596

Суббота «Ваикра»

1 нисана 5762 года

14/3/2002

"МНОЖЕСТВО ЖЕРТВ ВАШИХ"

Мы склонны считать эпоху, в которую живем, пиком здравомыслия и просвещения. Это забавно, но простительно: так думали о своем времени все поколения. К примеру, мы морщим нос, читая о жертвоприношениях. Это не для нас, это из примитивной древности! А вот и голоса из древности: «Неужели всесожжения и жертвы желанны Всевышнему, как и послушание гласу Всевышнего?» чему Мне множество жертв ваших? – говорит Всевышний». Это не цитаты из интервью современного гуманиста, это слова пророков Шмуэля и Йешаягу.

Стало быть, подобное отношение к жертвам – не наше изобретение. И для великих мудрецов прошлого этот вопрос был куда как непрост: Рамбам в «Мишне Тора» говорит о том, что в будущем, с приходом Машиаха, будут возобновлены жертвоприношения. А в «Путеводителе заблудших» он же говорит о жертвоприношениях как об уступке Торы человеческим слабостям.

Именно эта неоднозначность «кровавого» служения в Храме (Розанов пишет: «Если израильский Б-г любит "обонять запах жертв", то евреи неужели же этого не любят? Всем им хочется крови ягненка ли, Ющинского ли») должна заставить нас глубже разобраться в теме нынешней недельной главы.

«...Когда человек [пожелает] принести от вас жертву Б-гу...» («Ваикра», 1:2). Человек должен приносить в жертву «от себя», часть себя. Часть своего ли горячо любимого имущества (ох, как больно!), часть ли своего «Я»...

И если пролитие крови жертв в Храме оказывается просто ритуалом и не отрывает «с мясом» от нас, любимых, куски гордыни и самодовольства, тогда и звучат слова пророка: «К чему Мне множество жертв ваших? – говорит Всевышний». Но здесь, может быть, стоит остановиться и подумать. Только ли о жертвах мы говорим? Скажем, молитва многим представляется более совершенным, духовным, нежели жертвоприношение. Но что, если она превращается в автоматическое бормотание? Или благотворительность, великое дело: а если человек дает деньги бедным, чтобы прославиться своими добродетелями? Что, если наложение тфилин превращается в бессмысленное наматывание ремешков? А соблюдение субботы – в томительное ничегонеделанье?

Первое побуждение – ответить на поставленный вопрос так: любой акт праведности, любой путь служения должен быть основан на глубоком внутреннем настрое души (кавана). Иначе и молитва, и благотворительность, и жертвы – все превращается в механическое бездуховное действие. И тогда Всевышний говорит вместо «К чему Мне множество жертв ваших?» – «К чему Мне множество молитв ваших?»

Сказанное более чем тривиально. Более того, рассуждения о необходимости каваны можно встретить (в других терминах) и вне иудаизма.

Рассуждения эти верны, но недостаточны: некоторые могут плавно развить их в совсем уж нееврейскую идею о том, что лучше искренне ничего не делать, чем автоматически или неискренне делать нечто.

Недаром у евреев бытует ироничная пословица: «Лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным». Действительно, лучше с рвением соблюдать заповеди, чем без рвения ими пренебрегать. Но жизнь не вписывается в черно-белый расклад. Она сложнее и часто задает вопросы вроде: «Каваны нет, желания тоже нет. Исполнить заповедь или ну ее?» Иудаизм однозначно отдает предпочтение действию. Сопровождается оно каваной – отлично. Нет – есть надежда, что за действием придет и понимание, и желание, и радость.

Все это напрямую не связано с жертвоприношениями, Но именно заповедь о принесении жертв может служить пробным камнем понимания духа иудаизма. Тот, кто принимает заповеди как указание к действию, понятны ли они ему или нет, вызывают ли отклик в сердце или нет, – тот и к жертвам Храме отнесется, как к должному. Тот, кто привык сортировать заповеди на симпатичные ему лично и не симпатичные, а значит, необязательные, первым делом отреагирует на «маргинальность» жертвоприношений. Потому-то первым, что удалили реформисты из молитвенника, были именно тексты о жертвоприношениях. Вот только из Торы их удалить не удалось.

Недельная глава

ВАИКРА

Тора разделена на пятьдесят четыре главы так, что, читая их в синагогах по субботам, мы завершаем за год полный цикл чтения. Каждый из выпусков нашего еженедельника посвящен соответствующей главе или главам Торы. Разумеется, прочесть это краткое изложение главы - недостаточно. Изучая Тору, обращайтесь к авторитетным еврейским переводам на русский ячык («Мосад га-рав Кук», Ф. Гурфинкель, «Шамир»).

И Всевышний призвал Моше, и сказал ему:

«Обратись к сынам Израиля и скажи им: когда кто-нибудь из вас захочет принести жертву Всевышнему, то из скота крупного или мелкого приносите жертву вашу.

Ко входу в Шатер откровения пусть приведет его, и возложит руку на голову жертвы всесожжения, и приобретет он благоволение во искупление свое. И зарежет жертву пред Всевышним, и принесут сыновья Агарона, коганим, кровь её к жертвеннику, и со всех сторон окропят жертвенник. И рассечет ее на части. И принесут сыновья Агарона-когена огонь на жертвенник, и разложат дрова на огне. И разложат части жертвы, и голову, и жир на дровах, которые на огне, горящем на жертвеннике. А внутренности и голени ее вымоет он водой; и воскурит коген все на жертвеннике: это жертва всесожжения.

А если человек приносит хлебный дар Всевышнему, то из тонкой пшеничной муки должна быть жертва его. И пусть польет ее оливковым маслом и положит на нее ароматную смолу. И принесет ее сыновьям Агарона, коганим, и возьмет оттуда полную горсть муки с оливковым маслом и всю ароматную смолу. И воскурит коген эту поминальную часть ее на жертвеннике как огнепалимую жертву во благоухание, приятное Всевышнему. Оставшееся же от хлебного дара – Агарону и сыновьям его; это святая святых, оставшаяся от огнепалимых жертв Всевышнему.

А если приношение его – жертва мирная, то пусть принесет животное без порока. И возложит руку на голову жертвы своей, и зарежет ее у входа в Шатер откровения, и сыновья Агарона, коганим, со всех сторон окропят кровью жертвенник. И принесет он в огнепалимую жертву Всевышнему части жертвы: сальник, и весь жир, который на внутренностях, и почки, и жир, который на них, и пусть отделит он диафрагму от печени. И воскурят это сыновья Агарона после всесожжения на жертвеннике».

И говорил Всевышний, обращаясь к Моше:

«Скажи сынам Израиля: если кто-нибудь согрешит по ошибке, нарушив какую-либо из запрещающих заповедей Всевышнего, то если первосвященник согрешит во зло народу, пусть принесет Всевышнему молодого быка в грехоочистительную жертву.

Если же все общество Израиля ошибется и сделает что-либо наперекор одной из запрещающих заповедей Всевышнего, то, когда станет известно о грехе, пусть собрание приготовит для грехоочистительной жертвы быка молодого и пусть приведут его к Шатру откровения. И перед Всевышним возложат старейшины общества руки свои на голову быка, и зарежут быка пред Всевышним.

Если глава народа согрешит и сделает что-либо наперекор одной из запрещающих заповедей Всевышнего по ошибке, то, когда узнает он о том, что согрешил, пусть принесет свою жертву – молодого козла без порока.

Если кто-нибудь из народа согрешит по ошибке, нарушив какую-либо из запрещающих заповедей Всевышнего, и провинится, то, когда узнает он о том, что согрешил, пусть принесет в жертву за грех, который совершил, козу без порока.

А если кто-нибудь согрешит, нарушив какую-либо из запрещающих заповедей Всевышнего, и не будет знать, что виновен, и понесет на себе грех, пусть принесет когену в повинную жертву самца мелкого скота без порока».

И говорил Всевышний, обращаясь к Моше, так:

«Если кто-нибудь согрешит пред Всевышним и злоупотребит доверием ближнего, отрицая, что ему было отдано что-то на хранение или во временное пользование, или будет виновен в грабеже или присвоении имущества ближнего, или найдет потерянное и будет отрицать это, и поклянется ложно, что он не совершил эти грехи, – то, признав вину, он должен возвратить то награбленное, что награбил, или то присвоенное, что присвоил, или вклад, который был ему доверен, или то потерянное, что нашел.

Во всех случаях ложной клятвы он прежде всего должен вернуть все сполна, прибавив пятую часть, и отдать тому, кому это принадлежит, в день признания вины своей.

И в жертву повинную пусть принесет когену самца мелкого скота».

ТЕОРЕМА ПИФАГОРА

Еврей-маскиль (ассимилятор) сказал однажды раби Симхе-Бунему:

- Все твое учение умещается в короткие притчи и поучения, а профессора в нашем университете излагают свои теории в длинных лекциях. Знаешь, почему? Потому что твое учение узко, а их – широко, как море.

- Нет, – ответил рабби, – причина не в этом. Сказано в Вавилонском Талмуде: «Если катеты равны локтю, гипотенуза равна локтю с двумя пятыми».

Длина катетов – два локтя, а срезая по прямой, можно сэкономить три пятых локтя. Слова мудрости короче слов мудрствования.

Из бесед Любавичского Ребе

Одно из главных требований Торы, относящееся к празднованию Песаха, гласит: «В каждом поколении человек должен видеть себя вышедшим из Египта», – то есть ощутить себя рабом, выведенным на свободу.

Об исходе из Египта мудрецы говорят: «Благодаря вере своей были освобождены отцы наши из рабства». Можно ли лично ощутить чудо освобождения из рабства, не поняв феномена веры и причин освобождения?

Прежде всего, надо сказать, что в еврейской традиции вера не воспринимается как универсальное, присущее всем народам свойство.

Вера праведников-неевреев представляет собой результат аналитической и созерцательной работы разума, о таких говорят: «Он нашел Всевышнего».

Еврейская же вера не создана в недрах рассудка, о ней можно сказать, что Всевышний нашел (выбрал) Себе народ. Идея Б-га по сути ближе и естественнее для евреев, чем очевидные законы природы. Еврей верит от рождения.

Именно об этом говорит Иерусалимский Талмуд: «Еврей верит во Всевышнего и сеет». Странная фраза! Казалось бы, причем здесь еврейство и при чем здесь вера?

Разве нееврей не пашет и не сеет? Разве у него не всходит посеянное? Разве нет верующих неевреев?

Но слова мудрецов необычайно точны: именно сев может служить пробным камнем веры.

Все знают, что по законам природы посеянные зерна прорастают, дают урожай, однако, психология еврея такова, что он не стал бы на это полагаться. Он бы не стал изводить запасы зерна, закапывая их в землю, только в надежде на безотказность законов природы.

Еврей сеет, потому что верит в помощь Творца. И Всевышний помогает. Разумеется, не только еврею, однако разным людям Он помогает по-разному.

Вот и работают на соседних полях еврей и нееврей. У нееврея появляются всходы, потому что он правильно вспахал и посеял, потому что вовремя прошел дождь. А у еврея – потому что он верит.

И все попытки уподобиться народам мира в поведении и восприятии мира приводят к тому, что еврейское поле становится бесплодной пустыней. В чем дело – посеяли то же, что и соседи, те же удобрения внесли в землю, а урожая нет?! Не подходит, значит, нам нееврейская «агрономия» – ни в материальной, ни в духовной сферах.

ЗАКОНЫ ПЕСАХА

Излишне напоминать, что ведущий седер (да и участникам не помешает) должен загодя многократно просмотреть любое (желательно, комментированное) издание пасхальной Гагады с переводом на понятный ему язык.

Дело не только в том, что знакомый текст читать легче. И не только в том, что трудно увлечь участников чтением текста, который мало понятен самому ведущему. Есть еще один аспект, о котором часто забывают. В текст Гагады включены ремарки, указания ведущему. Если он не изучит этот «сценарий» заранее, с ним случится то, что случалось, наверняка, с каждым из нас в первые годы празднования Песаха: ведущий натыкается на ремарку: «наполняют третий бокал» и с удивлением вспоминает, что еще не выпит второй бокал.

Итак, седер следует вести не торопясь, постоянно заглядывая в Гагаду, чтобы ничего не пропустить и выполнить все предписания. Поскольку порядок проведения седера подробно описан в Гагаде, отметим лишь те моменты, на которые следует обратить особое внимание.

Человек, ведущий седер, подобен царю. Поэтому он не должен сам наливать себе вино, класть на тарелку еду и т.п. – эти услуги оказывает ему кто-нибудь из домочадцев.

Во время совершения кидуша принято стоять. Поскольку бокал, над которым совершают кидуш, -это первый из четырех бокалов вина, которые полагается выпить в течение седера, надо следить, чтобы у всех присутствующих бокал был наполнен, – они должны выпить вино после кидуша.

Лучше во время седера выпить полный маленький бокал, вмещающий только ревиит (86 г) вина, чем какую-то часть пусть даже и очень большого бокала.

Произнося благословение «...Творящий плоды земли...», надо иметь в виду, что оно относится также и к .марору, и к хазерету в КОРЕХе. Съедают кусочек величиной менее чем ке-заит, чтобы после этого не нужно было произносить заключительное благословение, а главное – чтобы вызвать любопытство у детей столь необычным началом трапезы и побудить их задавать вопросы.

Перед тем, как есть карпас, следует омыть руки, соблюдая все правила омовения рук перед трапезой, но без благословения.

Среднюю мацу из трех лежащих на столе разламывают на две неравные части. Большую оставляют в качестве афикомана (согласно обычаю каббалистов, некоторые разламывают ее на пять частей), а меньшую оставляют между двумя листами мацы, чтобы читать Гагаду над поломанной мацой, которая на самом деле похожа на «хлеб бедности».

Афикоман принято заворачивать в салфетку и класть между подушками, чтобы случайно не съесть его во время трапезы.

Есть обычай, согласно которому дети выкрадывают афикоман и соглашаются отдать его только за выкуп. В Хабаде это не принято, так как наши мудрецы говорят: «Даже тот, кто крадет у вора свое собственное имущество, ощущает вкус воровства». То есть даже если воровство может быть оправдано, в нем есть тень нарушения закона Торы, поэтому мы не хотим, чтобы ко вкусу афикомана примешивался «вкус воровства».

Читать Гагаду надо громко и внятно. Не стоит уподобляться токующему тетереву: следите за выражением лиц приглашенных. Распространенная ошибка: заметив, что присутствующие мирно дремлют, ведущий впадает в панику и начинает «сокращать» текст Гагады. Совет: поступать наоборот. Остановитесь, оторвитесь от Гагады и просто поговорите о прочитанном, расскажите забавную историю (готовьтесь заранее). А потом, когда все проснулись, вернитесь к Гагаде. Таким образом, ничего не пропустив в тексте, вы не потеряете и слушателей.

В некоторых общинах вопросы задает младший сын, в других -старший . У нас принято, что каждый из детей (и мальчики, и девочки) задает арба кушийот («четыре вопроса»). Если за столом нет детей, вопросы задает младший из присутствующих. Если седер справляют только муж с женой, вопросы задает жена. Тот, кто ведет седер в одиночку, задает вопросы сам себе.

На словах «кровь, и огонь, и столбы дыма», а также при перечислении десяти кар египетских и аббревиатуры (дацах-адаш-бе-ахав), ведущий отливает немного вина из своего бокала (таким образом, всего 3+10+3=16 раз). Вино надо отливать, слегка наклоняя бокал (а не окуная в него палец). После этого в бокал ведущего тут же доливают вина, наполняя его до краев.

Произнося слова «эта маца, которую мы едим...», принято брать вторую и третью мацу вместе с салфеткой, которой они накрыты. А произнося слова «этот марор, который мы едим...», кладут пальцы на марор и хазерет.

Хотя перед тем, как есть карпас, уже омывали руки, перед трапезой их омывают снова и, в отличие от первого раза, произносят благословение.

Произнося благословение «... извлекающий хлеб из земли», слегка приподнимают все три мацы: две целых и между ними часть разломанной, – а после благословения третью мацу выпускают из рук.

Таким образом, следующее благословение «...повелевший нам есть мацу» произносят только над верхней целой мацой и оставшейся частью второй мацы. При этом следует иметь в виду, что это благословение относится также к КОРЕХу из третьей мацы и афикоману. Затем от каждой мацы, которые держали в руках, произнося благословение, отламывают по куску, каждый величиной с кезаит (27 г), и съедают их вместе, облокотившись на левый локоть. Эти два куска мацы съедают, не прерываясь. Если это слишком трудно, следует, по крайней мере, затратить на это меньше четырех минут. Не следует говорить ни о чем, что не относится к седеру или трапезе, пока не съедят КОРEX.

Перед тем, как есть марор (т.е. листья салата вместе с хреном), его окунают в харосет, которую тут же стряхивают, чтобы горечь марора не ослабла. Произнося благословение «...повелевший нам есть марор», следует иметь в виду, что оно относится также и к марору (хазерету) в КОРЕХе. Когда едят марор, на левый локоть не облокачиваются. Следует съесть кезаит (а если это трудно, то, как минимум, 19 г) не более чем за четыре минуты (в крайнем случае – за семь). Чтобы облегчить исполнение этой заповеди, в марор можно положить больше салата, чем хрена.

 


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .