601

СВЯТЫ БУДЬТЕ, ИБО СВЯТ Я

«Когда будете жать жатву... не дожинай до конца края поля твоего и опавшего при жатве не подбирай... Бедному и пришельцу оставь...»

(«Ваикра», 19:9,10)

«7 августа 1932 года ЦИК и СНК СССР издали Постановление "Об охране имущества государственных предприятий и колхозов" предусматривавшее наказания от 10 лет до расс-рела. В народе этот указ получил название "об ответственности за упавшие колоски"».

(Чупров В. «Мифы о причинах поражений Красной Армии»)

Вот такая пара цитат.

Наша недельная глава называется «Святы будьте». И, словно предваряя нашу автоматическую реакцию: «Я, разумеется, не святой, да и кто свят...», - Тора четко и недвусмысленно объясняет, что быть святыми мы можем и должны. Но это не значит, что над головами фланирующих по улице Алленби засияют нимбы. Просто слово «святость» в Торе имеет вполне определенный и отличный от общепринятого смысл.

Вернемся к началу главы:

«Бойтесь каждый матери своей и отца своего и субботы Мои соблюдайте. Когда будете жать жатву в стране вашей, не дожинай до конца края поля своего и опавшего при жатве не подбирай. И виноградник свой не обирай дочиста, и оставшиеся отдельные ягоды в своем винограднике не подбирай - бедному и пришельцу оставь их. Не крадите, не отрицайте истину и не обманывайте друг друга. Не клянитесь ложно Именем Моим. Не обирай ближнего своего, и не грабь, не задерживай у себя на ночь заработок наемника своего до утра. Не злословь глухого и перед слепым не клади препятствие. Не совершайте несправедливость на суде, не будь снисходителен к нищему и не угождай знатному: по правде суди ближнего своего. Не ходи сплетником в народе своем; не оставайся равнодушным к крови ближнего своего. Не питай в сердце своем ненависти к брату своему; увещевай ближнего своего - и не понесешь за него вину. Не мсти, и не храни злобу на сынов народа своего, и люби ближнего своего, как самого себя».

Говоря о невозможности святости для «простого человека», многие имеют в виду старую христианскую байку о том, что-де «закон нельзя исполнить», что соблюдение всей Торы невозможно в силу несовершенства человека. Но, говоря о святости, Тора вовсе и не имеет в виду простое соблюдение заповедей: воздержание от запретного и исполнение заповеданного - не святость, а норма.

Святость - это «освящение себя дозволенным», воздержание от дозволенного, но излишнего или аморального. Гитлер, да истлеет имя злодея, говорил: «Я ненавижу евреев за то, что они дали миру мораль».

И все же святость, как ее ни толкуй, - дело непростое. Это тотальное требование, преображающее всю жизнь человека, определяющее каждый шаг, каждое слово и даже каждую мысль.

Целое племя психологов (впрочем, многие из них как раз нашего племени) живут и кормят семьи свои за счет проблем недостаточного или избыточного самоконтроля.

А святость - это как раз и есть самоконтроль и анализ каждого действия. Человеку свойственно искать успех, благополучие, удобство, свободу. Тора не видит в этом греха, она не призывает к умерщвлению плоти, к аскетизму. Тора разрешает человеку многое, не требуя, чтобы он превратился в ангела. Но она ставит перед нами, может быть, более трудную задачу: быть людьми.

Не надо целибата, можно и нужно жениться и рожать детей, но «почитать жену следует больше, чем самого себя».

Не надо отказываться от собственности, но упавшие и недожатые колоски нужно оставить нищему ( 10 лет лагерей, помните?).

Не упраздняется «эксплуатация человека человеком», но зарплату, будь любезен, плати в срок («не задерживай у себя на ночь заработок наемника твоего до утра»).

Не сказано «не судите, да не судимы будете», но велено: «Не будь снисходителен к нищему и не угождай знатному: по правде суди ближнего своего».

Иными словами, быть святым - значит быть человеком.

АХАРЕЙ-КДОШИМ

Тора разделена на пятьдесят четыре главы так, что, читая их в синагогах по субботам, мы завершаем за год полный цикл чтения. Каждый из выпусков нашего еженедельника посвящен соответствующей главе или главам Торы. Разумеется, прочесть это краткое изложение главы -недостаточно. Изучая Тору, обращайтесь к авторитетным еврейским переводам на русский язык («Мосад га-рав Кук», Ф. Гурфинкель, «Шамир»).

И говорил Г-сподь, обращаясь к Моше после гибели двух сынов Ага-рона, так:

- Запрети Агарону, брату твоему, входить в Святилище в любое время, чтобы не умер он, ибо в облаке буду Я пребывать над ковчегом.

Вот с чем войдет Агарон в Святилище: с молодым тельцом в очистительную жертву и с бараном во всесожжение. Льняное платье из священных одежд наденет он, и льняная нательная рубаха будет на нем, и поясом льняным препояшет себя, и льняной тюрбан завяжет на голове - одеяния из священных, - и омоет водой тело свое, и наденет их.

И возьмет из скота, принадлежащего сынам Израиля, двух козлов в очистительную жертву и одного барана во всесожжение. И. кроме того, принесет Агарон от себя лично тельца в очистительную жертву во искупление свое и своей семьи. И возьмет двух козлов, и поставит их у входа в Шатер собрания. И бросит Агарон жребий: «Г-споду» или «Азазелю». И принесет Агарон козла, на которого выпал жребий «Г-споду», в очистительную жертву. А козел, на которого выпал жребий «Азазелю», будет приведен ко входу в Шатер собрания, чтобы отослать его в пустыню к Азазелю во искупление народа.

И возложит Агарон обе руки свои на голову этого козла, и исповедается над ним во всех грехах сынов Израиля, и возложит их на голову козла, и отошлет его с человеком в пустыню. И понесет козел на себе все их грехи в край, иссеченый обрывами. А отсылающий козла к Азазелю омоет свои одежды и тело водой, а затем войдет в стан.

И будет вам это установлением вечным: в седьмом месяце, в десятый день месяца, изнуряйте ваши души и никакой работой не занимайтесь. Ибо в этот день искуплены вы будете, чтобы чистыми сделаться; от всех ваших грехов чисты будете пред Господом. Это суббота покоя для вас, чтобы смиряли вы души свои; это -установление вечное.

И говорил Г-сподь, обращаясь к Моше, так:

- Вот что скажи Агарону, и его сыновьям, и всем сынам Израиля:

«Вот что повелел Г-сподь: всякий человек из дома Израиля, кто зарежет быка, или барана, или козу в стане или вне стана, а ко входу в Шатер собрания не доставит это, чтобы принести в жертву Г-споду пред Шатром Г-спода, то кровью вменится тому человеку в вину: кровь пролил он; и искоренен будет тот человек из среды своего народа. Чтобы доставляли сыны Израиля жертвы свои, которые они закалывают в поле, к Г-споду, ко входу в Шатер собрания, к когену, и приносили их в мирные жертвы Г-споду.

И всякий из дома Израиля и из пришельцев, живущих среди них, кто будет каким-то образом употреблять в пишу кровь, пусть знает: Я искореню его душу из среды народа его. Ибо душа всякого существа - в крови его. Потому и сказал Я сынам Израиля: никто из вас не должен употреблять в пищу кровь.

И всякий из сынов Израиля и из пришельцев, живущих среди них, кто поймает зверя или птицу, мясо которых можно есть, пусть выпустит из него кровь и засыпет ее землей. Ибо душа всякого существа - кровь его.

И всякий, кто будет есть падаль и мясо растерзанного животного, пусть омоет одежды свои и тело водой, и нечист будет до вечера, а потом чистым станет.

Говори сынам Израиля от Моего имени: Я - Г-сподь. Б-г ваш. По обычаям страны Египетской, в которой вы жили, не поступайте, и по обычаям страны Кнаан, куда Я веду вас, не поступайте, и по законам их не живите.

Законы Мои исполняйте. Я - Г-сподь, Б-г ваш. Никто из вас ни к кому из единокровных не должен приближаться, чтобы открыть наготу его. Наготу отца твоего и матери твоей, жены отца твоего, сестры твоей, дочери сына твоего или дочери твоей дочери, дочери жены твоего отца, сестры отца твоего, сестры матери твоей, жены брата отца твоего, невестки твоей, жены брата твоего и дочери ее не открывай. И сестру жены не бери ей в соперницы, открыв ее наготу, при жизни жены. И к жене во время ее отдаления из-за нечистоты ее не приближайся, чтобы открыть ее наготу. И с женой ближнего своего не ложись.

И никого из детей твоих не давай проводить перед Молехом, и не оскверни имя Б-га твоего. Я - Г-с-подь.

И с мужчиной не ложись как ложатся с женщиной; мерзость это.

И ни с какой скотиной не ложись, чтобы не лишиться чистоты из-за этого; и пусть женщина не встает перед скотиной для совокупления; мерзость это.

Не оскверняйте себя всем этим, ибо всем этим оскверняли себя народы, которые Я изгоняю от вас. И нечистой стала земля, и взыскал Я за вину с нее, и исторгла земля обитателей своих.

А вы соблюдайте законы Мои и установления и не делайте ничего из всех этих гнусностей.

И не исторгнет земля вас, если не будете делать ее нечистой, как исторгла она народ, который жил на ней до вас.

Душа всякого, кто будет делать что-либо из всех этих гнусностей, искоренится из среды его народа.

Из бесед Любавиского Ребе

Одна из заповедей, данных в главе «Кдошим», - любовь к ближнему. Об этой заповеди р. Акива говорит: «Это великий принцип в Торе». А Гилель говорил: «В этом - вся Тора, остальное - коментарии». Несомненно, эти два высказывания нетождественны: по Гилелю, любовь к ближнему приравнивается к соблюдению всей Торы, а по р. Акиве лишь является ее важной частью. Гилель жил много раньше р. Акивы, поэтому может возникнуть впечатление, что он, по сравнению с мудрецом, предшествовавшим ему, умаляет значение любви к ближнему.

Мидраш («Брейшит раба». 1:4) говорит, что желание Всевышнего избрать народ Израиля предшествовало Торе (не дарованию Торы, а самой Торе!). Таким образом, в определенном смысле Израиль предшествует Торе. С другой стороны, «Зогар» (3, 73а) говорит, что народ Израиля связан со Всевышним через Тору.

Корень душ народа Израиля, их источник, действительно выше и древнее Торы. Однако частные еврейские души, спускаясь в этот мир, уступают в святости Торе и могут «дотянуться» до Всевышнего только благодаря ей.

Эта двойственность порождает и двойственность в исполнении заповеди о любви к ближнему. Любовь одного еврея к другому сущностно связана с тем, что души их едины в корне своем (как ветви дерева, отстоящие порой друг от друга на многие метры, берут свое начало в едином корне и стволе).

Исходя из этого единства, и установлена обязанность любить всякого еврея в равной степени, вне всякой связи с его достоинствами и недостатками, с мерой его праведности или веры.

С другой стороны, все проявления каждой конкретной еврейской души связаны с Торой и заповедями и, разумеется, у каждого из нас свой уровень служения, свой потенциал, своя неповторимая индивидуальность.

Поэтому и любовь к ближнему оказывается индивидуальной и ее проявления должны соответствовать состоянию конкретной души, как сказано в Мишне: «Люби людей и приближай их к Торе» (но не Тору к ним!).

Итак, р. Акива говорит о практическом индивидуальном исполнении заповеди о любви к ближнему, что не тождественно всей Торе. Наоборот, исполнение заповеди на этом уровне базируется на восполнении недостатков данной личности, проявляющихся в неполном исполнении заповедей и постижении Торы.

Гилель же говорит о любви к ближнему на идеальном уровне. На уровне общего корня душ, на уровне идеи Израиля (предшествующей идее Торы) любовь действительно охватывает собой всю Гору.

ЛЮБОВЬ К БЛИЖНЕМУ

Р. Мендл Футерфас провел многие годы в сталинских лагерях, но, как ни странно, он говорил, что это были лучшие годы его жизни.

Вот его слова: «Р. Зуше из Аннополя говорил: "У любого вора можно получить семь уроков служения Б-гу". Очевидно, р. Зуше никогда не сидел в сибирском лагере, иначе он знал бы, что у вора можно научиться тысяче полезных вещей».

С р. Мендлом в лагере отбывал срок за свою преданность царю старый казак. Несмотря на то, что казаки обычно были ярыми антисемитами, он и раби Мендл были большими друзьями. Однажды, длинной, холодной зимней сибирской ночью, когда они сидели в бараке (охранники боялись выпускать их на работу в темноте), казак раскрыл душу перед р. Мендлом, начав вспоминать о... своем коне.

Когда он начал говорить, его глаза стали влажными от слез, а голос задрожал.

«Э-э-эх! Казачий конь! Обычный конь стоит пять рублей. Цена рабочей лошади доходила до десяти. А казачий скакун стоил пятьсот-шестьсот рублей! У казачьего коня другое сердце. Он готов сделать что угодно для своего хозяина: прыгнуть в огонь, преодолеть любое препятствие. Но самое главное - у него другое сердце. Ты знаешь, как ловили казацких лошадей? Я расскажу тебе. У нас была специальная команда, которая искала и выслеживала табуны диких коней.

Когда они находили большой табун, они гнали его к реке, начинали кричать и стрелять в воздух, загоняя животных в воду. Лошади умеют плавать, они, борясь с течением, переплывали на другой берег.

А там их уже ждала другие казаки, которые стояли и наблюдали за табуном.

Взрослые кони, переплыв на другой берег, как правило, скакали прочь от воды и людей. Кони постарше

до берега. Молодые держались на плаву, но к другому берегу не спешили.

Но иногда на глаза казакам попадался «бешеный» конь (такой был не в каждом табуне). Едва выйдя из воды на другом берегу, он оборачивался, смотрел на реку и, увидев гибнущих собратьев, снова кидался в воду. Подплыв к тонувшему коню, он хватал того зубами за гриву и тянул к берегу. Он просто не мог видеть, как погибают его братья.

Этих-то коней казаки и ловили, а потом долгие месяцы приручали. Только из таких и можно было вырастить казачьих скакунов!»

Р. Мендл видел в этой истории нечто куда более важное, чем казацкую быль. Он усмотрел в ней аллегорию братской любви.

Хасид должен быть «бешеным» конем и рисковать всем ради своего брата; он не вправе остаться безучастным, когда тот тонет. Он не может жить для себя, молиться, изучать Тору - и, переплыв реку жизни, попасть на Небеса.

И еще одна история о любви. В одном ресторане сидел человек, жадно и неряшливо поедая рыбу. Его сосед по столу попытался умерить его прыть, но напрасно. Тот продолжал набивать рот, бормоча:

- Не мешай! Я так люблю рыбу!

- Ты лжешь, не любишь ты рыбу! - сказал сосед.

- Я лгу?! - изумился обжора. С чего ты это взял? Почему ты решил, что я не люблю рыбу?

- Конечно же. не любишь! - ответил тот. Если бы ты любил рыбу, ты бы позволил рыбе есть ТЕБЯ! А ты любишь СЕБЯ, потому-то ты и ешь рыбу.

ЯЗЫКИ И ШРИФТЫ ТАНАХА

Продолжение статьи р. Н.З. Рапопорта

Раби Йосей считает, что Эзра га-софер хотел, чтобы ашурит стал достоянием всех евреев, - либо с тем, чтобы все могли читать свитки Торы, либо ради того, чтобы у еврейского народа был свой особый шрифт. Возможно, он видел в этом важнейший шаг для укрепления духовной независимости и самобытности народа Израиля, возвратившегося вновь в свою страну. На основании приведенного отрывка из Талмуда («Тора...дарованная им повторно в дни Эзры...») комментаторы заключают, что Эзра перевел Тору на арамейский язык. Создание им такого перевода объясняется двояко:

а) арамейский язык стал языком евреев в вавилонском изгнании, а затем в Персии; Эзра хотел распространить учение Торы среди широких слоев народа, для которых арамейский был более понятен и доступен, чем язык Торы;

б) Эзра хотел сохранить различие между свитками Торы, которые хранились в Храме как реликвии и были достоянием всего народа, и книгами, которые писались для учебы, дабы последние не обладали той степенью святости, которой обладает текст, написанный шрифтом ашурит на святом языке. Согласно второму мнению, ашурит оыл известен евреям и они пользовались им для написания святых книг, по которым учились. Но впоследствии, отойдя от Торы и переняв культуру, мировоззрение и образ жизни народов, живших по соседству с евреями в Эрец-Исраэль, они пользовались древним шрифтом иврит, который был распространен среди этих народов. После возвращения из Вавилона Эзра потребовал от евреев пользоваться только этим письмом [10] . Третье мнение гласит, что евреи всегда пользовались шрифтом ашурит для святых целей [11].

Язык, на котором написана Тора, называется в Талмуде лашон га-кодеш. Согласно объяснению Рамбама («Морэ невухим», ч. 111, гл. 8), он так называется, ибо в нем нет прямых названий для половых органов и для акта совокупления. Согласно Рамбану (в комментарии к «Шмот», 30:13), он называется святым, ибо предназначен для написания святых текстов.

Скорее всего, нет исчерпывающего ответа на вопрос, почему для написания священных книг был выбран именно ашурит.

Согласно учению хасидизма, существует множество знаковых систем духовного характера в высших мирах, которые отличаются друг от друга степенью абстракции и совершенства.

Изреченные Творцом повеления о создании универсума представляют собой комбинации знаков высшего порядка.

Эти знаки претерпели множество трансформаций, пока не достигли уровня физического мира и не воплотились в нем.

Зачастую пророки получали сообщения от Всевышнего также в виде знаковых образов, постигавшихся ими с помощью интеллекта.

Все эти системы знаков - духовные прообразы системы знаков святого языка, воплотившейся в шрифте ашурит.

Раби Леви-Ицхак из Бердичева в своей книге «Кдушат-Леви» (ч. II, с. 517, Бруклин, «Махон Кдушат-Леви», 1997) говорит, что форма букв несет в себе скрытый смысл, который трактует кабала.

Он пишет от имени своего учителя, раби Дова-Бера, Магида из Межерича, что очертаниям букв имеются объяснения, ибо знаковые системы служат средством передачи информации и на уровне физического мира, и на уровне духовного.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .