639

Микейц

1 тейвес 5763 года

6 декабря 2002

ПОБЕДА БУДЕТ ЗА НАМИ

Совсем этот редактор разум потерял! Весь народ празднует Ха-нуку, давнюю победу над эллинами и эллинистами, а тут - заголовок в будущем времени: победа-де только будет за нами.

Успокойтесь, речь не пойдет о пересмотре истории. Но вернуться к ней еще раз - не помешает.

Итак, Мататиягу и пятеро его сыновей одержали победу. Шимон унаследовал благословение отца, не дожившего до праздника, Иегуда оказался талантливым полководцем. Зажглась Храмовая Менора, чудом горевшая восемь дней, пока не приготовили чистое масло. До сих пор - прописи, известные каждому, прошедшему начальную еврейскую подготовку в Сохнуте и ему подобных учреждениях. Далее история замолкает и звенят праздничные песни. Позвольте перевернуть с вами еще несколько страниц учебника.

Умер Антиох Эпифан, в Сирии правил Лиссий и опекаемый им малолетний Антиох Эвпатер, вскоре оба были убиты повстанцами. На трон взошел Деметрий, племянник Антиоха Эпифана. Евреи-эллинисты передали первосвященство эллинисту Эльякиму. Они, при поддержке войск Бакхида захватили Иерусалим. А Иегуду и его братьев вышвырнули из города и из Храма.

Снова началась война против эллинистов, она шла с переменным успехом. На волне побед Иегуду вернулся в Иерусалим, но он уже не был уверен в своей победе и будущем народа и страны. Это привело его к решению заключить договор с Римом. Армия Деметрия под командованием Бакхида выступила на Иерусалим, пытаясь ликвидировать последствия этого договора. Иегуда был убит в бою. Власть перешла к его братьям, сначала к Йонатану (заключившему мир с кровавым врагом евреев Бакхидом), а затем к Шимону (которого изначально Мататиягу назначил своим приемником).

Антиох Сидет прибег к хитрости. Он подкупил одного из родственников Шимона, эллиниста Птолемея, и тот убил последнего из Хасмонеев. Но их род продолжал править, со временем совершенно эллинизировавшись. Уже сын Шимона и его приемник Йоханан Гиркан, прожив долгую праведную жизнь, в последние годы своего правления склонился к эллинизму.

Что же осталось от победы и в честь чего празднуется Ханука?

Два эти вопроса не случайно стоят рядом. Во-первых, следует понять и усвоить, что Ханука не является военным или, если хотите, «национально-освободительным» праздником.

Слишком быстро победа сменилась поражением (два года - так мало в масштабе истории). Слишком скоро власть Сирии была добровольно заменена на власть Рима.

Итак, традиция не связывает праздник с военным успехом (или, по крайней мере, не считает его важнейшим аспектом праздника).

Но мало, мне кажется, расставить акценты и понять, что победой можно считать только духовный успех, сохранение иудаизма.

Дело в том, что ассимиляция (в те дни сказали бы «эллинизация») нисколько не отошла в прошлое и продолжает быть первым по силе фактором разрушения еврейства и уничтожения еврейского народа. Даже проклятый арабский террор не уносит столько еврейских жизней, сколько ассимиляция.

И так же, как в истории с Хасмонеями, семьи величайших борцов с ассимиляцией порой всего два поколения спустя могут превратиться в гнезда эллинизма.

А теперь вернемся к странному заголовку. Война, действительно, далека от завершения. Борьба иудеев с эллинистами формы и идет с переменным успехом. Каждое событие в нашем прошлом и настоящем - эпизод в этой борьбе. Выбирая школу для детей, участвуя в выборах, покупая книги мы неизбежно делаем выбор между эллинизмом и иудаизмом; Если не забудем об этом - победа будет за нами.

МИКЕЦ

Тора разделена на пятьдесят четыре главы так, что, читая их в синагогах по субботам, мы завершаем за год полный цикл чтения. Каждый из выпусков нашего еженедельника посвящен соответствующей главе или главам Торы. Разумеется, прочесть это краткое изложение главы - недостаточно. Изучая Тору, обращайтесь к авторитетным еврейским переводам на русский язык («Мосад га-рав Кук», Ф. Гурфинкель, «Шамир»).

И было по прошествии двух лет, и фараону снилось, что он стоит у реки, а из нее выходят семь коров тучных телом, а за ними семь тощих. И съели коровы тощие семь коров тучных, и проснулся фараон. И уснул он, и снилось ему еще: семь колосьев тучных вышли из стебля а за ними семь колосьев тощих. И колосья тощие семь колосьев тучных, и проснулся фараон. И было утром, был он взволнован. И позвал всех толкователей Египта. И и не мог никто истолковать сны фараона.

И сказал старший над виночерпиями: был со мной в темнице отрок-еврей, раб. И толковал он нам наши сны, как истолковал, так и было.

И послал фараон за Йосефом. И поспешили вывести его из ямы, и он остригся и переменил одежды свои, и пришел он к фараону. И сказал фараон: сон мне снился, а истолковать его некому. А я слышал о тебе, что ты умеешь толковать сны. И ответил: не я, а Б-г даст ответ. И рассказал ему фараон оба сна. И сказал Йосеф: у обоих снов - одно толкование. Семь коров и семь колосьев - семь лет это. Будет семь лет урожайных, а за ними семь лет голода. Что же до повторения сна, то это знак, что спешит Б-г исполнить это.

Пусть найдет фараон человека рассудительного и мудрого и поставит его над Египтом. И назначит он распорядителей над землею, и соберут все съестное добрых лет, и заготовят зерно на семь голодных лет. И хорошо было это в глазах фараона и в глазах его слуг. И сказал фараон своим слугам: найдем ли человека, в котором дух Б-жий? И сказал фараон Йосефу: нет столь рассудительного и мудрого, как ты. Ты будешь над домом моим, и по слову твоему кормиться будет весь мой народ, лишь престолом я буду выше тебя. И снял фараон перстень с руки и надел его на руку Йосефа, и облачил он его в одежды из тонкого льна и возложил золотое ожерелье ему на шею. И нарек имя Йосефу "Цафнат-Панеах", и дал он ему в жены Аснат, дочь Поти Феры. А Йосефу было тридцать лет, когда он предстал пред фараоном. И накопил он зерна, как песка морского чрезвычайно много, так что перестал считать, ибо нет счета. И у Йосефа родились два сына, и нарек он имя первенцу Менаше, а имя второму - Эфраим. И наступили семь лет голода, и возопил народ о хлебе, и сказал фараон всем египтянам: идите к Йосефу! Что скажет он вам, делайте! И открыл Йосеф все запасы зерна, и продавал египтянам.

И сказал Йааков своим сыновьям: я слышал, что есть хлеб в Египте. Спуститесь туда и купите нам оттуда, чтоб нам жить и не умереть. И спустились братья купить зерна. А Биньямина не отослал Йааков с его братьями: как бы его не постигла беда. И пришли братья Йосефа, и поклонились Йосефу до земли. И узнал их Йосеф, но держался он как чужой и говорил с ними сурово: откуда пришли вы? И сказали они: из Кнаана, купить съестного. И сказал он им: шпионы вы! И сказали они ему: нет, наш господин, мы пришли купить съестного. Все мы - сыновья одного человека. И сказал он им: нет, слабые места земли пришли вы высмотреть. И сказали они: нас двенадцать, братья мы, а младший с нашим отцом остался, а одного нет.

И сказал им Йосеф: об этом-то я и говорил вам: шпионы вы, вот чем испытаны будете: вам не выйти отсюда, если не приведете вашего младшего брата! Если честны вы, пусть один ваш брат заключен будет здесь, вы же идите, отнесите хлеб вашим домашним.

И сказали они друг другу: да, виновны мы за брата нашего, видели беду его души, когда он умолял нас, и не слушали! И отвечал Реувен им так: ведь я говорил вам так: не грешите против ребенка! - но вы не слушали! И вот - за кровь его взыскивается.

А они не знали, что понимает их Йосеф, ибо переводчик стоял между ними.

А он отвернулся от них и заплакал. А потом взял Шимона в темницу. И велел Йосеф, и наполнили их сумы зерном, и велел возвратить их серебро, каждому в суму его.

И пришли они к Яакову, отцу своему, на землю Кнаана, и поведали они ему всё случившееся с ними.

И было: они опорожняли сумы свои, и вот у каждого узел с его серебром в суме его. И увидели они узлы со своим серебром, и устрашились.

И сказал им Яаков, их отец: меня вы лишили детей! Йосефа нет, и Шимона йет, и Биньямина возьмете - на мне все это! И было, когда до конца съели купленное, сказал им отец: идите, купите нам немного съестного. Возьмите из того, чем славна земля, и серебра вдвое возьмите. И спустились в Египет, и предстали они пред Йосефом. И спросил: мир ли вашему отцу, он еще жив? И сказали: мир, он жив. И увидел Биньямина, и сказал: это ли младший ваш брат?

И вошел он в покой и плакал там. И отпустил их к отцу, но велел подложить кубок свой в суму.

И сказал Йосеф: почему вы заплатили мне злом за добро? У кого будет найден кубок, тот станет моим рабом, вы же будете невиновны.

И нашли кубок в суме Биньямина.

И сказал им Йосеф: тот, в чьих руках найден кубок, он будет мне рабом. Вы же взойдите с миром к отцу вашему.

СВЕЧИ В НОЧИ

Бывают, знаете ли, совсем новые хасидские истории, истории нашего времени. Итак, некий известный раввин отправился в конце XX века (это было совсем недавно!) в путешествие по постсоветской Украине. Целью поездки было не только посещение общин, но и ностальгическая надежда увидеть еврейское местечко. Сам раввин родился на воле, в Америке, но от родителей и дедушек слышал много рассказов о штетл. Местечко оказалось нищим шахтерским городком. Но в этот ханукальный вечер раввин увидел не серые полурассыпавшиеся дома, а совсем другое: темные окна были озарены огнями свечей. «Сразу видно, еврейское место» - пробормотал раввин, утирая слезу. Он не знал, что евреев здесь давно нет, а электричество отключили две недели назад.

Беседа Ребе

Глава начинается удивительной историей о том, как фараон видел сны и не нашел среди египетских жрецов и мудрецов никого, кто мог бы их истолковать. Разумеется, не было среди них пророков, но что помешало им наплести фараону что-нибудь правдоподобное о семи тучных и семи худых коровах? Почему они отказываются толковать сон? Почему срочно посыпают за Иосифом?

О одной стороны, толкование Йосефа кажется очевидным: семь тучных коров и семь полных колосьев естественно ассоциируются с годами изобилия, а худые - с голодными годами.

Но именно эта очевидность толкований Йосефа ставит нас в тупик: если все это так просто, почему мудрецы Египта оплошали?! Более того, почему сам фараон не разгадал свои сны? Ведь едва услышав толкование Йосефа, он принял его и поверил в его истинность.

И еще один вопрос: едва закончив толкование сна, Йосеф тут же дает фараону совет: найти мудрого человека, который подготовит Египет к голодным годам. Это не только неожиданный поворот сюжета, но и неслыханная дерзость. И наши дни трудно представить себе, чтобы человек столь низкого социального статуса (узник, раб) осмелился давать непрошеные советы главе государства. В дни же фараонов это было и вовсе странно.

Как это часто бывает, ответы можно найти в подробностях, на которые читатель, обычно, не обращает внимания. Фараон видит во сне, что семь тучных коров и семь худых стоят на берегу вместе. Поэтому мудрецы фараона и он сам пытались найти толкование, в котором голод и изобилие были бы синхронны.

Йосеф не был смущен этим, напротив, его замечание о необходимости найти мудреца, который подготовит Египет к голоду, не было непрошеным советом. Эти слова - продолжение толкования снов. Именно потому, что во сне тучные и худые коровы стоят на берегу Нила вместе, Йосеф говорит о необходимости найти человека, который сможет "поставить рядом", скоординировать эти семилетия

Понимая это, фараон не воспринимает слова Йосефа как дерзость, а принимает их с той же верой, как и остальные слова толкования. В глазах фараона, Йосеф вовсе и не предстает советчиком. Он - "переводчик" снов, не более, чем интерпретатор.

В то же время, следует помнить, что сны фараона, как и все, о чем говорит Тора, непременно имеет отношение и к нам, к нашему поколению. Ведь Тора - вечное учение и нет в ней места архаизмам.

Что же говорят сны фараона нашему поколению? Соседство прошлого и будущего, галута и Избавления может служить уроком правильного понимания мира и нашего места в нем. Дни изгнания не должны пройти бесполезно, в отрыве от мысли о будущем. В этом мире мы должны запастись тем, чем он богат, заповедями и добрыми делами, чтобы было что взять с собой туда, где мы не сможем надеть тфилин и дать бедному цдаку.

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ

Эта статья р. А. Штейнзальца переведена на русский недавно и называется несколько «круче»: «гнилая интеллигенция». Название смягчено, дабы не вводить читателя в смущение. А вот текст, имеющий непосредственное отношение к Ха-нуке и к борьбе между эллинизмом и иудаизмом, мы оставили без изменений.

Одним из отличительных признаков современного общества является молчаливое признание особых прав за интеллигенцией. Множество примеров наглядно доказывают: общественное мнение в течение короткого, с точки зрения историка, времени способно кардинально измениться именно под воздействием идеологии, господствующей в этой среде. Представляя наиболее образованную часть общества и претендуя на роль носителя основных моральных и нравственных ценностей, являясь монополистом в области духа и интеллекта, интеллигенция оказывает мощное воздействие на все остальные слои общества.

Не имея формальных признаков организации, эта прослойка, тем не менее, выделяется рядом характерных признаков, позволяющих рассматривать ее как общность. Главными из них являются роль, которую ее представители отводят интеллектуальной и духовной сфере бытия, попытка одухотворения повседневной жизни и пристальное внимание к этическим и нравственным нормам. Именно особый духовный склад, а не сила ума, является отличительной чертой интеллигента. Специалист в той или иной области, который лишь благодаря своей профессии автоматически зачисляется в эту категорию, не обязательно является таковым.

Интеллигента отличает в первую очередь умение различать полутона, в то время как обыватель, независимо от его морального облика или интеллектуального уровня, живет в двухцветном мире, все окружающее представляется ему сочетанием черного и белого: правда - кривда, честность - обман, истина - ложь.

Способность к различению многообразных оттенков - в области теоретической или прикладной, в мире науки или морали - и является характерным признаком интеллигента.

Такое свойство, помимо очевидного преимущества в способности к более адекватной и точной оценке всего многообразия окружающего нас мира, имеет и практическую ценность. Характерный для интеллигента взгляд на вещи не столько лучше, сколько правильней, он позволяет найти верное решение сложнейших и не допускающих однозначного подхода проблем бытия. Именно этот подход наделяет интеллигента влиянием и возможностями, определяет исключительное положение в обществе интеллигенции как социальной группы.

К сожалению, сегодня людей этого типа постепенно вытесняет другой: речь идет о так называемом гнилом интеллигенте. Он выявляется легко: это человек, не способный видеть в окружающем нас мире ничего, кроме... полутонов. Он в принципе уже не способен отличить добро от зла, и реальность представляется ему хаотическим смешением светотеней. Если таким образом смотреть на мир, то становится принципиально невозможным выявить в нем какие-либо противоречия; правда и ложь, добро и зло, хотя и могут разниться по количественным и иным параметрам, по сути своей будут представляться неотличимыми друг от друга. Для мира науки в подобном подходе нет ничего зазорного. Напротив, чтобы установить научную истину, исключительно важно уметь рассматривать каждый из подвергаемых анализу элементов отдельно от других, необходимо видеть их количественное отличие от остальных частей целого, по сути сходных с ним. Однако в области духа и морали подобный подход губителен по отношению не только к мировоззрению человека, но и к его душе. Ведь если разница между правдой и ложью не сущностная, то они немногим отличаются друг от друга. Если зло отлично от добра только едва уловимыми нюансами, то, разумеется, у добра перед злом также нет ни малейшего преимущества.

Парадоксально, но факт: человек, который способен нащупать тончайшее различие между двумя почти идентичными оттенками, бессилен отличить свет от тьмы! Его мир - это мир хаоса, сумбурный и бесформенный, где движение лишено какой-либо цели и порядка и, как следствие, - всякого смысла; и посему, даже имея неограниченный доступ к сокровищнице многовековой мудрости и опыта, он не может ею правильно воспользоваться. Если рассуждать объективно, то гнилой интеллигент - несчастный, достойный сочувствия, потерянный человек, утративший ценностные ориентиры, не имеющий цели бесприютный скиталец в не поддающейся осмыслению Вселенной.

Бесплодная и дезориентированная, гнилая интеллигенция, тем не менее, представляет реальную опасность для общества: утратив нравственные критерии, она всегда готова подчиниться силе и, обладая мощной интеллектуальной базой, оправдать ee. С одинаковым равнодушием гнилая интеллигенция приемлет в роли правителя как святого, так и узурпатора, считая себя не вправе определять таковыми как одного, так и другого.

Подобный интеллигент опасен отсутствием чувства меры и понятия о границах дозволенного. Это страшно еще и потому, что, как и представители старой интеллигенции, он не боится делать выводы, на которые не осмелились предшествующие поколения. Потеря моральных критериев неизбежно приводит его к союзу с силами, не стесняющимися в средствах для достижения цели. Со временем эта тенденция прогрессирует, становится все более опасной - и не только потому, что, утратив способность отличать добро от зла и этим погубив собственную душу, он вольно или невольно становится хищником по отношению ко всем тем, кто бесполезен или слаб в его глазах.

Чем опаснее болезнь, тем важнее, оперативно поставив диагноз, отыскать лекарство от нее. Для излечения интеллигенции, реанимации той прослойки, которая однажды, выступая в качестве основного общественного фундамента, так много сделала для мира, необходимы радикальные преобразования в самой структуре человеческого сообщества. Это помогло бы ей, утратившей ныне свои былые позиции и чувствующей отвращение к любым формам здорового и полноценного существования, вновь встать на ноги. Какой недуг поразил интеллигенцию? Ответ прост: отказ от постоянных, устоявшихся ценностей. Там, где любое явление рассматривается как относительное и изменчивое, невозможно заниматься созиданием, в лучшем случае весь духовный потенциал будет тратиться на бесплодную рефлексию или пустое теоретизирование и рассмотрение сугубо умозрительных проблем, а в худшем - на разрушение и распад. В этом случае единственное эффективное лекарство - определение созидательной цели, что позволило бы сконцентрировать все силы души в конкретном направлении, придать смысл и ценность бытию. Здесь мы сталкиваемся с определенными практическими трудностями. Интеллигент считает, и небезосновательно, что обретение новых ценностей возможно только за счет отказа от главенства интеллекта. И если он найдет в себе силы отвергнуть интеллектуальные изыскания любого рода, то обретет желаемый душевный покой, но лишь ценой потери своего Я, своей личности. В каши-то степени подобный способ обретения душевного покоя и стабильности сродни самоубийству. В действительности интеллигенция способна излечить свои недуги только посредством гармоничного сочетания духовных ценностей и критериев, источник которых вне и выше разума, и максимального использования своих интеллектуальных возможностей. В душе каждого человека, даже если он изрядно поизносил ее в ходе бесцельных и бессмысленных поисков, сокрыт источник, прильнув к которому, в пору духовной жажды можно обрести подлинно религиозные, первичные ценности. Я имею в виду те из них, отношение к которым даже у современного интеллигента формулируется примерно так: Я завидую вашей вере. Я не подозреваю относящихся к этому слою общества в пренебрежении к религиозным ценностям, это удел люмпенов. Именно интеллигент, и только он, может честно сказать себе о религиозной системе ценностей: Это то, чего мне не хватает, я в этом нуждаюсь. Для интеллигентного человека совершить эволюцию от холодного безразличия к религиозному переживанию гораздо легче, чем для не привыкшего к эмоциональным к интеллектуальным усилиям обывателя. Но необходимым условием для реализации этого являются такие качества, как чуткость, честность и восприимчивость. Для большинства принятие новых идей вообще, и религиозных в частности, кажется тяжелым и непосильным трудам, а сами эти идеи - странными и чуждыми, Однако, как было сказано выше, интеллигентный человек - это тот, кто способен в хода логического анализа заметить полутона, мельчайшие отличия и нюансы, проследить связи и зависимости даже там, где их наличие совсем не очевидно. Чтобы выкарабкаться из нравственного хаоса и вернуться к нормальной жизни, интеллигенту необходимо сделать только один шаг, осуществить переход от «я хотел бы поверить» к «я верю». Это не самовнушение, это простая констатация факта, раскрытие и раскрепощение человеческой души. Последнее препятствие, с которым осталось справиться, - страх перед косными обычаями и религиозной обрядностью, которая в силу его невежества представляется ему бессмысленной символикой.

Однако, уже сделав этот шаг и признав, что он религиозен, интеллигент должен, напрягая все свои интеллектуальные возможности, выстроить свое мировоззрение как гармоничную и разумную систему. В решении этой задачи ему пригодятся все его способности к анализу и умение различать малейшие отличия и полутона, но наградой ему, венцом его усилий станет достижение высокого уровня осознанной, разумной и искренней веры, достойной его интеллектуального уровня.

И тогда перед ним возникнут новые горизонты, он получит доступ на те уровни духовного бытия, которые откроются только ему одному, до конца использовав потенциал, обретенный в период смятения и поиска.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .