гу, и возлияние вина к нему - четверть гина.

Ни хлеба, ни сушеных зерен, ни свежих колосьев не ешьте до того самого дня, пока не принесете этой жертвы Всесильному вашему; это вечное установление для всех поколений ваших, во всех местах поселения вашего.

И отсчитайте себе от второго дня празднования, от дня принесения вами омера возношения семь недель; полными должны они быть. До дня после седьмой недели отсчитайте пятьдесят дней и принесите новый хлебный дар Б-гу.

От поселений ваших принесите два хлеба возношения; из двух десятых частей эйфы тонкой пшеничной муки должны они быть.

И провозглашайте в этот день: священное собрание будет у вас, никакой работы не делайте; это - вечное установление во всех поселениях ваших для всех поколений ваших. А когда будете жать жатву в стране вашей, не дожинай до края поля своего, когда жнешь, и опавшее от жатвы твоей не подбирай: бедному и пришельцу оставь это. Я - Б-г ваш.

В седьмой месяц, в первый день месяца, пусть будет у вас покой, напоминание о трубном звуке, священное собрание. Никакой работы не делайте и приносите огнепалимые жертвы Б-гу. А в десятый день седьмого месяца этого - день искупления, священное собрание будет у вас, и смиряйте души ваши, и приносите огнепалимые жертвы Б-гу. Никакой работы не делайте в этот самый день, ибо это день искупления, чтобы искупить вас перед Б-гом.

Хасидское слово

Раби Пинхас из Кореца говорил: «Попроси у трактирщика хорошую медовуху, он скажет: "Нет плохой медовухи. Есть хорошая, а есть еще лучше". Вот и я говорю вам: нет плохих евреев, есть хорошие и еще лучше.

Говорил раби Довид из Лелува: «Избавление зависит от раскаяния. Еврей, который исправляет себя - приближает Геулу. Еврей, который не видит в себе недостатков - как исправится?! А если не исправится - как придет Геула?!

Говорил раби Аарон Великий из Карлина: «Печаль охватывает человека, когда ему чего-то недостает. Хочу я спросить печалящихся: весь мир вам должен, все вас обделяют, а вы-то ему ничего не задолжали?

Из бесед Любавичского Ребе

Тору невозможно обвинить в излишнем многословии: всякое слово на месте, ни одной лишней буквы. Поэтому трудно не заметить кажущуюся "избыточность" в начале недельной главы "Эмор":

"И сказал Всевышний Моше: скажи когенам (священнослужителям), сынам Аарона..., скажи..."

Сказал... скажи... скажи. Не странно ли?

И толкуют мудрецы: скажи взрослым, чтобы предостерегли младших. То есть, каждая заповедь Торы (каждый запрет) не только обязывает взрослых, но и должен быть передан, преподан детям.

Тогда непонятно, почему такой важный принцип оказался не в начале, а в середине Торы?! Да еще в законах, касающихся именно когенов.

Чтение каждой главы Торы приходится на определенное время года. И хотя наш календарь не укладывается в точности в рамки общепринятого нееврейского, каждая глава имеет свое, относительно постоянное место в календаре. Это не случайное совпадение.

Старый ребе говорил: "Надо жить в ногу со временем", и пояснял, что всякое время тесно связано с определенным разделом Торы. Всякий отрезок времени ставит свои вопросы, и ответы на них надо искать в синхронных им текстах Торы.

Глава "Эмор", о которой мы говорим, читается в дни месяца ияр, в дни отсчета омера. Весь месяц, все его дни, посвящены отсчету, суть которого воспитание терпимости и любви к ближнему. Если исход из Египта был аналогом рождения (народа), то пятьдесят дней вслед за ним - воспитание, готовящее к встрече с Торой (шавуот).

Фразу, с которой мы начали: "скажи взрослым, чтобы предостерегли младших...",- можно прочесть иначе. Слово "предостеречь" (легазгир) можно связать не только с загир - осторожный, но и с зогэр - сияющий. Мы помним, что и слово сфира (отсчет омера) - связано с сиянием (намек на сияние драгоценного сапфира).

В дни омера, в дни траура по жертвам внутриеврейской распри и неуважения друг к другу, нет дела важнее, чем воспитание будущего поколения. Поколения, которое не только будет осторожно (загир) по отношению к достоинству ближнего, но и будет сиять (зогэр) любовью к нему.

Уроки Торы и Ребе

Вот уже тринадцать лет на страницах нашего еженедельника мы публикуем переводы бесед Любавичского ребе. Да­вно хотелось написать статью об этом особом жанре: беседе Ребе с хасидами. Но нас опере­дил р. Йешайагу Гиссер. С его позволения мы публикуем ста­тью из журнала «Лехаим» (ап­рель 2002)

В наше время не так много людей, которые, безоговорочно оставаясь в русле еврейской традиции во всех смыслах - религиозном, культурном, ментальном и т.д., при этом умели бы оригинально мыслить. Оригинальность мышления присуща единицам. И она всегда сопряжена с опасностью для человека, оригинально мыслящий — белая ворона по определению, он неизбежно становится мишенью для очень разных людей, атакующих его с различных позиций. Может быть именно из-за этого, а не потому, что оскудел умом еврейский народ, оригинально мыслящих мы можем перечесть по пальцам: никто не хочет становиться мальчиком для битья.

Ребе никогда не боялся быть мишенью. В израильской армии есть такая легенда — я хотя в армии служил, но в сражениях не участвовал, поэтому не имел возможности ее проверить, — в израильской армии нет команды «вперед», а есть только команда «за мной». Офицер никого не посылает отдельно от себя - впереди он сам. Я не знаю, насколько справедлива эта очень красивая легенда, но в отношении Ребе это верно на все сто. Он никогда никого не посылал вперед, но всегда говорил: «За мной!». Во всем всегда был ведущим, тем, на кого сыпались удары массы недоброжелателей. От тех, которые говорили: «Зачем, если Б-г уже отделил истинных евреев от полуевреев, которые ушли из иудаизма и этим доказали свою еврейскую неполноценность, зачем Ребе затаскивает обратно в еврейский дом всех этих?..» или «Что это за религиозная экспансия, куда он лезет... Мы уже освободились от мрачного средневековья...» Ребе ненавидели и те, кто самодовольно рассматривал себя как хранителей иудаизма, я бы даже сказал, монополистов иудаизма, до тех, которые всю жизнь боролись с религией, а по-(…) вают бороду, были готовы удушить тех, кто лишил их наследников «светлого» антирелигиозного будущего. И так по всему диапазону. Ребе никогда не бо-ялся быть мишенью для нападок, насмешек и обвинений.

Ребе - оригинальный мыслитель. В первую очередь, он самостоятелен. Сочетание оригинальности и самостоятельности с безусловной и полной традиционностью - это удивительно интересное сочетание, которое встречается все реже и реже. Оно парадоксально, но жизнь вообще полна парадоксов. Но помимо этого нужно иметь силы. Многие хотели бы, но не многие могут. Ребе хотел и мог.

Есть масса людей, которые эпатируют публику для самоутверждения. Ребе никогда в этом не нуждался. Он был безукоризненно честный человек и делал то, что считал нужным. Его никогда не интересовало, какую придется платить за это цену. Не на уровне физическом, когда ему приходилось выстаивать по двенадцать часов, принимая тысячи и тысячи людей, приходивших к нему, и ни на каком другом. Ребе не жалел себя, потому что считал: он обязан сделать все, что может. Полная беспощадность к себе в сочетании с абсолютной духовной независимостью и убежденностью, что он подотчетен только Всевышнему, еврейскому народу и его будущему, делала его уникальной фигурой. Умных у нас много, у нас высоких мало.

Теперь о сихос, беседах Ребе. Явление это не новое. До Ребе вели беседы по этике, по галахическим проблемам, по мировоззренческим вопросам и т.д. - это все было. Но Ребе мыслил, а не вещал. Каждая его сиха - и вы следуете за ним по мысли, проходите поэтапно ее развитие, возможные варианты отклонения, то, что возникает как бы в скобках, — вы мыслите вместе с ним. Это уникально. Ребе не выдавал конечный результат, он шел вместе с вами и тем добивался удивительного эффекта. Когда вместе с Ребе доходишь до конца сихи, оглядываясь назад, с ужасом не можешь понять, почему ты этого сам раньше не видел, ведь так ясно!.. Это волшебная штука. Любой преподаватель понимает, что именно такая форма взаимоотношений с учащимся — почти недостижимый идеал. Ребе этот идеал тиражировал тысячи раз. В этом подлинное величие.

Тора, как известно, делится на разные уровни понимания: простой смысл; намек; то, что выводится путем логических умозаключений; то, что мы получили как откровение; то, что не было возможно вывести самостоятельно из текста, так называемый тайный смысл Торы... Очень важно сказать о том, что сихос Ребе -уникальный сплав всего этого вместе взятого. В них невероятное по своей силе явление еврейского энциклопедиста, которому одинаково вольготно на (…)

рый достаточно уважает собеседника, чтобы не говорить с ним как с пятилетним ребенком, — он говорит с собеседником, задействуя самые разные уровни его сознания. И в итоге через сихос ты понимаешь, что все есть одно целое, а то деление, которое мы вводим, - условно, оно техническое и на самом деле не отображает сути. Так и человека можно разделить на психическую, биохимическую, физическую составляющие. На определенном уровне это будет верно, но живого человека не получится, пока все не соберется вместе Сиха - живая, в ней есть все из-за нерасчлененности ее, из-за того, что это - некое единое, совершенное целое с колоссальным объемом эрудиции.

Ребе нельзя назвать лишь кабалистом, потому что в любой области знания - и в области еврейской традиции, и в различных научных областях - он чувствовал себя одинаково вольготно. Для него Тора была единым целым и передавалась как единое целое. Поэтому если человек сегодня берется читать сиху и ему хватит мозгов и умения по ней пройти, он взаимодействует с Торой во всей ее полноте и цельности, и от этого - удивительное вкусовое ощущение, почти недоступное в других случаях. В «Тегилим» сказано «Попробуйте на вкус и узнаете, что хорош Г-сподь Б-г наш». Во все века еврейские дети начинали с того, что пробовали еврейство на вкусовых пупырышках своего языка как что-то родное и Тору начинали изучать с облитого медом печенья в виде букв, чтобы понимали, еврейство -это вкусно. Тот, у кого хватит ума читать сихос Ребе, поймет, что быть евреем - вкусно. Проблема в том, чтобы побудить человека взять в руки книгу и убедить, что это надо попробовать на вкус. В отличие от ребенка, который инстинктивно тянется ко всему сладкому или к тому, что аппетитно выглядит, взрослый, чей организм отравлен неблагополучной духовной экологией, реагирует иначе, с трудом понимая, что есть для него та самая натуральная, здоровая пища Но если ему удастся эту книгу взять и прочитать до конца, то результатом будет то, ради чего и делают адаптированные издания. Ведь ребенок потом тоже не будет все время жевать книжные страницы, но осознание что то, чем он занимается это вкусно, у него будет. И еще одна аналогия. Все, что человек ест, становится его плотью и кровью Все, что человек читает, учит (часто к сожалению), тоже становится частью его личности. Поэтому так важно, чтобы наряду с нечистотами, которые на него изливаются со всех сторон, он сумел поесть здоровой еврейской пищи. Это очень оздоравливает организм. Адаптированные издания бесед Ребе не просто нужны. Если исходить из нашей задачи - дать попробовать - они неизбежны. Надо сделать так, чтобы каждый большой ребенок понял, что еврейские буквы сладкие и полезные. Для этого существуют такие издания. На всех уровнях, от начала до конца, от еврейского брейнринга до детских групп по аэробике, мы все пытаемся сделать одно и то же - вернуть евреев к ним самим, друг к другу и корневому наследию. И книга «Уроки Торы» - часть этой колоссальной работы. Попробуйте ее и поймете что хорош Г-сподь Б-r наш! Наше дело - дать еврею возможность попробовать и почувствовать сладость ощущения себя евреем. А сихос Ребе подходят для этого как никакой другой инструмент.

Я не удостоился того, чтобы за чашкой чая поговорить с Ребе по душам. Этого, к сожалению не было. А было так. Через полтора месяца после моего выезда из Советского Союза в 1983 году, меня подвели к Ребе. Мне было 23 года, я был шойхетом. Тогда это была редкость – религиозный юноша. Ребе посмотрел на меня, сочувственно улыбнулся и спросил: «Как вы себя чувствуете?» Вопрос был уместен: перед отъездом я ждал, что меня посадят, и было такое сумбурное состояние, глаза были безумные. Я ответил: «Спасибо, слава Б-гу!» Ребе еще раз улыбнулся и сказал: «Пусть этот наступающий год будет для вас удачным во всех отношениях»! Это была вторая фраза, и я понял, наконец, что все будет хорошо. Последний раз я говорил с Ребе в 1992 году - у меня опять был очень тяжелый период в жизни. Ребе посмотрел на меня и неожиданно сказал: «Главное - не будь грустным». Эта фраза мне часто помогает. С тех пор, когда совсем не хочется смеяться, улыбаюсь все равно - и дела постепенно решаются. «Главное - не будь грустным», а то застрянешь в проблемах, прокиснешь, сгорбишься и, не дай Б-г, сдашься. Слова понятны и просты, а сколько над собой работать. Ребе учил не просто понимать, а всегда поступать и действовать.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .