645

Суббота «Бешалах»

14 швата 5763 года

17/1/2003

ЕГИПТЯНЕ, ОТЗОВИТЕСЬ!

Недельная глава называется "Бешалах", что в русском переводе звучит несколько двусмысленно: "когда послал [фараон евреев]".

Скоро, очень скоро попросятся обретшие свободу рабы попросятся назад (не все, только четверть народа), и ответом им будет потрясающая по силе фраза: "Ибо египтян, которых вы видите сегодня, не увидите более вовеки".

Ответ всем ностальгирующим. Того места и того времени, в которое вы хотите вернуться, нету. Может быть, оно и было (было ли?), но сейчас-то его наверняка нет.

Нет и Египта. И египтян нет. Ходят, правда, слухи, что копты - их потомки. Но до сих пор не было доказательств.

Теперь, кажется, они есть. Ну, подумайте сами, как можно с легкостью найти потомков какого угодно человека или народа? Да очень просто: опубликовать в газетах лаконичное сообщение об оставленном наследстве, на следующий день редакция будет завалена письмами наследников.

"Сыны Израиля сделали по слову Моше и взяли в долг у египтян вещи серебряные, и вещи золотые, и одежды... И опустошили они Египет."

Итак, выходящая в Лондоне на арабском языке газета "Аз-За-ман", - издание не желтое, насколько не желтой может быть арабское издание - сообщила, сколько именно золота обязаны вернуть египтянам евреи всего мира. Что тут поднялось! Египтянам тут же напомнили, что они вовсе и не потомки (а, следовательно, и не наследники) египтян. А настоящие наследники - копты.

Копты, приняв во внимание весь аппарат, созданный за тысячелетия человечеством (не без участия евреев), шустро подсчитали проценты и пришли к сумме, которую ни пером описать, ни калькулятором сосчитать. И, счастливые, кинулись с суммой, записанной на длинной полоске бумаги в редакцию "Аз-замана". Но ни там, ни в других изданиях, как арабских, так и западных, не нашлось желающих даже из любопытства заглянуть в бумажку.

Дело в том, что "евреи должны деньги арабам" - это интересно. А "евреи должны деньги коптам" - так себе. Читатель зевнет и вяло спросит: каким коптам?

И только в одной стране мира курьезный иск коптов вызвал радостный ажиотаж. Вы, как всегда, правы, - это Россия. Страна, с первых дней своего существования занятая одним-единственным вопросом: "Кто виноват?"

Кто обманул нас, кто обобрал? Кто подсунул христианство счастливым язычникам, кто отнял Перуна? Кто устроил опричнину? Кто прорубил окно в Европу, устроил страшный сквозняк и спровоцировал несколько столетий национального ОРЗ? Кто устроил революцию? Кто устроил голод? Кто придумал ваучеры? Сами знаете кто. Одно неясно, если все события в российской истории устроили евреи (не считая тех, которые устроили лица кавказской и прибалтийской национальностей), что же делали в последнюю тысячу лет русские?

Заслышав о "коптском деле", русские патриоты почувствовали острое желание крикнуть: "И мы? И нас! И нам!". И закричали. Иск в швейцарскую полицию (поближе к банкам, подальше от Египта) подали профессор Набиль Хальми и... Валерий Герасимов (тоже египтянин). И хотя иск был отклонен, волнующий запах еврейских капиталов, подлинных и воображаемых, все еще щекочет ноздри патриотов России. И чем больше Россия ориентируется на Египет и идентифицируется с ним, тем больше беспокойства вызывает ее дальнейшая судьба. От Египта-то не осталось. И не потому, что воевал Египет с евреями. Мало ли кто с нами воевал. А потому, что воевал Египет с Б-гом, воевал с верой, воевал со свободой, воевал с правом человека на жизнь. Так что, может египтян и не осталось на земле, но опыт их важен и злободневен и сегодня. У народа, воюющего с Б-гом может не оказаться ни будущего, ни наследников.

 

БЕШАЛАХ

Тора разделена на пятьдесят четыре главы так, что, читая их в синагогах по субботам, мы завершаем за год полный цикл чтения. Каждый из выпусков нашего еженедельника посвящен соответствующей главе или главам Торы. Разумеется, прочесть что краткое изложение главы - недостаточно. Изучая Тору, обращайтесь к авторитетным еврейским переводам на русский язык («Мосад га-рав Кук», Ф. [урфинкель, «Шамир»).

И было: когда отпустил фараон народ, не повел их Всесильный через страну плиштим, потому что короток этот путь - ибо сказал Всесильный: "не передумал бы народ при виде войны и не возвратился бы в Египет".

И сообщено • было царю египетскому, что бежал народ; и обратился гнев в сердце фараона и слуг его на народ, и сказали они: "что это мы сделали, отпустив Израиль от служения нам?". И запряг он колесницу свою, и народ свой взял с собою. И взял шестьсот колесниц отборных, и все колесницы Египта, и погнались египтяне за ними, и настигли их у моря. И сказали сыны Израиля Моше: "разве могил недостает в Египте, что взял ты нас умереть в пустыне? Что это ты сделал нам, выведя нас из Египта? Ведь об этом мы тебе говорили в Египте: оставь нас, и будем мы служить египтянам, ибо лучше нам работать на египтян, чем умереть в пустыне!". И сказал Моше народу: "Не бойтесь, стойте и смотрите, как Б-г вас спасает сегодня! Ибо египтян, которых вы видите сегодня, не увидите более вовеки. Б-г будет сражаться за вас, а вы молчите!"

И сказал Б-г Моше: "что ты вопиешь ко мне? Скажи сынам Израиля, чтобы они двинулись вперед! А ты подними посох свой, и наведи руку свою на море, и рассеки его - и пройдут сыны Израиля среди моря по суше".

И пошли сыны Израиля среди моря по суше, а воды были им стеною справа и слева от них. И погнались египтяне, и вошли за ними все кони фараона, колесницы его и всадники его в середину моря. И возвратились воды, и покрыли колесницы и всадников войска фараона.

Тогда воспел Моше и сыны Израиля эту песнь Б-гу:

"Воспою Б-гу, ибо высоко вознесся Он, коня и всадника его поверг Он в море.

сила моя и ликование - Б-г, Он был спасением мне; это - Всесильный мой, и я прославлю Его, Всесильный отца моего - Его превознесу. Б-г - воин. Б-г - имя Его!

Колесницы фараона и войско его вверг Он в море, и избранные военачальники его потонули в море Суф.

Пучины покрыли их, погрузились в бездны, как камень.

Десница Твоя, Боже, прекрасна в мощи. Десница Твоя врага сокрушает, величием своим сокрушаешь Ты восстающих против Тебя.

Посылаешь гнев Свой, и он сжигает их, как солому, и от гневного дыхания Твоего взгромоздились воды.

Встали, как стена, струи, смерзлись пучины в сердце моря, сказал недруг: погонюсь, настигну, поделю добычу, насытится ими душа моя.

Обнажу меч мой, истребит их рука моя, ты дунул духом своим - и покрыло их море, погрузились, как свинец, в воды могучие.

Кто, как Ты, среди сильных, Б-же. Кто, как Ты, славен святостью, восхваляем в трепете, творящий чудеса!

Ты простер десницу свою - поглотила их земля".

И сказал Б-г Моше: "Я посылаю вам хлеб с небес, и будет выходить народ, и собирать ежедневно, сколько нужно на день - чтобы мне испытать его, будет ли он поступать по закону моему или нет. И будет: в шестой день приготовят то, что принесут, и окажется вдвое против того, что собирают каждый день."

И было - вечером налетели перепела и покрыли стан, а утром был слой росы вокруг стана. И испарилась роса, и вот - на поверхности пустыни нечто мелкое, рассыпчатое, мелкое - как изморозь на земле. И смотрели сыны Израиля, и говорили друг другу: "что это?". Ибо не знали, что это. И сказал им Моше: "это хлеб, который дал вам Б-г в пищу. Вот что повелел Б-г: собирайте его каждый столько, сколько ему сесть, по омеру на человека, по числу душ ваших, сколько у каждого в шатре, собирайте".

И сделали так сыны Израиля, и собрали кто много, а кто мало. И измерили омером, и оказалось, что не было лишнего у того, кто собрал много, а у собравшего мало не было недостатка - каждый собрал столько, сколько ему съесть. И было - на шестой день собрали хлеба вдвое больше: по два омера на человека, и пришли все вожди общества, и сказали Моше.

Сказал он им: "об этом говорил Б-г: завтра покой, суббота святая для Б-га, что вы будете печь - пеките, и что будете варить - варите, а все остальное отложите себе, сохранив до утра".

И было - на седьмой день вышли некоторые из народа собирать, но не нашли.

И сказал Б-г Моше: "доколе будете отказываться соблюдать заповеди Мои? Смотрите, Я дал вам субботу, поэтому дал вам в день шестой хлеба на два дня; сидите каждый у себя, да не выходит никто из места своего в день седьмой".

И отдыхал народ в день седьмой.

В этой главе мы читаем об одном из самых больших чудес в истории еврейского народа, о том, как расступились воды моря во время Исхода евреев из Египта. Потрясенные люди поют песню благодарности Всевышнему. Поют мужчины и женщины, но, как подчеркивается в Торе, радость женщин была больше радости мужчин — они не только пели, но и играли на музыкальных инструментах: "...и вышли все женщины... с тимпанами и свирелями" (Шмот, 15:20).

Мудрецы постановили читать после главы из Торы "Бешалах" главу из "Судей", посвященную аналогичному сюжету — песне женщины: "И пела Двора..." Мидраш рассказывает, что когда расступились воды моря и ангелы готовы были присоединиться к песне людей, но Всевышний запретил им это делать, пока не закончится песнь евреев. Мидраш уточняет: Всевышний хотел услышать сначала песню женщин. Чем же можно объяснить особую радость женщин в момент освобождения? Дело в том, говорят мудрецы, что именно женщины страдали в Египте в наибольшей степени. Ведь самый страшный антиеврейский указ фараона предписывал уничтожать новорожденных еврейских мальчиков. Материнское сердце не в состоянии выдержать подобное. Боль и страдание отца в этом случае, как правило, менее глубоки. Вот почему женщины выражали большую радость, чем их мужья.

Мудрецы не устают повторять, что Тора — не учебник истории, а инструкция, имеющая отношение к любому человеку в любом поколении, актуальная во все века. Человеконенавистнические указы "фараона" издаются постоянно, просто выглядят они всякий раз по-новому. Если фараон египетский требовал уничтожать еврейских детей в прямом смысле слова, то "фараон" в каждом новом поколении для достижения той же цели облекает ее в другую, более цивилизованную форму, не столь жестокую, но не менее опасную.

Сегодня, когда по милосердию Б-жьему еврейский народ находится в относительной безопасности, фараоновы указы одеты в духовные одежды. Нынешнего "фараона" зовут "ассимиляция".

Атмосфера, царящая среди евреев в разных странах, завлекает их в страшные ловушки. Если в Египте еврейских детей топили в Ниле, то сейчас мы часто позволяем утопить наших детей в водах мировой цивилизации, лишая их возможности получить еврейское образование, познать мудрость Вечной Торы.

Такое положение таит в себе огромную опасность. Еврейский народ не может существовать без Торы. Мы лишаем себя будущего, если сегодня подчиняемся указу "фараона" и равнодушно наблюдаем, как топят наших детей.

Как и в свое время в Египте, этот указ имеет наибольшее отношение к женщинам. Именно они, женщины, способны противостоять грозящей народу опасности, позаботившись о еврейском воспитании своих детей. Кто, как не мать, больше всего общается с ребенком, она и спасет его, она и будет петь песнь благодарности Всевышнему, подобно пророчице Мирьям и остальным женщинам, вышедшим из Египта.

ПШАТ И ДРАШ

По исследованию Александра Львова.

В статье, посвященной понятию пшуто шель Микра - "простой смысл Писания", Моше Аренд пишет:

"Хорошо известно, что термин "простой смысл Писания" прошел долгий путь развития и превратился в комментаторскую категорию, называемую также "пшат" и отчетливо противопоставленную другому методу комментирования, называемому "драш", "мид-раш" или "драша".

Окончательное выделение "пшата" как особого метода комментирования и особого, противопоставленного мид-рашистскому, взгляда на текст связано с именем Раши и с его комментарием на Танах. Тем более загадочным выглядит его комментарий: несмотря на многочисленные заявления Раши о его приверженности пшату (например, его знаменитая формула "а я пришел только ради простого смысла Писания" в комментарии к Быт. 3:8, повторяющаяся с некоторыми вариациями и в других местах), он обильно цитирует древние мидраши, иногда сопровождая их другим, своим собственным, пшатным пояснением, но чаще - в качестве единственного комментария к библейскому тексту.

Комментарий по методу пшата - это такой комментарий, который учитывает все языковые элементы и придает каждому из них смысл, соответствующий целостности. Самостоятельность элементов текста есть различительный признак между методом пшата и методом драша. Первый метод основан на взаимосвязях между "элементами текста" и на тематической целостности.

Метод драша допускает независимость составных частей от тематических связей и синтаксического строения, вплоть до независимости букв, составляющих слово.

Очевидно, что в основании этого определения лежит представление о некой стоящей за текстом и проявляющейся в нем "целостности", которая подчиняет себе все элементы текста. В этом представлении нетрудно опознать присущий классической науке логоцентризм.

Действительно, еврейская религия, в которой центром является книга, а жизненно важными ритуалами оказываются чтение, изучение и интерпретация этой книги, внешне чем-то похожа на европейскую науку. Но все-таки нельзя забывать, что мы имеем дело с религией, и при всем сходстве еврейского традиционного отношения к тексту с научным между ними имеются весьма существенные различия.

Пшат и драш прекрасно уживаются в комментарии Раши, где каждому из них отводится его законное место.

Я полагаю, что мирное сосуществование пшата и драша в комментарии Раши не только не нуждается в объяснении и в оправдании, но, напротив, само является объяснением, важнейшим указанием на тот смысл, который вкладывал в понятие "пшат" сам Раши. Попытаемся подойти к проблеме пшата именно с этой стороны.

Итак, Раши уверен, что пшат и драш мирно уживаются друг с другом. Какой же смысл он мог вкладывать тогда в эти понятия? Ясно, по крайней мере, что речь не идет о методах интерпретации Писания - в этом случае конкуренция и конфликт интерпретаций представляются неизбежными.

Главное, что отличает драш в комментарии Раши - это его традиционность. Авторами драша являются древние

мудрецы, а не он сам, что находит свое выражение в часто повторяющихся формулах: "а в мидраше сказано...", "есть множество мидрашей", "а мудрецы наши объяснили..." и т.п..

Совершенно иначе обстоят дела с пшатом. Как отмечает Гелес, "Раши не менее 70 раз напоминает читателям о своей личной ответственности за пшат", причем во всех этих случаях он "выражает свою ответственность за пшат в первом лице и в единственном числе: "а я пришел", "а я объясняю", "а я говорю".

К этим наблюдениям Гелеса можно добавить еще выражение "кажется мне", которое Раши употребляет около 30 раз.

Я полагаю, что ответ на вопрос о значении термина "пшат" у Раши напрашивается сам собой: этим термином Раши обозначает свои собственные комментарии, в отличие от комментариев традиционных, уже канонизированных, т. е. - от мидрашей.

Комментарий Раши диалогичен, разные голоса ведут в нем свой разговор - высказывают свои соображения, спорят, соглашаются, приходят к общему мнению или же остаются каждый при своем. Этот разговор идет, естественно, о единственном общем для столь различных собеседников предмете - о текстах Писания. Этот разговор в принципе не завершен: согласие может в любой момент распасться, а вчерашнее расхождение мнений - обернуться полным согласием. Об этом свидетельствуют, кстати, многочисленные комментарии на комментарий Раши, традиция которых жива и по сей день. "Простые смыслы обновляются каждый день" - говорит от имени Раши его внук и ученик Рашбам. "Простые смыслы" - личностные смыслы; это не застывшие монологические истины, а высказываемые в диалоге суждения, за которые говорящий несет, конечно, полную ответственность, но все же готов к возражениям собеседника, способным изменить его мнение.

Единство и целостность столь разнородного комментария Раши трудно объяснить, если считать комментарий монологом, а пшат и драш - методами, инструментами в руках комментатора. Однако Раши строит свой комментарий на принципиально иных основаниях: он впускает в свой комментарий другого автора, оставляя при этом место и для себя. Пшат и драш являются у него не объектами, не инструментами в руках одного автора, а самостоятельными субъектами, полноправными авторами его комментария. Характерно, что одним из любимых слов Раши является глагол "леяшев" - "усаживать", также значения "согласовывать, обосновывать, совмещать, расставлять по порядку, успокаивать": "я пришел только ради простого смысла Писания и ради аггады, согласной со словами Писания" (Раши на Быт. 3:8).

Какими же средствами Раши добивается совместности и гармоничного сосуществования разнородных мнений? На каком вообще основании он позволяет себе высказывать собственные мнения о смыслах Писания и ставить их рядом с абсолютным авторитетом священного предания? Ведь нельзя забывать, что Раши, когда писал свой комментарий, еще не был автором канонического "комментария Раши". И хотя сегодня никто не усомнится в праве Раши говорить от имени традиции, в XI в. он еще не имел такого права.

Важно отметить, что еврейское священное предание запечатлевает и сакрализует не результат интерпретации, не конечный вывод, а сам процесс интерпретации Писания.

Продолжение следует.

 


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .