640

Суббота «Ваигаш»

8 тевета 5763 года

13/12/2002

В СТРАНЕ "КАК БУДТО"

В стране КакБудто все не так, все по другому. Молочные реки в кисельных берегах как будто истекают из Мертвого моря. Из трущоб сектора Газа палят по соседним поселениям минометы, заряженные красными петушками-леденцами, небритый сосед с головой, замотанной в тряпку протягивает очкастому интеллигенту из Тель-Авива мохнатую лапку дружбы.

В аэропорту Бен-Гурион приземляются оплаченные Сохнутом лайнеры, из которых выходят тысячи как будто евреев. По улицам городов вальяжно прохаживаются семьи, как будто не опасаясь шахидов с бомбами. По дорогам Иудеи и Самарии неторопливо едут машины с беззаботными поселенцами, любующимися на окружающие пейзажи.

А в небесах и вдоль дорог ветер треплет кумачевые полотнища с дивизом, придуманным Отцом-Основателем: «Мы будем вести переговоры КАК БУДТО нет террора и бороться с террором, КАК БУДТО нет переговоров».

Так и живут вот уже десять лет жители благодарного Отцу края: как будто нет террора, как будто есть переговоры.

Одним словом КАК БУДТО живут.

А ведь когда-то, в этих краях почти не пользовались этимим словами. Не говорили «как будто», жили без вымыслов и иллюзий, воевали на славу и работали на совесть. На последние деньги и из последних сил выручали братьев-евреев из дальних и неуютных стран. Наводили страх на небритых тряпконосцев, строили поселения, двигали науку, даже землю, случалось, пахали.

Это было трудно и хлопотно. Поэтому мы все рады, что нам была открыта дорога в светлое «как будто». Теперь ничего, собственно говоря, не надо делать.

Вот сидели, к примеру, наши солдаты в Ливане, кровь и пот проливали. Но нашелся смелый человек, подлинный солдат армии «как будто» - и нет больше проблемы. Войска выведены за одну ночь и все в порядке. Как будто.

А небритые соседи, на Север глядя, заволновались: как будто евреев подменили, пора и нам их потеснить.

Если бы мы стали упираться и всячески неразумно упираться, ничего бы у них не вышло. Но мы-то уже живем по-новому, по великому правилу всепобеждающего самообмана. Вот мы им как будто и грозим, а на самом деле гонцы тайные уже выехали с обещаниями и посулами, как в славные дни Осло.

И знает небритый сосед, что сколько бы евреи не грозились, не то уже время, и воюют, и угрожают евреи не всерьез, только как будто.

Хорошо в стране «как будто». Там нету завтра, нету крови, нету ответственности. Только сны наяву, только мир и благополучие.

Знаете, где находится страна КакБудто? Вы не найдете ее на картах и глобусах. Она прячется в волшебном краю, имя которому Новый Ближний Восток. Чтобы найти его, надо сделать особое выражение лица и трижды произнести каркающим голосом «Ми-зррррах Тихон Хадаш!» И если вас не госпитализируют и не примут за Шимона Переса, то произойдет чудо и вы увидите страну КакБудто.

Но, может быть, вы не хотите жить в стране без будущего, не хотите, чтобы политики вели себя как безответственные экспериментаторы в лаборатории, где вы выступаете в роли подопытных мышей? Не любите генералов, боящихся применять оружие, но охотно проводящих время за столом переговоров? Не хотите, чтобы ваши дети росли в атмосфере «как будто», чтобы дом ваш стоял на зыбких песках?

Вы правы, вы не одни в этом неприятии игры в «как будто». Собственно говоря, нас, таких инакомыслящих, подавляющее большинство в стране, которую у нас чуть не украли. Сколько нас станет ясно очень скоро, в день выборов. А на утро мы проснемся в новой действительности, в Израиле, словно и не было здесь Какбудтостана.

ВАИГАШ

Тора разделена на пятьдесят четыре главы так, что, читая их в синагогах по субботам, мы завершаем за год полный цикл чтения. Каждый из выпусков нашего еженедельника посвящен соответствующей главе или главам Торы. Разумеется, прочесть это краткое изложение главы - недостаточно. Изучая Тору, обращайтесь к авторитетным еврейским переводам на русский язык («Мосад га-рав Кук», Ф. Гурфинкель, «Шамир»),

И подступил к нему Йеуда и сказал: Дай молвить слово! Мы говорили: Есть у нас престарелый отец и дитя на старости лет, малое, а брат его умер. И велел ты привести младшего. Я же поручился за отрока пред отцом. Я, раб твой, останнусь вместо отрока у тебя в неволе. Ибо как взойду я к отцу моему, а отрока нет со мною?!

И не мог больше Йосеф сдерживаться, и воскликнул: Уведите всех от меня! И зарыдал он, и услышал Египет, и услышал дом фараона. И сказал Йосеф своим братьям: Я Йосеф. Жив ли еще мой отец? И не могли его братья ответить ему, ибо смутились они пред ним. И сказал: Я Йосеф, брат ваш, которого вы продали в Мицраим. И ныне, не печальтесь, и не бойтесь, что вы продали меня сюда, ибо для дарования жизни послал меня Б-г пред вами, чтоб выжили вы на земле. Итак, не вы послали меня сюда, но Б-г! Поспешите и взойдите к отцу моему; и скажите ему: Так сказал твой сын Йосеф: Поставил меня Б-г господином над всем Египтом. Поторопись ко мне, и поселишься ты на земле Гошен, и будешь ты близок ко мне, ты и твои сыновья, и сыновья твоих сыновей. А я кормить буду тебя там, ибо еще пять лет голодных, - чтоб не истощиться твоему дому. И вот, глаза ваши видят, и глаза моего брата Биньямина, что это мои уста говорят с вами. И поведайте моему отцу обо всей моей славе в Египте и обо всем, что вы видели, и поспешите, низведите моего отца сюда. И пал он на шею Биньямину, брату своему, и заплакал; и Бннямин плакал на его шее. И целовал он всех братьев своих и плакал. А после того говорили братья его с ним. И слух прошел в доме фараона: пришли братья Йосефа!

И сказал фараон Йосефу: Скажи своим братьям: Вот что делайте: навьючьте ваш скот и идите па землю Кенаана, и берите отца вашего к домочадцев ваших и приходите ко мне. А я дам вам лучшее на земле Египта, и будете есть от изобилия земли. Ты же скажи им: берите себе из Египта повозки для ваших детей и для ваших жен, и возьмите отца вашего и приходите. И пусть ваш глаз не жалеет вашей утвари, ибо лучшее в Египте - вам.

И сделали так сыны Исраэля, и дал им Йосеф повозки, н дал он им припас на дорогу. Всем им дал каждому перемену платья, а Биньямину дал триста сребреников и пять перемен платья. И отцу своему послал он десять ослов, несущих лучшее из того, что есть в Египте, и десять ослиц, несущих зерно в хлеб и пищу для его отца на дорогу.

И отпустил он братьев своих, и они пошли. И сказал он им: Не гневитесь в пути. И взошли они из Египта, и пришли они в Кенаан к Яакову, отцу своему. И сказали ему: Еще Йосеф жив! - и что он властвует над всей землей Египта. И дрогнуло сердце его, ибо он не поверил им. И передали они ему все речи Йосефа, что говорил им; и он увидел повозки, которые прислал Йосеф, чтобы везти его. И ожил дух Яакова, их отца. И сказал Исраэль: Довольно! Йосеф, сын мой, жив еще! Пойду и увижу его, прежде чем мне умереть.

И отправился в путь Исраэль и все, что есть у него, и пришел он в Беер-Шеву, и принес 6н жертвы Б-гу своего отца Ицхака. И сказал Б-г Исраэлю в видениях ночных, и сказал Он: Яаков, Яаков! И сказал он: Вот я. И сказал Он: Я Б-г, Б-г твоего отца! Не страшись идти в Египет, ибо народом великим сделаю тебя там. Я низойду с тобой в Египет и Я возведу тебя оттуда. И Йосеф возложит руку свою на твои глаза.

И вот имена сынов Исраэля, идущих в Египет, - Яаков и его сыны: первенец Яакова - Реувен. А сыны его: Ханох и Палу, и Хецрон и Карми. Сыны Шимона: Йемуэль, и Йамин и Оад, и Йахин и Цохар, и Шауль. А сыны Леви: Гершон, Кеат и Мерари. А сыны Йеуды: Эр и Онан, и Шела, и Перец и Зерах. Эр в Онан умерли на земле Кнаана. И были сынами Переца Хецрон и Хамул. А сыны Иссахара: Тола и Пува, и Иов и Шимрон. А сывы Звулуна: Серед и Элон, и Йахлель. Это сыны Леи, которых она родила Йаакову в Падан-Араме, и Дину, его дочь. Всех душ его сынов и его дочерей - тридцать три. А сыны Гада: Цифйон и Хаги, Шуни и Эцбон, Эри и Ароди, и Арэли. А сыны Ашера: Имна и Ишва, и Ишви, и Берна, и Серах, сестра их. А сыны Берии: Хевер и Малкиэль. Это сыны Зилпы, которую дал Лаван Лее; своей дочери. И родила она этих Яакову - шестнадцать душ. Сыны Рахели, жены Яакова: Йосеф и Биньямин. И родились у Йосефа в Египте Менаше и Эфраим. А сыны Биньямнна: Бела, и Бехер и Ашбель, Гера и Нааман, Эхи и Рош, Муним и Хупим, и Ард. Это сыны Рахели, рожденные Яакову. Всех душ - четырнадцать. А сын Дана: Хушим. А сыны Нафталя: Йахцэль и Гуни, и Йецер и Шилем. Всех душ - семь. Всех душ дома Яакова пришедших в Египет, - семьдесят. И жил Исраэль в Египте на земле Гошен.

Беседа Ребе

Праотец наш, Яаков, носил, как известно, также имя Исраэль. Этим именем названы и мы, его потомки, и наша Земля.

Еще нас называют иудеями - сынами Иеуды. И, хотя есть среди нас потомки других сыновей Яакова (в том числе и все колено Леви), нас называют по имени наиболее многочисленного колена.

Но как объяснить, что мы носим еще и имя сыновей Йосефа?

Раши приводит такое объяснение:

"Йосеф спас братьев в голодные годы, поддержал и прокормил их, поэтому народ назван его именем".

На первый взгляд, этот комментарий мало что объясняет. Попробуем разобраться в нем поглубже.

Каббала и хасидизм утверждают, что любое физическое явление в нашем мире начинается и однозначно следует из процессов духовных, структурно подобных.

Из этого, казалось бы, совершенно абстрактного утверждения вытекает вполне конкретный и касающийся нашей темы вывод.

Душа Йосефа служит источником "пропитания", опорой для евреев в годы духовного голода, в годы гонений на веру.

Отражение этой духовной закономерности в материальном мире - история о том, как Йосеф прокормил братьев в голодные годы.

В чем же отличие Йосефа от его братьев?

Почему именно он смог стать опорой для них?

Братья-пастухи избрали путь служения Всевышнему, который можно условно назвать "отшельничеством": большую часть своей жизни они провели вдалеке от "мира", на безлюдных просторах со стадами.

Им было куда проще достичь духовного совершенства, чем брату в Египте.

Йосеф же все время находился в центре "мирской суеты": управлял поместьем Потифара, в тюрьме был старшим над узниками, и, наконец, стал правителем Египта.

Всегда окруженный людьми, обремененный ответственностью и заботами, он в то же время оставался глубоко верующим евреем. Прагматик, человек действия, он не пошел на компромисс в жизни духовной.

Единственный из сынов Яакова, он большую часть жизни провел в горьком изгнании и остался евреем, как и в начале пути, на Святой земле.

Еврейский народ, находясь в жестоком рабстве, остается народом Йосефа, остается самим собой.

ВЕРА

Среди людей есть и такие, кто с сожалением или с гордостью признается в своем неверии; само слово «вера» является для них неприемлемым, поскольку, по их мнению, подразумевает обязательную религиозность. На самом деле, оно выражает наше отношение не только ко Всевышнему, но и ко всему тому, что составляет нашу повседневную жизнь.

Есть люди доверчивые и есть скептики, но практически каждый человек в той или иной степени является верующим, даже самые упрямые материалисты. Многие совмещают гордыню с рационализмом, пребывая в блаженной уверенности, что их поступки и мысли основаны на точном знании, проверенных фактах и логически обоснованной точке зрения. На самом же деле мы принимаем на веру большую часть получаемой нами информации.

Вера настолько прочно укоренилась в нашей жизни, что мы не можем без нее обходиться, покорно принимая все, чему нас учат в школе и что слышим на улице. Львиная доля получаемой нами информации не только не проверяется нами, но и в принципе не подается проверке, однако, тем не менее, играет важную роль в нашей жизни. У нас нет ни сил, ни времени, ни возможностей самостоятельно выяснить правду обо всем том, что мы привыкли принимать на веру. Так, мы верим данным о высоте Эвереста, хотя даже те, кому посчастливилось подняться на него, не утруждали себя точными измерениями. Мы доверяем информации о машинах, электричестве, порядку подписания контрактов и правилам уличного движения. Мы принимаем как данность столь многое потому, что в какой-то мере доверяем и продавцу ма-' шин, и электрику и юристу, рассчитывая на нормальное, порядочное поведение этих людей.

Различие между «принимаемым на веру» и «неоспоримыми фактами» относится скорее не к области рационального, а к принятым в определенном обществе, социальной группе и исторической эпохе нормам. То, что «все знают», не нуждается, с нашей точки зрения, в проверке и принимается на веру.

Некий микробиолог, проводивший исследования в одной из африканских стран, нанял очень смышленого местного юношу посыльным. Однажды он попытался объяснить ему суть своих исследований, рассказывал про крохотных, невидимых невооруженным глазом микробов, живущих повсюду и способных сделать здорового человека больным или даже убить его. На это парень, воспитанный миссионерами, ответил: «Но, сэр, мы, христиане, в это не верим!» Где-то существование дьявола является общепризнанным фактом, каждый точно об этом знает; в других местах по тем же невнятным мотивам в него никто не верит. Поэтому, несмотря на то, что принятые верования различаются, будучи обусловлены разными причинами, природа их повсюду одинакова.

Кризис веры, индивидуальной или коллективной, является результатом культурных изменений, больших и малых. То, что нам выпало родиться именно в эту эпоху, несомненно, дело случая. В разные периоды отношение к вере менялось: то она была в моде, то, наоборот, - в опале. Мода в культуре так же непостоянна, как в одежде. Подобно тому, как дизайнеры вводят моду на женские платья и мужские галстуки, законодатели интеллектуальной моды решают, во что следует верить или не верить людям. Однако имена дизайнеров одежды нам известны, имена же стоящих за интеллектуальной модой зачастую остаются загадкой.

В те времена, когда вера была в моде, не говорили вслух о своих сомнениях и опасениях, большинство их и не имело, поскольку вера считалась социальной нормой. Другое время - другие нравы. Впоследствии в моду вошел скептицизм, и все стали его последователями, ибо как не внять увещеваниям матери, стремящейся «идти в ногу с веком»: «Почему ты не можешь быть нормальным нонконформистом, как все остальные?» Таким образом, люди становятся приверженцами идей, считающихся правильными и современными в данную историческую эпоху. Лишь позднее, оглянувшись назад, они удивляются, как но было верить в такую чепуху.

К примеру, не так давно в истории Европы и Америки были модны идеи коммунизма. В коммунисты или, на худой конец, в симпатизирующие им зачисляли всех пользовавшихся авторитетом интеллектуалов и законодателей моды - тех, кто, как предполагалось, знал больше остальных и критически относился ко всему окружающему. То был период, когда последователи этой идеи отличались твердостью убеждений, игнорируя при этом любое доказательство ее несостоятельности. Со временем мода прошла, и сейчас люди, верящие в коммунистические идеалы, выглядят неумными и несовременными. Те же нелогичные посылки, когда-то заставлявшие принять коммунизм, теперь заставляют отказаться от него. А ведь в действительности ничто не изменилось, просто мода прошла.

Мода в культуре влияет не только на понимание искусства, морали и политики - она определяет все аспекты нашей жизни. В соответствии с ней создаются предметы, которые мы покупаем, носим, используем, развешиваем на стенах. Нас не только призывают приобретать их, но и учат получать от них эстетическое наслаждение. Тот же самый закон моды меняет наш внешний вид и отношение ко многим утилитарным вещам. Приобретая дом или мебель, мы руководствуемся не здравым смыслом, а модой. Посмотрите, к примеру, насколько неестественно и странно выглядят небоскребы из стали, стекла и бетона. Иногда были объективные причины построить небоскреб в том или ином конкретном месте, иногда его возводили просто потому, что «сейчас все так строят». Мы сооружаем огромные конструкции из стекла, чтобы внутри было светло, а затем вешаем шторы, ограничивая тем самым доступ этого света. С тех пор как здания из стекла и бетона вошли в моду, мы продолжаем строить их, даже если это противоречит здравому смыслу.

Культурные нормы, принятые в наше время, дают некоторую свободу выбора собственного критерия красоты. В другие эпохи общество было настроено более решительно: поскольку правильным считался только один-единственный стиль, все прочие не подлежали обсуждению, равно как и принципы красоты. Картины древнеегипетских художников написаны в едином стиле, все объекты на них изображены в профиль, независимо от положения тела. Если бы мы мало знали об уровне цивилизации Древнего Египта, то могли бы предположить, что они были слишком примитивны и не умели рисовать. Однако изображения ими животных очень реалистичны, застывшими и неестественными выглядят только люди - все дело лишь в том, что художникам вменялось в обязанность изображать людей в соответствии с установленными правилами. Когда египетским художникам во времена Аменхотепа IV (которого еще называли Эхнатон) и правившего после него Тутанхамона дозволялось писать картины с натуры, это делалось мастерски. Приверженность моде наблюдается также в архитектуре. У древних египтян не было ни одного здания с арками. Кажется странным, что такая передовая с точки зрения технологии цивилизация не использовала эту функциональную конструкцию. Оказалось, что египтяне знали ее, но применяли для прокладки канализации, и поэтому считали ниже своего достоинства обращаться к ней при возведении жилищ. Это было немодно, поэтому не использовалось.

Культурная норма, или, как ее часто называют, «дух времени», обладает настолько мощным влиянием, что воздействует не только на философию и эстетику, но и на точные науки. В каждой из них был период, когда тот или иной вопрос вдруг становился самым важным и многообещающим; затем он терял актуальность, но через определенный промежуток времени те же проблемы вновь интересовали ученых.

(Окончание следует).


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .