585

БРЕМЯ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Удивительную двойственность находим мы в нынешней недельной главе. На первый взгляд, Иегуда говорит с Йосефом по всем правилам придворного этикета, почти лебезит перед ним: «Позволь, господин мой, рабу твоему сказать слово господину моему, и да не возгорится гнев твой на раба твоего; ведь ты как фараон».

Но устная традиция, сопровождающая текст Торы, рассказывает совершенно иную историю.

Иегуда ревет в гневе, сотрясая землю и небеса, Йосеф опасается за свою жизнь. Мидраш уподобляет их льву и быку, сошедшимся в бою.

Самое начало главы так и истолковано: «И подошел к нему Иегуда», - подходя к Йосефу, Иегуда готов был ко всему, даже к бою» («Брейшит раба», 93:6)

Иегуда, как рассказывает мидраш, был необычайно силен, но Йосеф и его сыновья были еще сильнее: «когда Иегуда и его братья топнули ногами и весь Египет затрясся, Йосеф со своими сыновьями сделал то же, и Иегуда сказал: «Он сильнее меня»».

Но и оставив соотношение физических сил в стороне, трудно не заметить, что поведение Йегуды, мягко говоря, безрассудно: как может горстка людей объявить войну правителю Египта?!

Ответ неожиданно прост: Иегуда вообще не думал о шансах на успех. Он взял на себя ответственность перед отцом за жизнь Биньямина («раб же твой поручился за отрока»). Теперь на нем лежала не только великая ответственность, но и долг самопожертвования.

Тот, на кого ложится бремя ответственности за жизни братьев его, евреев, не вправе хладнокровно взвешивать за и против. Он должен уподобиться «быку и льву в ярости» и защищать братьев, как это делает разъяренное животное.

А как же разум, здравый смысл? Где, наконец, еврейская хитрость, где правило: «голос - голос Яакова, руки - руки Эйсава»?

На этот вопрос проще всего ответить анекдотом с длинной белой бородой.

Стояли два еврея на горной дороге и смотрели на огромный камень, перегородивший ее.

Строили догадки о причине неурядицы и планы по ее преодолению, рядили, судили.

Проходил той дорогой гой, примерился к камню и с немалым усилием сдвинул его с пути. Переглянулись евреи и сказали с пренебрежением: «Что с гоя возьмешь! Нет чтобы с умом подойти, они все норовят решить силой».

Глядя на все, что происходит в Израиле вот уже десять лет, невольно думаешь о том, чему учит хасидизм: порой Яакову следует прикинуться Эйсавом. Иногда еврею можно и нужно притвориться гоем.

Чем больше мы пытаемся решить проблемы безопасности болтовней и бумаготворчеством, тем больше крови льется на Святой земле.

Довольно, потешились, «дали шанс» всем видам политического безумия, поумничали вволю, поиграли в политические игры, прозаседались, перецеловали всех врагов (одно утешение: они тоже намучились, лобызаемые нашими нобелевскими лауреатами).

А что если попробовать по-гойски? Поговорить с арабами по-арабски, ответить на огонь огнем, на один взрыв - десятью?

Трудно предсказать исход любой войны, но совершенно очевидно, что в войне без правил всегда проигрывают джентльмены и рыцари.

Кстати, нам будет совсем нетрудно на время отбросить интеллигентские комплексы и великосветские манеры: ведь и сейчас, когда мы воюем вполсилы, мир считает нас кровожадными варварами.

Может быть, наши лидеры просто не могут себя так вести, может быть их охватила бледная немочь, может быть, они просто-напросто боятся? Что ж, они всего лишь люди и ничто человеческое им не чуждо. Но в таком случае (об этом много раз говорил Ребе) они должны найти в себе мужество для иного - сказать народу: мы боимся, мы не можем устоять перед давлением. А затем откланяться и уйти со сцены.

Тот, кто не умеет воевать, как Иегуда, не вправе принимать на себя ответственность за Биньямина, за жизнь наших детей.

Вайигаш

Тора разделена на пятьдесят четыре павы так, что, читая их в синагогах по субботам, мы завершаем за год полный цикл чтения. Каждый из выпусков нашего еженедельника посвящен соответствующей главе или главам Торы. Разумеется, прочесть это краткое изложение главы -недостаточно. Изучая Тору, обращайтесь к авторитетным еврейским переводам на русский язык («Мосад га-рав Кук», Ф. Гурфинкель. «Шамир»)

И подошел к нему Йегуда, и сказал: «Позволь сказать слово, и да не возгорится гнев твой. Ты спрашивал: есть ли у вас отец или брат? И сказали мы: есть у нас отец старый с рожденным на старости лет мальчиком, брат которого умер, а он один остался от матери своей, и отец любит его. И сказал ты: приведите его ко мне, и я взгляну на него. И сказали мы: если оставит отрок отца своего, тот умрет. Но ты сказал: если не придет меньший брат ваш с вами, то не видать вам более лица моего. И передали мы слова эти отцу. И сказали: если бы был наш меньший брат с нами, мы бы пошли за хлебом, ибо без брата не можем мы показаться тому человеку. И сказал нам твой раб, отец мой: двоих родила мне жена моя, и ушел один от меня, и я сказал: растерзан он! Если же и этого возьмете у меня и случится с ним несчастье, то сведете меня, горюющего старца, в могилу. Теперь же, если приду я к отцу и не будет с нами отрока, к которому привязана его душа, то как только увидит он, что нет сына, умрет. Я же поручился за брата отцу моему. Итак, я, раб твой, останусь вместо него рабом у господина моего, а отрок пусть вернется с братьями своими. Ибо как вернусь я к отцу моему, когда отрока нет со мной?»

И не мог Йосеф удержаться, и закричал: «Выведите от меня всех!» И он заплакал, и услышали египтяне, и услышал дом фараона.

И сказал Йосеф братьям своим: «Я - Йосеф! Жив ли еще отец мой?» Но не могли братья отвечать ему, ибо смутились. И сказал Йосеф братьям своим: «Подойдите же ко мне!» И сказал он: «Я - Йосеф, брат ваш, которого вы продали в Египет! Не печальтесь, что вы продали меня сюда, ибо, чтобы уцелели все мы, послал меня Всевышний перед вами. Уже два года голод в стране, и еще пять лет будут без пахоты и жатвы. И послал меня Всевышний перед вами, чтобы подготовить для вас страну, чтобы дать вам дожить до великого спасения. Итак, не вы послали меня сюда, а Всевышний. Он поставил меня отцом фараону и господином во всем доме его, и владыкой во всей стране. Поторопитесь, вернитесь к отцу моему и скажите ему: так сказал сын твой Йосеф: поставил меня Всевышний господином во всем Египте; сойди ко мне, не медли. И ты поселишься в стране Гошен, чтобы быть вблизи меня, ты, и сыны твои, и сыны сынов твоих. И поспешите, приведите отца моего сюда».

И обнял он Биньямина, брата своего, и плакали они. И целовал он братьев, и плакал в объятьях их; потом говорили с ним братья его.

И прошел слух в доме фараона, что пришли братья Йосефа, и обрадовались фараон и рабы его. И послал фараон братьев Йосефа с дарами, чтобы привели отца.

И поднялись они из Египта, и пришли в страну Кнаан к Яакову, отцу своему.

И рассказали ему, что Йосеф жив и владычествует над всей страной египетской, и замерло сердце его, ибо не поверил он им. И пересказали они ему все слова Йосефа, которые он говорил им; а как увидел он колесницы, которые прислал Йосеф, чтобы везти его, то ожил дух Яакова и сказал он:

«Довольно! Йосеф, сын мой, жив, пойду же и увижу его, прежде чем умереть».

И сказал Всевышний ему в ночных видениях: «Яаков, Яаков!» - и тот ответил: «Вот я!»

И сказал Творец:

«Я - Б-г отца твоего, не бойся сойти в Египет, и Йосеф закроет глаза твои».

И было всех душ, прибывших с Яаковом в Египет, семьдесят.

И пришли они в страну Гошен. И запряг Йосеф свою колесницу, и поднялся навстречу Исраэлю, отцу своему, и пал на шею ему, и плакал.

И сказал Исраэль Йосефу:

«Теперь я могу и умереть».

И сказал фараон Йосефу:

«Отец твой и братья твои пришли к тебе; страна египетская перед тобой, в лучшей части страны посели отца твоего и братьев твоих, пусть живут они в стране Гошен. А если знаешь, что есть между ними люди способные, то назначь их начальниками над пастухами моих стад».

И привел Йосеф Яакова, отца своего, и представил его фараону, и Яаков благословил фараона.

И спросил фараон Яакова:

«Сколько лет жизни твоей?»

И сказал Яаков фараону:

«Лет жизни моей сто тридцать; немноги и злополучны были лета жизни моей и не достигли лет жизни отцов моих».

СОБРАТЬ ПУХ

Один человек был известен как сплетник и клеветник. Но однажды, ощутив угрызения совести, решил он совершить тшуву и исправиться.

Он пришел к раби и сказал, что согласен на любое наказание или штраф.

Раби велел ему взять несколько пуховых подушек, распороть их и пустить пух по ветру.

Когда человек сделал это, раби сказал:

- А теперь иди и собери пух.

-Но это невозможно! - воскликнул человек.

- Конечно. Ты можешь искренне сожалеть о причиненном тобой зле, но исправить зло, причиненное злыми словами, так же невозможно, как собрать пух, разнесенный ветром.

Сиха Ребе

Зыбкость и проблематичность положения евреев на Святой земле не может быть объяснена только политическими и военными причинами. Она - лишь симптом зыбкости и недостаточности духовной жизни евреев.

Когда твердую жизненную позицию - следование Торе и заповедям - подменяют релятивизмом и вседозволенностью, когда сам фундамент нашего существования колеблется, - падают и стены безопасности.

Не только любой раввин, но и всякий грамотный еврей знает законы субботы и читал параграф 329 в разделе «Орах хаим» кодекса «Шульхан арух», где установлены нормы поведения в ситуации, в которой находится сейчас народ Израиля Там прямо предписано выйти на войну даже в субботу за каждую пядь земли. Более того, в субботу выходят на войну даже если речь идет о пустяковых, на первый взгляд, требованиях неевреев:

«Если неевреи осаждают приграничное поселение сынов Израиля всего лишь для того, чтобы отнять сено и солому, против них идут войной даже в субботу из опасения, что они захватят селение, а оттуда вся страна будет лежать перед ними, удобная для захвата».

В наше же время требуют не сено и солому, но кровь наших братьев. И всякое место, на которое претендуют враги, оказывается «приграничным селением», ведь земля Израиля так мала, хотя и вмещает многое (потому и названа она «землей оленя», что таково свойство оленьей кожи).

Когда евреи будут исполнять закон Торы, исполнится обещание: «Нет силы кроме Торы» - Земля Израиля и ее население будут в полной безопасности.

А поскольку «мицва тянет за собой мицву», то выполнение этого закона незамедлительно и в полной мере приведет в свою очередь не только к укреплению безопасности евреев, но и к исполнению иных заповедей Торы.

Нельзя полагаться на чудеса, необходимо делать все зависящее от нас в рамках законов природы. Военными вопросами должны заниматься военные, точно так же, как вопросами медицины должны заниматься медики.

И подобно тому, как недопустимо вмешательство политиков и администраторов в решения об операции или лечении больного, они не должны вмешиваться и в решения военных вопросов.

Антология Агады

Недавно в Московском филиале Института изучения иудаизма состоялась презентация нового тома в серии переводов Талмуда на русский язык. На этот раз издан не отдельный трактат, а антология Агады.

Вот что сказал р. Адин Штейнзальц по этому поводу:

«Когда речь идет о переводе столь своеобразной книги, как Талмуд, то проблема не только в том, что эта книга написана на смеси иврита и арамейского, но в особом строе мысли, способе мышления, в ней запечатленном.

Вопрос в том, существует ли принципиальная возможность извлечь произведение из того контекста, где оно уместно и естественно, и перенести на другую почву, которая ему чужда. Цветок, выросший в определенных условиях, нетрудно пересадить, вопрос в том, будет ли он жить в новой атмосфере и в новой почве. Есть растения, которые погибают, даже если их бережно пересаживают, но есть и такие, которые после этого начинают пышнее цвести и быстрее расти. У меня нет однозначного ответа на заданный выше вопрос. Может быть, он зависит от вас.

Я хотел бы добавить вот что: многочисленные учители нашего народа объединены в еврейской традиции общим термином хахамим - «мудрецы», «обладающие мудростью».

Достаточно легко дать определение понятию «образованный». Мы можем достаточно легко определить рамки понятия «специалист». Но как сформулировать, что такое «мудрый»? Ведь есть специалисты, которые отнюдь не мудры, есть и мудрецы, не получившие основательного образования.

«Мудрость» - странный термин, точное определение которому дать столь же сложно, как и слову «красота». Оба понятия предполагают отсутствие внутреннего конфликта, гармонию, без которой нет ни мудрости, ни красоты.

И именно эта необходимость в гармонии всех составляющих делает невозможным сохранение мудрости и красоты при фрагментировании единого целого.

Впрочем, мудрецы Талмуда сами себя словом «мудрецы» никогда не называли, они определяли себя еврейским термином талмид-хахам, то есть «ученик мудреца». Потому что мудрый - это только тот, кто способен быть учеником. Необходимым компонентом мудрости является умение умалить себя до такой степени, чтобы освободить место для того, что другой готов вложить в тебя. И поэтому обретение мудрости зависит не только от говорящего, но и от слушающего.

Для того, чтобы принять и понять мудрость, я должен войти в резонанс с ней. Один из эвфемизмов, которым называют мудрецов, в переводе с иврита - «глаза общины».

Та часть нашего глаза, через которую которой мы смотрим на мир, - зрачок, черная дыра, - не наличие ткани, а ее отсутствие. Для того, чтобы оказаться в состоянии воспринять чужую мысль, я должен самоустраниться.

Я хочу попросить тех, кто будет читать нашу книгу, попытаться настроить себя на этот источник света. Может быть, именно в наше время особенно важно услышать то, что было сказано столько лет назад. Наша жизнь тесно связана с наукой. В ней, несомненно, присутствует пресыщение знаниями, в ней все меньше понимания. С течением времени мы все больше и больше увлекаемся анализом понятий и систем, да так успешно, что уничтожаем все живое в них.

Но те постоянно возникающие проблемы, с которыми мы сталкиваемся в своей жизни, не подаются разложению на составные части и классификации.

И все-таки мы пытаемся найти ответ в мудрости.

В этой книге - слова мудрецов, которые, несмотря на все усилия переводчиков и комментаторов, поют свою песню на другом языке. Именно поэтому необходимо приложить усилия, подготовить себя, чтобы суметь их услышать.

В одном месте Талмуда сказано, что голос Всевышнего, звучавший при даровании Торы на горе Синай, продолжает звучать и сейчас Возникает вопрос если он продолжает звучать, почему мы этого не слышим?

Один из возможных ответов на этот вопрос состоит в следующем: мы так много говорим, что у нас нет времени услышать, даже если мы этого хотим. Кроме того, мы все так заняты, так спешим, что у нас просто нет времени остановиться и послушать. Но иногда до нашей души доходит непривычная мелодия, возможно - чуждая нам; привлекая внимание, она заставляет нас остановиться и прислушаться.

Эту книгу практически невозможно читать так, как читают роман. Надо побыть с ней некоторое время, чтобы наступил момент, когда она начнет с вами говорить (это утверждение справедливо по отношению ко всей еврейской мудрости).

И лишь тогда, когда мы будем в состоянии внимать обращенному к нам голосу извне, опыт других станет частью нашего.

Ее надо бережно поднять и держать, прижав к себе, как держат ребенка И тогда, может быть, появится мостик над пропастью, которая разделяет человека и книгу.

Книгу надо полюбить, чтобы понять, и понять, чтобы полюбить И я могу только молиться и верить, что у людей, которые будут ее читать, найдутся силы воспринять сказанное в ней».

Предлагаем вам короткий отрывок из предисловия «Как Письменная Тора немыслима в иудаизме без Торы Устной, так изучение Талмуда немыслимо без использования многочисленных комментариев к Талмуду, созданных усилиями многих поколений мудрецов в течение примерно полутора тысяч лет и непрерывно пополняемых трудами выдающихся современных талмудистов.

Однако как бы ни хотелось нам познакомить читателя с захватывающим миром Талмуда, мы понимаем, что добиться этого с помощью перевода невозможно. Цель, которую мы перед собой ставим, гораздо скромнее дать хоть какое-то представление о Талмуде читателю, далекому от еврейской традиции, получившему светское образование, воспитанному в рамках иной культуры.

В качестве средства выражения, которое могло бы помочь русскоязычному читателю завязать разговор с Талмудом, мы выбрали научный дискурс. Мы собрали коллектив русскоязычных авторов, представителей той культуры, к носителям которой обращено настоящее издание, - людей, в фокусе профессиональных интересов которых оказался Талмуд (у каждого - применительно к сфере его научных занятий), - и предложили им прокомментировать тексты данной антологии. Отправной точкой этих комментариев должен быть не Талмуд, а такие области, как филология («Язык Талмуда»), история философии («Из истории еврейской мысли»), культурология («Этика и поэтика»)»

Телефон института 02-6244486

 


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .