627

Канун Суккойс

14 тишрей 5763 года

20/9/2002

А НА ВАС НЕ КАПАЕТ?

"В шалашах живите семь дней, чтобы знали потомки ваши, что в шалашах поселил Я сынов Израиля, когда вывел Я их из Египта".

Сорок лет странствовали праотцы наши по пустыне, шли к неведомой земле, ели небесный «хлеб», пили воду из чудесного странствующего колодца и жили под звездами.

Это еще что за ностальгия?

Хорошо ли быть бездомным? Чего уж хорошего.

А вот контрвопрос: хорошо ли жить безбедно? Здесь интуитивный ответ: "Да!" оказывается отнюдь неоднозначным.

Раби Мендл из Кандинова говорил: моя бабушка всегда, зажигая субботние свечи, всегда молилась о том, чтобы потомки ее не были богаты. Ее молитвы были услышаны и все ее внуки вышли нищими праведниками.

Мудрецы, комментируя начало Торы (рассказ о змее-искусителе, «прахом будешь питаться») говорят: Всевышний проклял змея изобилием пищи. Тот, у кого все есть, не нуждается в Б-ге и не видит Б-га.

Благословение богатством может обернуться проклятием безверия. Человеку трудно жить в бедности, но трудно жить и в ситуации изобилия и собственного "всемогущества".

Полезно видеть границы собственных возможностей, полезно жить в рамках. В современном культурном контексте ощущение зависимости и ограниченности воспринимается как унижение. Человек провозглашен главной ценностью, ему можно все, а если нельзя, но очень хочется, то тоже можно. Стремление к абсолютной свободе, может быть, вполне легитимно. И если бы каждого из нас спросили: хочешь быть рабом или свободным, все предпочли бы свободу. Но жизнь предлагает иной выбор: быть рабами Всевышнего или рабами рабов.

Иудаизм предлагает человеку не обольщаться иллюзией, что все зависит только от него, но и не впадать в бездеятельный фатализм.

Поэтому в Сукот мы и сидим не в доме, и не под открытым небом, а в построенном своими руками шалаше. Не без крова, но и крыша над нами та еще - течет в дождь, да и от солнца не защитит.

Кстати, отличная крыша: каждая холодная капелька, падающая на темечко, напоминает о том, что есть над нами Власть и Воля Творца.

Правило, сформулированное мудрецами: "кто не желает быть рабом Всевышнего будет рабом людей", работает неумолимо. Жизнь трудна и даже заядлый оптимист очень скоро убеждается в том, что не все козыри в его руках, что не все желаемое становится реальностью. Если ты не веришь, что Всевышний правит миром, значит все неопределенные функции в нашей жизни представляются игрой земных сил: стихии, людей, властей. Ты искал свободы от Всевышнего? Изволь, но тогда прими с покорностью зависимость от тысячи частностей.

Не хочешь служить Одному? Служи тысяче: начальству, жене, погоде, банкам, пробкам на дорогах, болезням и врачам.

В этом и состоит один из многих уроков осеннего праздника Сукот: строй сам себе крышу, не полагаясь на Всевышнего, но, с другой стороны, имей в виду, что Его дождь и Его солнце найдут в построенной тобой кровле прорехи. Заботься о будущем, но отдавай себе отчет в том, что мы предполагаем, а Он располагает.

Иудаизм, ставящий во главу угла деятельность, инициативу человека, предостерегает как от пассивности, так и от самонадеянного "активизма".

Казалось бы, тот, кто безоговорочно принимает власть Всевышнего, должен утратить свободу выбора. На деле же только он реализует ее полностью. Ведь он принимает на себя не только бремя выбора и ответственности, но и вполне осознает естественные ограничения, границы своих сил и возможностей.

Вот такая диалектика: между рабством и свободой, между кровлей и открытым небом.

ПРАЗДНИК СУКОТ

Тора разделена на пятьдесят четыре главы так, что, читая их в синагогах по субботам, мы завершаем за год полный цикл чтения. Каждый из выпусков нашего еженедельника посвящен соответствующей главе или главам Торы. Разумеется, прочесть это краткое изложение главы - недостаточно. Изучая Тору, обращайтесь к авторитетным еврейским переводам на русский язык («Мосад га-рав Кук», Ф. Гурфинкель, «Шамир»).

А в пятнадцатый день седьмого месяца священное собрание будет у вас, никакой работы не делайте; и празднуйте праздник Всевышнему семь дней.

И приносите всесожжение, огнепалимую жертву:

тринадцать молодых тельцов,

двух овнов,

четырнадцать агнцев по первому году,

без порока будут.

И хлебное приношение при них:

тонкой муки, смешанной с елеем,

три десятых эфы на одного тельца, для тринадцати тельцов,

две десятых эфы на одного овна, для двух овнов.

И по десятой части эфы на одного агнца, для четырнадцати агнцев.

И один козел в очистительную жертву,

помимо постоянного всесожжения,

хлебного приношения при нем

и возлияния при нем.

А во второй день:

двенадцать молодых тельцов,

двух овнов,

четырнадцать агнцев по первому году, без порока.

И хлебное приношение при них,

и возлияния при них для тельцов,

для овнов

и для агнцев,

по их числу по предписанию.

И один козел в очистительную жертву, помимо постоянного всесожжения и хлебного приношения при нем и возлияний при них.

А в третий день:

одиннадцать тельцов,

двух овнов,

четырнадцать агнцев по первому году, без порока.

И хлебное приношение при них, и возлияния при них для тельцов, для овнов и для агнцев, по их числу по предписанию.

И один козел в очистительную жертву, помимо постоянного всесожжения и хлебного приношения при нем и возлияния при нем.

А в четвертый день:

десять тельцов,

двух овнов,

четырнадцать агнцев без порока.

Хлебное приношение при них и возлияния при них для тельцов, для овнов и для агнцев, по их числу по предписанию.

И один козел в очистительную жертву, помимо постоянного всесожжения, хлебного приношения при нем и возлияния при нем.

А в пятый день:

девять тельцов,

два овна,

четырнадцать агнцев, без порока.

И хлебное приношение при них, и возлияния при них для тельцов, для овнов и для агнцев, по их числу по предписанию.

И один козел в очистительную жертву, помимо постоянного всесожжения и хлебного приношения при нем и возлияния при нем.

А в шестой день:

восемь тельцов,

два овна,

четырнадцать агнцев по первому году, без порока.

И хлебное приношение при них, и возлияния при них для тельцов, для овнов и для агнцев, по их числу по предписанию.

И один козел в очистительную жертву, помимо постоянного всесожжения, хлебного приношения при нем и возлияний при нем.

А в седьмой день: семь тельцов, двух овнов, четырнадцать агнцев по первому году, без порока.

И хлебное приношение при них, и возлияния при них для тельцов, для овнов и для агнцев, по их числу по предписанию.

И один козел в очистительную жертву, помимо постоянного всесожжения, хлебного приношения

при нем и возлияния при нем. А в восьмой день заключение будет у вас, никакой должной работы не делайте.

И приносите всесожжение, огнепалимую жертву, в удоволение Господу:

одного тельца,

одного овна,

семь агнцев по первому году, без порока.

Хлебное приношение при них и возлияния при них для тельца, для овна и для агнцев, по их числу по предписанию.

И один козел в очистительную жертву, помимо постоянного всесожжения и хлебного приношения при нем и возлияния при нем.

Так совершайте Всевышнему в ваши поры назначенные, помимо ваших обетов и добровольных даров, ваших жертв всесожжения и ваших хлебных даров, и ваших возлияний, и ваших мирных жертв.

К ЧЕМУ СЛОВА?

Почти все еврейские молитвы можно, в принципе, произносить на любом языке. Но есть что-то неестественное в такой молитве, (р. Ашер Сасонкин говорил: «Представьте себе миллионы русских мужиков, которые вместо "свят, свят, свят..." орут "кодэйш, кодэйш, кодэйш"!») Мы все помним стариков, горячо молившихся по-еврейски..., не зная на языке молитвенника ни одного слова. К одному такому старику (правда, в другие, давние времена) подошел «просвещенный» молодой человек и спросил: «Что вы так кричите, вы ведь не можете перевести ни слова?» «Слова нужны не для того, чтобы их переводить,- ответил старик, а чтобы ими молиться!»

Беседа Ребе

По словам книги "Зогар" в дни праздника Сукот, наши шалаши посещают высокие гости (по-арамейски ушпизин): праотцы Авраам, Ицхак, Яаков, учитель наш Моше, первосвященник Агарон, праведный Йосеф и царь Давид.

Таким образом, на каждый из дней праздника приходится по одному гостю.

Точнее, все они присутствуют в праздничном шалаше в течение всего праздника, но в каждый из дней один из них становится "главным гостем".

В первый день праздника мы приветствуем под нашим зеленым кровом праотца Авраама, во второй день - Ицхака и так далее.

Кроме гостей, которых мы перечислили, посещают наши временные жилища и "хасидские ушпизин» - семь поколений учителей хасидизма:

Баал-Шем-Тов,

Магид,

Старый ребе,

Средний ребе,

Цемах-Цедек,

Могараш,

Рашаб.

Эти гости не просто "входят" в суку вместе с нашими праотцами-ушпизин, они составляют неслучайные пары: Баал-Шем-Тов подобен Аврааму, Магид - Ицхаку и т.д.

В шестой день Сукот мы принимаем в суке Йосефа и ребе Могараша, (йорцайт которого приходится на 13 тишрей).

Связь между ними глубока, она не ограничивается сказанным о Йосефе но применимым и к Могарашу изречением: "Из темницы взошел на царство".

Природу обоих праведников и их особый жизненный путь можно понять через знаменито выражение ребе Могараша: "лехатхша арибер". Ребе говорил так: "Весь мир считает, что, столкнувшись с препятствием, надо попытаться проползти под ним. И только если это невозможно, надо перепрыгнуть через него. А я говорю вам: сходу переступайте через препятствие (лехатхила арибер), не пытаясь пригнуться и проползти под ним!"

Таким образом, ребе учит, что даже находясь в горьком галуте, в глубокой темноте, под гнетом рабства и изгнания, еврей должен вести себя как хозяин, идти, не пригибаясь.

Не так ли вел себя в Египте Йосеф. Раб, узник, он вел себя как господин - и стал господином всего Египта. Именно так, по свидетельствам современников, вел себя и сам ребе Могараш. Он не кланялся в ноги ни русским властям, ни ограничениям и страданиям тела. Он не пытался пройти "под", и нам завещал всегда идти "над" - лехатхша арибер.

Суккот - законы и обычаи

"В шалашах живите семь дней..."(Ваикра, 23).

Лучше всего начать строить шалаш уже ночью, сразу после окончания Йом-Кипура.

Шалаш должен стоять под открытым небом - не под крышей и не под деревом.

Стены шалаша должны быть настолько крепкими, чтобы они не шатались от ветра. Они должны доходить до самой земли или отступать от нее не более, чем на 24 см. Если построить четыре стены невозможно, лучше построить три полные стены.

Для кровли (схах) используют отделенный от дерева или почвы растительный материал. Лучше всего использовать срубленные ветви деревьев, стебли бамбука или камышей, а также узкие доски, не предназначенные и ранее не использовавшиеся для какой-либо другой цели.

Не следует использовать для схаха растения с неприятным запахом или ветки, с которых постоянно опадают листья (это, однако, не делает шалаш непригодным). Схах должен быть густым. Тени от него должно быть в шалаше заметно больше, чем солнца. Надо следить, чтобы в схахе не образовался проем шириной более 24 см.

Запрещается вначале устанавливать на раму схах, а потом строить стены шалаша. Поэтому шалаш начинают строить со стен.

Поскольку Тора говорит: "В шалашах живите семь дней", в течение всего праздника Сукот следует жить в шалаше, как в доме: есть, пить, изучать Тору, отдыхать, принимать гостей.

"И возьмите себе в первый день [праздника] плод дерева великолепного, ветви пальмовые, и отростки дерева густолиственного, и верб речных, и радуйтесь пред Всевышним, семь дней" (Ваикра. 23:40).

Объясняют наши мудрецы, что "плод дерева великолепного" - это этрос; "пальмовая ветвь" - это лулав, то есть еще не раскрывшийся побег финиковой пальмы, на которой листья еще не распустились и плотно прижаты к стволу; "дерево густолиственное" - это мирт (гадас), ветви которого так густо покрыты листьями, что напоминают плетеную косу;

"верба речная" - это вид ивы (арава), ветки которой имеют красноватый оттенок, а листья длинные, с гладкими краями. Этот вид ивы чаще всего встречается около рек (отсюда ее название "речная"), но для исполнения заповеди не имеет значения, где ива произрастает: в горах, в пустыне или у реки.

Названные четыре вида растений (арбаа миним) необходимы для исполнения особой заповеди праздника Сукот - нетилат лулав.

Принято, покупая этрог и лулав, советоваться с раввином, так как вопрос об их пригодности для исполнения заповеди может разрешить только человек, хорошо знающий соответствующие предписания закона. Растения для арбаа миним желательно не срезать самому, а купить или, по крайней мере, принять в подарок от того, кто их сам срезал.

Желательно, чтобы этрог был созревшим, желтого цвета, издавал запах (хотя для исполнения заповеди пригоден и зеленый).

Желательно, чтобы лулав был прямым и зеленым, а все его листья плотно прилегали один к другому.

Высохший лулав для исполнения заповеди пригоден лишь в самом крайнем случае - когда свежий приобрести невозможно.

Минимальная длина лулава - точнее, его ствола, не считая листьев, образующих его продолжение, - 32 см.

Для исполнения заповеди необходим гадас мешулаш, то есть «тройной мирт» - такая веточка, каждая тройка листьев которой расположена точно на одном уровне, а сами листья настолько длинны, что достигают основания листьев следующего "этажа". Если хотя бы один листик из трех расположен выше или ниже двух остальных, такой мирт непригоден для исполнения заповеди. В крайнем случае, нижняя и меньшая часть веточки может не отвечать этим требованиям.

Длина гадаса, пригодного для исполнения заповеди, должна быть не менее 24 см. В крайнем случае, если другой найти невозможно, достаточно 20 см.

Гадас пригоден для исполнения заповеди и тогда, когда листья его осыпаются - важно только, чтобы на большей части его длины на каждом "этаже" остались два целых листа.

Но сухой гадас, если его листья потеряли зеленый цвет, непригоден. Все же, если на вершине ветки осталось хотя бы три свежих листика, гадас остается пригодным для исполнения заповеди.

Маленькие веточки, находящиеся между "этажами" трилистников и нарушающие правильность их расположения, надо осторожно удалить.

Минимальная длина ветки аравы - 24 см (в крайнем случае достаточно 20 см).

Если верхушка аравы сломалась или большая часть ее листьев осыпалась, она непригодна для исполнения заповеди. Арава считается непригодной и тогда, когда большинство ее листьев засохло

или растрескалось. Для исполнения заповеди нетилат лулав связывают вместе один лулав, две ветки аравы и не менее трех веток гадаса (а если возможно - то более), используя для этого листья, отделенные от лулава. Исполнять эту часть заповеди об арбаа миним принято в шалаше в канун праздника Сукот. Лулав обвязывают в двух местах так, чтобы нижняя перевязь полностью была скрыта ветками гадаса и аравы, а верхняя - хотя бы отчасти. Ветки гадаса и аравы привязывают к нижней части лулава тремя перевязями, причем расстояние от нижней перевязи до верхней не должно превышать 8 см. Три основные ветки гадаса распределяются в связке следующим образом: одна справа, другая слева и одна в центре, с легким наклоном вправо. Одну ветку аравы привязывают справа, другую - слева, причем ветки гадаса должны слегка заслонять их. Лулав при этом надо повернуть к себе той стороной, на которой виден ствол.

Для наилучшего исполнения заповеди нетилат лулав, особенно в первый раз, принято встать пораньше и перед молитвой "Шахарит" произнести в шалаше благословения над лулавом.

Заповедь нетилат лулав исполняют стоя. Берут лулав (вместе с привязанными к нему ветками гадаса и аравы) в правую руку - так, чтобы ствол лулава был обращен к исполняющему заповедь, а этрог - в левую и произносят: "Благословен... освятивший нас Своими заповедями и повелевший нам брать в руки лулав!". Затем этрог присоединяют к лулаву таким образом, чтобы верхняя треть этрога касалась нижней части остальных растений, и совершают положенные движения. Следует подчеркнуть, что все четыре растения должны находиться в естественном положении, т. е. верхушкой вверх.

В первый день праздника, когда заповедь нетилат лулав исполняют впервые, после благословения "...повелевший нам брать в руки лулав" произносят также "шэгэхеяну".

Если праздник совпал с субботой, совершают нетилат лулав, а "шэгэхеяну" произносят на следующий день.

Если по каким-либо причинам заповедь нетилат лулав впервые исполняют не вовремя, а в один из последующих дней праздника Сукот, то тогда и произносят "шэгэхеяну".

Перед исполнением заповеди нетилат лулав запрещено есть. В первый день праздника детям не следует давать арбаа мшим для совершения нетилат лулав, пока это не сделают взрослые.


Вам понравился этот материал?
Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .