581

Суббота «Ваеце»

8 кислева 5762 года

23/11/2001

В НАШИХ СЕМЬЯХ КАЖДЫЙ РЕБЕНОК • ЕДИНСТВЕННЫЙ

Люди, выросшие в постмодернистской семье (папа, мама, ребенок и собачка) относятся к многодетным семьям подозрительно, иногда почти с брезгливостью «Люди так не размножаются, не плодятся десятками!»

Последние публикации в оксфордском «Журнале семейной психологии» утверждают, что отнюдь не числом детей определяется качество воспитания.

Решающим фактором оказывается изначальный подход родителей к детям. Благополучными оказываются те семьи, где с раннего возраста к каждому ребенку относятся как к неповторимой и самостоятельной личности. Но нужно ли выписывать академические журналы, чтобы узнать об этой простой закономерности?

Говорит р Эльазар, сын р. Шимона бар Йохая: «Легче вырастить мириад (лигъен) оливковых деревьев в Галилее, чем вырастить одного ребенка в Эрец-Исраэль».

И, чтобы не было сомнений в понимании этого высказывания, комментарий «Яфат-тоар» добавляет: «Даже если пропитание в изобилии».

Да, не в пропитании тут дело. Растить детей трудно, мы знаем это из слов Всевышнего, обращенных к Хаве (Еве) «В муках будешь рожать детей».

Как известно, мудрецы видят здесь намек не только на родовые муки, но и на тяготы воспитания.

Так что же может добавить к этому р Эльазар? По известному правилу экзегезы, слова Торы не получат нового толкования, если достаточно уже существующего. Что же нового говорит нам сравнение детей с оливковыми деревьями, сравнение шокирующее и, кажется, нелестное для самих детей?

Может быть, р Эльазар считает, что растить детей в Эрец-Исраэль труднее, чем в любом другом месте?

Слово лигьен (от легион) означает не просто великое множество, но множество тождественных, строго упорядоченных безликих «единиц».

Слово «один» в устах р. Эльазара - это не количественное числительное, оно подчеркивает уникальность, единичность каждой личности. И еще: он говорит о великой задаче - вырастить «одного ребека» означает вырастить ребенка, душа которого едина, цельного человека.

Вслушаемся в эти слова: «вырастить одного ребенка в Эрец-Исраэль». Мы не растим детей легионами, тут нет протоптанной колеи, нет незыблемых правил. Может быть, первое, что бросается в глаза гостю Израиля, - именно дети, так не похожие на знакомый (и по собственному прошлому) образец еврейского умника, периодически избиваемого одноклассниками, вундеркинда, которому с младых ногтей твердят: «чтобы сойти за серебро, ты должен быть золотом». Известный современный израильский (а в прошлом российский) педагог и детский психолог определял это так: «в галуте нас растили в аквариуме, а своих детей здесь мы выпускаем в море».

Мудрецы говорят, что первым таким «евреем, выращенным на воле» был Яаков, одинаково уверенно чувствовавший себя и в степи со стадами, и в шатре учения.

Красивая метафора говорит о таком гармоничном еврее «неукротимо-рыжий с кроткими глазами». Не случайно именно Яаков, «один ребенок из Эрец-Исраэль», благословляя своих детей, дает каждому из них особое, только ему предназначенное благословение.

В нынешней главе мы читаем об их рождении, начинается история не только большой семьи («семьдесят душ»), но и великого народа Сыновья Яакова пройдут долгий путь, пока не встретятся вновь в Египте. Будет в их жизни много странного, неприятного, будут и вражда, и примирение, и раскаяние Какие они разные, как выпукло описаны характеры!

Многие путают единство с единобразием. Мы хорошо знакомы с обществом, успешно стиравшим грани между городом и деревней, между мужчиной и женщиной, между человеком и скотиной. Немногим там удалось сохранить индивидуальность, да и само это государство не простояло долго. Один из секретов еврейского воспитания - уважение автономии ребенка, его неповторимости. Вырастить такого ребенка труднее, чем тонну оливок, но труды эти дадут великий результат - он вырастет человеком.

ВАЕЦЕ

Тора разделена на пятьдесят четыре главы так, что, читая их в синагогах по субботам, мы завершаем за год полный цикл чтения. Каждый из выпусков нашего еженедельника посвящен соответствующей главе или главам Торы. Разумеется, прочесть это краткое изложение главы -недостаточно. Изучая Тору, обращайтесь к авторитетным еврейским переводам на русский язык («Мосад га-рав Кук», Ф. Гурфинкель, «Шамир»).

И вышел Яаков из Беэр-Шевы, и пошел в Харан. И пришел в одно место, и переночевал там, ибо зашло солнце, и взял из камней этого места, и сделал изголовье себе, и лег на том месте. И снилось ему: лестница стоит на земле, а верх ее достигает неба, и ангелы Всевышнего восходят и спускаются по ней.

И вот, Всевышний стоит над ним и говорит:

«Я - Б-г Аврагама, отца твоего, и Б-г Ицхака. Землю, на которой ты лежишь, - тебе отдам ее и потомству твоему. И будет потомство твое, как песок земли, и ты распространишься на запад и восток, на север и юг, и благословятся тобой и потомством твоим все племена земли. Я буду с тобой, и сохраню тебя везде, куда ни пойдешь, и возвращу тебя в эту страну, не оставлю тебя, пока не сделаю того, что говорил тебе».

И пробудился Яаков ото сна, и сказал:

«Истинно, это - место, где открывается Всевышний, а я не знал! Как страшно место это! Это не что иное, как дом Всевышнего, это - врата небес».

И дал Яаков обет:

«Если со мною будет Всевышний, и сохранит меня в пути, и даст мне хлеб для еды и платье для одежды, и возвращусь с миром в дом отца моего, то Всевышний будет мне Б-гом».

И шел Яаков на восток. И увидел у колодца Рахель, дочь Лавана. И поцеловал Яаков Рахель, и заплакал. И рассказал Яаков Рахели, что он племянник отца ее, сын Ривки; и она побежала и рассказала своему отцу. И побежал Лаван ему навстречу, и обнял его, и целовал его, и привел его в дом свой, и сказал:

«Ты кость моя и плоть моя». И жил тот у него один месяц. И сказал Лаван Яакову:

«Разве потому, что ты племянник мой, будешь служить мне даром?! Скажи мне, чем вознаградить тебя?»

А у Лавана две дочери: имя старшей - Леа, а имя младшей - Рахель. А у Леи глаза слабые, Рахель же была статной и красивой. И полюбил Яаков Рахель, и сказал Лавану:

«Буду служить тебе семь лет за Рахель, дочь твою младшую».

И служил Яаков за Рахель семь лет, но они были в глазах его как несколько дней, по любви его к ней. И собрал Лаван всех людей того места, и устроил свадебный пир. Вечером же взял он дочь свою, Лею, и ввел ее к Яакову. И оказалось поутру - это Леа! И сказал Яаков Лавану:

«Что ты сделал? Ведь за Рахель служил я у тебя, зачем же обманул ты меня?»

И сказал Лаван:

«Не делается так в наших краях, чтобы выдать младшую прежде старшей. Дополни неделю этой, и мы дадим тебе и ту за то, что будешь у меня служить еще семь лет».

И дополнил неделю этой; и дал ему Лаван Рахель в жены.

И видел Всевышний, что Леа нелюбима, и отверз утробу ее; Рахель же была бесплодна. И родила Леа Реувена, Шимона, Леви и Йегуду. И перестала рожать. И увидела Рахель, что не родила Яакову, и завидовала Рахель сестре своей, и сказала Яакову: «Дай мне детей, а нет - я умираю». И дала ему свою рабыню Бильгу в жены, и вошел к ней Яаков. И родила Бильга Дана и Нафтали. А Леа, увидев, что перестала рожать, взяла свою рабыню Зильпу и дала ее Яакову в жены. И родила Зильпа Гада и Ашера. И родила Лея Иссахара и Звулуна и дочь Дину. И вспомнил Всевышный о Рахели, и услышал ее Всевышный, и отверз утробу ее, и родила она Йосефа. И сказал Яаков Лавану:

«Отпусти меня, и я уйду в свою страну. Отдай жен моих и детей моих, за которых я служил тебе, и пойду!»

И встал Яаков, и посадил своих детей и жен на верблюдов.

И увел весь свой скот и все свое имущество, которое добыл в Падан-Араме, и направился к Ицхаку, отцу своему, в страну Кнаан. И похитила Рахель идолов отца ее.

И сообщили Лавану на третий день, что бежал Яаков. И гнался он за ними семь дней пути, и настиг его на горе Гильад. Но Всевышний явился Лавану во сне и сказал ему:

«Берегись, не говори Яакову ни хорошего, ни плохого!»

И настиг Лаван Яакова, и сказал:

«Обманул ты меня и увел моих дочерей, как пленниц! Если бы сказал мне, я отпустил бы тебя с радостью и с песнями. Не дал ты мне поцеловать сыновей и дочерей! А ведь мог я сделать вам зло, но Всевышний отца вашего накануне сказал мне так: «Берегись, не говори Яакову ни хорошего, ни плохого».

Хасидское слово

ВРЕМЯ СЛУШАТЬ

Два деревенских еврея-йишувника приехали к раввину в местечко, чтобы тот рассудил их. Они кратко описали раввину свое положение и суть конфликта. Ученики, сидевшие у длинного стола (они проходили «шимуш» - практику в решении вопросов галахи) с трудом сдерживались, чтобы не «подсказать» учителю, - ведь решение было очевидно. К их удивлению, раввин долго расспрашивал тяжущихся, и только полчаса спустя вынес решение.

Иишувники встали пожали друг другу руки, принимая приговор, и молча вышли. На недоуменный вопрос учеников раввин ответил: «Чтобы ответить на их вопрос, действительно, хватило бы и минуты. Но чтобы они приняли приговор с пониманием и уважением, нужно было выслушать их, дать им высказаться».

Сиха Ребе

Всевышний благословляет Яакова: «И распространишься на запад, на восток, на север и на юг». Это обещание Гмара связывает с соблюдением субботы. Разумеется, Всевышний волен устанавливать награду за соблюдение заповедей, но как суббота связана с «распространением», обещанным Яакову? А ведь связь должна быть - по известному правилу «мера за меру».

Законы субботы в корне отличаются от любой другой заповеди. Исполнение заповеди, обычно, требует действия, усилия. Характер же действия зависит от духовного уровня действующего. Поэтому мудрец исполняет любую (связанную с действием) заповедь несколько иначе, нежели простой человек.

Соблюдение субботы проявляется в воздержании от действия, а потому в исполнении этой заповеди все равны. Верно, что по самой природе разделения будничного труда один прекращает на время субботнего отдыха черную работу (например, обработку земли), а другой - дело более духовное, скажем, работу над книгой, но их покой в субботу не несет печати этого разделения.

Казалось бы, сказанное не может быть отнесено исключительно к законам субботы, но в той же мере верно и в отношении всех запрещающих заповедей. Например, два еврея, воздерживаясь от запрещенной пищи, делают это одинаково, даже если первый - мудрец, а второй - землекоп.

И все же разница очевидна: кабала говорит, что всякая запрещающая заповедь есть отражение повеления. Скажем, запрет идолопоклонства связан с заповедью веры в единого Б-га.

Прекращение же труда в субботу не следует ни из какого повеления. Точнее, сама Тора устанавливает этой заповеди причинно-следственную пару: «Помни день субботний, чтобы освятить его. Шесть дней работай и делай всякое дело твое, а день седьмой - суббота – Г-споду, Б-гу твоему. Не совершай никакой работы... Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, и покоился в день седьмой, потому благословил Господь день субботний и освятил его» («Шмот», 20:8-11).

Таким образом, равенство всех евреев перед этой заповедью связано с ее вселенским, универсальным характером. Как заповедь, так и воздаяние за нее выходят за границы привычного мира, касаются самой сути души и не могут быть заключены в пространственные рамки: «И распространишься ты на запад, на восток, на север и на юг».

ЕВРЕЙСКАЯ ГЕРАЛЬДИКА

Недавно газета «Московский комсомолец» разразилась такой информацией: «Абсолютно уникальную, первую и единственную в мире организацию, которая будет ведать гербами для евреев, на днях создали российские геральдисты. В рамках Всероссийского геральдического общества образована Еврейская геральдическая коллегия. До настоящего времени еврейской геральдики просто не было. Теперь же создается целое направление в науке о гербах. Уже разработаны основные обязательные элементы как личного, так и корпоративного еврейского герба. В них, естественно, будут присутствовать все национальные символы: звезда Давида, свиток Торы, Синай. Стать владельцем герба смогут не только евреи-дворяне, но и самые обычные представители этой национальности. Кстати, идея недворянских гербов поддержана и Государственной герольдией при президенте России. Учет же вновь создаваемых гербов будет вестись в отдельном еврейском матрикуле (гербовнике). Интересно, что многие евреи, пожелавшие иметь свой герб, позже отказывались от этой идеи, узнав, что он будет внесен в русский матрикул».

Как известно, все еврейское в России старательно предавалось забвению в течение семи десятилетий. Поэтому, вероятно, все еврейское кажется сегодня россиянам новорожденным, изобретенным ими самими.

Но, как и прочие еврейские «новшества», геральдику изобрели не в России и не вчера.

Глава «Ваеце» рассказывает о рождении сыновей Яакова, родоначальников колен Израиля. Вот они-то и были первыми обладателями гербов.

Мотивы гербов вы и сами без труда найдете в конце книги «Брейшит», где Яаков, благословляя колена Израиля, сравнивает их родоначальников со львом, змеей, с волком и другими животными, позднее ставшими геральдическими.

Упоминание о подлинной геральдике, о родовых знаках у евреев мы находим в книге «Бемидбар» (2:2): «Каждый при знамени своем, при знаках рода их, - так пусть стоят сыны Израиля.

С тех пор геральдику мы встречаем на страницах иллюстрированных рукописей, на могильных камнях и на печатях.

Обычными мотивами стали:

- лев колена Йегуды (позднее - герб Иерусалима) с царской короной на голове или в лапах, - ведь именно этому колену было навеки отдано царство);

- руки с особым образом расставленными пальцами для потомков первосвященника Агарона (знак тройного благословения народа кознами);

- торговые корабли;

- свиток Торы;

- скрижали.

Известен герб Клонимоса, сына Тодроса из Нарбоны, жившего в XIV веке во Франции. Он носил титул «наси» - главы общины, - и на его печати красовался герб со львом.

Забавный, полный еврейской самоиронии пример средневековой геральдики - печать из Кобленца, на которой царственный лев увенчан «позорной шляпой» еврея. Так головной убор, призванный унизить еврея, стал короной.

С XIII века получают распространение гербы общин с обязательной шестиконечной звездой на них. В праздники (например, в Симхат-Тора) по улицам гетто шагают процессии, несущие флаги с еврейской символикой.

В Италии в те века гербами пользовались не только аристократы, но и лекари. Евреям официально эта профессия была запрещена, но фактически они составляли существенную часть медицинского корпуса. Врачом Папы Бонифация IX был Эли ди-Саббато, на гербе которого появляется одновременно и еврейский родовой и медицинский геральдический элемент: змея (1402 год).

В 1494 году манускрипт Пятикнижия, написанный по заказу Менахема ди-Саломоне Террацина был украшен гербом с соболиной (или горностаевой) мантией и короной.

В «Махзоре», зранящемся в «Библиотека Амброзия» в Милане мы находим десятки гербов с изображением рыб, соболей, львов, золотых слитков, корон, орлов.

Позднее, в феодальной Европе, евреи отождествляли герб с властью и силой.

Поэтому семьи, обладавшие значительным состоянием и видным общественным положением, стали обзаводиться гербами. Впрочем, до XVI века это было официально запрещено (так как наличие герба дало бы и право на ношение оружия).

В XVI веке дарование герба стало безусловной прерогативой сюзерена, и некоторые еврейские семью получили от высоких покровителей желанный герб.

Такие знаки отличия обязательно содержали геральдические элементы «хозяйского» герба - напоминание подчиненности и даже принадлежности определенному феодалу.

Первый еврей, о котором известно, что он был пожалован гербом и дворянством - Яаков Батшева Шмилес, посвященный в 1622 в рыцари Священной Римской империи с титулом Бассеви фон Трейенберг.

Большое число еврейских гербов не стало предметом гордости их владельцев и с охотой было позднее предано забвению. Речь идет о гербах и дворянстве, полученных насильственно крещенными (марранами) от их «крестников»-аристократов.

Позднее, возвращаясь в еврейство, семьи крещеных отказывались от позорного герба.

Английская геральдическая палата не чинила препятствий в регистрации или даровании гербовых щитов. Некоторые из этих гербов включали (впервые в общепринятой европейской геральдике) характернее национальные мотивы и даже и девизы на иврите.

Особенно широкую известность получила геральдическая история семьи Ротшильдов. Сама их фамилия происходит от слов «рот шильд» - «красный щит». Именно так выглядел их герб на старом родовом доме во Франкфурте в XVI столетии. Так этот дом и называли: «zum Roten Schild». Два столетия спустя Амшель Ротшильд основал банк, с которого и началась финансовая имерия семьи. Пять его сыновей финансировали врагов Наполеона, и после Ватерлоо, они получили аристократический статус. Рамкой и фоном их герба, естественно, стал красный щит. На нем были выделены пять зон (по одной каждому из сыновей Амшеля), а в них соболь, орел, леопард, лев, пучок из пяти стрел.

Возрождение еврейской геральдики в России вызывает смешанные чувства: с одной стороны еврейство обрастает символикой и тем самым отдаляется от ассимиляции. С другой стороны, лучше бы наше возрождение там касалось более существенных, осмысленных тем. Учились бы евреи своему языку, своей истории, своей вере,- куда полезнее было бы.

А иначе, гербы будут множиться, а евреев будет все меньше и меньше.

И еще одно. Есть в этом новом герботворчестве привкус комплекса нуворишей, «новых русских» евреев, их желание жить напоказ, колоть глаза. А об этом уже сказано:

«Ой, не шейте вы, евреи, ливреи, Не ходить вам в камергерах, евреи! Не горюйте вы, зазря не стенайте, Не сидеть вам ни в Синоде, ни в Сенате А сидеть вам в Соловках да в Бутырках, И ходить вам без шнурков на ботинках Но и ставши в ремесле этом первым, Все равно тебе не быть камергером, И не выйти на елее в Орфеи Так не шейте ж вы ливреи, евреи!»

 


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .